home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Керченско-Феодосийская десантная операция

(25 декабря 1941 — 2 января 1942 года)

Керченско-Феодосийская операция — самая значительная десантная операция в Великой Отечественной войне. Несмотря на то что нашим войскам не удалось полностью решить поставленных перед ними задач, эта десантная операция явилась одной из героических страниц в летописи Великой Отечественной войны, символом мужества воинов Закавказского фронта, штурмовавших в декабрьскую стужу 1941 года скалистые берега Крыма, не имея специальных десантных средств и какого-либо опыта в проведении подобных операций.

Высадка десанта в Крыму диктовалась обстановкой, сложившейся на советско-германском фронте в конце 1941 года, и, в частности, на его левом крыле, после разгрома немцев под Ростовом. Основной целью планировавшейся операции было овладение плацдармом, с которого должны были начаться действия по освобождению Крыма. Кроме того, десант должен был оттянуть силы противника от Севастополя и тем самым облегчить положение защитников города, а затем полностью деблокировать его. Успешные действия ликвидировали бы угрозу вторжения германских войск на Северный Кавказ через Керченский пролив.

Всего в Крыму противник имел силы, эквивалентные 10 дивизиям. При этом две трети своих войск он сосредоточил под Севастополем, а одна треть выделялась для противодейственной обороны Керченского полуострова (42-й армейский корпус в составе 46-й и 73-й пехотных дивизий, 8-й кавалерийской бригады румын и двух танковых батальонов). Общая численность вражеских войск на Керченском полуострове составляла около 25 тыс. человек, около 300 орудий и минометов, 118 танков. Возможности керченской группировки в значительной мере возрастали благодаря господству авиации противника, которая насчитывала в Крыму свыше 500 бомбардировщиков и около 200 истребителей.

Планируя Керченскую операцию, командование Закавказского фронта первоначально ставило перед войсками весьма узкую задачу, сводящуюся, в сущности, к занятию лишь восточного побережья Керченского полуострова с последующим методическим наступлением на запад с целью выхода на фронт Джантара, Сейтджеут.

Тогда эта операция мыслилась в виде выброски морского и парашютных десантов на восточный берег Керченского полуострова (мыс Хорни, маяк Кизаульский) с последующей переброской на полуостров главных сил для развития общего наступления на фронте Тулумчак, Феодосия. Ее (операции) разработка началась 3 декабря 1941 года.

Операцию предполагалось осуществить силами 56-й и 51-й армий (7–8 стрелковых дивизий, 3–4 артиллерийских полка резерва Главного командования, 3–4 танковых батальона, авиация обеих армий и 2 авиадивизии дальнего действия).

Морской флот должен был содействовать высадке десанта и обеспечивать фланги наступающих армий.

В дальнейшем план операции претерпел некоторые изменения. Окончательный вариант действий был выработан к 13 декабря командованием Закавказского фронта после согласования с командованием Черноморского флота. Предусматривалось одновременно с форсированием Керченского пролива произвести высадку нескольких десантов — морского (2 дивизии и бригада со средствами усиления) в районе Феодосии, авиадесанта в районе Владиславовки, вспомогательного морского десанта в районе Арабата и Ак-Моная. Задача десантов — овладеть Ак-Монайским перешейком и нанести удар в тыл керченской группировке противника.

Осуществление этого плана должно было привести к оперативному окружению противника в западной части Керченского полуострова.

В операции должны были участвовать 51-я и 44-я армии (в составе 9 стрелковых дивизий и 3 стрелковых бригад) и средства усиления — 5 артиллерийских полков, мотопонтонные и инженерные батальоны, 2 авиадивизии дальнего действия и 2 авиаполка.

В состав 51-й армии перед началом операции входили 224, 396, 302, 390-я стрелковые дивизии, 12-я и 83-я стрелковые бригады, батальон морской пехоты Азовской военной флотилии, 265, 457, 456, 25-й корпусные артиллерийские полки, 1-й дивизион 7-го гвардейского минометного полка, 7-я отдельная огнеметная рота, 75, 132, 205-й инженерный батальоны, 6-й и 54-й мотопонтонные батальоны Азовской военной флотилии, Керченская военно-морская база.

Армией командовал генерал-лейтенант В. Н. Львов.

В состав 44-й армии перед началом операции входили 236, 157-я стрелковые дивизии, 63-я горнострелковая дивизия, 251-й горнострелковый полк, 105-й горнострелковый полк с дивизионом легкого артиллерийского полка, 1-й дивизион 239-го артиллерийского полка, 547-й гаубичный артиллерийский полк, 61-й инженерный батальон.

Армией командовал генерал-майор А. Н. Первушин.

