home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Просмотрев доклад инженера по диагонали, Сергей только вздохнул.

– Все же вы настаиваете, что мы непременно должны ввязаться в войну на уничтожение со всем миром разом? Кровожадный вы человек, Николай Иванович! Неужели нет иного выхода? Может, еще подумаете? Несколько часов времени у нас есть.

– Не передергиваете, – скривился инженер, – не со всем миром, а только с западными империалистами. Или вы всерьез считаете, что западная цивилизация это и есть "весь мир"? Так это распространенное заблуждение. Евроцентризм называется.

– Я исхожу из реальной ситуации, – заметил Сергей. – А реальный мир сейчас поделен. Просто государств, которые гуляют сами по себе, сейчас в мире нет. Имеются упомянутые вами "империалисты" и их колонии, оккупированные и подмандатные территории, экономически зависимые страны и так далее. Их ресурсы, так или иначе, могут быть использованы против нас.

– Вы не понимаете, – глухо сказал инженер, опустив голову. – Нам надо драться, другого выхода просто нет. Я же говорил, я же писал, чем у нас все в итоге кончилось. Когда накрылся медным тазиком Советский проект, как единственная реальная альтернатива безумию "общества потребления", то для человечества сразу замаячил приход пушистой полярной лисички. Старый европейский проект Модерна исчерпан, зашел в тупик, выхода не просматривается даже теоретически. Теоретики, мать их, у нас там спорили уже не о моделях "светлого будущего", а о глубине неизбежного цивилизационного отката. В смысле, или в неофеодализм человечество провалится, или же сразу в неорабовладение проскочит. Это в относительно мирном варианте развития ситуации. Или вообще в пещеры, особенно если до термоядерной войны дело дойдет.

– А-а, теоретики, – отмахнулся Сергей, – если теоретиков слушать. Сами ведь знаете, чего стоит голое теоретизирование. Особенно если речь идет об обществе. Люди, знаете ли, свободу воли имеют. И вообще феодализм, а тем более рабство – экономически невыгодны.

– Это сейчас, при нынешних условиях. А если вдруг станут выгодными, так сразу и появятся. А наука, кстати, вполне может эти самые условия обеспечить. Я ведь уже вам рассказывал, что у нас там тормознулся технический прогресс почти во все областях, зато генная инженерия и контроль над психикой человека получают приоритетное финансирование. И где будет ваша "свобода воли" если дело дойдет, например, до генетически-запрограммированных рабов?

– Глупо! – заметил Сергей. – У вас там автоматика больших высот достигла. Зачем вообще нужны рабы, когда все смогут эти ваши роботы делать?

– Эх, – усмехнулся инженер. – Не понимаете вы, товарищ подполковник, тонкостей движения души морального урода. Над роботами разве покуражишься? Никакого удовольствия! А теперь представьте себе вышеупомянутого морального урода, добившегося таки абсолютной власти, полной безнаказанности и отсутствия какой либо ответственности. Сибаритствующего в полном гедонизме. Сначала ему захочется, чтобы перед ним шапки ломали и кланялись в пояс – вот вам и феодализм. Потом, восхочется чтобы перед ним в пыли ползали, и ноги с собачьей преданностью лизали – вот вам и неорабство. А потом, ясное дело, возжелается божественных регалий, то есть, чтобы ему в храмах молитвы возносили. Обычный путь эволюции, точнее деградации, отвязанного индивидуалиста. Всегда одно и тоже. В средние века такие Каббалой баловались именно с этой целью, в боги пролезть хотели. В нашем времени – аналогично. Об элите вообще разговора нет, так ведь откроешь книгу… Просто плюнуть негде, везде толпы ублюдков, мечем и магией пробивающих себе дорогу к бессмертию и божественному статусу. Упиваясь при этом собственной крутостью, и имея в пути все, что шевелится. Тьфу! Давить! Давить и давить этот генетический мусор! Иначе худо будет!

