home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Доступно только для пользователейМойра дохромала до дверей столовой в поместье Уиндэм (ее еще называли «семейной комнатой», или, по меткому определению Дерика, «Центральной Мясоедской»). Несколько секунд она просто стояла на пороге, упиваясь уютом домашней сцены, развернувшейся перед ее глазами. Мойра принесла с собой хаос и плохие вести (а еще кучу заноз), и ей очень не хотелось разрушать эту идиллию.

Дерик, ее давний друг, сосредоточенно изучал старый выпуск журнала по домоводству от Марты Стюарт. Высокий, широкоплечий, мускулистый и так далее и тому подобное, он умел готовить просто бесподобную запеканку. А его чилийский сибасс[2], огарнированный шпинатом, вполне мог заставить рыдать взрослого мужчину. Дерик был убежден, что на самом деле Марта Стюарт — тайный оборотень, и поэтому зачитывал до дыр каждый журнал в поисках улик. Наткнувшись на рецепт тартара из говядины[3], он счел, что наконец-то она совершила роковую ошибку и выдала себя.

Майкл и Дженни растянулись на ковре возле потрескивающего камина. Между ними лежала маленькая Лора. Она вытягивала голую розовую ножку (чем-то напоминавшую свиную отбивную с пальчиками) и, пронзительно хохоча, тут же отдергивала ее, когда мать принималась щекотаться. Другой ножкой она украдкой подталкивала отца.

После той первой адской недели Дженни обжила свой новый дом если не совсем легко, то, по крайней мере, с минимальными трудностями. Мойра часто спрашивала себя, вспоминает ли та о прошлом хоть иногда. О родных Дженни не рассказывала, старые друзья ее не навещали. Словно она и не жила вовсе, пока Майкл не похитил ее сердце… Предварительно украв Дженни целиком.

Мойра почувствовала, как комок зависти вновь начинает подниматься к горлу, и тут же сглотнула его обратно. Ведь она была так рада за Майкла. В самом деле. И Дженни она обожала. Просто… Просто иногда трудно видеть такое. Вот и всё. Они казались такими счастливыми, а у Мойры самый фантастический секс в жизни был только что — с мужчиной, который пытался вытянуть у нее информацию.

Мойра негромко прочистила горло (кхм-кхм!) и обрадовалась, услышав в ответ тревожные вскрики. После всего, что за сегодня вытерпела ее гордость (и попка!), приятно было вновь оказаться в окружении семьи.

Дженни, ее лучшая подруга и альфа-самка, вопила громче остальных. Длинноногая блондинка, подхватив ребенка, бросилась к Мойре и буквально пронзила ее взглядом.

— Что, черт возьми, с тобой стряслось?

— Агу, — добавила Лора, помахивая пухлой ручкой.

Мойра поймала ее ладошку и нежно поцеловала. Лора унаследовала мощные легкие матери и обаяние отца; кудрявая, темноволосая, с глазами цвета выдержанного коньяка, она была просто чудо-ребенком.

Майкл окинул Мойру быстрым взглядом, мгновенно уловив всё: синяки и шишки, запахи секса и пластика, усталость и раздражение, и спокойно поинтересовался:

— Кого я должен убить?

— Ты в порядке? — спросил Дерик, торопливо присоединяясь к их маленькой группе.

— Пострадала разве что моя гордость. — Мойра поправила начавшую сползать занавеску. — Правда, весьма основательно. — И, обращаясь непосредственно к Майклу и Дженни, добавила: — Мы можем поговорить?

— Будет тебе, — запротестовал Дерик. Плечистого блондина часто принимали за брата Мойры. Пусть он и намного превосходил её ростом, они действительно были очень похожи, хотя его глаза своим цветом скорее напоминали зелень влажной травы. — Я тоже хочу услышать твою историю. Начиная с «я отправилась на прогулку» и заканчивая «вот я вернулась, завернутая в душевую занавесочку с уточками».

— Позже, — сказал Мойра, чувствуя неловкость. Он и в самом деле был ей почти как брат, и она ничего от него не скрывала. Когда она поселилась в поместье после смерти матери, не кто иной, как Дерик стал опекать её как сестрёнку.

