home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОЗВРАЩЕНИЕ ИВИ И СЕЙМОУРА

Иви остановилась перед Францем Леопольдом, Алисой и Лучиано. Она почувствовала проблеск в сознании венца и на мгновение увидела, как он мысленно заключил ее в объятия, но потом картина исчезла, а его лицо оставалось бесстрастным.

Лучиано положил руку Иви на плечо, но потом сразу же отдернул ее и смущенно опустил взгляд.

– Иви, я так рад тебя видеть.

И только Алиса открыто улыбнулась ей и тепло обняла.

– Иви, мы удивлялись, куда ты пропала. Мэрвин тоже не знал, где ты. Да, Сеймоур, по тебе мы тоже скучали, – добавила она и опустилась на колени перед белым волком.

Шерсть у него на загривке не вздыбилась, и Алиса смело погладила его. Лучиано предпочел не приближаться к волку. У Сеймоура не всегда было хорошее настроение, и он позволял себя гладить только некоторым вампирам.

Иви тоже была рада встрече с Алисой и несколько неуклюжим Лучиано, хотя его преувеличенно почтительное отношение к ней было ей немного неприятно. Она не хотела смущать его, но иногда просто не знала, как вести себя с ним. Иви помедлила, прежде чем повернуться к Дракас.

– Лео, я приветствую тебя на зеленом острове. Надеюсь, твое желание изучить нашу страну и ее жителей не исчезло, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос прозвучал как обычно.

– О да, сегодня ночью нам представилась возможность познакомиться с этими замечательными созданиями. Овцы и еще раз овцы. Какой вызов для нашего разума!

Его тон был жестким и надменным, и Иви стоило больших усилий не содрогнуться. Голос Лео был таким нежным, когда он разговаривал с ней в последний раз, и она почти забыла этот холодный тон, который был ему присущ.

– Не надо так говорить! – набросился на Франца Леопольда Лучиано. – Тебе тоже понадобилось немало времени, пока и у тебя получилось.

– А ты вообще не справился, – парировал Франц Леопольд и отвернулся.

Алиса вздохнула:

– Как видишь, ничего не изменилось. Пойдем в замок, и там ты расскажешь, как провела лето.

Как раз этого Иви не хотелось делать, поэтому она задала такой же вопрос Лучиано, и он вывалил на них целый поток приключений.

– Кстати, наш библиотекарь Леандро бесследно исчез, – напоследок добавил он.

Иви насторожилась и взглянула на Алису. У той помрачнело лицо при воспоминании о вероломном слуге Носферас, который предал хозяина и бросил их на произвол судьбы.

– Значит, Леандро ушел от справедливого наказания, – пробормотала Алиса.

Лучиано пожал плечами.

– Я не знаю. Либо он сбежал, либо граф приказал незаметно устранить его, хотя он все время заявляет, что нет ничего, что могло бы оправдать уничтожение одного вампира другим.

– Если Леандро сбежал, то теперь бродит гдето один, – задумчиво сказала Иви. – Отверженный, о котором больше никто не вспоминает. Он предан забвению, но все еще существует.

Алиса внимательно посмотрела на нее.

– Ты считаешь, что в мире есть вампиры, которые не принадлежат ни к одному клану или, по крайней мере, больше не принадлежат?

Иви кивнула.

– Да, это было бы объяснением. Тем не менее я не верю, что они могут исчезнуть бесследно. Ведь ктото все равно о них помнит. И тогда можно снова напасть на их след.

Сеймоур тихо зарычал.

– То есть ты не думаешь, что в Риме мы ошиблись? – тихо спросила Алиса.

Иви покачала головой.

– Нет! – убежденно сказала она и содрогнулась при воспоминании об огромной тени. – Нет, мы не ошиблись. Там снаружи чтото есть…

Она посмотрела на свое кольцо, зеленые глаза ящерицы на котором слегка мерцали, и снова спросила себя, почему просто не выбросила его в море. Да, почему она вообще его сохранила? Иви почувствовала взгляды остальных и быстро спрятала руку в широком рукаве.

– Пойдемте в замок, – предложила она.

Теперь у ворот стояли только они, другие вампиры уже давно были внутри.

– Я рада приветствовать вас в замке Данлюс, – тепло сказала Иви, когда они вошли в передовые укрепления замка, потом перешли подъемный мост и направились к возвышающимся за ним воротам.

