home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вода

Пятница (313)

Явившись на утреннее собрание своего штаба, адмирал Хории заметил, что подполковник Верещагин отсутствует. Быстро пробежав взглядом по лицам офицеров, он шепнул Ватанабе:

– Сегодня?

– Да, достопочтенный адмирал, – шепнул в ответ капитан Ватанабе.

– Акирамемаса, – произнес Хории. Это означало, что он подчиняется необходимости.

После обсуждения нескольких рутинных дел под-нялся полковник Суми.

– Достопочтенный адмирал, ваш штаб предлагает рекомендацию по решению проблемы здешней политической ситуации. – Он подошел к Хории и положил перед ним ринги.

Взглянув на печати, Хории понял, что его штаб и старшие офицеры согласны с содержанием документа.

– Учитывая то, что это политическое дело, я прошу вас тщательно обдумать ответ, – добавил Суми с вежливо завуалированным презрением.

Хотя ринги полковника Суми был составлен в весьма неопределенных выражениях, Хории ясно видел, что в нем предлагается роспуск гражданского правительства и принятие «мер предосторожности», дабы решить проблему, которую представляют собой иностранные офицеры.

– Надеюсь, что все аспекты этого дела были как следует рассмотрены, – заметил адмирал.

– Должны ли мы зажимать уши, прежде чем зазвонит колокол? – осведомился Суми, имея в виду инцидент из «весенне-осеннего» периода китайской истории. – Неудача с роспуском гражданского правительства не одурачит никого и только даст понять, что мы не способны на решительные действия.

Хории нашел спасение от единого мнения своих офицеров в мокусацу – высокомерном молчании. Он не был согласен с предложенным советом, но мог избежать неприятностей, по крайней мере сейчас.

Полковник Эномото, командир гвардейского батальона, заметил его неудовольствие.

– Наше самое большое желание, достопочтенный адмирал, – дать вам хороший и полезный совет. После того как вам представится возможность его обдумать, мы обсудим конкретные меры.

– Согласен, – кивнул Хории.

Чуть позже, вернувшись в апартаменты, занятые им на время ремонта пострадавшего офиса, адмирал печально сказал своему адъютанту:

– Ах, Ватанабе, какое может иметь значение так далеко от Земли то, что хочет Мацудаира?

– Достопочтенный адмирал, – ответил Ватанабе, стремясь облегчить сомнения Хории, – здешние жители – танин , поэтому, возможно, не стоит считать эту проблему слишком важной. – Он имел в виду, что обитатели Зейд-Африки не вовлечены в сложную паутину социальных, деловых и семейных взаимоотношений, связывающую японцев в одно целое.

– В глазах Неба все люди равны, Ватанабе, – упрекнул его Хории.

– Не понимаю, достопочтенный адмирал. Какая тут может быть опасность? Сопротивление было подавлено уже дважды! – Ватанабе был искренне озадачен.

Хории сдержал улыбку.

– Вы когда-нибудь слышали о генерале фон Мольтке[15], Ватанабе?

– Нет, достопочтенный адмирал.

– Вы должны были читать о нем. Он был очень проницательным человеком.

– Пожалуйста, достопочтенный адмирал, укажите, что именно я должен прочитать.

– Очевидно, мне придется это сделать, – заметил Хории. В голове у него мелькнула мысль о верности старинного изречения, что вдали от дома человеку нечего стыдиться – в том числе и своего невежества. – Мольтке говорил, что умные и ленивые офицеры становятся хорошими командирами, умные и энергичные – хорошими штабными офицерами, глупые и ленивые могут исполнять скучные повседневные обязанности, поэтому ими тоже не следует пренебрегать, а вот от глупых и энергичных следует избавляться как можно скорее, так как от них исходит величайшая опасность. Полковник Суми, – добавил он, делая явными свои мысли, – очень энергичный офицер. Он уверен, что если птичка не поет, нам следует ее убить.

– Возможно, мы сумеем заставить птичку петь, достопочтенный адмирал.

– Или, возможно, ей вовсе не будет необходимости петь, если мы прождем достаточно долго. Но никому не удастся избежать своей судьбы, Ватанабе. Ни одному человеку.

Суббота (313)

Проснувшись, Брувер повернулась и обнаружила рядом с собой мужа.

– Когда ты пришел, Рауль? – позвала она, постучав по его плечу. – Я не слышала тебя.

– Около полуночи. – Он чихнул и вытер нос. – Я сказал Матти, что заслуживаю хоть одну ночь в неделю провести дома в настоящей постели.

– Возможно, Хендрика уже проснулась, и если она услышит твой голос, то прилетит сюда, как ракета. Что произошло вчера?

– У нашего батальона снова неприятности. Один из маньчжуров, который замучил до смерти сочувствующего АДС по имени Брейтенбах, имел неосторожность похвастаться этим в присутствии пары ребят Сиверского. Они улыбнулись, купили ему пару порций выпивки, а потом вывели наружу и…

– О нет! – воскликнула Брувер.

– Полковник Суми угрожал казнить подлецов для примера, если их смогут найти. Думаю, адмирала это позабавило. Хорошо, что тот парень отделался переломами обеих рук и нескольких ребер.

– В городах положение тоже становится все хуже и хуже. Вчера компания японских солдат напала на женщину в Претории. Когда двое полисменов попытались их остановить, они были атакованы и избиты отрядом «черноногих» во главе с офицером. Оба все еще в больнице, причем один рискует лишиться глаза. Женщина – совсем молодая девушка – естественно, в ужасном состоянии. Адмирал Хории обещал «сделать все возможное, чтобы разобраться в этом деле». – Она посмотрела на свои руки. – Я несколько раз прочитала донесения, которые ты мне дал.

В области военной разведки Ханна Брувер была подкована не хуже мужа.

– Ну и в какое положение это нас ставит? – мягко осведомился Санмартин.

– Альберт и я прошлой ночью проспорили об этом несколько часов. Наконец я сказала, чтобы он посоветовался с Антоном, и я соглашусь с любым решением, которое они примут. Не могу поверить, что Антон опасается нового мятежа.

– Тише! Я уже начинаю бояться, что и у стен есть уши.

– Этого бояться уже поздно. – Ханна посмотрела мужу в глаза. – Рауль, если мы это сделаем… сколько людей погибнет?

. – Много. Начиная с нас самих.

– О Боже!

– Но если мы этого не сделаем, может погибнуть еще больше. И снова начиная с нас. Антон опасался этого несколько лет.

Брувер отвернулась и заплакала.

– Все будет в порядке, – неловко попытался утешить ее Санмартин.

– Нет, не будет! А перед кем еще я могу поплакать? Ты ведь знаешь, что политики никогда не плачут. – Она встряхнула, мужа. – Ты говорил об этом с Хансом? Знаю, что говорил.

Санмартин нахмурился.

– Ханс был вдребезги пьян, поэтому ответил чем-то вроде стихов. Я заставил его повторить, чтобы лучше запомнить. «Век топора, век меча, век бури, век волка. Волки проглотят Солнце и Луну, земные узы треснут, и горы обвалятся. Карлики заплачут, а Игдрасил[16] задрожит. Радуга треснет под весом гигантов, и никому не удастся улететь с поля последней битвы. Солнце померкнет, звезды падут с неба, море хлынет на сушу, и пламя поглотит все». Думаю, я запомнил большую часть.

– Сегодня моему дедушке исполнилось бы шестьдесят восемь. Я стараюсь не вспоминать о его смерти, но сейчас у меня ничего не получается.

– Подавлять горе вредно для психики.

– Вы выслали пять лет назад единственного достойного психиатра, который у нас был. Остались полные идиоты. К тому же как будет выглядеть, если мадам спикер обратится к психиатру? – Она горько усмехнулась. – Но тебе следует знать, что и ты не в лучшем состоянии. Иногда я замечаю, как ты читаешь или слушаешь песню, а по щекам у тебя текут слезы. Ты о чем-то вспоминаешь?

– Об отце и матери. Или о Руди Шееле, Ретте Ретталье, Эдмунде Мусларе и многих других. Все они умерли не своей смертью.

Брувер встала, подошла к книжной полке, взяла Библию, открыла ее и прочитала:

– «Если тебя ударят по правой щеке, подставь левую». – Она закрыла книгу. – Каждый раз, когда наш гордый и упрямый народ берется за оружие, мы страдаем из-за этого.

Услышав шаги Хендрики, Ханна вышла из комнаты, оставив мужа в глубоком раздумье.

Воскресенье (314)

– Итак, дружище, я просмотрел бумаги, которые ты мне прислал, и долго размышлял о сути того, что в них написано, – смущенно сказал Бейерс.

– Ну и? – осведомился Верещагин.

– Антон, у меня, как и у тебя, есть свои источники информации. Ночью, когда люди Мацудаиры навеселе, они не обращают внимания на тех, кто их обслуживает. Они говорили о списках.

– Проскрипционных списках?

– Вот именно. Длинных перечнях казней и депортаций. Они намерены вырвать сердце моего народа.

Верещагин утвердительно кивнул.

– Но такая политика аморальна! – воскликнул Бейерс.

– Хуже. Она глупа.

– Хеэр Мацудаира намерен полностью подчинить нас. Те из нас, кого Суми не собирается «удалить», как оказывающих вредное влияние, должны стать кем-то немногим лучше рабов!

Верещагин устремил взгляд на закопченный потолок.

– Думаю, через несколько дней они распустят ваше правительство. Мой батальон также расформируют. Вероятно, мне предъявят обвинения в измене.

Бейерс молчал, и Верещагин, опустив голову, заговорил вновь:

– Финляндия много лет назад перестала быть нашей родиной. Ты слышал, как я рассказывал о планете Эсдраэлон. Это холодная и голая пустыня, но она стала для нас домом. Четыре года назад на Эсдраэлоне был мятеж. Жители планеты заплатили за это страшную цену. А у моего батальона снова нет дома.

– Выходит, что миру, который я купил у тебя, теперь грош цена. – Бейерс положил ладонь на руку Верещагина. – И мятежники были правы, утверждая, что я только посеял семена куда худшего угнетения. Почему, Антон? Почему они это делают?

– Учитывая временной сдвиг, на Земле прошло почти полстолетия с тех пор, как я начал службу. Полагаю, что мне легче понять происходящее там. Уже двести лет Японией управляет одна и та же партия, и ее политика полностью утратила всякую полезность. Однако партийные боссы, поощряемые имперской системой, убеждены, что они вправе требовать каждый год все больше полномочий, и никто из японских политиков не рискует им возражать. В результате в ткани всей системы образуются дыры, а укрепляющие ее экономические связи подменяются силой и принуждением.

– Неужели люди, управляющие Японией, ничего не замечают?

– Некоторые замечают. Большинство нет. Несмотря на постоянную японскую ксенофобию, изменения к худшему происходили очень медленно. Правительства убеждаются в собственной непогрешимости, а это стимулирует коррупцию. Афиняне превращали своих союзников в данников, и римляне поступали так же. Японцы – по крайней мере большинство из них – начали рассматривать свое господствующее положение как принадлежащее им по праву. Рауль говорил тебе, что когда он служил на Земле в 11-м ударном батальоне, их лозунг был: «Римская дисциплина и самурайская доблесть»?

– Говорил, – отозвался Бейерс. – Потому он и выучил эту дурацкую латынь. ¦.

– Меня тревожит, когда нация начинает оценивать себя в рамках собственных добродетелей. Революционер по имени Максимилиан Робеспьер как-то сказал, что при управлении людьми террор и добродетель взаимосвязаны и что террор без добродетели вреден, а добродетель без террора бессильна.

– Уверен, что он убил много людей из самых благородных побуждений, – с горечью произнес Бейерс.

– Ты прав.

Бейерс уронил руки на стол и посмотрел на друга.

