home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Доступно только для пользователей — И что? Значит, будем жить вместе? — поинтересовался Джаред.

— Да. — Мойра распаковывала чемодан, заталкивая одежду в пустой шкаф возле окна. И при этом очень-очень стараясь не показать, насколько она рада вновь видеть Джареда. Ей вдруг с отчаянием и тревогой подумалось, что она вовсе не первая женщина в семье, испытывающая подобные чувства. Мать тоже разрывалась между желанием и долгом; разница лишь в том, что мама была человеком, а отец Мойры — бета-оборотнем, решившим создать свою собственную стаю, и бросившим ради этой цели все. В том числе и беременную подружку в городке на берегу океана. И если бы не отец Майкла…

Отсюда мораль: любовь оглупляет. Даже на смертном одре мать возносила хвалу бывшему любовнику, который, посеяв в ней свое семя, уехал устраивать собственную судьбу. Мойра любила мать, но подобную слабость ненавидела.

— Я признателен, что ты пытаешься помочь… наверное, — Джаред говорил сбивчиво (как, впрочем, и всегда). — И рад, что с тобой все в порядке. Кстати, я с удовольствием послушал бы рассказ о том, как ты добралась до поместья. И о том, что ты сделала с моей занавеской для душа. Между прочим, я купил новую — это я на тот случай, если тебе захочется эээ… освежиться. Я все-таки не совсем понимаю...

— Меня это не удивляет.

Джаред пропустил ее сарказм мимо ушей.

— А кем именно ты работаешь у Уиндема?

— Бухгалтером.

— Серьезно?

— Да.

— Надо же! Ты не похожа на бухгалтера.

— Ну конечно похожа, раз уж я работаю в этой должности. — Вообще-то она поскромничала. У Мойры имелась степень магистра по финансовому менеджменту, еще одна — по международным деловым связям, ну и третья (чисто для души) — по японской литературе. — А твой бухгалтер как выглядит?

— У меня его нет, — признался Джаред. — За прошлый год я заработал восемь штук.

Восемь штук! Да только на празднование рождения Лоры истратили никак не меньше. Черт возьми, рождественская премия Мойры была раза в два больше.

— Хм… Получается, месть — не слишком прибыльное занятие?

Он усмехнулся, и, к величайшему раздражению Мойры, от его улыбки у нее ослабли колени.

— В точку. Знаешь, Мойра, если ты собираешься здесь жить, нам, пожалуй, стоит установить кое-какие правила.

— Например? — Вот оно, начинается, эти скучные человеческие условности. Джаред будет спать на диване, они составят график пользования ванной, и исключительно конструктивно обсудят свои чувства. Он расскажет ей, как трудно быть современным мужчиной, когда все, чего ему хочется, — это выплакаться, раскрывая свое просветленное сознание какой-нибудь несчастной шлюхе, а Мойре придется прилагать огромные усилия, чтобы не задремать под его разглагольствования.

Мойра расправила плечи. Ради Майкла, Дженни и Лоры она готова вынести многое. Пытки. Насилие. Даже конструктивное обсуждение чувств.

— Я внимательно тебя слушаю, — произнесла Мойра, покорно цитируя «Redbook»[5]. — Какие правила?

— Нууу, — протянул Джаред, и Мойра вдруг заметила (и как это раньше ускользнуло от ее внимания?), что он уже расстегнул ремень и теперь стаскивал джинсы по стройным бедрам… а еще он не носил нижнего белья. Джаред бросил джинсы на пол, стянул через голову футболку, и сдернул с волос резинку. Усмехнувшись, он опрокинул Мойру на кровать и прижался обнаженным телом, согревая сквозь тонкую ткань платья. Пахнувшие чем-то дико-первобытным волосы щекотали подбородок Мойры.

— Правило первое: большую часть времени мы должны проводить голышом.

Мойра невольно рассмеялась, не сдержавшись, но Джаред тут же заглушил смех поцелуем. Ее руки жадно пробежали по всему его телу, а он так же бесцеремонно принялся облапывать ее в ответ. Впрочем, Мойру эта грубость особо не беспокоила, что-то в его запахе просто сводило ее с ума. Первое правило показалось ей чудесным.

