home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Халлек.

  

  

   С самого утра погода не задалась. Две наши машины не торопясь хлюпали гусеницами по раскисшей под нудным мелким дождиком грунтовке - всё рано спешить было некуда. Переход планировался небольшой, на полдня. Я сидел в кабине вместе с Лейлой, оперевшись локтем на открытое окно дверки. Оседающая влага стекала неровными струйками по непромокаемой ткани кителя.

   На душе было точно так же дождливо, как за бортом бронетранспортёра. Никакие сбывшиеся желания не могли перевесить недавний уход Фрези.

   - Что, грустишь, командир? - Лейла так и не избавилась от едва заметного ближневосточного акцента и построения фраз, от этого её речь чем-то напоминала говор Шехерезады.

   - Не то чтобы грущу... Просто погано как-то. Никогда за ней гуманизьму особого не замечал, а тут на тебе...

   - А знаешь... давай я попробую подсказать тебе, почему она ушла?

   - Ну попробуй, - с усмешкой фыркнул я.

   - Смотри. Мы с тобой мотаемся по Зоне уже полгода. И до этого ты с ней сколько?

   - Пять лет.

   - Она, конечно, женщина умная и терпеливая, но она.... Другой породы, скажем, не как я. Я гончая, боевая подруга, не знаю, смогла ли бы я усидеть дома на хозяйстве. Фрези имеет что-то похожее, но не настолько, чтобы ей нравилась такая жизнь, как у нас здесь. Ей хочется осесть где-нибудь, в конце концов, и зажить спокойно, семьёй, нарожать пяток детей и так далее. Сейчас ты этого ей дать не сможешь - и ещё чёрт знает сколько времени пройдёт, пока всё прекратится. Если вообще прекратится.

   - И что, поэтому она решила, что лучше быть одной, чем вот так?

   - Чужая душа потёмки, сам знаешь... Возможно, её просто надо отдохнуть от тебя - всё же ты напрягаешь, должна сказать.

   - Да ладно! - я чуть не рассмеялся.

   - Ну не совсем верно я сказала... У тебя есть серьёзная цель - и женщина, живущая с тобой постоянно, одним хозяйством, должна будет это учитывать. Что далеко не всегда ты сможешь уделять ей должное внимание, что твоя голова сначала будет обдумывать действия, а потом эмоции. И по отношению к ней тоже. Не каждая способна так жить. Просто Фрези не из таких. К тому же она видит, как к тебе относятся другие женщины, в основном эльфки из молодых. Она уверена в тебе, как я думаю, но есть у неё мнительность на свой счёт. Она могла быть не уверена в себе.

   - В каком смысле? Как в женщине, что ли? Не смеши.

   - Есть-есть у неё такой пунктик. Мне как другой женщине это виднее, - Лейла повернулась ко мне, коротко кивая.

   - На дорогу смотри! - фыркнул я. Кроме Сандры и Нессы никто не знал истинных причин и обстоятельств ухода Фрези...

   Она пожала плечами и отвернулась. Лесная опушка, сквозь которую мы проезжали, осталась позади. Сквозь серую пелену дождя и ползущих по самой земле облаков было видно метров на семьдесят - мокрая, прибитая трава, кусты, небольшие деревца. Эта грунтовка была проложена в самом начале освоения Зоны, если так можно сказать. Где-то в этом направлении находился проход, поддающийся управлению. Как так они это делали, я так и не уразумел, но всё же за время своего пребывания здесь несколько раз встречал конвои, так или иначе прошедшие внутрь и направляющиеся в ближайший форт. Совсем скоро мы научились не попадаться на глаза тем, кому не следовало нас видеть. Слишком известны мы были в ближних окрестностях лагеря, да и в дальних наши "Ханомаги" со скошенными носами мало кто бы не признал. Возможно, в чём-то Фрези права...

   - Ого... - протянула Лейла. - А это что ещё такое?

   И убрала ногу с газа. БТР прокатился ещё немного и остановился в двух десятках шагов от неизвестно откуда взявшейся здесь асфальтированной дороги.

   - Нормально мы отдыхаем...