– Скажу тебе откровенно, Антон: мой народ будет драться. Люди не станут спокойно сидеть и смотреть, как их лишают всего, что они создали своими руками, как арестовывают и убивают их родных и друзей. Они решат, что это никогда не прекратится, и будут правы. Что мне делать, Антон?

– Я имперский офицер, Альберт. Не мне решать и советовать.

– Но ты еще и честный человек.

Верещагин заставил себя улыбнуться.

– Ты слишком мелодраматичен, Альберт. У нас здесь четыре имперских батальона,> а в небе военные корабли. Ты предлагаешь, чтобы мы совершили измену, притом абсолютно бесполезную?

Бейерс развел руками.

– Тогда скажи мне, как имперский офицер, какой выбор есть у моего народа? Мы будем драться, Антон. Пускай мои слова звучат по-книжному, но если ты скажешь, что у нас есть хоть один шанс, мы поднимемся на борьбу, чтобы надежда на свободу осталась хотя бы у будущего поколения. К тому же ты не прав, говоря, что не тебе решать и советовать. Ты тоже сделал нас такими, какие мы есть, и не можешь попросту умыть руки. Я знаю, что и ты уже начал приготовления.

– Да, начал, надеясь, что этот день никогда не наступит. Бог даст, дело ограничится приготовлениями. – И он добавил шутливым тоном, скрывая свои истинные чувства: – Земля ведь регулярно проходит циклы насилия, ведущие к катастрофе. А чем мы лучше? – Вынув из нагрудного кармана лист бумаги, Верещагин бросил его на стол. – Вот список людей. Поговори с каждым из них. Мне нужно знать, поддержат ли они восстание, если мы его возглавим, и готовы ли они к тому, что их ожидает в случае поражения. Если каждый ответит «да», я призову моих людей следовать за мной. Я не религиозный человек, но думаю, что мы погубим наши души, если повернемся спиной к этой планете.

Бейерс просмотрел список и постучал по нему пальцем.

– А если кто-то из них предаст нас?

– Тогда полковник Суми казнит нас обоих и проблему будут решать другие. Разумеется, ты понимаешь, что, если наша попытка потерпит неудачу, африканерская нация заплатит такую страшную цену, какую ты даже представить не в состоянии.

Бейерс кивнул, сложил бумагу вдвое и спрятал ее.

– Допустим, мы получим согласие этих людей. А как нам убедить всех остальных?

– Полковник Суми уже делает это за нас, – мрачно улыбнулся Верещагин. – Надеюсь, директор Мацудаира ему поможет.

Понедельник (314)

Сидя в своем офисе и изучая лицо Ханны Брувер, Хории обошелся без обычных вежливых банальностей.

– Почему вы пришли ко мне, мадам спикер?

– Произошли инциденты, намеренно раздутые вашей тайной полицией, – дерзко заявила Брувер. – Люди Мацудаиры открыто похваляются, что распустят наше правительство и поработят наш народ. Мой дед погиб, чтобы остановить прошлый мятеж. Я пришла к вам, чтобы узнать, есть ли какая-нибудь надежда избежать следующего?

На лице капитана Ватанабе был написан откровенный ужас.

– Могу только обещать, – сдержанно отозвался Хории, – что сделаю все от меня зависящее, дабы разобраться в упомянутых вами инцидентах.

– Я надеялась получить другой ответ на прямой вопрос. – Брувер поднялась и направилась к двери, но задержалась на пороге, чтобы задать последний вопрос: – Почему ваши люди так ненавидят нас?

– Дело не в ненависти, – терпеливо объяснил Хории, продолжая сидеть. – Мастер фехтования, придерживающийся учения дзен, не ненавидит своего противника и не испытывает желания убить его. Он делает нужные движения, а если его противник убит, значит, тот оказался в неправильном месте. Западный психоаналитик может сказать, что фехтовальщик движим подсознательной ненавистью, но он лишь продемонстрирует непонимание сущности дзен. – Адмирал сделал паузу. – К сожалению, если ваш народ пострадает, это произойдет потому, что он оказался в неправильном месте.

Когда Брувер ушла, Хории обернулся к Ватанабе.

– Интересный обмен мнениями. Хотя то, что необходимо сделать, должно быть сделано как можно правильнее, верно? Поэтому узнайте, пожалуйста, у капитана Янагиты, напомнил ли он капитану Ёсиде, замполиту подполковника Верещагина, о его долге и священном наследии предков.

– Слушаюсь, достопочтенный адмирал, – поклонился Ватанабе.

Вторник (314)

Работая за столом, Харьяло услышал гудение радио и знакомый голос.

– Это Верещагин.

– В чем дело, Антон? Я думал, ты на заседании штаба. Откуда ты говоришь?

– Я вышел пройтись, оставив вместо себя Томаса. Меня неспроста не пригласили на заседание.

– Неприятности начались? – в лоб спросил Харьяло.

– Вот именно, – подтвердил. Верещагин. – Пришло время, Матти. Начинай потихоньку распускать нестроевой контингент.

За пять лет люди Верещагина пустили крепкие корни в зейд-африканскую землю. Даже у неафриканеров появились стойкие привязанности, и члены солдатских семей были именно тем слабым местом, по которому полковник Суми не замедлит нанести удар. Жен, частично устроенных в службах батальона, следовало отправить в пещеры, пробитые в Драконовых и Урманных горах, а других членов семей – родителей, сестер, братьев и более дальних родственников – потихоньку удалить из городов, где они были наиболее уязвимы.

Харьяло кивнул.

– Что мы им скажем?

– Скажешь, что это всего лишь мера предосторожности.

– Они не поверят ни одному слову и сразу все поймут.

– Тогда они поймут и то, что чем меньше мы будем об этом говорить, тем лучше, – ответил Верещагин.

– Ладно. – Харьяло ударил ладонью по столу. – Что дальше?

– Подождем, пока адмирал Хории сделает первый шаг и пока люди Альберта решат, как им поступить, – просто сказал Верещагин. – Я встречаюсь с ними вечером и хотел бы, чтобы ты тоже присутствовал.

– Дай мне знать, где и когда. Что случилось прошлой ночью? Я слышал о какой-то политической активности.

– Думаю, адмирал Хории предложил Суми и Мацудаире предпринять скромные усилия по дискредитации зейд-африканской политической системы, прежде чем он распустит правительство, поэтому Суми предложил Христосу Клаассену представить в Ассамблею законопроект, объявляющий африкаанс единственным официальным языком планеты. Суми не зашел так далеко, чтобы открыто предложить финансовую поддержку, но Христос утверждает, что запах денег витал в комнате.

– Разделяй и властвуй. Такой законопроект наверняка взбесил бы ковбоев. Ну и как отреагировал Христос?

– Горячо поблагодарил Суми, потом отвел своих людей в заднюю комнату и предупредил их, что это провокация с целью помочь Мацудаире и что он лично распнет любого политика из партии Реформированных националистов, который попадется на эту удочку.

– Молодец! Что еще?

– Суми на этом не остановился. Он поручил капитану Янагите сообщить двум лидерам ковбойских кланов, что адмирал готов признать страну ковбоев независимым государством. Но они предупредили Уве Эбиля.

– Значит, симпатичное маленькое марионеточное государство. Ну и что дальше?

– Моя догадка состоит в том, что Суми и Мацудаира предпримут скромную попытку подкупа. Надеюсь, что наши самые продажные политиканы потребуют деньги вперед.

– С ними не соскучишься, – заметил Харьяло. – Есть что-нибудь еще?

– Нет. – И Верещагин прервал связь.

Капитан Тихару Ёсида вошел в маленькое кафе в Блумфонтейне. Заметив у столика в углу капитана Янагиту, он подошел и отдал честь.

– Капитан Ёсида прибыл с докладом.

– Как хорошо, что вы так быстро пришли, Ёсида. Пожалуйста, садитесь.

Когда Ёсида сел, Янагита отодвинул в сторону чашку с чаем.

– Мой визит к вам абсолютно неофициальный. – Он взмахнул рукой. – Официант, пару бутылок вашего лучшего пива!

Официант, занятый с другими клиентами, не обратил на него никакого внимания.

– Приношу самые искренние извинения за ошибку в оценке вашего приглашения, – вежливо вставил Ёсида. – К сожалению, мне пришлось отложить несколько неотложных дел, и я получил строгий приказ вернуться как можно скорее.

– Но существуют еще более важные приказы, не так ли? – улыбнулся Янагита.

– Майор Коломейцев очень строг в таких делах, и если я вернусь вовремя, то сумею избежать многих неприятностей, – пояснил Ёсида, стремясь сократить поток любезностей Янагиты.

– Понимаю ваше беспокойство. – Янагита выпрямился на стуле и приступил к делу. – Адмирал Хории и полковник Суми уверены, что вы, будучи замполитом Верещагина, обладаете несравненным объемом знаний местной политической ситуации. Адмирал сожалеет о необходимости вашего столь длительного пребывания на этом посту, но считает, что теперь наступило время предоставить вам место в его штабе.

Ёсида поклонился.

– Я не достоин такого доверия.

– Адмирал с этим не согласен. Он полагает, что перед вами открыты самые широкие перспективы, если вы не забудете о вашем наследии и займете правильную позицию.

– Не чувствую себя достойным подобной чести, – почтительно отозвался Ёсида.

– Уверен, что это порадует вашу семью. Они проживают в Осаке?

– В Киото. Боюсь, что моя семья считает меня погибшим.

– Тем не менее адмирал Хории и полковник Суми думают, что ваш перевод может послужить национальным интересам, – настаивал Янагита, явно не собираясь принимать отрицательный ответ.

Ёсида вновь склонил голову.

– Я высоко ценю ваше доверие, однако должен попросить несколько дней, чтобы привести в порядок свои дела.

– Я передам вашу просьбу адмиралу. Но некоторые вопросы не могут ждать, и мне поручили узнать у вас ответы.

– Разумеется, я постараюсь дать исчерпывающие ответы, но, пожалуйста, поймите, что я, к сожалению, осведомлен не о всех аспектах ситуации.

– Уверен, что с вашим опытом вы сумеете нам помочь. Например, кто из законодателей не отказался бы от финансовой поддержки? – Янагита вынул маленький блокнот,

– Это мне неизвестно.

– Но вы, конечно, знаете, что из них живет не по средствам? – упорствовал Янагита.

– Возможно, хеэр Ханнеман, – с явной неохотой ответил Ёсида.

Янагита записал информацию.

– А если возникнет необходимость акта негативной отваги, кто был бы наилучшим кандидатом? – «Негативная отвага» была старым эвфемизмом, означавшим политическое убийство.

– Право, не знаю. Сожалею о своей беспомощности. Возможно, один из ковбойских лидеров, чтобы открыть старые раны. – Ёсида густо покраснел.

Янагита снова записал ответ, не обращая внимания на смущение собеседника.

– Остальные вопросы могут подождать, – закончил он, расслабившись, словно после завершения трудной миссии. – Вам, должно быть, казалось диким служить под командованием иностранных офицеров.

– Привыкнуть можно ко всему, – вежливо отозвался Ёсида.

Тем же вечером более сотни зейд-африканских лидеров заполнили маленькую церковь, охраняемую разведчиками лейтенанта Томаса. В качестве предлога для вызова законодателей в Йоханнесбург Ханна Брувер назначила специальную сессию якобы для срочного обсуждения нового финансового законопроекта.

– Вечерняя служба, – проворчал Харьяло, сидя на ступеньке рядом с Верещагиным в ожидании, пока собравшиеся внутри закончат совещание.

– Видит Бог, Матти, молитвы нам понадобятся. А может, и небесное вмешательство. – Набрав в руку горсть земли, Верещагин пропустил ее сквозь пальцы.

– Сколько они уже там торчат? Часа три-четыре! Ведь большинство из них уже знакомо со всей информацией, которую нам удалось добыть.

– Терпение, Матти. На карту поставлены их жизни и жизни их семей. Чтобы у нас появился хотя бы один шанс на успех, нам нужно, чтобы все эти люди поддержали нас целиком и полностью.