Они подумали:

Он хочет навредить Стае.

Она работает на этих чудовищ.

Но в эти минуты чистой страсти логика оказалась бессильна. Единственное, что было важно, — это руки и губы, ласкающие обнаженное тело. Желательно подольше.

Под мурлыкающее «хряааась» платье Мойры разлетелось в клочья.

— С этим я еще разберусь, — пробормотала она, задыхаясь. — Но позже.

— Я куплю тебе новое. — Джаред тихо зарычал, обхватывая губами ее сосок, а затем — и это было просто восхитительно, — пуская в ход зубы.

— Это платье стоило десятую часть от твоих доходов за прошлый год.

— Боже, мне так нравится, когда ты высчитываешь в уме проценты, — простонал он. Мойра почувствовала, как его щетина щекочет ее грудь, живот, бедра. — А теперь расскажи мне о пенсионных отчислениях и налоговых ставках.

Она расхохоталась так безудержно, что перехватило дух. Что, впрочем, оказалось неважно, потому что как раз в этот момент язык проскользнул внутрь нее, и дышать Мойра в любом случае не смогла бы.

Тело ее выгнулось дугой, ягодицы приподнялись, но Джаред обхватил ее за талию и толкнул назад, крепко прижимая к матрасу. Все это он проделал, не отрывая от нее рта — его губы посасывали и целовали, а язык изучал ее плоть изнутри. Мойра услышала свои крики.

Подведя ее к самой грани, Джаред вдруг отстранился, и Мойра снова вскрикнула, на этот раз от разочарования. Она потянулась за ним, но ее, стиснув локти, перевернули. Мойре пришлось шлепнуться на живот и зарыться лицом в подушку.

— Боже, у тебя такая аппетитная попка, — простонал Джаред, и Мойра почувствовала, как он начал грубовато мять ее, впиваясь пальцами.

«Достаточно сильно, чтобы оставить отметины», — подумала она с каким-то темным возбуждением. Кровь струилась по венам с такой силой, что у Мойры все буквально покраснело перед глазами, и комнату словно заволокло алой вуалью. Во рту пересохло.

Она перевернулась обратно на спину, цепляясь за Джареда, и он рассмеялся. Но ненадолго, потому что Мойра ногами потянула его на себя, скрестив лодыжки за спиной. В этой позе у женщин всегда есть преимущество, а учитывая, что Мойра была сильнее Джареда в два, а то и в три раза…

Впрочем, Джаред позволил ей сделать это. И даже помог — его руки легли ей на бедра и нежно раздвинули, так что, когда Мойра приподнялась ему навстречу, член проскользнул в нее одним движением, до самого основания.

Несколько долгих секунд они просто смотрели друг другу в глаза, а затем начали двигаться. Ноги Мойры по-прежнему обхватывали его талию, но теперь Джаред перехватил инициативу, удерживая ее и глубоко целуя, пока они раскачивались под ритмичное поскрипывание кровати.

Губы Джареда теперь касались ее шеи, он нежно прикусил ее и тут же жадно присосался. «Его метка», — вновь успела подумать Мойра, проваливаясь в оргазм.

Через секунду Джаред присоединился к ней. Полуприкрыв от захлестнувшего удовольствия глаза, Мойра увидела, как он откидывает голову, почувствовала, как застывает его тело.

— Боже, — удалось ему выдавить прежде, чем рухнуть на нее.

— И то правда, — ответила Мойра. Она попыталась выбраться из-под него, но Джаред вцепился в нее как клещ. — Ради всего святого, мне нужно встать и умыться.

— Нет, — сонно пробормотал он. — Не смывай мой запах. Пока.

Скромная просьба. И слишком уж приятная. Мойра вновь попробовала встать, но хватка Джареда была просто железной. Конечно, Мойра могла вывихнуть ему локоть, но вместо этого она прижалась к нему и уснула.


Глава 5 | Волчица Джареда | Глава 7