   Я вылез наружу. Машина Олега влезла на кособокую обочину и слегка накренившись, тоже встала. В нашем бронетранспортёре ехали ещё Эвис, Инвё и отошедший от водительских дел после последней стычки с крайтами Михалыч, у Олега в кабине сидела Сандра, а позади неразлучная парочка Поповых.

   Олег наполовину высунулся в дверку.

   - Чё за фигня?

   - Асфальт. Давай проедем по паре километров в обе стороны. Может на какой указатель или знак наткнёмся.

   - Разумно.

   По твёрдой дороге "Ханомаги" побежали гораздо резвее. Они и так вместо родных стосильных "Maybach-42" ходили на куда более мощных и тяговитых ЯМЗ. Их ещё Блэк ставил - снимал с подбитых армейских "Уралов". В восточную сторону мы проехали чуть больше намеченных двух километров, в понижении дороги облака открывали обзор почти на триста метров, и там мы увидели поваленный рекламный щит.

   Он пролежал так под солнцем, дождями и снегом года четыре, если судить по виду. Фанера основы посерела и от несильного пинка расползалась как картон. Зато полимерная картина, хоть выгорела и покоробилась, но всё ещё несла различимые остатки изображения.

   Олег обошёл его несколько раз, ещё не веря увиденному. Хотя он не относился к тем, которые говорят "Этого не может быть, потому что не может быть никогда", всё равно с недоверием пощупал бетон бывших опор и заскорузлую поверхность пластика.

   - Так это выходит... Мы дома?

   - Угу, - буркнул я. - Только неясно пока, что это за дом... И мне оч-чень хочется кое-кого повидать.

   - Тогда нам туда, - Олег показал в противоположную сторону.

   - Тогда поехали, - в тон ему и неожиданно для самого себя повеселев, ответил я.

  

  

  

   - Ну и где мы? - спросила Лейла, разворачивая БТР.

   - В пятнадцати километрах от нашего города. Если его ещё можно назвать таким. Если он ещё на границе Зоны. А не стал Анклавом...

   Лейла поёжилась. Кто-кто, а она лучше других знала, что такое Анклав. Потому что в своё время Блэк её и вытащил из одного такого тихо загибающегося городка Орешкова. По неизвестным причинам этот пгт размером чуть больше нашего городского района, находящийся километрах в пятидесяти на северо-запад, если мерять по старой карте, не был полностью поглощён Зоной. Он стал Анклавом, окружённым со всех сторон не откровенно враждебной, но и не собиравшейся помогать, изменчивой средой Зоны. Какое-то время там ещё работала вся система жизнеобеспечения, но первую же зиму не пережило центральное отопление. Дольше всех продержалась мобильная связь. Блэк набрал одну цифру ошибочно - и попал на телефон Лейлы. На следующий день он уже был в Орешкове. Это было ровно через год после начала всех событий, по внутреннему счёту Зоны. Здесь, кстати, весна шла вовсю. Мокрая, холодная и дождливая, но никак не меньше середины апреля, а там ещё март...

   У нас на одной из окраин стояла заброшенная воинская часть - с разграбленными казармами, выбитыми окнами и прочими признаками покинутого жилья, так что я понимал Блэка, когда он рассказывал об Орешкове. Летом тамошние люди как могли, перебрались в частные дома, куда ещё поступал газ. Жили втрое, вчетверо теснее, просто выживали. Появление колонны "Ханомагов", "Хаммеров" и БМП было воспринято как сон. Даже немногие ещё живые ветераны той войны, в чьей памяти косоносые полугусеничные машины навсегда остались фашистскими, восприняли всё это нормально, без нервных срывов.

   Забрали немногих. Зато привезли лекарства и кое-какие ценные и долго хранящиеся продукты. Потом Блэк туда ещё раз заезжал, а через пару месяцев, в разгар зимы, Зона заняла город своей территорией. Там просто ничего не стало, город исчез как будто его и не было. Что с ним и жителями стало, есть ли он сейчас где-то, осталось неизвестным.