В резерве находились 400, 398-я стрелковые дивизии и 126-й отдельный танковый батальон, который в конце декабря 1941 года отдельными подразделениями участвовал в десанте.

156-я стрелковая дивизия из состава Закавказского фронта была выделена для обороны побережья Азовского моря.

Общее руководство операцией осуществлял командующий Закавказским фронтом (с 30 декабря — Кавказским фронтом) генерал-майор Д. Т. Козлов. Высадка войск была возложена на Черноморский флот под командованием вице-адмирала Ф. С. Октябрьского и входившую в его состав Азовскую военную флотилию, возглавлявшуюся контр-адмиралом С. Г. Горшковым.

Десантирование возлагалось на Азовскую военную флотилию, Керченскую военно-морскую базу и Черноморский флот.

На 1 декабря 1941 года в обороне на Керченском полуострове находились 46-я пехотная дивизия вермахта и 8-я кавалерийская бригада румын. В период с 11 по 13 декабря немецкое командование перебросило сюда 73-ю пехотную дивизию и дивизионы штурмовых орудий.

Общая численность полевых войск противника на Керченском полуострове составляла 10–11 тысяч человек. Они входили в состав 11-й немецкой армии (штаб — город Симферополь).

Оборона противника состояла из укреплений полевого и долговременного типа. Глубина оборонительной полосы равнялась 3–4 км. Город Феодосия и прилегающий к нему район были оборудованы как сильный узел сопротивления.

Противодесантная оборона создавалась в местах, удобных для высадки десантов и строилась по системе опорных пунктов. Она эшелонировалась на значительную глубину и состояла из укреплений полевого и долговременного типа с огневой связью между ними. Укрепления прикрывались проволочными заграждениями. Основные опорные пункты были созданы в северо-восточной части полуострова от мыса Хрони до Александровки, а также в районах мыса Такыл и горы Опук. Феодосия с гарнизоном более 2 тыс. человек была превращена в узел противодесантной обороны. Значительное количество наземной и зенитной артиллерии размещалось в населенных пунктах, превращенных в сильные узлы сопротивления с круговой обороной. Подходы к Феодосии с моря были заминированы.

Наиболее сильно был укреплен район Еникале, Капканы, Керчь. Здесь было максимальное количество пехоты и огневых средств.

С 3 по 25 декабря войска 51-й и 44-й армий, средства усиления и военно-воздушные силы, предназначенные для участия в предстоящей операции, производили перегруппировку и сосредоточение в районы погрузки, на корабли и суда.

Плохие метеорологические условия этого периода осложнили проведение перегруппировки, и особенно перебазирование авиации с аэродромов Кавказа.

Поддерживающие военно-воздушные силы (132, 134-я дивизии авиации дальнего действия, 367-й бомбардировочный полк СБ, 792-й полк пикирующих бомбардировщиков Пе-2, 9 истребительно-авиационных полков) были недостаточно укомплектованы материальной частью. На вооружении состояли устаревшие типы самолетов (ТБ, СБ, И-153, И-16). Скоростных истребителей и бомбардировщиков в составе военно-воздушных сил было не более 15 %, и то часть из них находилась в тылу на аэродромах дивизий дальнего действия (132-й и 134-й), входя органически в состав последних, и самостоятельного участия в операциях не принимала.

702-й полк пикирующих бомбардировщиков на Пе-2 бомбометанию с пикирования обучен не был и использовался как разведывательный.

Аэродромная сеть Краснодарской области была абсолютно не подготовлена для приема большого количества самолетов. Прибывшее на этот театр командование военно-воздушных сил Закавказского фронта плохо знало местные условия. Огромный аппарат военно-воздушных сил Северо-Кавказского округа не был использован в помощь командованию и зачастую даже мешал работе штаба фронта.

Военно-воздушные силы Черноморского флота сразу не были подчинены фронту оперативно и в основном продолжали обеспечивать оборону Севастополя. Активное участие в действиях на Керченском полуострове они принимали только от случая к случаю. Вследствие плохой организации и тяжелых метеорологических условий перебазирование сопровождалось многочисленными авариями и вынужденными посадками. В начальной стадии операции смогло принять участие фактически только 50 % авиачастей, предназначавшихся для ее осуществления. Остальные 50 % продолжали оставаться на тыловых аэродромах и на трассе. Необходимых транспортных средств для высадки десанта во Владиславовке фронт к началу операции не получил.

В составе десанта планировалось иметь свыше 40 тыс. человек, около 770 орудий и минометов и несколько танков. Таким образом, соотношение сил предполагалось в пользу Закавказского фронта: по пехоте — в 2 раза, по артиллерии и минометам — в 2,5 раза. В танках же и авиации преимущество оставалось на стороне противника. Перед высадкой цифры несколько изменились.