Во дворе несколько ирландских слуг еще занимались своей работой, в то время как семья собралась, как обычно, в зале, чтобы в последние предрассветные часы послушать рассказчика или барда. Кроме простого стола в глубине зала стояло еще два длинных стола, за которыми уже сидели юные вампиры с глиняными кружками в руках.

– Лучиано, посмотри, свежая кровь, – сказала Иви и повела друзей на свободные места.

Лучиано шел с равнодушным видом, хотя Иви чувствовала его жажду. Подчеркнуто медленно он опустился на свободный табурет рядом с Таммо. Алиса и Иви сели напротив него.

– Ах, я давно уже хочу пить, – сказала Алиса.

– Это овечья кровь, – сообщил Маурицио. – Они здесь держат целое стадо для тех членов клана, которые еще не прошли ритуал.

Иви кивнула.

– Да, и этим летом стадо было пополнено новыми овцами, чтобы вы все могли насытиться.

Она искоса посмотрела на Лучиано. Его руки немного дрожали, казалось, он прикладывал максимум усилий, чтобы не поддаться желанию и не проглотить всю кровь одним залпом.

– Ты вырос за лето, – сказала Иви.

Лучиано поднял глаза, и она улыбнулась ему. На какоето время он даже забыл о жажде.

Когда слуги убрали кружки, у Алисы наконец появилась возможность расспросить Иви о том, что она так хотела узнать.

– Где же ты была?

Как хорошо было бы, если бы она обладала способностями Франца Леопольда!

Алиса сразу заметила, что венец сидел довольно близко к ним. По всей вероятности, он поймал ее мысли, так как слегка поклонился в ее направлении и сказал:

– С ней тебе это ничего не даст!

Иви улыбнулась Алисе.

– Ах, я знала, что ты так легко не сдашься.

– Да, пожалуйста, скажи нам. Я умираю от любопытства!

– Эту опасность я считаю крайне незначительной, – с улыбкой ответила Иви. – Скажем так, у нас с Сеймоуром было напряженное и поучительное лето.

– Поучительное? У вас были дополнительные занятия?

Иви усмехнулась.

– Можно сказать и так.

– Что? Ты серьезно? Целое лето? Какое ужасное наказание! – громко воскликнул Таммо.

Некоторые Лицана посмотрели со своих мест на наследников, и укор в их взглядах заставил Иви замолчать, хоть она и собиралась возразить. В этот момент в центр зала вышел высокий, несколько худощавый вампир и ударил по струнам лиры. Его длинные волосы совсем поседели, в то время как густые брови все еще сохраняли черный цвет, что делало его худое лицо мрачным.

– Это Турлох, – сообщила Иви. – Он не бард. Он относится к филидам* и считается самым старым поэтом. Никому не известно, сколько ему лет. Даже старцы знают лишь то, что он бродил по ирландским горам и болотам еще до их рождения.

– То есть всегда? – удивился Лучиано. – Если он нечистокровный, то, значит, когдато он жил как человек и потом его укусили, а если он чистокровный вампир Лицана, то он должен был когдато родиться.

– Мы не можем сказать, чистокровный он или нет. А сам Турлох не готов рассказать нам об этом.

– И он живет здесь с вами в замке Данлюс?

Иви замахала руками.

– Нет, конечно, он никогда не остается на одном месте дольше одной ночи. Вот уже несколько столетий он ведет жизнь странствующего барда. Но первоначально он был филидом, одним из самых уважаемых поэтов и музыкантов дворянского происхождения при королевском дворе на холме Тара*. Ходят слухи, что он ведет происхождение из рода древнего кельтского короля Логери.

– Но тогда он должен быть нечистокровным, – констатировала Алиса. – И наверное, ему более тысячи лет! Разве такое возможно? Когда жил этот король?

– Это было гдето в середине пятого века. Согласно преданию, святой Патрик обратил языческого короля Тары в христианство. Говорят, Турлох был самым младшим сыном короля. Но он был зачат не с одной из законных жен, а с болотной феей. Другие утверждают, что это была колдунья, которая выпила кровь Логери.

– О!

Вампиры замолчали под впечатлением рассказанного и прислушались к словам поэта, который в этот момент начал свою историю. Его голос был низким и глубоким, и мелодия, казалось, окутывала его. Даже на лице Таммо появилось восхищение, но скоро оно сменилось удивлением.