Через несколько минут к ним присоединился Альберт Бейерс. Очевидно, внутри было жарко – в прямом и переносном смысле. Бейерс даже снял пиджак и засучил рукава белой рубашки.

– Они готовы говорить с тобой, Антон.

Верещагин и Харьяло последовали за президентом в церковь, и Верещагин поднялся на кафедру, чтобы отвечать на вопросы.

Христос Клаассен встал первым.

– Последний час мы говорили о мятеже и революции, Антон. Альберт, я и несколько будущих генералов обсуждали эту проблему, но у многих присутствующих сохранились горькие воспоминания о прошлом восстании. Скажи откровенно: есть ли у нас шанс победить?

– Христос, мы с тобой, как и многие другие из собравшихся здесь, знаем, что на войне любая мелочь может опровергнуть все прогнозы, – осторожно начал Верещагин.

– Что вы имеете в виду? – вмешался Вейнард Гробелаар.

– Постараюсь ответить на ваш вопрос, прежде чем закончу отвечать хеэру Клаассену. Стрессы, которым подвергаются на войне каждый человек и каждое воинское подразделение – философ Клаузевиц называл их «трения», – поистине колоссальны. Подумайте о военной кампании как о мосте. Если мы восстанем, наш мост будет наспех сшит из соломы. Но и у адмирала Хории возникнут Свои трудности, поэтому я верю, что мы можем победить, хотя это будет очень нелегко.

– И сколько же у нас шансов? – мрачно осведомился Андрис Стеен.

– Я бы не стал их подсчитывать, – улыбнулся Верещагин. – По-моему., это занятие чересчур утомительно.

– Антон, – заговорил Принслоо Адриан Смит, – некоторые из нас никогда не брали в руки оружие. Сколько у противника солдат и танков и что мы можем им противопоставить?

– Матти? – обратился Верещагин к Харьяло.

– Хорошо, давайте подсчитывать Количество бойцов, когда стрельба вот-вот начнется. – Харьяло окинул взглядом ряды устремленных на него лиц. – У нас три пехотные роты, штурмовая рота, авиарота, инженерный взвод и разведвзвод. Если мы созовем десантников, которых раскидали по всем подразделениям, то добавим к каждой роте по еще одному взводу плюс резервная пехотная рота, которой командует Кристиан де Ветте. Кристиан, покажись!

Де Ветте, высокий бородатый мужчина, поднялся и кивнул.

– Мы можем также рассчитывать на три сотни частично обученных резервистов для выполнения обязанностей наблюдения на местах и службы безопасности. Все вместе дает нам около тысячи обученных пехотинцев, шестнадцать бронированных «кадиллаков», четыре 160-миллиметровых миномета, восемь штурмовых вертолетов и четыре бомбардировщика «Шайден». – Он пожал плечами. – У нас есть еще несколько бронемашин и «Шайденов» для замены потерь.

– А как насчет батальона полковника Эбиля? – спросила Надин Чжоу.

– Речь идет о мятеже и измене, Надин, и хотя люди Уве будут нам сочувствовать, не думаю, что они захотят в этом участвовать. Скорее всего они попытаются отсидеться.

Верещагин кивнул, и Харьяло продолжил:

– С другой стороны, у адмирала Хории есть пять батальонов… – Он поднял три пальца. – Во-первых, маньчжурский полк, включающий двенадцать пехотных рот, а также штурмовую, артиллерийскую, авиационную, инженерную и разведывательную роты. Эти подразделения организованы по новой системе и меньше наших рот, но маньчжуры прибыли сюда оснащенными на сто два процента и могут выставить полторы тысячи пехотинцев, двенадцать бронемашин, двенадцать 210-миллиметровых гаубиц – поясняю непосвященным, что это очень большие орудия, – и двенадцать штурмовых вертолетов.

Он поднял четвертый палец.

– Далее, 9-й императорский штурмовой батальон. Он японский, а потому усиленный, с четырьмя ротами по четыре взвода в каждой плюс минометная рота, авиарота и разведвзвод. В батальоне пятьдесят «кадиллаков» весьма своеобразной конструкции, шестнадцать 160-миллиметровых минометов – больших и подвижных орудий – и двенадцать штурмовых вертолетов.

Харьяло поднял большой палец.

– Наконец, 6-й императорский гвардейский батальон, также усиленный, с четырьмя пехотными ротами по полтораста человек в каждой, штурмовой ротой, авиавзводом, саперным взводом и разведвзводом. Они могут выставить около семисот пятидесяти пехотинцев, двенадцать «кадиллаков» и четыре вертолета. Хории также располагает двумя оборонительными ротами с двенадцатью «Шайденами», артиллерийской ротой с двенадцатью гаубицами, двумя ротами «черноногих» и четырьмя военными кораблями над нашими головами.

– Прошу не забывать, – вмешался Верещагин, – что с этих кораблей могут наблюдать почти все наши передвижения и, определив дислокацию наших сил, обрушить на них сокрушительный огонь.

– Как же нам сбить эти корабли? – воскликнул Бейерс.

– Мы все еще это обдумываем, – признался Харьяло. – Не сказал бы, что это будет очень легко.

– Итак, Антон, что произойдет, если наш мост рухнет? – задал вопрос Христос Клаассен, уже зная ответ. Во время восстания он руководил обеспечением тыла мятежников и едва не был убит людьми Верещагина.

– Мы умрем вместе со всеми нашими сторонниками, – печально улыбнулся Верещагин.

Чтобы ободрить присутствующих, Клаассен задал последний вопрос:

– А если Бог нам поможет и мы победим, то какой ценой?

Верещагин ответил, тщательно подбирая слова:

– Могу сказать лишь, что цена победы – кровь и тяжелая борьба. Конечно, часть этой цены заплатят солдаты – профессионалы и резервисты, – но не забывайте, что на передовых линиях этой войны будет находиться гражданское население, на которое придется примерно такая же доля смертей и лишений. Скажу откровенно: вы должны с этим согласиться или же отказаться от борьбы. И как я уже дал понять, в случае поражения цена будет куда более высокой.

– Антон прав, говоря, что гражданскому населению придется уплатить свою долю, – во весь голос заявила Надин Чжоу, – но помните, что нам придется платить в любом случае. Не думайте, что «ЮСС» позабыла о нас.

– Но если мы решим драться, какова будет наша стратегия? – спросил кто-то.

Верещагин холодно посмотрел на него.

– Пожалуйста, не ждите, что я позволю вам ставить этот вопрос на голосование. Если вы попросите меня сражаться за вас, то вам придется подчиняться моим решениям. В 168 году до Рождества Христова это отлично выразил римский генерал и консул Луций Эмилий Павл: «Давать советы командирам должны лица, обладающие выдающимися дарованиями, глубоко изучившие военное искусство, имеющие знания, основанные на личном опыте, побывавшие на поле боя и смотревшие в лицо врагу. Если кто-нибудь считает себя достаточно опытным, чтобы давать мне советы, пусть отправляется со мной в Македонию».

– Короче говоря, – промолвил Бейерс, – ты ожидаешь, что наше собрание предоставит тебе право осуществлять полный контроль над боевыми действиями.

– Вот именно, или найдите на мое место кого-то другого. Третьего не дано, – равнодушно произнес Верещагин. – Мы не располагаем временем для споров. Я приму всю ответственность за поражение – это вежливая формулировка того, что в случае неудачи вы можете плюнуть на мою могилу.

Спустя несколько часов Верещагин и Харьяло вновь ожидали снаружи, покуда Бейерс и все собрание не примут решение.

– Матти, я чувствую себя Гамельнским крысоловом[17], – признался Верещагин.

– Я ничего не смыслю в политике, Антон, – отозвался Харьяло (это была настолько явная ложь, что Верещагин не удержался от улыбки), – но думаю, они согласятся на все твои требования.

– Альберт и я можем убедить собравшихся, – согласился Верещагин, – но как быть со всем народом? С теми, к кому я не могу обратиться напрямую и кому придется страдать больше всех?

Харьяло пожал плечами.

– Антон, в последние месяцы я разговаривал на улицах со многими людьми и могу сказать тебе вот что. Люди верят Альберту и Ханне, и если те скажут им, что нужно драться, то они будут драться. Но ты? Ты ведь волшебник. Великий полководец – Эрвин Роммель[18] и Роберт Ли[19] в одном лице. Африканеры знают, что без тебя мы бы не справились с ними, имея за душой всего лишь один вшивый батальон. Они не считают себя такими уж дрянными солдатами и думают, что так как Хендрик Пинаар был хорошим командиром, значит, ты оказался еще лучшим. Каждый из них говорит одно и то же: «Мятеж был ошибкой, и хорошо, что он закончился, но если бы Верещагин был на нашей стороне, мы бы вам показали!»

Верещагин уставился на него.

– Не знаю, смеяться мне или плакать.

– Ты ведь не думаешь, что та чепуха, которую состряпали вы с Альбертом, кого-то одурачила? Помимо банкиров и политиканов, все знают, что если ты и Альберт что-то решили, значит, так тому и быть. Черт возьми, половина населения подозревает, что речи, которые вы с Альбертом так забавно произносите, пишет для вас старший цензор Шу, отправленный в почетную отставку, с помощью своего пропагандистского аппарата. Но большинству нравится, как вы избавляетесь от тех, кто становится невыносимым. Люди работают, делают деньги и начинают понемногу верить в будущее, о котором так любят рассуждать Рауль и Ханна.

– Но, Матти, ты же знаешь, на какой страшный риск мы идем. Против нас четыре военных корабля в небе, более пяти батальонов на планете и вся Земля впридачу. Я веду этих людей на верную смерть.

– Умирать не так уж страшно – нужно только к этому привыкнуть. Плохо, когда умираешь ни за что. – Харьяло сделал паузу. – Как ты думаешь, стоит умереть за то, что мы здесь делали?

– Да, Матти, стоит. – Верещагин вздохнул и посмотрел на мерцающие в небе звезды.

– Странно готовиться к войне в церкви, – заметил Харьяло через несколько минут.

– Только не для африканеров. К тому же им есть о чем помолиться.

– Это верно. Скольких законодателей Альберт не смог пригласить на это маленькое собрание?

– Восьмерых, – ответил погруженный в раздумье Верещагин.

– Значит, только восьмерым нельзя доверить ничего важного? – фыркнул Харьяло. – Думаю, пройдет порядочно лет, прежде чем здешняя политическая ситуация станет более сложной. – Он усмехнулся. – Знаешь, я всегда думал, что погибну на какой-нибудь маленькой войне далеко от дома.

Верещагин посмотрел на него.

– Эта война не будет маленькой, Матти.

Харьяло казался удивленным. Потом он молча кивнул.

Хотя Бейерс имел все шансы добиться нужного результата при голосовании, на сей раз он обошелся без крайностей, желая, чтобы его коллеги за ночь обдумали услышанное. Бейерс дал им совет помолиться.

Среда (314)

Вернувшись домой под самое утро и даже не успев заснуть, Рауль, Санмартин обнаружил, что Альберту не удалось заручиться голосом его жены. Хотя на совещании Брувер ничем не обнаружила своих чувств, она в полной мере дала волю гневу в спальне.

Оторвавшись от подушки, Санмартин попытался ее успокоить со вполне предсказуемым результатом.

Ханна сердито стряхнула руку мужа.

– Не понимаю, почему Антон сказал, что мы можем победить? Объясни, каким образом это возможно.

– Конечно, риск очень велик…

– Я потеряла деда и сводного брата во время прошлой войны, так неужели я должна лишиться всей моей семьи во время этой? Не лучше ли предоставить Мацудаире все, что он требует?

– Тише! Не кричи, – успокаивающе попросил Санмартин. Он стиснул запястья жены и не отпускал их, пока она не пришла в себя.