Черноморский флот и Азовская военная флотилия по корабельному составу многократно превосходили врага, но у наших моряков практически полностью отсутствовали специальные десантные и высадочные средства, что в свою очередь влияло на быстроту высадки (десанта) на берег. Оказалось, что паромы, баржи и катера тут не в состоянии заменить никакие линкоры и крейсеры.

Соотношение сил и средств сторон перед началом десантной операции

Силы и средства СССР Германия Соотношение
Соединения 6 сд, 2 сбр, 2 гсп 2 пд, 1 кбр, 2 отб
Личный состав* 41,9 25 1,7:1
Орудия и минометы 454 380 1,26:1
Танки 43 118 1:2,7
Самолеты 661 100 6,6:1
Корабли и суда 250

* тысяч человек.


Тренировка войск к предстоящим действиям (погрузка, выгрузка, действия десанта) была проведена наспех и недостаточно организованно. Кроме того, эффект специальных тренировочных занятий был сильно снижен, так как часть соединений, прошедших эту специальную подготовку, затем была отстранена от участия в операции (345-я стрелковая дивизия, 79-я стрелковая бригада, которые были переброшены на усиление Севастопольского гарнизона) и заменена соединениями, которые пройти специальной подготовки не успели.

Инженерные части проделали огромную работу по устройству путей, ремонту пристаней, изысканию ресурсов и подготовке плавучих средств, а также средств погрузки и выгрузки войск (сходни, лестницы, лодки, плоты и т. д.). Войска получили большое количество средств заграждения: мины, малозаметные препятствия, взрывчатые вещества — для закрепления занятых рубежей по высадке десанта. Для усиления льда Керченского пролива были собраны и подготовлены местные средства (камыш), ремонтировались пристани Темрюк, Кучугуры, Пересыпь, на косе Чушка, Тамань, Комсомольская и другие.


Стоять насмерть!

Схема высадки и действия десантов Красной армии, Черноморского флота и Азовской флотилии с 25 декабря 1941 года по 2 января 1942 года


В первые и последующие эшелоны войск обязательно включались саперные подразделения.

Однако при определении соотношения сил в десантной операции следовало бы исходить из того, сколько войск позволяют высадить переправочные средства в первом эшелоне. В данном случае многое зависело также и от погоды.

Подготовка к проведению десантной операции, как уже отмечалось, началась с 3 декабря. Командующий 51-й армией высадку передовых десантов со стороны Азовского моря решил произвести в следующих пунктах: у Ак-Моная — 1340 человек, у мыса Зюк — 2900 человек, у мыса Тархан — 400 человек, у мыса Хрони — 1876 человек, у мыса Еникале — 1000 человек. Всего намечалось высадить 7616 человек, 14 орудий, 9 минометов калибра 120 мм, 6 танков Т-26.

Согласно «Рассчету сил и средств для высадки морских десантов Азовской военной флотилией», для высадки в район Казантипского залива предназначалось 530 человек, для высадки на мысе Зюк в западной группе — 2216 человек, две 45-мм пушки, две 76-мм пушки, четыре 37-мм пушки, девять 120-мм минометов, три танка Т-26, а также 18 лошадей и одна радиостанция (танки были переправлены на барже «Хопер», которая буксировалась пароходом «Никополь». — Примеч. авт.), для высадки в восточной группе — 667 человек и две 76-мм пушки. В район мыса Хрони высаживалось 1209 человек, две 45-мм пушки, две 76-мм пушки, три танка Т-26 (доставлены буксирным пароходом «Дофиновка» и баржей «Таганрог». — Примеч. авт.) и одна автомашина в составе западной группы, 989 человек, две 76-мм пушки и две 45-мм пушки в составе восточной группы. В Еникале планировалось высадить 1000 человек. На суда Азовской военной флотилии были погружены части 244-й стрелковой дивизии и 83-й стрелковой бригады.

Посадка десанта должна была производиться ночью, высадка — за 2 часа до рассвета. Каждому отряду были приданы боевые корабли, которые должны были огнем своих орудий поддержать высадку.

Районом погрузки для соединений 51-й армии назначался Темрюк и, частично, Кучугуры. Керченская военно-морская база силами 10 групп трех отрядов должна была высадить десант из состава 302-й стрелковой дивизии (3327 человек, 29 орудий, 3 миномета) в районе маяка Нижне-Бурунский, станции Карантин, Камыш-Бурун, Эльтиген и коммуны «Инициатива».

В состав первого броска входило 1300 человек. Высадка должна была производиться внезапно, без артиллерийской подготовки, под прикрытием дымовой завесы с торпедных катеров.

Погрузка войск на суда производилась в Тамани и в Комсомольской.