– Я не понимаю. Что за странные слова? Он поет на гэльском? О чем его история?

– Это сказание о русалке Айлбине и Руаде, сыне Ригдонна, короля морского народа, – охотно сообщила Иви.

– Она увлекательная?

– Да! В ней рассказывается о любви и предательстве, о неверности и мести, как и во многих историях.

– Неужели любовная история может быть увлекательной? – Таммо недоверчиво уставился на нее.

Иви усмехнулась.

– Руад разделил ложе с русалкой Айлбине и пообещал ей вечную верность, но потом уплыл и забыл ее. Когда через семь лет Руад снова плыл через море, Айлбине выплыла к нему и показала ему сына, которого родила от него. Руад снова пообещал ей, что скоро вернется, но она увидела ложь в его сердце. Тогда Айлбине задушила мальчика на глазах у отца, а корабль разбила о скалы, так что погиб и Руад, и его команда.

Таммо непроизвольно схватился за горло.

– Да, неплохо, – сказал он.

Сам поэт поведал более полную версию, потому что пел больше часа, после чего умолк и опустил лиру. Сначала встали Лицана и поклонились, выразив тем самым свое уважение, после чего Доннах отправил юных вампиров спать.

– Уже пора, мои дорогие. Ночь заканчивается. Отдыхайте до следующего вечера, ведь завтра вас ждет новая лекция.

– Надеюсь, она будет не об овцах, – проворчал Франц Леопольд и первым вышел из зала.

Они бежали по ночному болоту, потом поднялись на склон небольшой горы. Перегрин разорвал заблудившуюся овцу, и великодушно позволил Ани выпить ее свежую кровь, после чего разделался с тушкой.

Луна уже исчезла за вершинами ТвелвБенз, и волки бок о бок направились в долину. Чем ниже они спускались, тем осторожнее им нужно было быть. Почва стала черной, влажной и скользкой, и им все время приходилось обходить скрытую в осоке трясину, в которой так легко можно было утонуть.

«Тебе не нужно идти со мной. Уже поздно. Мы можем расстаться здесь», – послала Ани свою мысль.

Большой серый волк затряс головой.

«Меня не волнует время. Я провожу тебя, как всегда, до рудника. А если бы ты не была такой упрямой, то я провел бы тебя до самых ворот замка».

Она с укором посмотрела на своего спутника.

«Мы уже обсуждали это. Ты же знаешь, что может произойти. Оборотень и вампирша? Мне кажется, что не стоит бросать вызов нашим кланам!»

Он остановился и лизнул ее в нос.

«Неужели ты думаешь, что я боюсь?»

В ответ Ани издала звуки, похожие на печальный смех.

«Это скорее я должна спросить себя, боюсь ли я за тебя, мой дикий воин, и за тех, кто сегодня является моей семьей. Если ты меня любишь, давай попрощаемся и возвращайся в горы».

«К себе подобным».  – Это прозвучало грустно.

«Да, к себе подобным».

Она остановилась, потом немного отошла в сторону и исчезла в туманном облаке, которое было так хорошо знакомо ему. Когда из тумана вышла молодая женщина, ее спутник тоже сбросил волчье обличье. Кожа Ани мерцала белизной, волосы были гладкими и шелковистыми, а одежда была без единого пятнышка, в то время как по виду Перегрина сразу можно было определить, что он провел ночь на болотах. Его впалые щеки были испачканы грязью, во всклокоченных волосах застряли сухие листья, одежда порвалась в некоторых местах.

– И что ты нашла в таком создании, как я, – со вздохом сказал Перегрин, заметив ее любящий взгляд.

– Даже не представляю, – с лукавой улыбкой ответила Ани. Она подошла ближе, притянула его к себе и поцеловала. – Возможно, я сошла с ума или мечтаю об освобождении, или же мне просто нравится чувство опасности.

– Все может быть. Будь осторожна, моя прекрасная Ани, и до следующей встречи, ведь что мне делать на этой земле без тебя?

Но, к удивлению Перегрина, она отвернулась и, казалось, совсем не слушала его.

– Что случилось?

– Тихо! Разве ты не чувствуешь? Идут люди!

Перегрин пожал плечами.

– Да, ну и что? Это рабочие с рудника. Наверное, сегодня они хотят начать еще до рассвета. Под землей же все равно темно, и они работают при свете ламп.