– Ладно, со мной все в порядке. – Ханна нахмурилась. – Но как может Антон говорить такое, когда даже теперь мы не в состоянии объединиться? Гробе-лаар постоянно твердит делегатом о том, какой стыд, что ты заставляешь африканеров повиноваться приказам черных – он имеет в виду солдат вроде Исаака, которых вы завербовали на Ашкрофте, – и что мы не должны предоставлять им гражданство. Мне уже двое говорили об этом. Почему вы с Альбертом настояли на приглашении этого крикуна?

– Не волнуйся, Гробелаар вполне предсказуем. Ему все равно придется уйти. Мы просто хотим посмотреть, не выманит ли он перед этим кое-кого из кустов.

– Что-что? – Брувер прищурилась. – Что значит «ему придется уйти»?

– Школьная медсестра и районный психолог побеседовали с его приемной дочерью и сейчас устраивают ее в детский, дом. Оказывается, Вейнард имеет определенное пристрастие к девочкам. – Санмартин постарался произнести это как можно более спокойно. Он слышал, как котенок скребется в дверь спальни, и надеялся, что рядом с ним нет Хендрики.

– Боже, какая мерзость!

– Думаю, вроу Гробелаар об этом знала. Я еще мог бы понять, если бы она торговала дочерью, чтобы заработать на хлеб, но эта женщина никак не выглядит голодной.

Брувер стиснула зубы.

– И давно тебе об этом известно? – свирепо осведомилась она.

– Два-три дня. Очевидно, это продолжалось шесть или семь лет.

– Бедная девочка! Но зачем тогда вы вообще связались с ним? Зачем? – Она с силой встряхнула мужа.

– Потому что мы знали, что кто-нибудь поднимет вопрос о наших черных солдатах, и решили, что пусть это лучше сделает такая мразь, как Гробелаар.

– И очевидно, вы решили заодно, что несчастная девочка может потерпеть еще несколько дней?

– Ну, вообще-то да. Полковнику Суми скоро понадобится замена своей «группы развлечений» – эта категория персонала быстро изнашивается, а с Земли никого не присылают. Приемная дочь Гробелаара как раз подходящего возраста, и я хочу избавить ее от этого.

– О Господи!

– К тому же не забывай, что африканеры перебили множество ковбоев во время мятежа, а до того проделали такую же работу с сектантами. И те и другие доверяют только немногим из твоих соплеменников. Гробелаар – наша приманка, которая позволит разоблачить других расистов и шовинистов.

– Ну и грязное же дело вы затеяли!

– Чжоу и другие нуждаются в уверенности. Думаю, они считают, что если подонок и расист вроде Вейнарда сможет заручиться солидной поддержкой, то африканерский народ и вся планета не стоят того, чтобы их спасали. Боюсь, что они правы.

– Но мы ведь все равно не можем победить! – вернулась Брувер к прежней теме. – Во время прошлого восстания мы не могли устоять против одного батальона и одного военного корабля.

Санмартин поцеловал кулак, которым она жестикулировала.

– Потому что этот батальон был наш. Ханс часто приводит цитату из Вольтера, что БоГ на стороне не больших батальонов, а тех, которые лучше стреляют. Если кто-нибудь и способен справиться с этой задачей, так это Антон. Suaviter in modo, fortiter in re, – добавил он.

– Мягок в поведении, решителен в делах, – перевела Брувер. – Сидит и решает, кому жить, а кому умереть! Почему ты так ему доверяешь? Конечно, у Антона хорошая голова, но сейчас от него зависит вся наша планета, и я не понимаю почему!

– Большую часть времени Антон держится на заднем плане, откуда всем управляет и позволяет действовать другим, – спокойно отметил Санмартин, вынуждая жену волей-неволей прислушаться к его словам. – Но мне приходилось видеть его и выполняющим работу простого командира взвода. На Ашкрофте, когда я был старшим помощником командира 3-й роты и мы гонялись за так называемыми «борцами за свободу»…

Он сделал небольшую паузу.

– Джебел д'Окюн представлял собой огромное плато с кратером посередине и почти, вертикальными склонами по краям, и мы точно знали, что там укрылись мятежники. Капитан Самизда, командовавший ротой, думал, что сможет застигнуть их врасплох в темноте. Это была единственная ошибка, которую он совершил на моих глазах.

– Ну и что произошло? – машинально спросила Брувер.

– Мы угодили в засаду на полпути к гребню. Самизда не знал, что там укрылась добрая половина мятежников со всего Ашкрофта. Нас атаковали с трех сторон, и за несколько секунд мы потеряли одиннадцать человек. Когда Самизда получил пулю в горло, я принял командование.

Брувер зажмурила глаза.

– Когда командир падает замертво, солдаты ждут, как поступит его преемник, – продолжал Санмартин. – Мятежники сбрасывали камни нам на голову и обстреливали нас из-за скал. Честно говоря, я не думал, что кому-то из нас удастся спуститься, и в первую очередь мне.

Брувер молча кивнула.

– Понятия не имею, каким образом Варяг узнал о нашем положении, но внезапно Лев Евтушенко прилетел в своем «Воробье», приземлился носом кверху и высадил Антона, хладнокровного, как слон. Мятежники остолбенели от удивления и на миг даже прекратили стрелять. Конечно, «Воробей» способен на многое, но я никогда не видел ничего подобного. Вместе с Варягом и Руди Шеелем нам удалось впихнуть в самолет раненых и избежать полного разгрома. Потом Антон выколотил трубку и сообщил: «Петр на пути сюда. Посмотрим, удастся ли нам подняться на плато через дыру в скале слева».

Пульсирующие вены на руке Рауля, обнимавшего Ханну за плечи, говорили не меньше слов.

– Утес был таким крутым, что, пока мы лезли по этой дурацкой трещине, мятежники не могли стрелять в нас, не обнаруживая себя; к тому же я сомневаюсь, что они верили, будто мы можем решиться на такую безумную попытку. Я следовал за Антоном, и мы выползли на плато как раз в тот момент, когда два взвода Петра Коломейцева спустились на парашютах прямо на головы мятежникам. Потом мы до посинения гнали их вниз по склону и еще километров десять по долине. – Он снова умолк. – Официальные отчеты говорят совсем другое, но именно этот случай сломил дух мятежников на Ашкрофте. До тех пор они дрались кулаками и зубами, когда у них кончались боеприпасы. Но на Джебел д'Окюн партизаны думали, что мы у них в руках, а вышло наоборот. Они стали верить, будто мы умеем летать.

Увлекшись, Санмартин ударил кулаком по открытой ладони.

– После этого 3-я рота готова следовать за мной хоть в пекло. И я поведу их туда, если Антон Верещагин скажет мне, по какой расщелине нужно лезть!

– Я этого не знала, – просто сказала Брувер."

– Ты видишь Антона только в роли доброго дедушки, но нам приходилось видеть и его другие стороны. После того случая на Ашкрофте я считаю даром каждый миг жизни. – Помолчав, он добавил: – Единственный человек на этой планете, который еще меньше тебя хочет войны, навязываемой нам Суми и Мацудаирой, это Антон. Но он не видит иного пути, как его не найти ни мне, ни тебе. Что говорят твои ученики?

Брувер утверждала – и не без оснований, – что самые лучшие советы дают ей ее же бывшие ученики, самым старшим из которых только что исполнилось тринадцать. Они делали это абсолютно „серьезно.

– Они в принципе не одобряют войну, но думаю, что на сей раз сделают исключение, – ответила Брувер, улыбаясь сквозь слезы.

– Значит, ты все поняла и больше на меня не сердишься?

– Amantium irae amoris integretio est, – процитировала Ханна. – Ссоры влюбленных обновляют любовь.

– Ладно, давай поищем Хендрику. Трехлетнюю девочку отыскать труднее, чем пятьдесят девять законодателей.

Когда Бейерс вновь собрал свою. «Божью Ассамблею», как окрестили ее остряки, пастор Наас ван дер Мерве обратился к присутствующим, как если бы его слышали все жители Зейд-Африки, взяв за основу стих из послания святого Павла к Ефсеянам: «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду».

После первого голосования Ханна Брувер предложила второе, чтобы добиться полного единодушия, и действительно на сей раз все проголосовали «за». Как заметил Принслоо Адриан Смит: «Нам лучше держаться вместе, иначе нас повесят порознь».

Вейнард Гробелаар отсутствовал по причине срочного вызова к прокурору. После того как Христос Клаассен, которому иногда была не чужда мстительность, отказался обслуживать семейство Гробелаар в качестве банкира, объяснив причину, у Вей-нарда хватило стыда, чтобы покончить с собой. Для него, как, впрочем, и для всех, это был наилучший выход.

Четверг (314)

– Необходимо, чтобы местное население признало всю тщетность любого сопротивления имперской власти, – заявил полковник Суми, обращаясь к офицерам и солдатам службы безопасности. – Крайне опасными формами подобного сопротивления являются беспорядки на производстве и политическое диссидентство. На этой планете более ста тысяч африканеров, и каждый из вас должен знать, что горнопромышленные предприятия должны эффективно функционировать, даже если количество африканеров уменьшится вдвое.

Майор Нисияма, командующий 303-й ротой, робко осведомился:

– Достопочтенный полковник, когда можно ожидать твердого решения адмирала Хории относительно… подобных мер?

Суми хищно осклабился.

– Уже через несколько дней адмирал Хории поймет всю разумность такого образа действий.

Впредь он решил пристально наблюдать за Нисия-мой на случай, если тот вновь проявит отсутствие должной решительности.

Пятница (314)

В начале первого перерыва специального заседания Ассамблеи Ханна Брувер поднялась с места председателя и направилась к задним скамьям.

– Хеэр Ханнеман, я хочу поговорить с вами.

Поглощенный обдумыванием речи, которую он собирался произнести, Яапи Ханнеман, депутат от Нел-спрейта из партии Реформированных националистов, кивнул и смущенно поднял взгляд. Он не входил в число приглашенных на «Божью Ассамблею».

Минутой позже к ним присоединился Христос Клаассен.

– Хеэр Ханнеман, – снова заговорила Брувер, – я слышала, что здоровье более не позволяет вам представлять ваш округ, и готова принять вашу отставку.

Ханнеман кисло улыбнулся.

– Вас ввели в заблуждение, мадам спикер. Мое здоровье в отличном состоянии.

Брувер продолжала тихим голосом, который, однако, был слышен в каждом углу помещения:

– Хеэр Мацудаира купил ваш голос для своей компании. – Когда бормотание в комнате стихло, она вынула из сумочки лист бумаги и положила перед ним. – Мацудаира хорошо платит.

– Но это ошибка, мадам спикер! – запротестовал Ханнеман гулким басом, являвшимся его величайшим достижением на политическом поприще. – Хеэр Мацудаира всего лишь уплатил мне за консультацию. Не забывайте, что я был другом вашего деда!

– Вы уже говорили мне, что были другом моего деда, – прервала Брувер его разглагольствования. – Я не поверила вам тогда и не верю сейчас. Вы приняли взятку. – Она выложила перед ним еще один лист. – Мой секретарь отпечатал за вас просьбу об отставке. Я хочу, чтобы вы поставили свою подпись до окончания перерыва.

– Это было всего лишь… э-э… пожертвование, – съежившись, пробормотал Ханнеман.

– Хеэр Ханнеман, как спикер Ассамблеи я огорчена вашим поступком, а как внучку Хендрика Пи-наара меня от вас тошнит.

Подойдя к председательскому креслу, Брувер взяла шамбок – длинный хлыст, принадлежавший еще ее деду, – и вернулась назад.

– Если вы не подпишете прошение об отставке, я сделаю то, что сделал бы мой дед, – выгоню вас хлыстом на улицу.