10 декабря в Новороссийск прибыл командующий Черноморским флотом с оперативной группой для руководства подготовкой и непосредственным ходом операции. Сама высадка планировалась на 21 декабря.

В это же время германское командование готовило свои войска к повторному штурму Севастопольского оборонительного района, а на рассвете 17 декабря начало наступление на Севастополь. В ходе ожесточенных боев, несмотря на упорное сопротивление наших войск, противнику, обладавшему на направлении главного удара большим превосходством в силах, удалось за четыре дня продвинуться на 4–6 км, вклинившись в направлении Северной бухты.

Для небольшой территории, удерживаемой защитниками Севастополя, это было архиопасно. Наши войска тут же нанесли контрудар и приостановили вражеское наступление, но надо было переломить ситуацию. В этих условиях Ставка ВГК подчинила Севастопольский оборонительный район командующему Закавказским фронтом и потребовала от него немедленно направить в Севастополь способного общевойскового командира для руководства сухопутными операциями, а также одну стрелковую дивизию или две стрелковые бригады и не менее 3 тыс. человек маршевого пополнения. Кроме того, ЗКФ должен был усилить авиационное обеспечение обороны Севастополя, выделив для этого не менее 5 авиаполков, и наладить бесперебойное снабжение оборонительного района боеприпасами и всем необходимым для боя.

По указанию Ставки в Севастополь на боевых кораблях направили 345-ю стрелковую дивизию из Поти, 79-ю курсантскую бригаду морской пехоты из Новороссийска, танковый батальон, вооруженный маршевый батальон, дивизион 8-го гвардейского минометного полка PC. В течение декабря в Севастополь было доставлено 5000 т боеприпасов, 4000 т продовольствия, 5500 т других грузов, 26 танков, 346 орудий и минометов. Корабли Черноморского флота усилили поддержку защитников Севастополя своим огнем. Правда, делалось это с переменным успехом.

После «взбучки» от Ставки ВГК командование Черноморского флота, а затем и Закавказского фронта, стало оперативно усиливать Севастопольский оборонительный район. Указания на этот счет они получили 20 декабря, а 22 декабря части 345 сд и 79-й бригады морской пехоты контратаковали возобновившую наступление группировку германских войск во фланг и восстановили положение.

Командир 345-й стрелковой дивизии подполковник О. Н. Гузь, обращаясь к воинам-закавказцам, направляющимся в бой, говорил: «Все — до единого — ляжем здесь, костьми усеем эти холмы и долины, но не отступим. Такого приказа ни от меня, ни от командующего не будет». Призыв комдива выражал настроение всех защитников города-героя.

Вторая попытка противника прорваться к Севастополю, предпринятая 28 декабря, также не имела успеха.

В связи с переброской части войск Закавказского фронта и сил Черноморского флота для усиления обороны Севастополя потребовалось уточнить план десантной операции. Высадка войск планировалась уже не одновременно, а последовательно: на северное и восточное побережье Керченского полуострова — на рассвете 26 декабря, а в Феодосию — 29 декабря. Соответственно изменившемуся плану были уточнены задачи войскам фронта.

51 А теперь ставилась задача: одновременно высадить десанты на северном и восточном побережье полуострова, а затем ударами с севера и юга овладеть городом Керчь. В дальнейшем овладеть Турецким валом и наступать в направлении ст. Ак-Монай. Высадка десантов возлагалась на Азовскую военную флотилию и Керченскую военно-морскую базу, которые на время операции подчинялись командующему 51-й армией.

44 А получила задачу во взаимодействии с Черноморским флотом основными силами высадиться в районе Феодосии, овладеть городом и портом, уничтожить феодосийскую группировку противника и, перехватив Ак-Монайский перешеек, отрезать ему путь на запад. Частью сил армия должна была наступать на восток с задачей во взаимодействии с 51 А рассекающими ударами уничтожить окруженную группировку немцев. С выходом частей 51-й армии на ак-монайскую позицию 44-й армии ставилась задача быть в готовности к развитию успеха в направлении Карасубазара. Кроме того, 44-й армии приказывалось высадить десант в районе горы Опук с задачей ударом на север содействовать 51-й армии в форсировании Керченского пролива и в районе Коктебеля с целью не допустить подхода резервов противника со стороны Судака.


Стоять насмерть!

Из-за невозможности прикрыть войска, высаживаемые в районе Феодосии, истребительной авиацией с дальних кавказских аэродромов было решено в район Владиславовки в ночь на 30 декабря высадить воздушный десант в составе парашютного батальона с задачей захватить аэродром и обеспечить посадку и дальнейшие действия с этого аэродрома фронтовой авиации. Однако уже в ходе боевых действий от плана отказались — в распоряжении нашего командования почти не было исправных транспортных самолетов.

