home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая. Породившие тварь

Старик, охая, пытался встать на ноги, цепляясь за плащ и плечо юноши. Вся левая половина его лица была залита кровью — в голову попал камень из пращи. Хорошо ещё, что вскользь, иначе череп не выдержал бы, и служитель был бы уже мёртв. Впрочем, смерть не заставит себя долго ждать и упрашивать — за холмами всё явственней нарастает зловещий шум приближающейся резни.


— Иди… — слова с трудом пробивались сквозь хрипы и бульканье в горле, старик захлёбывался кровью, ещё один камень угодил ему меж лопаток. — Иди, и помни: нас нельзя победить! Нас будут убивать, гнать и проклинать, а мы снова и снова будем подниматься и возрождаться, пока не достигнем вершины. Вечный спор железа и золота… Победит Золото! Гордые воины будут небрежно швырять нам монеты, на которых запеклась кровь побеждённых, и мы, униженно кланяясь и бормоча слова благодарности, будем принимать это золото. А потом, некоторое время спустя, эти же гордецы будут приходить к нам и будут клянчить в долг. И мы дадим, и они вернут нам — но уже больше. И попросят снова, и мы снова дадим… И они сами не заметят, как мы купим их всех, всех — вместе с их конями, оружием и рыцарской честью… Хотя нет, время рыцарей ещё не пришло, оно придёт немного позже… Неважно… Важно, что мы победим — помни об этом! — старик пошатнулся, выпустил плечо спутника, силящегося поддержать тщедушное, но оказавшееся неожиданно тяжёлым старческое тело, и снова осел на песок.


— Первый Аркан карт Таро… — снова забормотал он, едва переведя дыхание — Там изображена Великая Триада: клинок, золотая монета и кубок — символы Власти, Богатства и Наслаждения. Эта троица — куда более могущественная, нежели Троица Распятого Бога, — вечно спорит между собой о том, кто же среди них главенствует… Сталь отбирает золото и захватывает наслаждения, а золото покупает и сталь, и удовольствия… Окольный путь вернее приведёт к цели… И гордые красавицы, кичащиеся своей неприступностью, покорно скинут одежды, обнажат свои прекрасные тела и возлягут на наши ложа, смиряясь пред блеском золота и пренебрегая серенадами менестрелей и совершаемыми в честь женщины подвигами… Мы будем… — старик поперхнулся и зашёлся кашлем, разбрасывая изо рта веер кровавых брызг, — …властвовать. Иди… Оставь меня… Моя смерть — или жизнь — ничего не значит и ничего не решает…


Юноша, не слушая бреда (служитель бормочет о каких-то там рыцарях, и произносит ещё что-то не более понятное — здорово же его шарахнуло камнем!), попытался поднять старика. Рыцари… Вот вылетят сейчас на гребень бархана всадники, и любому бреду конец…


Попытка удалась, и они двинулись дальше, увязая в горячем песке. Юноша сжал зубы, мотнул головой, стряхивая пот со лба, и перехватил старика поудобнее. Им вряд ли удастся уйти, но бороться надо до конца…


Чёрный дым плащом стелется над пустыней. Город зажёг огромный погребальный костёр самому себе.


— Это ничего, — вновь горячечно зашептал старик, — есть воистину бессмертные города. Город восстанет из пепла, а от тех, кто сейчас убивает беззащитных на его улицах и насилует заходящихся криком женщин среди пылающих домов, прямо на липких от пролитой крови площадях, не останется даже праха… И дети их внуков будут целовать кончики пальцев внуков наших детей, вымаливая… — голос служителя вновь пресёкся.


— Помолчи, — натужно выдавил юноша. — Береги силы, нам идти и идти…


— Нам — то есть мне — идти осталось уже недолго…


Старик замолчал и обмяк, и только его свистящее дыхание говорило о том, что жизнь ещё чуть теплится в хилом теле служителя. Юноша молчал тоже, упорно и сосредоточенно волоча на себе потерявшего сознание спутника.