– Мы бросили жребий, чтобы решить, кому вас отхлестать, – добавил Клаассен, стараясь говорить так тихо, чтобы его не услышали остальные депутаты. – Передайте полковнику Суми, что после долгого раздумья вы решили отойти от политики. А если я услышу хотя бы один писк от вас после того, как вы вернетесь в Нелспрейт, то клянусь Богом, я в течение часа обеспечу вам вызов к прокурору.

Ханнеман со слезами на глазах поставил свою подпись. Двое бывших коллег проводили его к выходу.

Брувер спокойно направилась в женский туалет, где ее тотчас же вырвало.

Когда она вернулась и призвала сессию к порядку, на ее столе лежали два прошения об отставке – одно из них было написано от руки…

Планетарный директор «ЮСС» Мацудаира решил упомянуть об этом инциденте во время своего теледебюта в вечерней передаче новостей.

Подстрекаемый молодыми помощниками и уверенный в своей способности ясно изложить позицию компании враждебной аудитории, Мацудаира провел большую часть утра, сочиняя ответы на вопросы, подготовленные репортером, который, как заверил его Дейзелман, принадлежал к «сочувствующим». Мацудаире льстили постоянные уверения, что ни один оратор не сможет столь адекватно изложить точку зрения корпорации.

В процессе длительного интервью ведущая журналистка осведомилась до приторности слащавым голосом, почему в администрации его компании процветает внутренняя конкуренция. Поджав губы, Мацудаира сделал вид, что глубоко задумался над ответом.

– Простите, но вы должны понять, что администрация нашей компании целиком и полностью японская, а дух конкуренции составляет важнейшую часть японского менталитета. Это национальная черта – продукт этнологических, климатических и исторических условий, и от нее нелегко избавиться.

В качестве политического консультанта Бейерса бывший старший цензор Шу тщательно подобрал вопросы, которые следует задать Мацудаире, и как следует натаскал интервьюера. Благодаря утечке информации из службы безопасности Мацудаиры он был знаком с его ответами еще до выхода в эфир. Как Шу потом неоднократно подчеркивал, предварительная подготовка к интервью имела целью внушить Мацудаире обманчивое ощущение уверенности.

– Некоторые полагают, что подобная чрезмерная конкуренция может обернуться злом, – «сочувственно» заметила журналистка.

– Такие люди ошибаются. Это не столько вопрос добра или зла, сколько проблема национального характера, – выпалил Мацудаира, не зная, что камеры фиксируют капли пота, выступавшие на его лице, и вены, вздувавшиеся на шее, каждый раз, когда он лгал.

Журналистка отлично справилась с предназначенной ей ролью, как в определенном смысле и Мацудаира. Судя по валу звонков шокированных телезрителей, обрушившихся на студию, Мацудаира не смог бы больше навредить своей задаче, даже если бы нарочно постарался это сделать.

Адмирал Хории от души хохотал, случайно поймав вторую половину передачи.

– «ЮСС», очевидно, долго разыскивала подходящего представителя для этой планеты, – заметил он, вытирая слезы.

В последний раз Антон Верещагин обращался ко всему составу своего батальона на корабле за день до приземления на Зейд-Африке. Сейчас он снова говорил с ними, как всегда спокойным голосом, сидя на ящике с боеприпасами.

– Как уже известно многим из вас, адмирал Хории планирует, хотя и без особой охоты, подчинить Зейд-Африку «ЮСС», распустить этот батальон и уволить всех офицеров, которым нет места в теперешней имперской системе.

Верещагин выглядел смущенным и тщательно подбирал слова.

– Существует старая казахская легенда о манкуртах – рабах, которых специально лишали памяти при помощи пыток, чтобы они не могли вспомнить свое прошлое. Люди, не знающие истории, лишенные своего прошлого, не в состоянии соображать.

Благодаря временному сдвигу мы вышли из прошлого и своими глазами видели, как искажалась история.

Даже зейд-африканцы – африканеры и ковбои, – которых теперь было немало в рядах солдат, молча кивнули. Прежние курсы истории Зейд-Африки представляли собой тонкую паутину лжи. В качестве учительницы Ханна Брувер наняла некоторых своих бывших коллег для составления новых учебников и поручила старшему сержанту службы связи Тимо Хярконнену спрограммировать опросы, позволяющие идентифицировать учащихся, чтобы таким образом избавиться от преподавателей, продолжающих вдалбливать в головы ребят явную ложь.

– До катастрофы Россия была многонациональной империей, и русские ковали цепи для себя, удерживая и другие народы. Россия никогда не желала никого отпустить и только когда на нее обрушились ракеты и чума, поняла, что сама посеяла семена холокоста, но было уже слишком поздно. Цена катастрофы была ужасающей. Из ее пепла Япония смогла выстроить имперскую систему для всего человечества, но японцы также начали ковать цепи для других народов и, следовательно, для самих себя.

Верещагин говорил почти целый час и добавил в заключение:

– Для многих из вас – тех, кто родился здесь и кто прибыл сюда позднее, – эта планета – родной дом. Остальным тоже некуда идти. Еще совсем недавно Эсдраэлон ожидало блестящее будущее, но теперь он разорен и вовсе не имеет будущего. Я не намерен позволить, чтобы Зейд-Африку постигла та же участь.

Верещагин сделал паузу, и Санмартин услышал, как он барабанит по ноге своей трубкой.

– Если не случится чуда, большинство из нас не переживет грядущих событий, но я считаю, что мы в любом случае должны предпринять попытку. В конце концов, можно раскрошить киноварь, не лишая ее цвета, и сжечь душистую траву, оставив в неприкосновенности аромат. Прежде всего я никого не принуждаю. Те, кто не желают принимать в этом участие, могут уйти, получив мое благословение.

Он замолчал, скрестив руки на груди.

Рауль Санмартин изучал лица стоящих вокруг людей.

– Что не так, Дьякон? – спросил он Роя де Канцова.

Хотя батальон Верещагин был уникальным в том смысле, что здесь не одобряли сквернословия, как водится, не обошлось без исключения в лице Роя де Канцова по прозвищу Грязный Дэ-Ка, который с двенадцати лет был не в состоянии произнести ни одной фразы без непристойной брани.

– Это отмороженная планета, – начал он. – Сначала мы стреляли в отмороженных ковбоев, потому что те стреляли в имперцев и буров, потом мы стреляли в отмороженных буров, так как те стреляли в имперцев и ковбоев, а теперь мы собираемся стрелять в отмороженных имперцев. От всего этого голова идет кругом.

– Хочешь отсидеться в стороне, Дэ-Ка? – не без удивления осведомился Санмартин.

– И упустить возможность рассчитаться с отмороженными «черноногими»? – возмущенно воскликнул де Канцов. – Хотя если бы мы сразу начали с отмороженных имперцев, то избавили бы себя от многих хлопот.

Санмартин похлопал бойца по плечу, чувствуя, как восстанавливается его вера в человечество.

– Политика часто заставляет выбирать странных партнеров, Дьякон.

Де Канцов кивнул, поняв фразу по-своему.

– Большинство политиков отмороженные педики.

Никого не удивило, кроме, возможно, Верещагина, что батальон остался на месте в полном составе, включая капитана Тихару Ёсиду, родившегося в Киото в семье, поставляющей влиятельной корпорации надежных слуг.

Суббота (314)

– Никак не скажешь, что здесь хватит припасов на пять батальонов, – заметил старший рядовой Динкерс, окидывая взглядом главный склад имперских войск. Молодой разведчик вытянул шею, стараясь разглядеть, что лежит на верхних полках.

– Ещё бы! – с раздражением прошептал лейтенант Томас. – Адмирал Хории – хитрый старый лис. Он держит на планете только три или четыре подразделения. Остальные все еще на орбите.

– По-моему, они должны были установить снаружи охрану и сенсоры, – решил проявить сообразительность Динкерс.

– Можешь в этом не сомневаться, – заверил его Томас. – Почему, ты думаешь, мы ползли сюда на собственном брюхе?

– Для практики, – печально промолвил Динкерс, руководствуясь богатым опытом.

Томас указал на два связанных вместе пластиковых ящика.

– Сейчас я покажу тебе кое-что забавное. Это трубки для мочеиспускания, чтобы люди в бронемашинах могли писать, не останавливаясь и не выходя наружу. – Он зажег фонарь и начал нагревать металлическую ленту вокруг одного из ящиков. – В каждом ящике около двадцати тысяч трубок. Если мы заберем ящики, это нам не поможет, так как новые прибудут уже через несколько дней. А вот нагревая их таким образом, мы не повредим наружную оболочку, но размягчим внутреннюю осмотическую втулку. Половина трубок закупорится посредине, и моча хлынет прямо в штаны, стоит стрелкам в «кадиллаках» воспользоваться ими. А если интендантская служба адмирала не отличается от прочих, то они будут продолжать выдавать испорченные трубки, не обращая внимания на жалобы.

Через несколько секунд металлическая лента раскалилась, и Томас перенес внимание на другой ящик.

– После того как ребята в японских «кадиллаках» пару раз описаются, им придется останавливать машины и облегчаться за бортом. – Он посмотрел на. молодого солдата. – Если у нас есть время, я бы хотел поработать и над боеприпасами.

– А почему бы просто не подложить бомбу и не взорвать все это? – спросил Динкерс.

– Может быть, чуть позже, но сейчас все подразделения Хории получают амуницию, и мне хочется позабавиться с тем, что они получат через пару дней.

Динкерс почесал затылок.

– А откуда нам знать, что они получат?

Томас проигнорировал вопрос. омас проигнорировал вопрос.

– Я привел тебя работать, а не болтать. Нам здесь тоже кое-что пригодится. Доставай свой «список покупок». Мне нужно по одной коробке всего, что там обозначено. Постарайся ни о чем не забыть.

Прихватив с собой тележку, Динкерс взялся за дело. Он заметил, что сержант Тимо Хярконнен, третий член их группы, терпеливо копается в сумке с принадлежностями для полевого ремонта бронемашин.

– А что делает Тимо? – поинтересовался Динкерс.

– Это маленький секрет, – буркнул Томас.

Другая группа в ту же ночь нанесла неофициальный визит в седан Дайсуке Мацудаиры. На следующее утро, когда водитель включил зажигание, кондиционер за шестьдесят семь секунд наполнил салон мыльной пеной.

Воскресенье (315)

– Ассамблея исключила двух законодателей за проимперские симпатии. Все офицеры это обсуждают. По-моему, это нестерпимое оскорбление, – заявил капитан Ватанабе.

Хории улыбнулся, глядя в зеркало, так как знал истинное положение дел лучше Ватанабе.

– Где сегодня подполковник Верещагин? – спросил он.

– Я не видел его два или три дня. С тех пор, как полковник Суми попросил его более не посещать заседания штаба. Его койка выглядит так, будто в ней спали. Мне навести справки? – осведомился адъютант.

– В этом нет необходимости, Ватанабе.

– Хорошо бы поскорее закончить ремонт в вашем офисе, – с тоской протянул капитан.

Хории издал звук, выражающий согласие. Чуть позже он поинтересовался:

– Что еще говорят молодые офицеры, Ватанабе?

– Адмирал, – нервно отозвался Ватанабе, – они озабочены тем, что мы не распустили гражданское правительство. Со всем почтением должен заметить, что дальнейшее промедление может привести к непредсказуемым последствиям. Я… разделяю их мнение.

Хории внимательно посмотрел на своего адъютанта.

– Мы всегда недоплачивали нашим офицерам, – сказал он наконец. – Особенно теперь, учитывая инфляцию. Весьма недальновидно с нашей стороны. – Адмирал закрыл глаза.

Не получающие ни возмещения части расходов, ни ежегодных премий, гарантированных большинству японских рабочих, молодые офицеры испытывали постоянную нехватку денег, что, возможно, делалось вполне умышленно.

– Сколько заплатил вам Мацудаира-сан, Ватанабе?

Пристыженный Ватанабе продемонстрировал пачку банкнотов.