Решением командующего Черноморским флотом наличные силы флота были разделены на 2 группы. Группа «А» предназначалась для высадки десанта в Феодосии и группа «Б» — у горы Опук[99]. Существовали также и силы прикрытия.

В состав группы «А» входил отряд корабельной поддержки: крейсер «Красный Кавказ», крейсер «Красный Крым», эскадренные миноносцы «Незаможник», «Шаумян», «Железняков». На эти корабли было погружено 5419 человек, 15 орудий, шесть 107-мм минометов, 30 автомашин и 100 т боеприпасов. Данная материальная часть принадлежала 251-му стрелковому полку 9-й горнострелковой дивизии, 633-му стрелковому полку 157-й стрелковой дивизии, батальону морской пехоты, двум батальонам 716-го стрелкового полка 157-й стрелковой дивизии, 256-му артиллерийскому полку. Остальные корабли группы «А» были объединены в 2 отряда транспортов и 2 отряда их охранения.

1-й отряд транспортов перевозил 236-ю стрелковую дивизию. На эти корабли (8 транспортов) было погружено: 11 270 человек, 572 лошади, 26 45-мм орудий, 18 76-мм орудий, 7 122-мм орудий, 199 автомашин, 20 танков Т-37/Т-38, 18 тракторов, 43 повозки, 6 двуколок и 313 т боеприпасов.

2-й отряд транспортов (7 кораблей) перевозил 63-ю горнострелковую дивизию (без 246-го горнострелкового полка).

Для организации самой высадки группе «А» был придан отряд высадочных средств: 2 тральщика, 2 буксирных парохода, 15 катеров типа МО, 6–10 самоходных баркасов.

В состав группы «Б» входили корабли высадки и силы прикрытия.

На корабли высадки (канонерские лодки «Красный Аджаристан», «Красная Абхазия», «Красная Грузия», один буксир, один болиндер, несколько катеров МО) было погружено 2493 человека, 42 лошади, 14 орудий, 6 120-мм минометов, 8 автомашин, 230 т боеприпасов и продовольствия из 105-го горнострелкового полка и 1-го дивизиона 239-го артиллерийского полка.

На транспорт «Кубань», перешедший из группы «А» в состав отряда «Б», погружено 627 человек, 72 лошади, 9 орудий 814-го полка.

Корабли высадки поддерживали силы прикрытия: крейсер «Молотов», лидер «Ташкент» и эскадренный миноносец «Смышленый».

Пункты погрузки — Новороссийск, Анапа и Туапсе. Погрузка должна была производиться только ночью, высадка первого броска — до рассвета, после мощного огневого шквала судовой и корабельной артиллерии по порту и городу Феодосия.

Выгрузку трех дивизий (236, 63-й и 157-й) в районе Феодосии предполагалось осуществить в течение двух суток.

Командование и штабы Закавказского фронта, Черноморского флота и армий при подготовке к операции соблюдали чрезвычайную секретность. Кроме ограничения круга лиц, привлекаемых к разработке плана операции, категорически воспрещалось до выхода в море объявлять частям пункты высадки, а высадка на северное и восточное побережье планировалась одновременно за 2 часа до рассвета без артиллерийской и авиационной подготовки.

В связи с тем что высадка войск 51 А планировалась без артподготовки, транспорты вооружались собственной артиллерией, которая устанавливалась на палубах и предназначалась для немедленного подавления всех огневых точек противника, которые бы могли помешать высадке десантов[100]. На каждом корабле имелись также приспособления для стрельбы из ПТР, ручных и стрелковых пулеметов, отлично подготовленные расчеты, которые своим огнем должны были прикрыть и обеспечить высадку первых эшелонов[101].

Были согласованы действия дивизионной артиллерии (группы поддержки пехоты), артиллерии усиления и береговой артиллерии Керченской ВМБ (группы артиллерии дальнего действия). Действия корабельной артиллерии согласовывались с действиями десантников на берегу.

Изыскивались дополнительные средства. Инженерными войсками было подготовлено 176 байд, 58 баркасов, 17 дубков, 64 рыбачьих шлюпки.

Штурмовые отряды укомплектовывались только добровольцами, что позволило отобразить в них наиболее смелых, дерзких и инициативных бойцов.

Подготовка операции завершилась. Но накануне высадки погода резко ухудшилась. Создались дополнительные трудности. И все же в связи с тяжелым положением наших войск под Севастополем и в интересах достижения внезапности было решено десантирование не откладывать.

В ночь на 25 декабря войска 51-й армии (224-я стрелковая дивизия и 83-я бригада морской пехоты) начали погрузку на корабли. Сильный ветер и волна мешали приему на суда бойцов и грузов, что уже нарушало график выхода кораблей в море.