Сергей скептически оглядел инженера, в очередной раз усевшегося на любимого конька. Во все эти апокалиптические ужасы ему не слишком верилось. Просто допекли в будущем человека, разочаровался человек в тамошней жизни, вот и бьет в набат. Так раньше думать надо было! Прохлопали державу по собственной дурости и лени, а теперь во всем некие "моральные уроды" виноваты. А сами-то вы такие "правильные"… где при этом были? Почему ничего не сделали? Почему допустили? Ну теперь-то все иначе пойдет. Вот закончим войну…

Инженер внимательно посмотрел в лицо Сергею и отвернул голову в сторону. – Не верите, – обреченно констатировал он. – Я вам уже сколько долдоню, а вы все равно не верите. Сейчас опять начнете рассказывать сказки о воспитании, правильном государственном устройстве и пережитках капитализма в сознании. Плавали – знаем, чем это кончается. Надо драться, надо драться до конца. Как только остановимся и начнем разглагольствовать о "мирном сосуществовании", так можно сливать воду. Наша элита загниет, соблазнится красивой и комфортной жизнью, каковой живет элита запада, и предаст народ и страну. Чтобы дать стране шанс, чтобы дать шанс всему человечеству, этот кровососущий монстр, именуемый Западом, должен быть уничтожен. Не физически, разумеется, без этого видимо можно и обойтись, но как доминирующая в мире сила, как привлекательная экономическая модель, как образец для подражания. В противном случае эта зараза подомнет мир под себя, высосет из планеты все имеющиеся ресурсы на "общество потребления", все опошлит, все изгадит и все разложит, а потом рухнет, похоронив человечество под своими обломками.

– А почему вы считаете, что для достижения перечисленных целей нам обязательно надо воевать? – спокойно остановил излияния инженера Сергей. – Ведь есть и другие варианты. Идеологическая война, например. А еще технологическая гонка, экономическое соревнование. С теми козырями, которые вы же сами нам и дали, Советский Союз вполне может выиграть и без глобальной военной бойни. Мы тут, кстати, с товарищами еще в сорок первом году свели воедино все, что вы тут нам рассказали, провели анализ и пришли к интересному выводу. Этот ваш хваленый Запад уже в шестидесятых семидесятых годах реально находился на грани краха, того самого "коллапса" о котором вы так любите говорить. И только бездарная и беззубая политика тогдашнего советского руководства позволила ему этого самого краха избежать. Не хватило пары десятилетий. Потом они сожрали СССР и мировую систему социализма, за счет чего получили возможность несколько продлить свое существование. Но с чего вы взяли, что и у нас тут им удастся это провернуть? Кто им тут это позволит сделать? Ошибки учтены. Мы их задавим без всякой войны. Истощим в технологической гонке, подорвем колониальную базу, взорвем изнутри идеологически. Все возможности для этого имеются. А вот если мы опять положим в войне десятки миллионов своих лучших граждан, если истощим в этой войне свои силы… Вот тогда и могут возникнуть проблемы…

Так как? Может, все-таки подумаете?

– А если они все объединятся, чтобы навалиться на Союз разом?

– Вы сами себе противоречите, – хмыкнул Сергей. – Как раз в предлагаемом вами варианте это самое объединение и становится быстрым и неизбежным. Как только мы сунемся в Европу, так сразу и произойдет. И вот тогда нам и придется воевать против всего мира. А мы пока к этому не готовы. Нам нужно время на развитие, нам нужно время чтобы уйти в технологический отрыв, нам нужно несколько лет. Пусть не мира, но относительного покоя. А если в это время наши противники измотают друг друга – так еще лучше. Как вы не видите – картина изменилась от той, что была у вас. Сами же на днях разбирались с проблемами в САСШ. Ведь ясно видно, что у них уже сейчас сдают нервы. Ситуация выходит из-под их контроля. Вместо того чтобы зарабатывать деньги, они вынуждены их тратить. Запланированное глобальное доминирование становится недостижимой мечтой. Сгорают огромные вложения. Вы помните, как еще в прошлом году мы тут с вами обсуждали национализацию Германией всей собственности американских корпораций в Европе? И то, как они лихо вычистили из советов директоров национализированных предприятий всех заокеанских ставленников? Помните?

