home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Гелахир и Халлек

  

  

   - Мне трудно... говорить об этом, но я должен. Совсем недавно и речи не могло быть о том, чтобы мы просили что-то у людей. Мы старая раса...

   - Давай без предисловий, Гелахир. Ты довольно неуместно явился сюда. Это вы убили девятерых моих соплеменников?

   - Увы, мы. Ты позволишь мне не объяснять причины? Мы сожалеем о случившемся. Я готов предоставить любое посильное возмещение.

   - Об этом потом, если вообще будем говорить на эту тему. Ты сказал о помощи.

   - Да...

   - Ладно, не мнись. Рассказывай, как есть.

   - Тогда, если позволишь, я начну издалека. Очень издалека.

   - У нас всё время в распоряжении. Чего фыркаешь? Тебе необычно слышать это от человека, да? Но смотри, вот моя жена Фрези. У нас впереди десятки лет. Мы уйдём, но останутся наши дети. У них - свои. Итак, у нас всё время в распоряжении, раз я могу это представить.

   - Ты говоришь верно. Тогда я начну свой рассказ. Наша раса когда-то появилась в далёком мире, которым правил Король. Просто Король. Нам этого было достаточно. Мы росли без войн и болезней, учились, получали знания в дар от Короля и накапливали свои собственные. Из наших хроник я знаю, что это время было долгим. Мы развивались, Король открывал для нас всё новые миры. Где-то нам уже приходилось бороться со зверями, где-то... Ну, обычный путь растущего народа. Между собой мы не воевали. Однажды Король исчез. Наши посланцы сумели пройти в его родной мир, который был первым миром нашей расы, но обнаружили только развалины. Ты можешь представить себе весь мир, лежащий в руинах?

   Ещё как могу. Могу такое представить, что и руин не останется...

   - Единственной, кого они нашли, была раненая супруга Короля. Она была простого происхождения и не совсем похожа на нас. Скорее всего, она принадлежала к одной из рас нашего и вашего типа. Она сидела на том, что осталось от главной лестницы дворца, зажимая шарфом бок. Рассказав всё им, она умерла. Её тело хотели сохранить, но едва гонцы пришли обратно с этой ношей, она просто медленно истаяла у них на глазах. Не осталось ничего, даже одежды. Тогда по памяти был построен храм, где стояло её изваяние. Несса Фэливрин служила при нём, у неё есть небольшая картина с изображением Королевы.

   Женщина кивнула

   Тогда в нашей среде возник... Можно сказать, что Орден. Его представители посвятили себя поискам Короля, а заодно и мести. Мы научились делать оружие и убивать. Огнём и мечом мы прошли до десяткам, если не сотням миров, отыскивая армию, уничтожившую мир Короля или потомков её воинов. Где-то нам казалось, что вот-вот мы их настигнем, порой теряли всякие следы и надежду. Примерно сорок веков назад, так записано, отряд разведчиков, вернувшись, сообщил, что они обнаружили следующий уничтоженный мир, и руины ещё дымились. Наши женщины, способные видеть следы на тропах безвременья, повели несколько больших армий разными путями. Трём из пяти удалось почти одновременно настигнуть некий народ, схожий обликом, но чуждый разумом.

   Было решено, что это именно они. Война, которая началась тогда, длилась почти два века, и мы переломили им хребет, заперев в одном из миров. Тогда началась резня... Ещё, знаешь, внутри самого этого ордена скоро произошёл раскол. Обычно через какое-то время его участник возвращался домой, устав от постоянного насилия, ведь оно противоречит нашей природе. Но незначительная часть нашего народа, в основном женщины, целиком и полностью ушли в войну и месть. Более они для себя ничего не мыслили, и совсем скоро стали чужды нам. Чужды более, чем мы сами людям. Они, наверное, не сильно стали отличаться от тех, кого искали. Они сами стали Тёмными, и об их дальнейшей судьбе нам мало что известно. Но встретиться с ними я бы не захотел, а вам и подавно не советую...

   Когда же мы вернулись и попробовали осознать, что же произошло, то оказалось, что мы растратили почти весь свой запас сил. Мы долгоживущие, но наши женщины способны рожать не чаще чем раз в пятнадцать лет. И наш народ просто устал... Вот уже восемь веков мы просто медленно угасаем. Единственный шанс, который уже проверен, это смешать свою кровь с людской. Всё чаще наши женщины уходят к мужчинам-людям. И рожают через год-два. Но люди почти везде относятся к нам как к высокомерным и нелюдимым, так уж получилось. А память вашей расы очень крепка... Должно пройти много времени, чтобы большинство людей привыкли к нам и приняли к себе как равных. Да, Халлек, я так и сказал - чтобы люди приняли нас как равных. А не мы вас. Наши знания вам не помогут, а ваши нам - да. Ваша раса обладает огромной энергией. Вы одинаково умеете созидать и разрушать, даже орудия войны у вас совершенны и смертельно красивы. И я прошу разрешения идти с вами.

   - Куда же ты собрался идти, Гелахир? Мы вляпались сюда, попав под чёрный дождь. По стечению обстоятельств у нас есть оружие. Но кто знает, что произойдёт завтра? С кем мы столкнёмся? Мне умереть в бою не страшно, - я кивнул на ряды рун, всё ещё лежащих закрытой стороной вверх, - у меня ещё будет возможность надавать по голове всем, кому не успею сейчас. А вы?

   Гелахир молчал. Потом осторожно спросил, показывая на деревянные плашки:

   - Ты хочешь вопросить через них своих Богов? Но ведь это другой мир...

   - Куда прихожу я, туда приходят Один и Тор.

   - Расскажи мне о них.

   - Они сами расскажут. Подумай, что хочешь узнать. И переверни любые три плашки. Я назову тебе их значение.

   Эльф погрузился в раздумья. Только минуты через три он с видимым и немалым благоговением опустился на колени, посидел так ещё немного и осторожно протянул руку к рунным плашкам.

   Райдо. Дорога.

   Науд. Нужда.

   Беркана?

   - Тебе предстоит тяжёлая дорога. Ты достигнешь того, к чему стремишься, а поможет тебе женщина.

   - Неясна речь твоих Богов, Халлек. Мы и так в дороге. Не могу сказать, что нам легко. Но почему ты задумался о третьем знаке?

   - Он не должен был выпасть только мужчине. Значит, ты думал о будущем не один.

   Гелахир на мгновение перевёл взгляд на Нессу Фэливрин.

   - Ты прав. Мы думали вместе.

   - Но это не означает, что именно она поможет тебе. Сочетание знаков говорит о другой женщине, не воительнице и не жрице. Это женщина домашнего очага, ждущая женщина. Тебя ли она ждёт, или не тебя, не знаю. Да это и не важно. Теперь все, кроме Фрези, уйдите.

  

  

  


Ночь с первого на второй день после перехода. | Грани | Где-то на Грани. Начало пути. Договор.