Но Ани решительно покачала головой.

– Нет, это не рабочие с рудника. Я их знаю. В окнах их хижин еще темно. Они спят. Принюхайся. След ведет к заброшенной хижине на той стороне под деревьями.

– Сейчас у тебя более острое обоняние. Но что нам с того, что эта хижина больше не заброшена?

Тем не менее Перегрин последовал за Ани. Они осторожно пробрались сквозь дерн и кусты, не издавая ни звука. Наконец впереди показалась хижина, словно пригнувшись стоявшая под ветками одного из старых деревьев, которые пока еще не пали под ударами топоров и не стали строительным материалом для королевского флота Англии.

– Смотри, – прошептала Ани и показала на окно, завешенное куском плотной ткани, через которую пробивался красноватый свет.

– Да, это люди. Но волнует ли нас их судьба? Тебе лучше проследить за тем, чтобы вовремя вернуться в замок. Солнце уже близко.

– Ты видишь знак на пороге? Я знаю его! Как давно я его не видела, – сказала Ани, и ее голос прозвучал мечтательно и словно издалека.

Но Перегрин не слушал ее. Он пристально смотрел на тропинку, ведущую с холма к хижине.

– Я чую запах маленьких братьев. Странно, что они осмеливаются близко подходить к людям в такое время.

Ани огляделась по сторонам. Внезапно Перегрин схватил ее и притянул к себе.

– Быстрее, пойдем отсюда. Там идет еще один человек. Я знаю это, хоть и не слышу.

На его лице появилась растерянность. Ани в замешательстве оглядывалась. Она слышала волков, но что это за человек, которого чувствуешь, но при этом можешь воспринимать только смутные очертания?

– Вы должны сейчас же оставить это место. – Голос прозвучал совсем близко. Он был добрым и ласковым.

Потом изза кустов к ним вышла женщина. Ветки зашуршали, когда вслед за ней появились два серых волка и сели рядом с ней на землю. Ани и Перегрин безмолвно уставились на нее.

– Мне жаль, если древняя магия смутила вас. Я предпочитаю путешествовать незаметно, как днем, так и ночью, – добавила женщина, и от улыбки ее обветрившееся лицо покрылось множеством морщин.

– Тара, что ты здесь делаешь? – удивилась Ани.

– Я все время путешествую, по горам и болотам, на север и снова назад, с тех пор как я впервые взяла в руки свой друидский посох. Но это я должна спросить, что вас свело здесь вместе. – Она посмотрела на Ани, потом на Перегрина, который все еще обнимал подругу за талию, и вздохнула. – Нет, я не буду спрашивать. Иногда лучше не знать.

– Но ты же никому не расскажешь об этом? – испуганно проговорила Ани.

– Если я чегото не знаю, то не смогу и рассказать об этом. Сегодня ночью я бродила лишь по одиноким болотам.

Ани улыбнулась друидке.

– Я благодарю тебя, Тара. Ты направляешься в Онанэйр? Я могу сопроводить тебя.

Тара кивнула.

– Да, мне нужно в замок. Заодно я нанесу визит Гарету. Но я уже стара и не так быстро хожу. А ты стремительна, как ветер горных вершин. Поспеши, тебе пора возвращаться домой!

Ани приложила руку к груди и поклонилась.

– Тогда до встречи сегодня вечером.

Она еще раз пожала руку Перегрину и исчезла. Быстро и бесшумно, словно тень облака, которая скользит по земле во время бури.

Друидка повернулась к Перегрину.

– Тебе тоже нужно поспешить. Наступило время, когда охотники возвращаются в свои пещеры. И они не должны заметить твоего отсутствия, верно?

– А ты? Что ты здесь делаешь? Наша встреча не случайна. Неужели ты преследовала нас?

Он недоверчиво посмотрел на Тару, нахмурив брови.

Старая женщина подняла руки.

– Преследовала вас? Конечно, нет. Наша встреча была неожиданной, но пришла я в это место не случайно, это ты правильно подметил.

Она сделала два шага по направлению к хижине.

– И почему только сегодня ночью все интересуются этой убогой хижиной и такими же убогими людьми в ней? – угрюмо спросил Перегрин.

Тара повернулась и задумчиво посмотрела на него.

– Знаешь, в подобных убогих лачугах подчас решаются судьбы целых стран. Ани увидела знак на пороге?