– Опять-таки недальновидно с нашей стороны, – вздохнул Хории, снова закрывая глаза. – Один человек не в состоянии все изменить. Чему быть, того не миновать. Пожалуйста, сообщите майору Харьяло, что сегодня я хочу проинспектировать его батальон.

– Слушаюсь, достопочтенный адмирал! – Озадаченный Ватанабе поспешно ретировался.

Когда адмирал Хории прибыл в Блумфонтейн, майор Харьяло встретил его на взлетной площадке с почетным караулом.

– Я ожидал увидеть вместе с вами подполковника Верещагина, – заметил Хории, пока они ехали в направлении большого холма, где были расположены блумфонтейнские казармы.

– А я думал, что Антон с вами, – отозвался Харьяло. – Может быть, он лег на обследование в госпиталь. Несколько дней назад он жаловался, что неважно себя чувствует.

– Конечно, ему не мешает позаботиться о своем здоровье, – вежливо согласился Хории.

Харьяло показал ему бункер, который использовался в качестве штаб-квартиры, а потом провел его по казарме 1-й роты.

– Ваши люди выглядят довольно мрачными, майор Харьяло, – отметил адмирал.

– Это рота Полярника. Суровые финны и суровые русские, – бодро объяснил Харьяло. – Наш национальный символ – медведь, metsan omena – лесное яблоко.

Хории поинтересовался про себя, какую долю в открытом жизнерадостном поведении Харьяло составляло притворство.

– А где остальные ваши люди? – спросил он.

– Больше двух рот находится в лесах. У нас не хватает для них мест, и я хочу быть твердо уверенным, что поблизости больше не осталось боевиков «Отряда борьбы за свободу», – поведал Харьяло, провожая Хории к казарме 3-й роты.

Большая часть батальонных африканеров была отправлена в лес, на случай, если Хории или кто-нибудь из его офицеров окажется в состоянии отличить одну европеоидную нацию от другой. Харьяло не хотелось, чтобы адмирал знал, сколько местных жителей было завербовано в батальон.

– Уверены, что всех ваших людей заботит их будущее, – промолвил Хории.

Харьяло усмехнулся.

– Как и большинство людей вообще, достопочтенный адмирал.

У казарм 3-й роты их ждали Кольдеве и ротный сержант Береговой.

– Капитан Ханс Кольдеве, командир 3-й роты, – представил его Харьяло.

Кольдеве вежливо поклонился.

– Добро пожаловать в наше скромное жилище. Мы все еще в процессе обустройства, – пояснил он, приглашая адмирала внутрь.

У самого входа Хории обратил внимание на закрытый аквариум, наполовину набитый листками бумаги. Надпись сверху гласила: «В случае необходимости разбить стекло».

– Что это такое, капитан?

Кольдеве пожал плечами.

– Сэр, эта штука принадлежит капралу Уборевичу. Он получил специальное разрешение хранить ее здесь.

Адмирал молча приподнял брови.

Кольдеве неожиданно усмехнулся.

– Бори из кожи вон лезет, чтобы понравиться местным женщинам, но он слишком похож на обезьяну и особого успеха не имеет. Когда какая-нибудь из женщин соглашается с ним прогуляться, он бросает в аквариум бумажку с ее телефонным номером.

Хории улыбнулся. Направляясь к следующему зданию, Кольдеве сообщил с нескрываемой гордостью:

– Это наша сауна. Нам понадобилась почти целая, неделя, чтобы перевезти ее сюда и установить.

Адмирал Хории вновь поднял брови.

– Сауна?

– Финский солдат не может быть счастлив без сауны, – провозгласил Кольдеве. – Мне и самому без бани жизнь не мила. Конечно, нам пришлось изменить конструкцию, приспосабливаясь к здешнему жаркому климату.

Он провел адмирала внутрь и постучал по дверям.

– Это душевая, а это парилка.

– Весьма изобретательно. Вероятно, вам было нелегко раздобыть хорошую древесину. – Хории глянул сквозь стеклянную перегородку; выпрямился и коснулся лежащих на табурете веток. – А это что?

– Березовые vihtas – веники. – Кольдеве взял один из них и со свистом рассек воздух в качестве демонстрации. – Финские ребята говорят, что сауна без веника – все равно что пища без соли. У некоторых фермеров есть теплицы, и мы убедили одного из них вырастить для нас несколько берез.

Кольдеве давно уже понял, что отец рядового Криглера готов вырастить все, что угодно, если вы согласитесь послушать его рассказы о том, как это трудно.

– Весьма изобретательно, – вежливо повторил Хории.

– А рядом – прохладительная, – указал Кольдеве. Пол комнаты покрывал десятисантиметровый слой снега; в дальнем углу темнел бассейн.

– Замечательно, – одобрил Хории, вглядываясь в помутневшее от мороза стекло.

– Лейтенант Рейникка, командир инженерного взвода, придумал, как изготовить снег. Чтобы сэкономить энергию, мы используем тепло, которое вытягиваем из прохладительной, для нагревания пара.

– А не является ли снег излишеством? – заметил Хории. – Разве не достаточно просто холодного душа?

– Достаточно, но на этой планете совсем мало снега, а он так помогает ощутить себя дома. Рейникка разработал конструкцию сауны на планете Ашкрофт, которая представляла собой мрачную пустыню. Сауна помогла нашим бойцам не сойти с ума.

– Понятно. А то здание – ваш арсенал, капитан Кольдеве?

– Позвольте показать его вам. – Кольдеве проводил адмирала в старый фермерский дом, вниз по лестнице и в помещение за стальной дверью. – Сержант Рытов – заведующий ротным оружейным складом.

Помещение было наполовину заполнено различных размеров ящиками с боеприпасами. На полках у дальней стены лежало оружие. Рытов сидел за длинным столом, возясь со спусковым крючком винтовки. Седые волосы придавали его лицу почти что ангельское выражение. Рытов был одним из детей, эвакуированных из Санкт-Петербурга и переживших катастрофу. При виде адмирала он кивнул, но не сделал даже попытки подняться.

– Мы уже встречались со старшим сержантом Рытовым, – сказал Хории. – Майор Санмартин приводил его обезвредить снаряды, которые были нацелены на меня.

– Не хотите икры? – Рытов подвинул в сторону адмирала тарелку с закуской.

– Оранжевая? – улыбаясь, спросил Хории.

– Это икра форели. Фермеры разводят ее в прудах.

– А красная?

– Фальшивка. Ее окрашивают морковным соком.

– Нам не хватает боеприпасов, сэр, и мы бы с благодарностью приняли все, что вы смогли бы предоставить нам, – отметил Кольдеве. – До сих пор у нас возникали затруднения с удовлетворением наших запросов.

Хории кивнул, отлично осведомленный о причине этих затруднений. Он прошелся по комнате, окидывая взглядом полки.

– Да, да, согласен с вами. Вам действительно не хватает боеприпасов. Я передам начальнику интендантской службы, чтобы он за этим проследил. Однако, как я погляжу, у вас необычайно много жидкой взрывчатки.

– Мы сами себя ею обеспечиваем, – объяснил Харьяло. – Нитратная фабрика на окраине Йоханнесбурга в вечернюю смену работает на нас.

– Вот как? – Адмирал указал на странный предмет в углу. – А это что такое?

– Насос. На случай, если придется откачивать воду, – спокойно солгал Рытов. – В сезон дождей такое бывает.

– В самом деле? Надо будет упомянуть об этом моим интендантам. Это поможет другим подразделениям избежать подобных неприятностей. – Хории склонил голову набок. – Вы служили на Кикладе, не так ли? Я бывал там.

– На Кикладе было скверно, – с видом знатока промолвил Рытов. – Но на Ашкрофте куда хуже. Там был сущий ад. Когда один наш парень умер, мы шутили, что теперь он спрашивает у дьявола, а не должен ли он вернуться на эту планету. Его звали Максаков – Унто Максимович Максаков.

Хории задумчиво посмотрел на Рытова.

– Майор Харьяло, пожалуйста, подготовьте подробные планы передачи вашего тяжелого вооружения и погрузки вашего батальона на штурмовой корабль «Тиёда» для возвращения на Землю.

– Есть, сэр.

– Тогда это все, майор. К среде планы должны быть представлены мне лично. Дальше меня проводит капитан Кольдеве.

Когда Харьяло с поклоном удалился, Хории промолвил:

– Думаю, капитан Кольдеве, что ваша рота обрадуется возможности снова увидеть Землю.

– Прошло слишком много времени. Нас перебрасывали с места на место. Полагаю, многим из нас захотелось бы эмигрировать в другую колонию.

– Все возможно, – добродушно заметил Хории. – Будь я помоложе, то также хотел бы этого. Скажите, капитан Кольдеве, как, по-вашему, будет развиваться здешняя политическая ситуация?

– По-моему, директор «ЮСС» Мацудаира собирается предпринять шаги, которые возмутят местное население, – откровенно ответил Кольдеве. – Очень сильно возмутят.

– Но у населения должно хватить ума не бросать вызов имперскому правительству, – возразил Хории. – Финны много раз воевали с русскими и знают, что муравьям не следует задирать слонов, не так ли, старший сержант Рытов?

Рытов кивнул, поглощенный своей работой:

– Вы сами хотели бы вернуться домой, старший сержант?

– Домой? – Рытов поднял взгляд и горячо отозвался: – Еще как!

Адмирал позволил Кольдеве проводить его к самолету. Хории не понимал, что под «домом» Рытов подразумевал давно уничтоженный Санкт-Петербург. В действительности он не намеревался покидать арсенал 3-й роты до конца своих дней.

Куда более интересующийся оружием, чем людьми, Рытов вспомнил то, что хотел сказать насчет муравьев и слонов, только спустя несколько минут после ухода адмирала.

– Sosialististen Neuvostotasavaltojen Liito voitti hyvana kakkosena tuli maalin pieni sisukas Suomi, – пробормотал он себе под нос, не отрываясь от работы. Это была знаменитая строка из романа о войне СССР против финнов. – Советский Союз победил, но маленькая мужественная Финляндия заняла почетное второе место.

Понедельник (315)

Утреннее заседание штаба адмирала Хории ошеломило бы любого иностранца. Считая себя «унитарной нацией с гомогенным типом существования», многие японцы полагали, что они обладают «предупредительным восприятием», позволяющим им безошибочно определять, что думают их соплеменники. Поэтому у них и прижился довольно странный способ достижения компромисса между двумя различными точками зрения – при помощи не столько аргументов в пользу того или иного мнения, сколько «силы личности». Харагей, как именовали подобные дискуссии, в лучшем случае выглядели несколько двусмысленно, а в худшем представляли собой своего рода немую сцену.

Так как и адмирал Хории, и сторонники решительных мер стремились избежать открытого столкновения, сама сущность спора осталась невысказанной, а все прочее звучало предельно расплывчато. Как говорил потом Хории Ватанабе: «Неразумное использование такого несовершенного средства общения, как слова, могло окончиться выливанием ушата холодной воды на с таким трудом достигнутое взаимопонимание».

К сожалению, адмирал Хории покинул совещание под впечатлением, будто полковник Суми согласен с необходимостью отложить принятие крутых мер, в то время как Суми удалился уверенным, что Хории молчаливо одобрил немедленный арест Верещагина и Бейерса, покуда его можно произвести, не создавая лишнего шума.

Немногие из присутствующих офицеров, которые считали подобную меру глупой и ненужной, независимо от того, осуществить ее сейчас или позже, предпочли оставить свое мнение при себе.

Вторник (315)

Убедившись в отсутствии в помещении подслушивающих устройств, полковник Суми обратился к офицерам двух рот службы безопасности:

– Копии приказов на столе перед вами. Пожалуйста, ознакомьтесь с задачей каждого из вас. Наша цель – арест подполковника Антона Верещагина, Альберта Бейерса и их наиболее видных подчиненных. Мне сообщили, что этим вечером Верещагин встречается с Бейерсом в резиденции президента, где мы их и арестуем. Батальон маньчжурского полка окружит казармы в Блумфонтейне, обеспечив невмешательство людей Верещагина.