25 декабря 5 отрядов, посаженных на суда Азовской военной флотилии в районах Кучугуры и Темрюк, с 13 часов до 16 часов 40 минут один за другим по направлению к северному побережью Керченского полуострова вышли в море для выполнения поставленной задачи. Несмотря на сильный шторм при подходе к берегу и противодействие со стороны противника, отрядам удалось 26 декабря высадиться в районе мыса Зюк и в районе мыса Хрони.

Высадка проходила очень тяжело, так как шторм на море достигал семи баллов. Из-за этого заданный строй отрядов все время рассеивался. Сейнеры, на которых находились войска, в условиях сильного волнения на море не могли самостоятельно бороться с непогодой. Большинство мелких судов, байд и шлюпок просто разбилось. Буксиры разыскивали уцелевшие баржи и упрямо тащили их к крымскому берегу. Вблизи него бойцы прыгали в воду, а снаряжение, боеприпасы и легкие орудия несли на руках по 10 метров и более. И стихия поддалась.

У мыса Зюк из состава 1-го и 2-го отрядов было высажено 1378 человек, 3 танка Т-26, 4 орудия и девять 120-мм минометов. На захваченный плацдарм у мыса Хрони было высажено 1452 человека, 3 танка Т-26, 4 орудия, штабы 143-го стрелкового полка и 83-й бригады морской пехоты из четвертого отряда.

Отряду № 3 из-за больших потерь в кораблях и л/с высадить десант у мыса Тархан не удалось. Такая же участь постигла и пятый отряд, который из-за сильного шторма до Еникале не дошел и повернул обратно.

На следующий день противник отчаянно бомбил корабли 1-го и 2-го отрядов высадки и уничтожил несколько из них, в том числе транспорт «Пенай».

Основные силы десанта на северное побережье Керченского полуострова высадились у мыса Хрони. В течение 27 и 28 декабря здесь продолжалась высадка вторых эшелонов и части тех сил и средств, которые не удалось высадить у мыса Зюк и мыса Тархан.

В последующие дни из-за шторма высадка не производилась. Лишь 31 декабря началась массовая высадка десантов. За 26 и 31 декабря всего здесь было высажено около 6 тыс. человек, 9 танков Т-26, 9 орудий и 10 минометов и 204 т боеприпасов[102].

Немцы довольно быстро оправились от шока и при поддержке своей господствующей в небе авиации перешли в контрнаступление. В результате места высадки у мыса Зюк и мыса Хрони быстро были ими захвачены, а наши десанты, продвинувшиеся на юго-запад от побережья, оказались отрезанными от каналов снабжения. Шли ожесточенные бои. В одном из них отличился красноармеец Георгий Воронцов. Танк Т-26, на котором он двигался в составе десанта, подорвался на вражеских минах и остановился. Немцы решили захватить экипаж боевой машины. Но попытки подобраться к танку неизменно срывались автоматным огнем Воронцова. Тогда германские солдаты залегли и стали бросать в Т-26 связки гранат. Рискуя жизнью, Воронцов проворно подхватывал их и отбрасывал в сторону. Ни одна граната не разорвалась у танка. Мужественный солдат 132-го отдельного мотоинженерного батальона надежно охранял танк до подхода подкрепления, за что впоследствии был награжден орденом Ленина. Несмотря на мужество отдельных бойцов, десанты «северного побережья» не выполнили поставленных перед ними задач, но привлекли к себе значительные силы противника и тем облегчили действия других десантов.

Десантные отряды из состава 302-й стрелковой дивизии, предназначенные для высадки на восточное побережье Керченского полуострова и грузившиеся в Тамани и бухте Комсомольская, в основном вовремя закончили посадку. Но из-за сильного шторма кораблям Керченской военно-морской базы своевременно выйти в море не удалось. Высадка десантов началась 26 декабря незадолго до рассвета[103]. Здесь особенно отличились своим мужеством и боевым мастерством экипажи сторожевых и торпедных катеров. Действуя парами, они оказывали друг другу взаимную огневую поддержку: пока один из них производил высадку, другой прикрывал его огнем. Подавляя и уничтожая огневые точки противника, прикрывая высадку дымзавесами, катера помогали десантникам закрепляться и расширять захваченный плацдарм. Большую помощь десантным группам оказала артиллерия 51-й армии и Керченской военно-морской базы, которая мощными ударами подавляла огневые точки врага в Камыш-Буруне, Еникале, Керчи и других пунктах.