Перегрин нехотя кивнул.

– Тогда меня не удивляет, что эта хижина привлекла ее внимание. Она – скажем так – несколько необычна как для вампирши.

– Такая уж она! – проворчал оборотень, словно ему приходилось защищать свою честь.

Но друидку невозможно было вывести из равновесия.

– Ани все еще проявляет слишком большой интерес к судьбе людей этой страны. А вон тот знак ей известен еще с тех пор, когда ее звали Анна Дэвлин.

– Тогда нам с ней нужно держаться подальше от этого места!

Друидка посмотрела на него со снисходительной улыбкой.

– Конечно, нужно, если это в твоей власти.

Перегрин зарычал, но потом на его губах заиграла улыбка.

– Ты много видишь, друидка Тара.

И с этими словами он скрылся в кустах. Через несколько мгновений к горам уже мчался большой серый волк.

– Если вы хотите получить как можно больше от вашего разума и тела, вам следует сначала очиститься от всего лишнего и вредного, – сказал Лицана, который вел занятия этой ночью.

К удивлению юных вампиров, Катриона осталась в замке. Чистокровного вампира звали Анмири, и он разговаривал и смотрел на вампиров как лорд. Ему ассистировали еще два вампира: Киаран и Бригитта. Киаран, хоть и выглядел простодушным, был мастером перевоплощения, как им шепотом сообщила Иви. Бригитта, напротив, выглядела просто потрясающе.

– Очистите ваш разум и ваше тело! – повторил Анмири.

– А как это сделать? – спросил Лучиано, но тут же пожалел об этом, так как Лицана сразу перенес на него свое внимание.

Анмири был большим вампиром с телосложением воина. Его черные волосы развевались на ветру. Он посмотрел на Лучиано темными глазами так пристально, что у того побежали мурашки по телу.

– Мы хотим овладеть природой и ее созданиями, следовательно, мы должны сначала открыть наш разум природе, отдав его и наше тело стихиям. Сначала мы пробежимся по берегу. Попытайтесь подражать птицам. Почувствуйте ветер и дайте ему нести вас на крыльях. Благодаря ему вы станете быстрее, легче, словно дикие звери в горах.

– И сколько мы будем бежать? – обеспокоенно спросил Лучиано. Его тело уже разрывало от жажды крови.

– Всего пару часов, – ответил Анмири. – Вы многому научитесь этой ночью.

Лучиано охнул, но мужественно побежал, когда Анмири скомандовал следовать за ним. Прошло несколько мгновений, а Лицана и оба его спутника уже пересекли подъемный мост, и когда Лучиано только ступил на балки моста, ирландцы уже добрались до главных ворот. Было невозможно соперничать с ними. Уже за воротами замка Лицана подождали юных наследников, после чего немного снизили темп. Тем не менее никогда еще за свое четырнадцатилетнее существование Лучиано не бежал с такой скоростью. Ну, разве что когда поспорил с Францем Леопольдом и другими Дракас.

Лучиано больше не мог об этом думать. Он вообще ни о чем не мог думать. Ему понадобилась вся его сила, чтобы не отставать, а он бежал рядом с Ирен, Раймондом, Мари Луизой и Карлом Филиппом, которые, по всей видимости, просто не хотели напрягаться. И только его кузен Маурицио был еще медлительнее, в то время как Алиса и Франц Леопольд неслись прямо за ирландцами.

А где Иви? Лучиано оглянулся и тут же отстал на несколько шагов. Неожиданно рядом с ним появился Сеймоур, а потом и Иви. Она подарила вампиру нежную улыбку.

– Это напомнило мне, как мы бежали к замку Святого Ангела. Вот это было приключение! – Она затанцевала рядом с ним, словно ее нес ветер. Казалось, ее ноги совсем не касались земли. – Да, мы прекрасно провели время с твоей семьей в Риме.

Лучиано с трудом заставил себя улыбнуться и попытался увеличить скорость.

– Да, это было здорово. Только нам не нужно было бегать на такие расстояния, мы могли заниматься в Золотом доме или в церквях и катакомбах.

Иви удивленно подняла брови.

– Неужели ты совсем не наслаждаешься этим бегом? Над нами только бескрайнее небо. Посмотри на мирную землю и море, оно начинается от самого подножия скалы и теряется вдали. Ночной ветер несет восхитительные запахи и окрыляет наши шаги. Перестань противиться этому. Вдохни глубоко и почувствуй ночные запахи. Ты должен принять их в себя и лететь вместе с ними, ведь ты тоже часть природы.