– Мы охотно выполним ваши приказы, – не очень-то уверенно заявил майор Нисияма. – Убежден, что вы и адмирал Хории предусмотрели все возможные последствия подобной операции.

На этот раз Суми сделал про себя заметку при первой же возможности избавиться от Нисиямы.

– Я беру на себя полную ответственность! – рявкнул он. – Эти люди вынашивают изменнические планы! Мы находимся в одном из переломных моментов истории! Миссия нации Ямато – предотвратить демонизацию человечества! Вы должны арестовать этих людей, не возбуждая беспокойства, дабы оппозиция могла быть сокрушена в один миг! – Суми сердито уставился на подчиненных.

– Повторяйте за мной: «Ради самосохранения наша нация вынуждена прибегать к силе оружия и уничтожать все препятствия на своем пути».

Офицеры безропотно подчинились.

– «Мы пожертвуем всем во имя нашей нации, – нараспев продолжал Суми. – Мы решили посвятить себя нации душой и телом. Ключ к победе – вера в нее».

Офицеры твердили текст, словно молитву.

Подняв меч, Суми завершил свои заклинания:

– «Мы клянемся ничем не запятнать славное наследие наших предков и идти вперед, покуда восемь углов мира не окажутся под одной крышей».

Спустя два часа «черноногие» и маньчжуры выступили на выполнение задания.

В одной из искусственных пещер Ураганных гор Тимо Хярконнен сбросил на пол свое снаряжение и бесцеремонно распахнул дверь Матти Харьяло.

– Сэр, лейтенант Томас сообщает, что пять рот маньчжуров движутся в направлении Блумфонтейна, а несколько грузовиков с «черноногими» выехали из казарм в город.

Растянувшийся на койке, но полностью одетый Харьяло открыл глаза.

– Они используют радиотелефоны и забили все частоты минут пять назад, – добавил Хярконнен.

Харьяло быстро оценил ситуацию.

– Значит, началось. Передай всем, чтобы приступали к выполнению плана «А», Антон сейчас с Раулем и Альбертом. Как у них дела?

– Они ничего не сообщали. Лейтенант Томас пытается с ними связаться.

Харьяло спрыгнул с койки.

– Ладно, Тимо. Поднимай всех.

Верещагин, Брувер, Санмартин и Альберт Бейерс сидели в кабинете Бейерса, когда вошел Том Уинтерс. В руках у секретаря был автомат с глушителем, еще два висели у него на плече.

– На улице полно «черноногих»!

Ханна Брувер с беспокойством посмотрела на мужа. В дверях появилась вроу Бейерс с Хендрикой на руках.

– Через черный ход? – спросил Верещагин, забирая один из автоматов.

Уинтерс покачал головой.

– Люди на крыше заметили «черноногих» и там.

– Тогда через туннель, – заключил Санмартин, вооружаясь и подталкивая вперед Альберта и Бетье Бейерс. Верещагин похлопал Брувер по плечу, давая понять, что пора двигаться.

Хендрика зашевелилась на руках у Бетье Бейерс.

– Мой котенок! – захныкала она, понимая, что что-то не так.

– Ты должна быть спокойной и храброй, – шепнула ей на ухо «мама» Бетье, когда они спускались в подвал.

Тусклый голубоватый свет в туннеле позволял видеть на расстоянии всего нескольких метров. Верещагин закрыл дверь на засов.

– Пожалуйста, наденьте куртки и ботинки.

Санмартин дал дочери снотворную таблетку, завернул ее в одеяло и уложил в сетку, которую мог нести на спине.

– Я не могу проглотить это без воды, – пожаловалась девочка.

С улицы наверху донеслись звуки выстрелов и рев миномета.

– Это очень важно, малышка. Просто разжуй ее. Тогда ты сможешь заснуть, – упрашивал дочь Санмартин.

– Пожалуйста, сделай это, Хендрика, – вмешалась в разговор Ханна, натягивая доходящие до лодыжек башмаки.

Через минуту девочка заснула. Санмартин двинулся вперед, предоставив Верещагину замыкать процессию.

Туннель был проложен одновременно с канализацией, и Бетье Бейерс держалась за канализационную трубу, чтобы не упасть.

– Том здесь? – спросила она.

– Пожалуйста, говори шепотом. Наши голоса могут услышать по трубам, – предупредил Верещагин. – Мины означают, что Тому не понравилось то, что сообщили «черноногие». Боюсь, что он уже мертв.

– Он был паршивым секретарем, но хорошим солдатом. Надеюсь, ребята на крыше успели смыться, – добавил Санмартин, отлично зная, что те остались на крыше, чтобы позволить беглецам выиграть время.

– Интересно, знает ли об этом адмирал, – промолвил Альберт Бейерс.

– Не уверен, что это имеет значение, – отозвался Санмартин. – Думаю, что мы так или иначе приговорены.

Спустя минуту Бетье Бейерс обернулась назад.

– А где Антон? Мы должны его подождать!

– Он нас догонит, – улыбнулся Санмартин. – Антон устанавливает мины-ловушки – просто на всякий случай.

Вскоре они выбрались в заранее приготовленное убежище на расстоянии девятнадцати кварталов.

– Здесь есть машина? – спросил Бейерс.

– Да, но лучше ею не пользоваться, – ответил Санмартин. – А вдруг у них хватило ума расставить кордоны на дорогах и проверять пассажиров? Мы передохнем здесь, а потом отправимся туда, где нас смогут подобрать. – Он обнял Бетье Бейерс и вытер слезы, выступившие у нее на глазах. – Все будет в порядке, мама.

С нелегким чувством лейтенант Лангерман подошел к воротам завода. Трое из его шестнадцати резервистов не прибыли в условленное время, и он все еще надеялся, что они появятся. Завод был ярко освещен, и Лангерман слышал шум машин, свидетельствующий, что третья смена приступила к работе.

Ночной сторож читал порнографический роман и не замечал Лангермана, пока тот не постучал по стеклу.

– Все в порядке. Мы хорошие ребята. У нас есть письменный приказ президента Бейерса, – заверил Лангерман сторожа, указывая на четырехцветный флажок и верещагинскую эмблему саламандры, наспех вышитые на его форме. Лангерман и его люди сменили старые, поношенные мундиры на новые, которые лучше предохраняли от сенсоров. Теряя терпение, Лангерман бросил: – Проводи меня к вашему начальнику.

Косясь на винтовку под мышкой у Лангермана, сторож, не теряя времени, отпер ворота и проводил лейтенанта к начальнику смены. Войдя на территорию фабрики, люди Лангермана разошлись выполнять свои задания.

– Хеэр Кемп, этот человек хочет вас видеть, – робко доложил сторож своему боссу.

– Хеэр Кемп, – вмешался Лангерман, – я офицер армии Зейд-Африканской республики. Забыл – это наша третья или четвертая республика? Как бы то ни было, у меня имеется письменное распоряжение президента Бейерса изъять определенные компоненты вашего оборудования и воззвание, которое нужно прочитать вам и вашим рабочим. – Лангерман протянул ему бумаги.

– Все в порядке, Ян. Возвращайся на свое место и пока никому ничего не сообщай, – приказал сторожу Кемп, изучая документы и пробегая пальцем по размашистой подписи Бейерса. – Но ведь это мятеж! – воскликнул он.

– Боюсь, что у нас не осталось иного выхода. Несколько часов назад имперцы попытались арестовать правительство. Но на сей раз полковник Верещагин на нашей стороне. – Лангерман улыбнулся под щитком, прикрывающим его лицо. – Нам нужно остановить ваше производство, изъяв микрочипы из оборудования. Если мы победим, то вернем все назад. А если проиграем, то у народа будут другие поводы для беспокойства.

Кемп удивленно посмотрел на него.

– Хеэр Лангерман? Это вы?

– Черт побери, Кемп! – Лангерман отбросил с лица щиток. – Вы не должны были узнавать меня. Если об этом пронюхают имперцы, к вам могут применить репрессии.

– Простите, сэр. Я не упомяну об этом. – Кемп встал и пожал Лангерману руку. – Все равно я рад видеть вас снова. Лучше бы вы позволили мне прочитать прокламацию рабочим. Ваш голос слишком знакомый. Как ваша семья, сэр?

– На прошлой неделе я отправил ее в деревню. А ваша?

– Превосходно, сэр. – Кемп потянулся к ящику стола. – Если старина Альберт говорит, что нужно поднимать восстание, то полагаю, нам следует выпить за его успех.

– Спасибо, но мы спешим. А этот щенок, которого прислал вместо меня Мацудаира, еще здесь? Я послал двоих ребят в свой бывший офис.

– Наверное, сэр. Ему нравится работать допоздна. – Кемп выглянул в коридор и увидел солдата, катившего перед собой электрокар, в котором сидел связанный японец с повязкой на глазах и кляпом во рту. – Сейчас с ним вроде бы один из ваших людей.

Расслышав голос Кемпа, японец начал извиваться и попискивать сквозь кляп. Солдат покатил тележку дальше, не обращая на него внимания. Кемп помахал им вслед.

Лангерман снова прикрепил щиток.

– Когда прочитаете воззвание, Кемп, попросите рабочих помочь моим ребятам. Некоторые из них простые фермеры, и они знакомы с изъятием микрочипов больше в теории, чем на практике, хотя в прошлое воскресенье, когда завод не работал, мы пробрались сюда на несколько часов, чтобы потренироваться. – Он вздохнул. – Странно. Мне понадобилось несколько дней, чтобы привыкнуть к мысли об участии в мятеже.

– Удачи вам, сэр.

– Удача не помешает всем нам, Кемп.

Спустя час после того, как Лангерман и его люди скрылись в темноте, Кемп, бродя по заводу наткнулся на тарахтящую литейную машину, которую, очевидно, проглядели солдаты. Он отключил машину, извлек микрочип и задумчиво уставился на него; потом пожал плечами, бросил его на пол и придавил ногой.

Еще одна группа из четырех резервистов заявилась в тюрьму Претории и вручила перепуганным надзирателям пачку постановлений о помиловании.

– Бывшие террористы, выходите из камер! – скомандовал капрал – молодой бородатый африканер, – когда тюремщики отделили членов АДС от воров.

– Что происходит? – Геррит Тербланш схватил за руку капрала, едва открылась дверь его камеры.

– Зейд-Африка и полковник Верещагин подняли восстание против имперцев, и президент Бейерс считает, что если мы оставим вас в тюрьме, то вас тут же расстреляют. Я бы против этого не возражал, но Альберт против, поэтому мы приглашаем вас добровольцами в пехоту. Всех, кто в состоянии собраться за пять минут, милости просим к нам.

– А что случится, если нам не понравится в вашей армии? – осведомился один из членов АДС.

– Не знаю. А вот если вы нам не подойдете, то мы вышвырнем вас пинком под зад. – Капрал пошарил в карманах и вытащил пару банкнотов: – Вашим обучением займется Палач, поэтому ставлю двадцать рандов, что никто из вас не продержится и неделю.

– Ну? – Тербланш окинул взглядом бывших товарищей. – Кто еще хочет участвовать в пари?

Около одиннадцати часов, когда не поступило никаких известий от двух отрядов «черноногих, блокировавших дороги из Претории, полковник Суми решил разбудить адмирала Хории. Моментально разобравшись в ситуации, адмирал впал в бешеный гнев и холодно приказал маньчжурам полковника Уно прощупать оборону казарм в Блумфонтейне.

Уже через час дисциплинированный полковник Уно отрапортовал, что люди Верещагина покинули казармы буквально под их носом. Головомойка, заданная несчастному полковнику Суми, не улучшила настроения адмирала.