Они перевалили через очередной бархан, и идти вниз, под уклон, стало легче. Если им удастся оставить позади ещё хотя бы пару холмов, то тогда можно будет надеяться, что их не найдут. А там спустится несущая прохладу благословенная ночь, и они почти наверняка увидят следующий восход. Лишь бы отойти как можно дальше от умирающего города и оторваться от погони… Почему бы им не оказаться в числе уцелевших? Из города бежали многие, и мечей победителей не хватает, чтобы умертвить всех…


Следующий подъём давался гораздо труднее — ноги уходили в песок чуть ли не по колено, а песок при этом осыпался, стекал, норовя увлечь за собой вниз, к подошве холма. Шаги превращались в шажки, и сколько ещё таких отнимающих последние силы шажков надо сделать, чтобы добраться до вершины! Старик уже окончательно выбился из сил — его придётся нести. Будь юноша один, он давно мог бы считать себя спасшимся — молодые ноги крепки и быстры.


Но он не имеет права бросить служителя, хранящего в своей цепкой, — несмотря на долгую череду прожитых стариком лет, — памяти Суть Откровений Глашатаев, в коих изложены Предначертания Свыше, определившие цель и сам смысл существования народа Избранных на тысячелетия вперёд. И поэтому он не бросит старика — они или погибнут, или спасутся вместе. Да, служитель не один, их много, но жизнь каждого из них — каждого! — значит и решает очень многое. Хотя бы потому, что они знают то, что знают.


До вершины бархана осталось совсем немного…


— Мистер Хоррорс…


Мираж растаял.


Старик в удобном вращающемся кресле за огромным офисным столом из тёмного дерева поднял глаза. Лицо старика было непроницаемым — у всех без исключения окружающих складывалось впечатление, что люди, подобные человеку в мягком рабочем кресле знают то, чего не знают другие; и поэтому для этой касты всё остальное — просто несущественные мелочи.


Перед столом в почтительном ожидании стоял молодой человек в деловом костюме и в белой рубашке с галстуком, подобранным под цвет пиджака, обуви и носков.


Чистенький, аккуратный, идеально выбритый и причёсанный юноша, умеющий пользоваться мужским одеколоном, дезодорантом и освежителем для полости рта. Умный, великолепно образованный, невероятно исполнительный и дьявольски работоспособный, готовый выполнить все распоряжения босса — и вместе с тем знающий себе цену и не стесняющийся эту цену стребовать с кого угодно. Малозаметный, не бросающийся в глаза, ничем не выделяющийся и ни на йоту не отступающий от сложившегося имиджа менеджера среднего звена — но готовый вцепиться всеми своими ровными и ухоженными зубами в то, что ему по праву принадлежит.


Из сотен и тысяч таких вот типичных мальчиков в результате жёсткого отбора в финал вырвутся десятки и начнут пожирать друг друга, пока не останутся наиболее хищные и самые жизнеспособные единицы. А затем всё повторится сначала, но Цель станет ещё на один шажок ближе…


— Мистер Хоррорс, я даю подтверждение наших стратегических сделок в «Сити-Банк» и в «Чейз Манхэттен Банк»?


«Стратегические сделки… — подумал старик. — Хм, хорошее определение… Ты молодец, мой мальчик… Да, именно „стратегические сделки“ — сделки, которые взбаламутят рынок и заставят его двигаться туда, куда нужно мне…»


Всю стену напротив стола занимал огромный мультиэкран, отображавший в реальном времени биение финансово-экономического пульса Третьей планеты. Курсы акций ведущих компаний всего мира, цена золота (за тройскую унцию) и цена (за баррель) североморской нефтяной смеси марки «Брент». Котировки валют. Индексы Dow Jones, NASDAQ, Nikkei,Xetra Dax, Hang Seng и прочие демоны, подчиняющиеся рунической вязи цифр-символов и пентаграммам графиков. Каббалистика Золотого Бога …


На биржах мира — Капищах Золотого Бога — ежеминутно и ежесекундно совершаются тысячи обрядов-сделок, миллионы и миллиарды денежных единиц перетекают с одного банковского счёта на другой, чтобы после множества превращений стать осязаемыми вещами, которые могут быть использованы людьми. Магия Золотого Бога …


Множество трейдеров-спекулянтов спешат урвать хоть малую толику от щедрот этого Бога, пытаясь задобрить его обильными жертвоприношениями банковских депозитов (как правило, потуги тщетны — Золотой Бог равнодушно принимает жертвы, но совсем не торопится что-то дать взамен) и вызнать его настроение из бесконечных отчётов о состоянии экономики той или иной страны, из выступлений политиков и из текущих новостей (и даже из сводок погоды, влияющей на урожай кофе или пшеницы). Солидные аналитики с умным видом делают свои прогнозы (пользы от которых не больше, чем от гороскопов, составленных шарлатанами), и жаждущие легко разбогатеть верят им. Кому-то везёт — но не более того (шансов тут не больше, чем в казино).


