home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Доступно только для пользователейМойра проснулась спустя несколько часов, в полном одиночестве и зверски голодная. Комнату заполнял запах жареного бекона, щекоча ее ноздри, поэтому она поспешно нацепила одежду и помчалась вниз по лестнице.

Она ворвалась на кухню как раз в тот момент, когда Джаред перекладывал яичницу со сковороды на тарелку, где уже лежали бекон, тост, колбаски, нарезанные помидоры и поджаренный картофель.

— Доброе утро, солнце. Как насчет… — Мойра вырвала у него тарелку, уселась за стол, схватила вилку и принялась закидывать содержимое себе в рот, — … завтрака?

— Угумф.

Он улыбнулся.

— Господи, ты идеальная женщина. Умна, великолепна в постели и ешь как грузчик. — Он взъерошил ее кудряшки. — Чертовски сексуальный грузчик.

— Ннннффф мммгг ммм, — пробормотала она, а затем сглотнула. — Очень вкусно. Спасибо. Голод заставляет меня забывать о манерах. — «Человеческих манерах», — добавила она про себя.

— Не могу поверить, что еще не получил тарелкой в лоб. — Джаред повернулся к ней спиной. — Ну, после всего, что было утром.

— А, ну да, конечно, ты скотина, между нами все кончено, ненавижу тебя... А где соль?

Джаред развернулся, похлопал глазами, затем покачал головой и кивнул в сторону солонки.

— И что, я должна вставать? — недовольно протянула она. — Тебе же только руку протянуть.

— Ну ты и обнаглела! — Он раздраженно затряс головой. — Знаешь, вообще-то технически ты моя пленница. Я же тебя похитил.

— Да, и почти сразу же упустил. — В ответ на его сердитый взгляд Мойра добавила: — Кроме того, ты стоишь совсем рядом. А еще мы оба знаем, что ты скорее удавишься, чем причинишь боль женщине. Так что брось это «ты моя пленница, бойся меня» и передай мне чертову солонку! Пожалуйста.

— Передам, — сказал Джаред, ухмыляясь, — если покажешь сиськи. — Он выдержал паузу, очевидно, ожидая услышать в ответ на свое нахальное требование негодующие женские вопли… и едва не шлёпнулся на горячую сковородку, когда футболка угодила ему в лицо.

— Соль.

— Держи. — Он передал Мойре солонку, дружески ущипнув при этом за левую грудь, и вернулся к своей яичнице.

— Спасибо. У меня теперь сосок измазан жиром.

— Я с этим разберусь, — пообещал Джаред, перекладывая свою яичницу на тарелку. Он бросил через плечо взгляд на Мойру и подмигнул. — Позже. — Усевшись напротив, он принялся за еду.

— Замечательно. Хотя мог бы просто дать мне салфетку.

— Не порть все удовольствие.

Они продолжали завтрак молча, пока Джаред не спросил:

— Помнишь прошлую ночь?

— Во всех подробностях.

— Я имею в виду… то, что я говорил во сне?

— Да. — Мойра прекратила макать кусочек тоста в желток и подняла глаза: — Мне очень-очень жаль твою сестру.

Он задумчиво смотрел на нее. Мойра заметила, что он не собрал волосы в хвост и поэтому был вынужден все время откидывать светло-русые пряди с лица.

— А после? То, что я говорил после? Я наверняка сказал, что они оборотни. Те, кто живут в поместье.

— Да, сказал. — Мойра ответила и на непроизнесенный вопрос. — Я и так знала.

Повисла ошеломленная тишина.

— И ты работала на них?

— Они моя семья. — «Понял? Семья. Не заставляй меня произносить это вслух, Джаред. Сообрази сам».

Отодвинув тарелку, он поднялся со стула и принялся выхаживать по кухне. Мойра украдкой подтащила к себе его недоеденный завтрак. О, еще целых два кусочка бекона.

— Господи, если бы я не знал, что оборотнями могут быть только мужчины, то заподозрил бы…

— Что-о?

— Не пытайся ничего отрицать, ты, маленькая шпионка. Ты же знаешь, я проделал чертовски длинный и извилистый путь, чтобы добраться до этого поместья, до этого города, и мне доводилось встречать очень странных людей. И я наслушался кое-какого паранормального дерьма.

— Все оборотни — мужчины. — Мойра с трудом сдерживала смех. — Кто тебе это сказал?

— Я заплатил кучу денег за эту информацию — гордо заявил он. — И узнал это от одного кристально честного оборотня. Я видел, как эта тварь превратилась… в огромного зверя. А когда луна зашла и поднялось солнце, он рассказал мне об оборотнях всю правду.

«Скорее, нагородил полной чуши».

— А как ты заставил его говорить?

— Мы поиграли в «двадцать вопросов», пока ствол моего пистолета утыкался ему в яички.

— О да, весомый аргумент.

«Значит, ты никогда не догадаешься, кто я. Если я сама не расскажу… или не покажу. Хорошо это? Или плохо?» Мойра едва не ерзала на месте, размышляя над этой дилеммой. Хорошо для Мойры-оборотня, потому что ее главная цель — обеспечить безопасность Стаи. И плохо для Мойры-женщины, потому что ложь отдаляет их с Джаредом друг от друга.

