home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДОРОГА ГИГАНТОВ, ИЛИ ТРОПА ВЕЛИКАНА

Этой ночью их задание было похоже на вчерашнее, только занимались они уже не овцами. Анмири сделал несколько подсказок, как лучше разыскивать животных и подчинять их разум, потом предоставил юным вампирам самостоятельно выбрать себе объекты для исследования и призвать их к себе.

Через несколько мгновений Мэрвин был окружен целой стаей летучих мышей.

– Воображала! – проворчал Лучиано.

– С кем ты хочешь попробовать? – спросила Алиса.

Лучиано пожал плечами.

– Понятия не имею. Я вообще не могу обнаружить ни одного животного, естественно, за исключением Сеймоура. Либо Анмири ошибся, либо за это время все живое разбежалось.

– Животные здесь, даже если их не видно, – возразила ему Иви. – Морские птицы, которые отдыхают в гнездах или в углублениях скал, орлы вон там наверху на утесе, кролики и мыши в норках на склоне у подножия скалы, куницы и лисы, а также неисчислимое количество рыб и других водяных животных.

– О да, водяные животные, поистине великолепная идея, – усмехнулся Франц Леопольд. – Хотел бы я посмотреть, как ты вызываешь на сушу рыбу или какуюнибудь медузу!

Алиса уже хотела на него наброситься, но Иви подняла руку.

– Я не буду заставлять их выпрыгивать на сушу. Это не их стихия, и я не хотела бы им навредить. Но призвать их я могу.

С этими словами она спустилась на базальтовые колонны, на такую высоту, где волны разбивались в пену, и протянула руку к морю. Неожиданно из воды показалась рыба. Она перепрыгнула через руку Иви и снова упала в воду. Затем то же самое проделали еще три рыбы. Иви возвратилась к остальным вампирам, которые безмолвно уставились на нее.

– Может быть, куница, резвящаяся вон под тем кустом, станет достойным вызовом твоему разуму? – предложила она Францу Леопольду.

Алиса решила поэкспериментировать с кроликом и зашагала к небольшому холмику, поросшему травой, у подножия утеса.

– А ты, Лучиано, какое животное выберешь?

Носферас нервно пожевал нижнюю губу и вдруг хитро улыбнулся.

– Сеймоур, сюда.

Волк посмотрел на него, потом взглянул на Иви. Когда та кивнула, он засеменил к Лучиано. Тот просиял.

– Вот видишь, я уже выполнил задание. Я призвал волка.

Иви рассмеялась.

– Не думаю, что Анмири считает так же.

– Нет, я так не считаю, – раздался позади них низкий голос Лицана. – Ты должен найти когонибудь другого. Тот, кто справится с задачей, сможет вернуться в замок Данлюс. С остальными я буду заниматься до утра.

Потом он повернулся к Иви.

– Ну, ИвиМэри, удиви меня!

Иви чтото прошептала и пошевелила пальцами. Послышался шорох. Отовсюду из нор выползали маленькие серокоричневые пушистые мышки и, взволнованно попискивая, спешили к ней.

– Сейчас у них начнется паника, – скучающе проговорил Анмири.

– Знаю! – ответила Иви. – Я заметила филина.

И она показала в сторону выступа скалы, от которого в тот же миг отделилась тень. Большая птица летела бесшумно, паря на высоте всего одного шага над землей. Мыши не замечали его или же на них так сильно действовал призыв Иви, что они продолжали бежать к ней.

– Сейчас будет бойня, – сказал Лучиано, увлеченно наблюдая за происходящим.

Иви издала пару коротких звуков, и филин пронесся над мышами, не обратив на них внимания, после чего уселся на руку Иви. Птица тихо заухала и потерлась головой о ее плечо, в то время как мыши у ног Иви напоминали взволнованное озерцо.

– Ты призвала филина вопреки его инстинкту охоты, в то время как он уже видел добычу, и предотвратила бегство мышей. – Анмири кивнул. – Да, я впечатлен. Ты можешь отпустить их.

Он пошел дальше, чтобы взглянуть, что делали остальные подопечные. Джоанн и Фернанд призвали двух крыс. Таммо старался призвать буревестника, но тот не хотел слетать со своего гнезда. Кьяра нашла ласку, Ирен встала на колени перед барсучьей норой, а Малколм отражал атаку разгневанных чаек, которых он нечаянно разбудил.