Но первым услышать об угрозе должен вожак Стаи: Джаред говорил именно об Уиндэме. Позже Майкл решит, что стоит сообщать остальным.

— Идем же. У меня под этой занавеской все чешется.

Дженни бесцеремонно сунула Лору Дерику в руки. Девочка сперва возмущенно завопила, но потом, когда её подбросили к самому потолку, взвизгнула от восторга и заболтала руками и ногами.

— Позже, Мойра, — крикнул Дерик ей в спину. Словно говоря: ты же расскажешь мне историю во всех деталях, правда?

— Позже, Дер-спорщик. — Она нарочно использовала прозвище, заработанное им ещё в детстве. На спор его можно было заставить сделать что угодно.

Мойра протопала в звуконепроницаемый кабинет Майкла и, дождавшись, когда он закроет за ними дверь, рассказала, как провела вторую половину дня. Она ничего не утаила, кроме разве что того, насколько изумительным и великолепным оказался секс. Чувство вины все еще продолжало ее терзать.

Взгляд Майкла стал вдумчивым и отстраненным.

— Ясно.

— Что значит «ясно»? — Дженни раздраженно затрясла головой. — Давайте туда вернемся и разберемся с этим Джаредом. — Очевидно, в ней пробудился сильный инстинкт защитницы. — Или пусть его арестуют.

— За что? — мягко спросил Майкл.

— За нарушение границ частных владений. — Дженни нахмурилась, но все равно прижалась к Майклу. Морщинки на лбу чуть разгладились, когда он нежно погладил ее плечо. — За то, что он такой козел. За изнасилование.

Мойра закашлялась:

— Ну… это было не совсем…

— Не придирайся к словам. Он хочет добраться до тебя, Майк. А ты меня знаешь, этого я никогда не допущу.

Мойра ничего не сказала. Дженни стала членом их семьи, а её бесстрашие заставляло забыть о том, что она не оборотень. На Майкла охотились далеко не в первый раз. Управляя огромными средствами, с тремя сотнями тысяч оборотней за спиной, он выглядел крайне заманчивой мишенью.

— Я правда думаю, что нам стоит отправиться туда и сделать предупредительный выстрел ему в спину, — продолжала Дженни. Майкл поглаживал ее плечи, а она закинула руки ему на шею, крепко прижимаясь всем телом. — Как-то его остановить. Надрать ему задницу.

— И что ты предлагаешь, милая?

— Ммм… я не уверена… дайте-ка подумать. Давайте его посадим!

— Его тут же выпустят под залог, он исчезнет и придумает какой-нибудь новый план. Это не вариант.

— Ты невыносим. Всегда такой предусмотрительный.

Он улыбнулся. Немногие осмеливались разговаривать с Майклом Уиндэмом в подобном тоне. С мнением будущего вожака Стаи начали считаться, еще когда он еще носил подгузники. Острый язычок жены приводил его в восторг.

— Предусмотрительный? Особенно предусмотрительно я запал на тебя, не правда ли?

— Очень смешно.

Улыбка Майкла растаяла, когда он посмотрел на Мойру, следящую за их препирательствами с неприкрытой тоской во взгляде.

— Мойра, ты готова вернуться?

— Конечно. — Она оценила ситуацию так же быстро, как и Майкл.

Джаред представлял явную опасность… Но действовал ли он в одиночку? Чего именно он добивался и с какой целью? Как далеко он готов зайти? Он просто хочет добраться до Майкла, или до Дженни и малютки-Лоры тоже? Или до всей Стаи? Зачем? Когда? Мойра ругала себя за то, что не подумала обо всем этом прежде, чем выпрыгнула в окошко. Но она еще может наверстать упущенное.

— Дай мне только переодеться, и я сразу же отправлюсь туда.

— Ты уходишь? — Пальцы Дженни дернулись, и Мойра поняла, что той сейчас очень не хватает пистолета под рукой. — Куда?

Мойра начала бочком пробираться к двери. Когда чета Уиндэмов выясняла отношения, тряслись люстры и дрожали стены. А Дженни, девушка во всех отношениях милая, была прежде всего человеком. Членом Стаи по-настоящему ей никогда не стать, поэтому ей не понять, что движет ими. Она может осознавать все разумом, но не чувствовать душой.