И почему ее это волнует?

Джаред, казалось, совершенно не был впечатлен тем, что Мойра не пришла в ужас ни от пистолета, ни от яичек. Что она, по сути, почти не обратила внимания на его откровения.

Он снова зашагал по комнате.

— Именно поэтому ты не должна там работать. Ради всего святого, что будет, если кто-нибудь тебя укусит? Мне тогда не пришло в голову спросить, что произойдет, если заразится женщина…

— Ты переживаешь, что кто-нибудь из них меня укусит? — Ее голос был ровным и нарочито спокойным в противовес ярости Джареда. Его гнев, смешавшийся со страхом за нее, обжигал ей ноздри. Он и правда беспокоится о ней. Мойру это радовало и злило одновременно.

— Ты можешь… Я не знаю.

— Зато я знаю. Все эти рассказы об укусах — бабушкины сказки. Или ты оборотень, или нет. Это совсем другой вид, Джаред, а не какой-то там грипп. Не зараза, которую можно подцепить.

Он принялся переваривать ее слова, Мойра почти слышала, как в его голове натужно заскрипели колесики. Все мысли читались на его лице: «Зачем ей врать? Незачем, значит, это должно быть правдой». Мойра невольно обрадовалась искре доверия, что пробежала меж ними. Мало ли причин, по которым она могла соврать? Зачем ему верить ей? Но тем не менее, он поверил.

— То есть все эти ужастики, снятые за сто лет, врут?

— Не говоря уже о тысячелетнем фольклоре. — Мойра вдруг вспомнила, как в детстве они с Дериком отправились в кино на «Американского оборотня в Лондоне». Они так хохотали, что не высидели и полсеанса, их выгнали из зала. — Истина всегда оказывается гораздо скучнее легенд.

— А что если они тебя убьют?

— Абсолютно исключено.

— Глупости. И положи хлеб на место, он мой.

— Ты же встал из-за стола, — возразила она.

Он развел руками.

— Может, все-таки не будем отвлекаться? Один из них убийца, этого-то ты не будешь отрицать?

— Не буду. Но почему ты решил, что Майклу известно, кто убил твою сестру?

Джаред моргнул, удивленный неожиданным поворотом беседы, но все же ответил:

— Все пути ведут в поместье Уиндэм, к твоему боссу. ВСЕ! Полиция даже подозревала одного типа, но он сумел выкрутиться. Он работал и жил в поместье, возможно, у него там и семья осталась. Но когда я подобрался слишком близко, он испарился. Уиндэм сказал копам, что понятия не имеет, куда тот делся, но в его словах не больше правды, чем в обещании «будет совсем не больно». Исчезнувший тип проработал на Уиндэма почти всю жизнь.

— И это было… где-то год назад?

— Откуда ты знаешь?

— Просто пытаюсь понять, когда бы это могло случиться.

— Звали его Джеральд как-то там, — продолжил Джаред.

Черт, черт, черт! Мойра постаралась сохранить задумчивый вид, лишь бы не выдать свой ужас. В сказанном имелись и плюсы, и минусы. Плюсом было то, что Джеральд мертв и вряд ли убьет еще чью-нибудь сестру, потому что от него осталась только кучка костей, присыпанная землей. Минус заключался в том, что его застрелила Дженни, жена Майкла. Всадила в него несколько пуль.

Естественно, Майкл отрицал, что знает, куда подевался Джеральд. Не мог же он сказать полиции правду: тот закопан под кустом белых роз на южной лужайке, и, кстати, офицер, не желаете ли выпить чашечку чая перед тем, как надеть наручники на мою жену? Она беременна, так что проследите, пожалуйста, чтобы в тюрьме она вовремя принимала витамины.

— Кажется, я смогу тебе помочь, — медленно произнесла Мойра. Она не знала, что делать. Рассказать все Джареду и тем самым доверить ему секрет Уиндэмов? Еще чего!

Ничего не говорить и избавиться от него? Усыпить бдительность, вырубить и вцепиться зубами в шею так, что это сильное сердце перестанет биться, а великолепные глаза закроются навеки? «Но я же втюрилась в этого идиота».

Мойра знала свои слабые места. Она была умна; не то чтобы это относилось к слабостям, но ее вотчина — это цифры, руководить или разрабатывать стратегию она не умела; этим всегда занимался Майкл. Мойра же, как рядовой солдат, лишь исполняла чужие приказы.

Джаред должен узнать, что стало с Джеральдом, но не от нее. Только Майкл и Дженни могут об этом рассказать. Но последует ли Джаред за ней в поместье Уиндэм, не задавая вопросов? Прямиком в то место, которое считает логовом зверя?

Как же!

— Ой, у тебя там что-то на шее, — сладко протянула она.

— Что? — Он безуспешно попытался стряхнуть это невидимое что-то. Мойра положила руку ему на плечо, нежно развернула и ударила ребром ладони в основание черепа. Джаред без малейшего звука послушно осел на пол, но Мойра успела его подхватить.

«Наверняка это мне еще припомнят», — мрачно подумала она, перекидывая безжизненное тело через плечо, словно мешок с игрушками.


предыдущая глава | Волчица Джареда | Глава 9