Преодолевая сильное огневое сопротивление противника, отряды 302-й стрелковой дивизии высадились и закрепились в районе Камыш-Буруна. В первый день была высажена половина запланированного десанта. Наращивание сил стало возможным лишь через день — 28 декабря, когда шторм несколько утих. К исходу 29 декабря в районе Камыш-Буруна высадились почти все главные силы десанта (11 225 человек, 47 орудий, 198 минометов, 229 пулеметов, 12 автомашин, 210 лошадей). Сюда же 28 декабря вышел на берег десант, предназначенный для действий в районе горы Опук, куда отряд высадки «Б» направлялся из Анапы дважды, но шторм и некоторые другие причины, связанные с организацией перехода, помешали ему осуществить высадку.

Операция по высадке десантов в районе Камыш-Буруна также полна примерами храбрости и массового героизма во имя Родины. Вот один из них. Матросы с канонерской лодки «Красный Аджаристан» мужественно вели себя в море, они же первыми сошли в студеную воду и помогли десантникам переправиться на берег. Настоящими патриотами показали себя и жители рыбацкого поселка на Камыш-Бурунской косе. Обрадованные возвращением родной армии, они, не страшась вражеского огня, бросились на помощь десантникам и вместе с ними выгружали с подходивших судов оружие и боеприпасы. Женщины с санитарами подбирали раненых бойцов и уносили к себе домой, где по-матерински заботились о них.

Высаженные на северное и восточное побережье Керченского полуострова десанты заняли плацдармы и развернули бои по их расширению. Однако, не имея достаточного количества танков и артиллерии, они скоро вынуждены были перейти к обороне. К этому их вынудила и недостаточная поддержка нашей авиации. Даже в самый ответственный — первый — день операции она совершила всего лишь 125 самолето-вылетов.

Значение героических действий десантников на северном и восточном побережье Керченского полуострова невозможно умалить. Они сковали значительные силы противника, его резервы и создали условия для успешной высадки десанта в Феодосии. К исходу 28 декабря скрытно от противника в Новороссийске и Туапсе была завершена погрузка войск 44-й армии, предназначавшихся для высадки. На суда отряда корабельной поддержки был посажен первый бросок десанта — два стрелковых полка, а на 12 катеров отряда высадочных средств — штурмовой отряд в составе 300 моряков. В 3 часа 29 февраля корабли ЧФ из группы «А» с десантом были у цели.

Около 4 часов утра 29 декабря отряд корабельной поддержки открыл огонь по порту Феодосия. Одновременно с этим ко входу в порт направился отряд высадочных средств. Ринувшись в проход между маяком и бонами, сторожевые катера прорвались в порт и высадили штурмовую группу моряков для захвата причалов. Ошеломленные дерзостью советских моряков, нацисты заметались. Этим воспользовались краснофлотцы. Они уничтожили противника на причалах, на молу порта. В этот период особенно отличился экипаж сторожевого катера под командованием младшего лейтенанта Черняка, который под огнем противника высадил штурмовую группу и захватил маяк. Другой сторожевой катер во главе с командиром отряда высадочных средств старшим лейтенантом А. Ф. Айдиновым, ворвавшись в гавань, прочесал огнем все причалы и подал сигнал «Вход в гавань свободен». По этому сигналу корабли с первым броском десанта направились к причалам.

Катера отряда высадочных средств начали переброску с крейсера частей передового отряда (663-й стрелковый полк 157-й стрелковой дивизии, 251-й горнострелковый полк 9-й горнострелковой дивизии), возглавляемого майором Г. И. Андреевым. Противник сосредоточил по гавани огонь артиллерии. Командиры баркасов под ураганным огнем и при непрекращающемся шторме перебрасывали десантников с кораблей на причалы порта. Старшина 1-й статьи Иван Дибров, обладавший большой силой, переносил десантников на руках в шлюпку, а затем высаживал их на причал. Когда же у баркаса вражеским снарядом сбило руль, Дибров куском доски вместо руля в течение четырех часов управлял баркасом.

Несмотря на сильный огонь противника и шестибалльный шторм, затруднявший швартовку кораблей к стенке, к 5 часам три эскадренных миноносца прорвались в порт и стали высаживать войска с их боевой техникой на широкий мол. Вскоре здесь же пришвартовался крейсер «Красный Кавказ», который менее чем за час высадил десант прямо на мол без помощи катеров. Вслед за ним в гавань вошел транспорт «Кубань» и к 11 часам 30 минутам закончил высадку десанта непосредственно на причал. К этому времени уже было высажено 1700 человек. Высадка первого отряда десанта с боевых кораблей непосредственно на причалы порта позволила резко сократить время высадки и способствовала достижению успеха. В 9 часов 15 минут также закончил выгрузку крейсер «Красный Крым».