Истинные Служители Золотого Бога не уповают на его милости. Нужно или знать наверняка, что будет и как (например, организовать какую-либо рукотворную катастрофу и заранее продать акции отраслей, по которым она ударит, а также вовремя перевести валюту пострадавшей страны в швейцарские франки), или заставить Золотого Бога поступать так, как надо его жрецам — именно так, а не иначе. И они знают, как это сделать.


Человек в кресле молчит, и человек у стола (стоящий чуть сбоку, чтобы не заслонять человеку в кресле экран — Магическое Зеркало Золотого Бога) молчит тоже, словно ждущий откровений оракула вопрошающий.


«Время пришло… — размышлял сидящий в кресле. — А всё ли я взвесил и просчитал? В девяносто втором мне (не одному мне, конечно, нам — совместными усилиями) удалось повалить английский фунт стерлингов — последний символ некогда великой британской империи. Традиции и привычки людей — ничто перед хорошо организованным и тщательно спланированным рыночным спросом и предложением. Стоило нам только выставить на Форексе[47] достаточное количество ордеров на продажу фунтов за доллары и немецкие марки — и лавина понеслась, хороня под собой безупречные деловые репутации, многолетние денежные накопления и судьбы.


Величие на поверку оказалось дутым, не подкреплённым никакими реалиями, ничем, кроме былой славы, к тому времени уже изрядно траченной молью. Но это ещё надо было увидеть и выбрать подходящий момент… Колосса не так просто сбить с ног, даже если они у него глиняные.


История повторяется — настал черёд доллара. И пусть всякие недалёкие экономические обозреватели что-то там бормочут о позитивных тенденциях и об оздоровлении американской экономики. „Вечнозелёный“ — это просто бумажка, блеф, за которым лишь вооружённый авторитет Америки и лакированная картинка американского образа жизни. Картинка не такая уж привлекательная для всех без исключения, а что касается авторитета…


Господин президент основательно подмочил его, сев в лужу со своей иракской освободительной авантюрой — там взрывают и стреляют, и конца этому пока не наблюдается. Вероятнее всего, многие государства — в первую очередь Россия — не допустят грандиозного обвала доллара (с золотовалютными резервами центробанков нам не тягаться — пока не тягаться), но присадить „символ стабильности“ очень даже можно (как можно потом сыграть на некотором росте курса доллара, который неизбежно последует за его падением). Заодно приведём в Белый дом нового хозяина, а то этот… Тоньше надо вести себя, тоньше: людям почему-то не нравится, когда у них перед носом размахивают кулаками…


Остаётся ещё малоприятная перспектива предстать перед слушаниями в Конгрессе по обвинению в антипатриотической деятельности, но юристы — если им хорошо заплатить — найдут где-нибудь в законодательстве штата Айдахо соответствующую поправку, датированную одна тысяча восемьсот минувшим годом, и всё. Кроме того, можно сослаться на объективные причины — на рост евро, на арабских террористов, на китайцев. Причину и следствие не так уж сложно поменять местами…


Патриотизм… Неблагодарность по отношению к стране, давшей тебе пристанище… Чушь! Если речь идёт об измеряемой в денежных единицах выгоде, то о так называемых „моральных категориях“ вообще говорить не стоит. А страна — какая нам разница, в какой стране мы обосновались: для Служителей Золотого Бога границ не существует. Для нас любая страна — это просто ступенька к Вершине. На какой-то ступеньке стоять удобнее, на какой-то менее удобно, но принципиальной разницы нет…


Оставим мудрствования, пора действовать. Начинаем. Время — деньги!»


— Да, подтверждайте конвертацию всей суммы, — распорядился старик, и юноша, вежливо наклонив голову, исчез за дверями.


А могущественный финансовый магнат прикрыл глаза, словно к чему-то внимательно прислушиваясь.


…Песок, песок, песок. Горячий сыпучий песок под ногами. Но до гребня бархана остаётся всё меньше отнимающих последние силы шагов…


* * * | Криптоистория Третьей планеты | * * *