Инженер согласно кивнул. – Разумеется, помню. Шаг со стороны немцев вполне оправданный. Особенно после того, как американцы нарушили свои обязательства по поставкам сырья и комплектующих для этих предприятий. У нас-то они на протяжении всей войны продолжали это делать через нейтралов.

– Вот и я о том же, – продолжил Сергей. – Ситуация-то изменилась. Британская империя уже банкрот. А банкиры САСШ скоро ими будут. Англичане с ними за поставки оружия и прочего фактически рассчитываются воздухом, то есть колониями, которые они уже потеряли, и допуском на рынки, которые тоже уже не контролируют.

Сергей сделал паузу, чтобы лучше дошло. – Мне кажется, товарищ Прутов, что вы воюете с призраками. Не будет у нас тут многих тысяч тонн золота в подвалах банков САСШ и Форта Нокс. Поэтому не будет и плана Маршалла, Бреттон-Вудской системы, доминирования САСШ в мире и прочих ужасов, о которых вы нам рассказывали. Много чего не будет. Если, разумеется, мы не сделаем глупость и ценой миллионов жизней наших солдат и огромных расходов не устраним их конкурентов.

– То есть, если я правильно понял, – ехидно начал Прутов, – товарищ Сталин у нас допустил ошибку, когда полез в Европу и…

– Молчать! – в очередной раз оборвал обнаглевшего инженера Сергей. – Не зарывайтесь, гражданин Прутов. Вам же яснее ясного русским языком объяснили, что ситуация изменилась. Что расклад совершенно иной. Уяснили? – Инженер с явной неохотой кивнул.

– Вот и хорошо, что уяснили. Тогда лежите и думайте насчет нового варианта доклада. И уж поверьте мне, что думать надо вовсе не о том, как бы зажравшиеся американцы, дорвавшиеся до мирового господства, не соблазнили нашу элиту долларами, яхтами, шикарными шлюхами, педерастией и прочим сибаритством. Думать надо о том, как Советскому Союзу жить и развивать в мире, где будет несколько, как вы любите выражаться, "центров сил". А эти самые "центры сил" по факту будут представлять собой молодых, голодных, наглых и решительных империалистических хищников. Никаким таким сибаритством, а тем более гедонизмом в элите отнюдь не страдающих. Работайте. Доклад должен быть готов к двадцати трем ноль ноль.

От инженера Сергей вышел в изрядно взвинченном состоянии. – Нет, каков фрукт! – злобствовал он про себя. – Ведь сколько раз ему говорилось, чтобы с подобными аргументами не шутил, а все неймется! Совсем ему тамошняя "демократия" мозги отшибла. Или неприкасаемым себя считает? Зря, неприкасаемых, как и незаменимых, у нас нет. Может и допрыгаться, в конце концов.

Вернувшись в свой кабинет, Сергей закрыл дверь на ключ и достал из сейфа початую бутылку водки. Налив в стопку грамм пятьдесят, намахнул без закуски. Теплая волна прокатилась по телу, малость полегчало, злость начала проходить.

– Черт с ним с инженером! – решил Сергей. – Пусть сидит доклад пишет. Посмотрим, что у него в результате получится. Если опять всякая хрень про ужасы грядущего постиндустриализма, которые обязательно следует давить в зародыше путем немедленного объявления войны на уничтожение всем и вся, то придется поговорить с ним иначе. Нет, ну надо же быть таким пустоголовым болваном, чтобы вообще не чувствовать текущую политическую линию!

Сергей посмотрел на бутылку, подумал и решительно убрал ее обратно в сейф, взамен вытянув оттуда пакет с документами, который доставил сегодняшний курьер. В конце концов, с бумагами надо работать не только инженеру.