Лучиано удержался от протеста. Это было бы только лишней тратой сил. Тем не менее он вынужден был признать, что здесь и вправду чудесно, а запахи многое обещают. Лучиано посмотрел на море, которое переливалось серебром, совсем как волосы Иви.

Вампиры сошли с дороги, ведущей по краю обрыва, и свернули на крутую тропинку, спускающуюся к скалистой платформе, все время омываемой волнами. Вода разбивалась, превращаясь в пену, о правильные черные каменные колонны, торчавшие из моря, словно ступеньки или остатки стены замка.

– Мы называем это место Дорогой гигантов, – объяснила Иви. – Разве это не фантастика? Друидка Тара считает, что здесь когдато поднимался огромный вулкан, черные потоки лавы которого, остывая и твердея, разделились на эти колонны, но легенда утверждает иное.

Лучиано внимательно слушал историю о великане, который хотел построить дамбумост, и неожиданно заметил, что они уже бегут не в хвосте колонны. И сам бег, казалось, больше не так сильно утомлял его, хотя тропинка снова шла вверх и через несколько ярусов поднималась на утес. При этом грунт под ногами все время менялся: они бежали то по черным камням, то по блестящей краснокоричневой земле.

Лучиано не знал, сколько они были в пути, но ему казалось, что он может бежать так вечно. Ему стало радостно, и он рассмеялся.

– Почему ты смеешься? – спросила Иви.

– Ничего конкретного. Просто мне весело, – ответил Лучиано.

Они пробежали еще какоето время, а потом Анмири остановился и показал на остров недалеко от берега. Остров был не очень большой, но от суши его отделял глубокий каньон. Волны с бешеным ревом пробивались сквозь этот каньон, так что пена долетала почти до самого верха. Узкий висячий мост вел на другую сторону.

– Рыбаки приходят сюда ловить лосося, – сказала Иви Лучиано, который ступал по шаткому мосту позади нее. – Лосось проходит прямо у этой скалы. Поэтому рыбаки называют этот остров Каррикаред, что означает «скала на пути».

– И что мы теперь будем делать? – спросила Алиса, когда наконец собрались все наследники, и с нетерпением посмотрела на Лицана, длинные волосы которого развевались на ночном ветру.

– Теперь ваше тело и разум очищены. Почувствуйте силу, которая живет в этой земле и в море, и вберите ее в себя. Есть такие магические места, в которых потоки сил пересекаются. Это одно из них. Если вы научитесь чувствовать их, то сможете наполняться энергией.

Он расставил руки в стороны и запрокинул голову.

– Да он совсем рехнулся, – заявила Анна Кристина.

Карл Филипп кивнул.

– Год в Риме был пустой тратой времени, но здесь уже настоящий фарс. У меня нет слов!

– Ирландцы все немного странные, – сказала Ирен и посмотрела на Малколма, словно ожидая его согласия.

Тот медлил.

– Ну да, в любом случае они не такие, как мы.

– Они сумасшедшие! – с непривычной категоричностью заявил Раймонд.

Анмири опустил руки и посмотрел на Дракас и Вирад, но его голос оставался спокойным.

– Возьмите столько энергии земли, сколько сможете, а потом мы подыщем соответствующее место для сегодняшней лекции. На полпути сюда у подножия утеса я чувствовал жизнь. Там мы и начнем.

И в то же мгновение он исчез. Лучиано повернулся в сторону суши и успел заметить, как Анмири спрыгнул с другого конца висячего моста. Два Лицана следовали за ним.

– Я не могу поверить. Мы бежали сюда абсолютно зря и теперь должны вернуться?

– Не зря! – возразила Иви, помогая Сеймоуру пройти по шаткому мосту. – Разве ты не слушал? Это место наполняет нас силой. Неужели ты не чувствуешь?

Сначала Лучиано хотел сказать ей, что чувствует только невыносимый голод, но внезапно ощутил во всем теле непривычную легкость. Улыбнувшись, вампир побежал за Иви.


СРЕДИ ОВЕЦ | Кровная месть | ДОРОГА ГИГАНТОВ, ИЛИ ТРОПА ВЕЛИКАНА