Хории официально объявил осадное положение и о прекращении полномочий избранного правительства за его тесные связи с мятежниками Верещагина. Суми погнал измученных «черноногих». брать под контроль газеты, телевидение и радио. Адмирал, прекрасно понимая тщетность своей просьбы, призвал провинциальных зейд-африканских чиновников убедить народ сохранять спокойствие и ожидать распоряжений имперских властей.

Среда (315)

– Насколько я понимаю, лейтенант Акамине, – промолвил Хории, – люди Верещагина ночью абсолютно незаметно ушли из казарм. Пожалуйста, доложите, какие потери мы понесли, занимая эти казармы.

Лейтенант Акамине был первым из офицеров полковника Уно, ступившим в покинутые блумфонтейнские казармы, и Уно отправил его в штаб-квартиру Хории в качестве козла отпущения.

Акамине испуганно посматривал на полковника Суми и капитана Янагиту, уже, очевидно, испытавших на себе гнев адмирала.

– Мы понесли совсем небольшие потери, достопочтенный адмирал. По-видимому, люди Верещагина отбыли в спешке, и саперы без особого труда смогли обезвредить большую часть оставленных ими мин-ловушек.

– Слабое утешение. Пожалуйста, объясните, каким образом была осуществлена эта эвакуация.

Акамине помедлил, подыскивая нужные слова.

– Полковник Уно считает, что это был хорошо продуманный план. Мы обнаружили туннель, ведущий к безлюдному району почти в полукилометре от периметра казарм.

– Это неудивительно, учитывая, что вся планета давным-давно битком забита горно-промышленными предприятиями. – Хории бросил на Суми злобный взгляд. – Полковник Суми уже заверил меня, что у Верещагина имелись тщательно продуманные планы, и я искренне надеюсь, что это правда. Было бы крайне тревожно узнать, что столь быстрое исчезновение – следствие мгновенной импровизации. А как насчет его машин и авиации?

– На территории казарм остались несколько грузовиков, два вертолета и четыре бронемашины типа «97». – Акамине заколебался. – Грузовики приведены в негодность, а вертолеты и бронемашины лишены ряда компонентов.

– Каких именно компонентов? Снарядов?

Акамине уныло кивнул.

– Они попросту ободраны сверху донизу, достопочтенный адмирал.

– Потемкинская деревня, – неожиданно усмехнулся Хории.

Акамине вручил Ватанабе для передачи адмиралу листовку с текстом на обеих сторонах.

– Ребятишки разбрасывали эти листовки по всему Блумфонтейну. Полковник Уно просит указаний, что с ними делать?

По мнению Хории, Уно был слабохарактерным человеком, тратившим слишком много времени на выслушивания своего начальника штаба – подполковника «черноногих».

– Их распространяли повсюду, – фыркнул он, не притрагиваясь к листовке. – С обращением президента Бейерса незнакомы лишь те, кто одновременно слепы и глухи, не так ли, полковник Суми? Пожалуйста, передайте полковнику Уно, чтобы он не обращал на это внимания. А что с арсеналом, Акамине?

– Он был пуст, за исключением небольшого количества жидкой взрывчатки. Боеприпасы и оружие исчезли.

Хории обернулся к адъютанту.

– Что вы об этом думаете, капитан Янагита?

– По-моему, сэр, – с Чопорным видом ответил Янагита, – подполковник Верещагин незаметно удалил из казарм людей и боеприпасы где-то вчера вечером.

– Согласен. – Хории вновь обратился к Акамине: – Передайте полковнику Уно, что я ни в чем его не обвиняю.

– Благодарю вас, достопочтенный адмирал. – Акамине низко поклонился.

– Последний вопрос, Акамине. Как насчет сауны?

– Сауны? – Акамине выглядел озадаченным.

– Ладно, это не имеет значения. Вы свободны. Пожалуйста, передайте полковнику Уно, что я хочу его немедленно видеть.

– Слушаюсь, достопочтенный адмирал. – Акамине отсалютовал и вышел.

Хории скрестил руки на груди.

– Итак, птички улетели. Сомневаюсь, что полковнику Уно удастся их отыскать. Что еще произошло за эту ночь, капитан Янагита?

– По-видимому, сэр, запущена в действие заранее подготовленная программа саботажа. На всех заводах техника выведена из строя путем изъятия маленьких, но жизненно важных деталей. Управляющие заводами «ЮСС» единодушно заявляют, что не в состоянии продолжать работу предприятий. Мацудаира-сан сообщил, что трое его помощников похищены.

На огромном Мариентальском прииске к северо-востоку от Блумфонтейна сотрудники «ЮСС» показали Янагите стотонные экскаваторы и тридцатитонные тягачи, способные сровнять с землей горы, но лишенные компьютерных деталей, которые управляли всеми их действиями. Главный инженер с усмешкой заметил, что если бы его снабдили тачками и увеличили рабочий день, то он теперь мог бы выполнить то, что раньше делал за день, лет за четырнадцать, при условии, что кто-нибудь за это время сможет заставить работать плавильни.

– Подполковник Верещагин – очень проницательный человек. Он смог нащупать жизненно важную точку нашего конфликта.

– Не понимаю, сэр.

– Моя цель – покончить с сопротивлением и обеспечить бесперебойные поставки металлических сплавов. Даже если мы сохраним контроль над местным населением, Верещагин устроил дела таким образом, что мы не в состоянии обеспечить поставки, не нанеся ему полного поражения – а быть может, даже тогда. Какой изобретательный штрих! Что-нибудь еще, Янагита?

– Да, достопочтенный адмирал. Мы заняли все стратегически важные пункты, кроме океанской вышки и двух рудников, захваченных небольшими группами мятежных солдат. Полковник Суми почтительно рекомендует атаковать эти позиции.

Суми хранил весьма несвойственное ему молчание.

– Верещагин намеренно перекрыл нам доступ к океанской вышке и глубоким рудникам. Он знает, что если мы вынудим его людей взорвать их, то понадобятся годы, чтобы вновь привести сооружения в рабочее состояние. Я обдумаю рекомендацию полковника Суми. Пока я не приму решение, не предпринимайте никаких действий против этих людей.

Янагита судорожно глотнул.

– Позвольте заметить, сэр, что эти солдаты не японцы и не могут спастись бегством. По-моему, молниеносная атака вынудит их сдаться и передать предприятия в наши руки с минимальными повреждениями.

– А если вы ошибаетесь, Янагита, и они взорвут себя вместе с предприятиями? – саркастически осведомился Хории. – Вы лично отстроите их заново?

Хории прошелся по комнате.

– Верещагин оставил там солдат только из расчета, что я испытаю их решимость и они погибнут, но не сдадутся. Он сделал это, чтобы напомнить мне, что его не следует недооценивать. Вы знакомы с историей России, Янагита?

– Очень мало, сэр. Она потерпела поражение в Первой тихоокеанской войне[20].

– Россия перенесла татарское иго, коммунизм и страшную катастрофу. Десятки миллионов ее жителей погибли. Верещагин напоминает мне об этом. Издайте строгий приказ оставить этих солдат в покое.

Хории снова начал мерить шагами комнату.

– Фактически Верещагин вызывает, нас на дуэль. Оставленные им солдаты должны дать нам это понять. Все очень просто. Если нам удастся их сломить, мятеж будет окончен. Вы передали мои приказы подполковнику Эбилю?

– Да, сэр. К сожалению, он заявил, что не может их выполнить, – с еще большим смущением ответил Янагита.

– Так я и думал. Это пчелиный укус в заплаканное лицо, – процитировал Хории старую поговорку. – Эбиль имеет в виду, что его люди не будут ни помогать, ни препятствовать нам. Он, несомненно, знает, что поплатится за это, когда мы получим голову Верещагина.

Хории сел и откинулся на спинку стула, глядя в потолок.

– Мы не должны позволить Верещагину диктовать условия. Имея такой численный перевес, нужно раздавить врага, не давая ему времени перевести дух. Нам необходимо установить местонахождение основных сил Верещагина, прежде чем он успеет подробно разработать свои планы.

– Это я могу вам гарантировать, сэр, – заявил Янагита.

– Пожалуйста, сделайте это в течение недели. Вы свободны.

Когда дверь за Янагитой закрылась, Суми самым воинственным тоном выпалил:

– Я придерживаюсь другого мнения, адмирал. Поспешные удары часто приходятся мимо цели. Уверен, что мои действия помогли разоблачить заговор.

– Учитывая, что Верещагин предугадал все действия, которые вы пытались предпринять против него, я содрогаюсь при одной лишь мысли, насколько он стал бы опаснее, если бы вы дали ему еще больше времени на подготовку. Ваше неподчинение и невнимание к деталям мы обсудим в другой раз. А до тех пор я еще могу вами воспользоваться. У вас есть какие-нибудь просьбы? – осведомился он, зная ответ, но желая услышать его от Суми.

Полковник неимоверным усилием сдержал гнев.

– Я хочу возглавить атаку на мятежников.

– Хорошо. Разумеется, я рассчитываю, что в будущем вы обеспечите большую степень повиновения со стороны моих офицеров.

– Так точно, достопочтенный адмирал, – с трудом вымолвил Суми.

Через несколько минут здание содрогнулось от громкого взрыва, почти полностью уничтожившего склад, который люди Томаса посетили несколькими днями раньше.

Хории улыбнулся.

– Достойный противник, – пробормотал он.

В каждой армии находится человек, который умудряется не услышать вовремя приказ. В 1-м батальоне 35-го стрелкового полка таким человеком почти всегда оказывался рядовой Пригал.

Как раз в это утро Пригал ехал в блумфонтейнские казармы, сидя за рулем пикапа с грузом растительного масла, купленного в Верхнем Мальборо. Используя личную инициативу и изобретательность, благодаря чему он который уже год оставался рядовым, Пригал умудрился настроить радио не на батальонную станцию, а на программу «50 хитов».

Поэтому только подъехав к воротам и просигналив, он обратил внимание, что на часах стоят маньчжуры. Те, в свою очередь, заметили, что Пригал таковым не является, и схватились за винтовки. Когда Пригал разворачивал пикап, то самое Провидение, которое охраняет детей и пьяных, направило одну пулю десятью сантиметрами правее его тела, а другую – двадцатью сантиметрами левее.

Оставляя за собой широкий след пролившегося масла, пикап на трех целых шинах затарахтел по улице. Двое маньчжуров, попытавшиеся пуститься в погоню, минут пять кувыркались в пролившемся масле. Испуганный африканер, наблюдавший за происходящим из аптеки, потом долго жалел, что не захватил с собой видеокамеру.

Спустив пикап в канаву, Пригал скрылся в заранее условленном убежище. После того как сержант обрушил на него порцию отборной ругани под громогласный хохот остальных, Матти Харьяло поздравил Пригала с тем, что он выполнил приказ там, где спасовал бы любой другой.

Обеспечивший себе еще одно скромное упоминание в истории батальона Пригал сделал справедливый вывод, что лучше бы ему было угодить под пули.

Ответ Зейд-Африки на объявление адмиралом Хории осадного положения и отмену деятельности гражданского правительства был моментальным и превосходно скоординированным. За одну ночь повсюду исчезли таблички с названиями улиц и номерами домов. Правительства округов перестали функционировать, отказываясь посылать доклады и отвечать на телефонные звонки. Полиция уволилась вплоть до последнего человека.

Население поголовно позабыло английский и соглашалось общаться исключительно на африкаанс. Впрочем, японские офицеры с помощью переводчиков обнаружили, что никто не склонен общаться и на этом языке. Африканеры всегда владели даром безмолвного оскорбления. Как сказал один старик: «Мы можем поступать с имперцами так, как черные поступали с нашими предками».

Люди Верещагина охотно давали населению практические советы. Еще Мохандас Ганди[21] извлек уроки из кампании гражданского неповиновения, которую вели финны против царского правительства в начале XX века. Ханс Кольдеве справедливо заметил, что «это у них в крови».


День прибытия плюс триста девять недель | Вихрь с окраин империи | Огонь