— Мойра собирается вернуться в тот дом и оставаться с Джаредом, пока не добудет всю нужную нам информацию, — невозмутимо произнес Майкл и сделал паузу.

Глаза Дженни распахнулись до такой степени, что казались выпученными.

— Стоять! — рявкнула она на Мойру, которая уж было взялась за ручку двери. — Мойра, ты не должна туда идти.

— Вообще-то мне будет куда удобнее в своей комнате…

— Я имею в виду, к нему.

— Ну конечно, должна. Нам необходимо знать, что он затеял. А я в уникальном положении — он считает меня симпатичной куколкой без мозгов. Кроме того, — добавила она, не обращая внимания на зардевшиеся щёки, — ему понравилось меня трахать.

Дженни сверкнула глазами и уставилась на Майкла.

— Майкл, не заставляй ее делать это. Она не должна становиться… становиться шлюхой ради нас.

Мойра рассмеялась, но тут же зажала ладонью рот.

— Из оборотня шлюху не сделать, — заявил Майкл, пытаясь скрыть улыбку. — И Мойру я не заставляю. Видишь ли, она пришла сюда просто из вежливости. Чтобы — как бы это сказать? — держать нас в курсе. — Поверх головы Дженни они с Мойрой обменялись понимающими взглядами.

— Это неправильно. — Дженни упрямо стояла на своем.

— Неправильно защищать нас? Нашу дочь? Наших друзей?

— Ну… ладно. — Она резко выдохнула, сдувая упавшие на лицо светлые пряди. — Может, я и идиотка, когда это говорю, но все равно она не должна с ним спать.

— Я готова пойти на эту жертву, — произнесла Мойра с непроницаемым видом, хотя ее выдали запылавшие щеки. Майкл, заметив это, чуть поднял темную бровь.

— Мойра, — изрёк он, — в состоянии сама позаботиться о себе. Джен, это так не похоже на тебя — заниматься нравоучениями.

Дженни перевела взгляд с мужа на подругу. Глядела она на них с суеверным ужасом, так, словно они были новой, неизвестной науке формой жизни.

Наконец, спустя несколько долгих секунд, она покачала головой. Обычно разница между культурами двух видов не казалась ей такой уж большой, но сегодня ширина этой пропасти ужаснула ее.

— Делайте, что хотите, — вынесла она вердикт. — Ты все равно поступишь по-своему. Но ждать, что ради тебя Мойра будет подвергать себя опасности, занимаясь сексом с плохим парнем… это слишком даже для тебя. Это… — Она замолкла и взглянула на Мойру. Та пялилась на нее без малейшей искры понимания в глазах. — О, забудьте. Очевидно, я единственная, кого это вообще волнует. Так что счастливого пути, желаю приятно провести время, не забывай писать.

Она гордо промаршировала через всю комнату и, выходя, хлопнула дверью, Майкл повернулся и уставился на диван.

— Он действительно неудобный, а не только кажется таким, — грустно сообщил он Мойре. — Жаль, потому что мне придется спать здесь до конца недели.

«Кого ты пытаешься обмануть? Скорее, месяца». Мойра чуть улыбнулась:

— На самом деле, это даже немного лестно — не будь Дженни высокого мнения обо мне, она бы не переживала, что я туда возвращаюсь. Но я не знаю, как ей объяснить… Почему это не проблема. Почему мне нужно это сделать. Почему я вообще-то уже должна быть на полпути туда.

— Да, но не теряй голову. Будь осторожна. Не только ради себя. Если Джаред подберется слишком близко... — Майкл улыбнулся, оскалив зубы. Они были белыми и очень острыми, и только идиот не заметил бы, что эта улыбка не затронула глаз. — Будет очень неприятно, если моей жене придется застрелить еще одного плохого парня, вломившегося в поместье. Шум может разбудить ребенка.

— Он не окажется так близко к ним. А если все же попробует, — произнесла Мойра как нечто само собой разумеющееся, — то вряд ли сможет навредить моей леди или будущему правителю, когда я буду обгладывать его позвоночник.

Теперь улыбка сверкнула и в глазах Майкла.

— О, Мойра, я уже говорил сегодня, что люблю тебя?

И они громко рассмеялись, как два волчонка из одной семьи.


Глава 3 | Волчица Джареда | Глава 5