Кораблям приходилось швартоваться и высаживать десанты под огнем и бомбовыми ударами авиации противника и одновременно самим вести огонь с целью подавления батарей и других огневых точек. Во время высадки десанта крейсер «Красный Кавказ» получил несколько пробоин. Когда вражеский снаряд пробил башню, загорелись боевые заряды. Возникла угроза взрыва и гибели корабля. Личный состав башни начал самоотверженную борьбу с этим пожаром. Матрос Пушкарев, рискуя жизнью, хватал горящие заряды и выбрасывал их за борт. Благодаря самоотверженности наших моряков крейсер был спасен. Однако усилившийся огонь врага вынудил его и другие боевые корабли отойти от мола и причалов. Маневрируя в заливе, они вели артиллерийский огонь, поддерживая действия десантных войск. Все это происходило днем под непрерывным воздействием вражеской авиации. Только крейсер и эскадренные миноносцы были атакованы с воздуха тринадцать раз.

Весь день в Феодосии шли уличные бои. Передовой отряд, не ожидая полного очищения города, атаковал противника на примыкающих к нему высотах, захватил их и отрезал немцам пути отхода. Тем временем моряки из штурмовой группы продолжали очищать город от остатков вражеских войск. К исходу 29 декабря в городе не осталось ни одного оккупанта.

В ночь на 30 декабря в Феодосию пришел первый отряд транспортов. В течение дня он высадил 236-ю и часть сил 157-й стрелковой дивизии. Второй эшелон десанта — 63-я горнострелковая дивизия — высадился 31 декабря. С 29 по 31 декабря в район Феодосии было высажено и выгружено 23 000 человек, 34 танка, 133 орудия и миномета, 334 автомашины и транспортера, 1550 лошадей и около 1000 т боеприпасов и других грузов.

Для того чтобы внести ясность в ситуацию, еще раз коснемся судьбы двухтысячного десанта, который группа «Б» из кораблей Черноморского флота должна была высадить у горы Опук. Из-за неорганизованности и перипетий погоды высадку десанта, но уже у Камыш-Буруна, удалось осуществить только 28 декабря.

В результате героических усилий воинов Закавказского фронта и моряков Черноморского флота, а также тщательно организованной и хорошо осуществленной высадки в Феодосии советские войска закрепились на Керченском полуострове и создали угрозу окружения и уничтожения всей керченской группировки врага. Командующий 11-й немецкой армией генерал Манштейн так оценивал обстановку, сложившуюся после высадки советских десантов: «Это была смертельная опасность для армии в момент, когда все ее силы, за исключением одной немецкой дивизии и двух румынских бригад, вели бой за Севастополь»[104]. Чтобы предотвратить окружение, германское командование вынуждено было спешно отвести свои войска из-под Керчи и одновременно усилить их на феодосийском направлении. В начале января здесь кроме 46-й пехотной дивизии действовали части 73-й пехотной дивизии и румынского горнопехотного корпуса. На подходе к этому району находились также 132-я и 170-я пехотные дивизии, перебрасывавшиеся из-под Севастополя.

Этими силами противнику удалось организовать сильную оборону в районе Феодосии. Между тем наша 44-я армия, которая могла сыграть решающую роль в отсечении керченской группировки немцев, продвинулась вперед лишь на 10–15 км, что позволило основным силам противника выскользнуть с Керченского полуострова. Этому способствовали и нерешительные действия командования 51-й армии, которое не использовало ранее высадившиеся части 224-й стрелковой дивизии и 83-й бригады морской пехоты для немедленного преследования отходившего противника.

Были и другие серьезные причины, не позволившие отрезать противнику пути отхода. Одной из них является неудавшаяся попытка высадить 1 января 1942 года морской десант в районе Ак-Моная. Зима была холодной, и корабли с десантом, зажатые льдом, не смогли выйти в район десантирования. Не достиг цели и воздушный десант на Арабатскую стрелку, так как он был выброшен с опозданием и в стороне от основных путей отхода врага.

В ходе боев 44-й армии удалось, преодолевая отчаянное сопротивление противника, расширить плацдарм в северном и западном направлениях. Ко 2 января фронт ее действий проходил по линии Кулепа-Мечеть, Карагоз, Коктебель. Севернее — на рубеж Киет, Сент-Асан — вышли части 302-й стрелковой дивизии 51-й армии.

Крупнейшая в истории Великой Отечественной войны десантная операция была осуществлена дорогой ценой. Безвозвратные потери составили 32 453 человека, из них Закавказский фронт имел 30 547 погибших, а Черноморский флот и Азовская военная флотилия — 1906 человек[105].


Закавказский и Северо-Кавказский фронты в борьбе за Крым | Стоять насмерть! | Керченско-Эльтигенская десантная операция (31 октября — 11 декабря 1943 года)