home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1. С сюрикеном наголо

День 1. Мы увлеченно резались в ниндзявский покер, когда к нам зашел капитан. Вид у него был очень хитрый. Это означало только одно — нашему подразделению выпало очередное ответственное задание.

— Ну что, орлы, заскучали? Дело такое: есть генерал, и есть подозрение, что он тайно ворует секреты и продает их противнику. Надо за недельку выяснить, так оно или нет.

Иванов сказал, что мы и за два часа справимся.

— Не получится, — вздохнул капитан. — Знаю я ваши методы «интимных бесед»… Прошлый раз негр с перепугу рассказал все на чистом русском языке, хотя раньше его не изучал. А нам требуется, чтобы генерал ничего не заметил.

— А огреть дубинкой по голове, ввести «сыворотку правды» и допросить? Он все равно потом ничего не вспомнит. Так тоже не пойдет?

— Не пойдет, — согласился капитан. — Вот месяц назад Иванов огрел дубинкой лошадь, ввел ей препарат «Зя» и допросил на предмет маршрута. И что?

Иванов смутился.

— Да, с ней я немного переборщил…

— Ну-ну, а в это время хозяин лошади думал, что она сбрендила. И какая-то добрая душа посоветовала ему положить лошадь в госпиталь…

Сидоров незаметно потупился.

— … что безутешный хозяин и пытался сделать, — хмыкнул капитан, — но не смог снять лошадь с крыши.

Внезапно вспомнив о дипломате в руке, капитан открыл «емкость», и вытряхнул из дипломата два больших и пухлых пакета.

— Вот вам некоторые фотографии генеральского дома. Эти — со спутника, а эти — с таракана-шпиона. Два дня успел поработать, а потом его зашибли. Канделябром. Таким образом, наша задача — незаметно проникнув в генеральский дом, установить за генералом наблюдение.

Первая половина дня у нас ушла на рассматривание фотографий. Для рассматривания мелких деталей вместо лупы (которой у нас нет) пришлось использовать бинокль (который у нас есть). Временами кто-то периодически восклицал по-ниндзявски «Нифи гасе бе!» или «Оуоу!» (в переводе с ниндзявского — «Чтоб я укакался»).

А после обеда Иванов учился ползать вверх-вниз по коврам (у генерала дома все стенки были обклеены коврами). Для приближения обстановки к боевой мы набили кофры нафталином и пылью (собрали всю пыль со склада, целый мешок). Иванов оказался неподготовленным к перемещению по коврам — много чихал и постоянно вырывал клоки шерсти из ковра, поскольку ковер — это не гладкая стена, с которой нечего отрывать. Оказали ему братскую помощь — залепили чихалку пластырем, а на руки надели когти (а-ля Фредди Крюгер). В сочетании с неприметной ниндзявской униформой Иванов стал смотреться сексапильнее.

Сидоров занимался проблемой установки подслушивающих, подглядывающих и поднюхивающих устройств, для чего учился бесшумно сверлить стены и ковры.

Сусанин по фотографиям рисовал план дома и чертыхался по поводу известных трех сосен. Согласно составленному плану и утверждениям Сусанина, войти в дом было достаточно просто, а вот выйти согласно плану эвакуации могло и не получиться.

А Петров задумчиво побрился сюрикеном.


16.  Можно и отдохнуть | Хроники диверсионного подразделения | 2.  Фаза проникновения