Вскрыв пакет, Сергей принялся за чтение новых указаний начальства. Поставленная задача была ожидаемой, инженер в свое время предупреждал об этой проблеме. Точно в момент попытки фашистского нападенья на Закавказье на территории Чечено-Ингушской АССР произошли беспорядки, явно инспирированные немецкой агентурой. Беспорядки подавили без труда, но большая часть мужского населения, опять же, как и предупреждал инженер, разбежалась по горам и принялась бандитствовать. Был сорван и призыв в Советскую армию.

В соответствии с прогнозом развивалась и ситуация в оккупированной фашистами Литве. То есть значительная часть местного населения с радостью встретила фашистскую армию и с большим рвением принялась с оккупантами сотрудничать. Причем сотрудничество это принимало совершенно зверские по отношению к поддерживающим Советскую власть, или хотя бы лояльным к ней гражданам формы. Латвию и Эстонию фашистам оккупировать не удалось, но многочисленные националистические проявления имелись и там. Начальство считало, что пришло время решать, что делать с этим гнойником. В смысле, с чеченцами и ингушами хоть прямо сейчас, а литовцами после скорого освобождения соответствующих территорий от захватчиков. И, соответственно, запрашивало рекомендации.

Сергей хмыкнул, припомнив, что именно рекомендовал в этом плане инженер. Тот в свое время предлагал воздержаться от "незаконных репрессий", а действовать исключительно по букве и духу действующего законодательства. То есть подавляющую часть мужского населения, как предателей и дезертиров по законам военного времени прислонить к стенке, благо, что есть за что. Их злостных пособников в лице женщин и стариков, опять же в строгом соответствии с законом, надолго упечь в лагеря. Всю их собственность конфисковать, передав эвакуированным с запада страны семьям. А малолетних детей, раз уж остались без родителей и жилья, равномерно распихать по детским домам всей страны. После чего упразднить соответствующие республики и считать вопрос закрытым.

У Сергея на этот счет имелось свое мнение, возникшее в процессе обсуждения данного вопроса с сотрудниками ОИБ, была на эту тему пара "мозговых штурмов". Идею, если припомнить, косвенно подсказал тот же инженер, как-то посетовав, что у Советского Союза не имеется собственных гуркхов, как у англичан. Мол, неплохо было бы их заиметь. Понятное дело, что ни чеченцы ни прибалты на роль гуркхов совершенно не подходили, не тот контингент. Не столько воины, сколько бандиты и грабители, слабо представляющие, что на свете вообще бывают честь и верность. Не гуркхи из них выйдут, а скорее "башибузуки". Но и для башибузуков найдется дело. В Иране и на бывших турецких территориях у страны уже сейчас хватает сложностей. А по результатам войны территорий со сложностями может и добавиться. И далеко не везде решать вопросы можно будет, не снимая белых перчаток. Восток, как говорится, дело тонкое. Контртеррористические операции проводить все равно кому-то надо. Вот пусть чеченские и литовские башибузуки и проводят. А что до суда, то будет им суд и "вышка" по заслугам. Самых отъявленных в самом деле расстрелять, а остальным исключительно из соображений высокого гуманизма предложить альтернативу. Послужить Советской Родине на дальних рубежах. Семьи, естественно, для гарантии пока останутся в Союзе, но отнюдь не в их родных краях. Будут хорошо служить, можно будет через пяток лет и семьи по месту службы отправить. Кроме детей мужского пола, разумеется. Этих следует еще в нежном возрасте направлять в специальные учебные заведения янычарского типа, то есть в суворовские училища. Тогда на выходе уже будут уже не башибузуки, а натуральные мамелюки.

Сергей удовлетворенно усмехнулся и вставил лист в пишущую машинку. – Вот так вот! Людскими ресурсами разбрасываться не стоит. А инженеру только дай волю – сразу геноцид устроит!


Глава 16 | Игра на выживание – 3 | Глава 18