   Небо постепенно расчищалось. Где-то впереди вверху вообще заголубело, но дали всё ещё были сумеречно-серыми. Через четверть часа мы выехали на северо-восточную окраину города. На часах было половина пятого вечера, но в бинокль я не разглядел никаких движений. Корпуса завода, который тут стоял и ранее вполне здравствовал, выглядели безжизненными, а ближайшие к нему многоэтажки и частные дома местами темнели выбитыми окнами.

   - Хреново ваш город выглядит...

   - А где сейчас хорошо? Это самый край, километров через шесть будет получше выглядеть, надеюсь. Полезу-ка я в кузов...

   Я перебрался из кабины в броневой короб. Эвис что-то рассказывала Михалычу, тот в основном только согласно кивал. Похоже, он не особо и слушал, просто из врождённой деликатности делал вид. Вполне убедительный, кстати.

   - Так, народ... Мы въезжаем в город. Раньше здесь жил я и прочие, которые со мной в лагерь заявились. Ну, за исключением её и Сандры. Так что стволы держим наготове, а ушки - на макушке.

   Эвис хихикнула. Ну да, предупреждать эльфа о бдительности смешно. Они и так всегда настороже.

   Я пристроился с автоматом у борта. Вместо МГ.42 мы поставили крупнокалиберный спаренный МГ.151, и Михалыч отлично с ним управлялся, будто всю жизнь ездил верхом на "Ханомаге".

   На улицах было пустынно. Но город не выглядел мёртвым. В переулках кое-где быстро-быстро пробегали люди. Казалось, что всё замерло в ожидании воздушного налёта. Я поглядывал по сторонам. Странно, что войск нет. И милиции тоже. По перекрёстку, метрах в пятидесяти впереди, промчалась бежевая "шестёрка".

   - Странный какой-то город... - протянула Лейла. - Я бы поняла, если нас на первом же перекрёстке менты б тормознули, а мы прём, как оккупанты, и ничего.

   - Да я вот тоже удивляюсь... Даже особистов не видать.

   - Куда ехать-то? Или мы по магазинам собрались, командир?

   - А тебе что-то нужно?

   Лейла фыркнула и покосилась на меня ехидным взглядом.

   - Давай вон там направо и вперёд по улице, пока не скажу.

   Она завернула на Станиславского. Мимо проплывали затихшие дома. Ни выбитых стёкол, ни каких-то других признаков заброшенности не было. Местами чьи-то руки торопливо задёргивали шторки, кое-где мелькали удивлённые и напуганные лица. Они все были одинаковы - мужские, женские, детские, все несли отпечаток страха и желание просто не показываться лишний раз на глаза.

   - Мыши... - вздохнула Лейла.

   - Какие мыши? - я не понял, но потом сообразил. - Да, похоже...

   - А мы куда едем-то? К тебе домой?

   - Нет. Хочу одну знакомую проведать. Давно её не видел.

   - А...

   Я выглянул назад. Олег ехал, держа дистанцию метров двадцать.

   - Здесь куда?

   - Через речку и налево. Мимо складов и налево до крайних домов, на пустырь.

   - Так там же пусто...

   - Кому пусто, а кому нет, - я подмигнул Лейле. - У неё хата непростая, не каждому покажется.

   "Ханомаг" обогнул вросшие в землю деревянные дома и выкатился на пустырь с остатками фундамента. Я выпрыгнул из машины, размялся после долгого сидения.

   Подошла Сандра.

   - Мы же здесь как-то были вроде? Когда ты за стволами ездил.

   - Были. Хочу приватный визит нанести. Возможно задержусь, так что становитесь из расчёта на ночь.

   Сандра покачала головой. С какой-то поры она стала относится ко мне по-другому. Со времени того происшествия в лагере прошло более полугода, она давно выздоровела, избавилась от ненужной памяти благодаря Анастасии, и теперь... Не то чтобы она смотрела на меня с женским интересом, но явно пыталась проявлять заботу. Это иногда задевало Фрези, а с её уходом как будто Сандра осмелела.

   - Спокойно. Старшей остаётся Лейла, если что, дайте ракету. Я здесь рядом буду.

  

  

  


Фрези. | Грани | Резиденция Элен Уордер.