home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1997 год

О центре «Возрождение» узнала жена Виктора — Татьяна. Услышала случайно — многое в нашей жизни зависит от случайностей. Они решили посмотреть, что же это такое — просто так, ради интереса. Оказалось действительно интересно — и сам центр, и его руководитель Сергей Терехов. Да, паранормальное стало модным в России конца XX столетия, однако девяносто пять процентов новоявленных адептов этого «паранормального» не стоили того, чтобы тратить на них хотя бы полчаса времени. К счастью, Терехов входил в оставшиеся пять процентов. Он не окутывал свои занятия мистическим туманом многозначительной недоговорённости, а проще говоря — не вешал людям лапшу на уши за их же деньги. Сергей Терехов объяснял азы — примерно так, как детям объясняют значение букв для того, чтобы научить их читать. А уж дальше — сам решай, стоит тебе лезть в дебри или нет.


И на эту лекцию пойти явно стоило: приглашённый Тереховым профессор Долгих был личностью, причём личностью яркой. Он отнюдь не принадлежал к весьма многочисленному племени псевдомагов, доморощенных экстрасенсов и «докторов эзотерических наук», хотя и занимался тем, чему в не столь уж отдалённые времена «развитого социализма» тут же навесили бы ярлык «чертовщина». Этот человек вознамерился получить зафиксированные современными приборами данные о явлениях, относящихся к категории мистических, — и получил. Результаты проведённых им на основе эффекта Кирлиан исследований изменения биополя умерших от разных причин людей вызвали смешанную реакцию коллег учёного: с одной стороны, бред околонаучный, а с другой — ведь что-то в этом есть…


А то, о чём Долгих говорил сейчас, было интересно всем собравшимся в зале.


— Мыслеформы — это вещь очень опасная. А ожившие мыслеформы — и негативные в первую очередь, поскольку они более всех прочих способны к реальному действию, — опасны вдвойне. Причём чем большее количество ментальной энергии вложено в создание мыслеформы, тем выше её активность. Поясню на примере. Возьмём талантливо сделанный фильм: чем выше мастерство режиссёра, сценариста и актёров, чем выше качество работы, тем выше жизнеспособность порождённой этим произведением искусства мыслеформы. А если речь идёт о возможном событии, обычно влекущим за собой катастрофические последствия, то тогда резко возрастает вероятность повторения сюжета в реальной жизни.


Ко всему прочему, материализовавшаяся мыслеформа подпитывается человеческими эмоциями, и если такой фильм заставляет людей сопереживать, плакать или ужасаться — мыслеформа растёт и крепнет, и обретает самостоятельность. И в конце концов она начинает жить своей собственной жизнью и вмешивается в жизнь тех, кто так неосторожно её создал. Понимаете теперь, насколько могут быть страшны художественные творения — особенно кинофильмы, — повествующие о вероятном ужасном и аккумулирующие эмоциональную энергию множества людей? Наши предки подозревали — а некоторые даже наверняка знали — об этом. Вот хотя бы выражение «накликать беду» или поговорка «Не буди лихо, пока оно тихо!» — улавливаете глубинный смысл?


— Александр Ильич, вы имеете в виду воздействие искусства на людей — на молодых в первую очередь, — формирующее у них определённый поведенческий стереотип?


— Нет, вы меня не так поняли, — ответил Долгих. — То, о чем вы сейчас сказали — это епархия социопсихологии: подражание киношным героям и их поступкам, допустимость их этики — или, скажем, полного отсутствия этики. В какой-то мере моя работа с этим соприкасается, но не более того.


— Значит, фильм-катастрофа, — спросил кто-то из зала, — если следовать вашей логике, может стать причиной катастрофы реальной?


— Может, — подтвердил профессор. — Маловероятно, что будет вызвано землетрясение или цунами, но вот рукотворный катаклизм — взрыв какого-нибудь завода по производству боевых отравляющих веществ, например, — это вполне возможно. И тут ещё имеет значение количественная характеристика: чем больше обсасывается какая-либо разрушительная тема, тем большее число людей так или иначе на ней концентрируется. Более того, неприятные последствия может вызвать и мысль одного-единственного человека — если эта мысль сильная и попадающая в резонанс. Заметьте, адепты восточных духовных практик избегают медитации на негатив — они прекрасно знают, чем это может кончиться. Так что думайте, о чём вы думаете, простите за каламбур.


* * * | Криптоистория Третьей планеты | * * *