Анмири подошел к Алисе, которой наконец удалось выманить из норы молодого кролика. Она улыбнулась Лицана. Неожиданно к ним подлетела коричневая тень.

– Хватай его! – услышала она голос Франца Леопольда, и куница бросилась к кролику.

– Нет!

Алиса прыгнула вперед и хотела схватить куницу, но та была быстрее и выскользнула у нее из рук. В это мгновение кролик вышел изпод ее контроля и снова был предоставлен лишь своим инстинктам. Он шмыгнул назад в нору и исчез. Куница наверняка последовала бы за ним, если бы Алиса не схватила ее за хвост. Хищница заверещала и укусила вампиршу за руку. Алиса отпустила хвост и поймала куницу за загривок. Та стала дергаться и извиваться. Алиса грубо сунула ее в руки Францу Леопольду.

– Держи своего зверя!

– Ими должен руководить наш разум, а не грубая физическая сила!

Венец надменно улыбнулся и отпустил куницу, которая, все еще сердито тявкая, некоторое время оставалась на руках у Франца Леопольда. Прилизав мех, животное спрыгнуло на землю и исчезло в кустах.

– Кролик почти слушался меня, если бы ты не прогнал его! – с упреком воскликнула Алиса.

Франц Леопольд все еще улыбался.

– Почти – это слишком мало. Ты просто не подчинила его себе полностью!

Она уже хотела запротестовать, но тут вмешался Анмири.

– Очень трудно управлять животным в ситуациях, когда оно должно действовать вопреки своим самым важным инстинктам. А инстинкт самосохранения считается самым сильным! Послать куницу за добычей, естественно, легче. Поэтому я считаю, что вы оба сегодня хорошо потрудились и можете быть свободны.

– Это первая хорошая новость за эту ночь! – заявил Франц Леопольд.

Хоть Алиса так и не считала, но, тем не менее, услышать похвалу ей было приятно.

– Пойдем, – предложил Франц Леопольд. – Иви уже давно справилась.

– Да, но думаю, Лучиано еще нет.

– Ну и что? Почему меня должно это волновать? Если ты будешь ждать его, то, конечно, при определенном везении, ты, возможно, успеешь вернуться в замок еще до восхода солнца.

Алиса проигнорировала слова венца и подошла к Лучиано как раз в тот момент, когда Анмири уже в третий раз требовал от него выполнить задание.

Фамалия почувствовала, как Лучиано охватывает паника. Он лихорадочно осматривал все вокруг, пока его взгляд не остановился на небольшом предмете. Что это? Алиса немного наклонилась. Пустая раковина, выброшенная на берег прибоем. Нет, не пустая. Внезапно маленькая спиралевидная раковина задрожала, и из нее появились усики, за ними – пара клешней. Двумя другими лапками рак, скорее всего, удерживал свой домик, который защищал его легкоуязвимое брюшко. Животное начало медленно пересекать песчаный берег, направляясь к воде.

– Ну, Лучиано, – спросил Анмири, – ты нашел себе объект для изучения?

– Да! – воскликнул Носферас и упал на колени.

Он протянул руку, и маленький ракотшельник взбежал прямо на нее. Лицана озадаченно смотрел на него, а Алиса и Иви рассмеялись.

– Что такое? – возмутился Лучиано. – Я выполнил задание. Я нашел животное, и оно пришло ко мне. Вы все видели это!

Анмири никак не мог решить, сердиться ему или смеяться вместе с остальными.

– Теперь я могу вернуться в Данлюс?

– Ну, если ты считаешь, что можешь окончить занятие.

– Да! – радостно воскликнул Лучиано. – Я достаточно узнал за сегодня.

– Ах, друидка Тара, ты еще здесь. Как хорошо, что ты приходишь к нам в Онанэйр.

Ани выглядела немного смущенной.

– Так считают далеко не все жители этого замка. Нет, надеяться на радостную встречу мне не приходится.

– Но в этом нет дурного умысла, – поспешила заверить ее Ани. – Они никогда не сделают тебе ничего плохого.

Друидка тихонько хмыкнула. По всей видимости, мысль о том, что ктото может попытаться причинить ей зло, развеселила ее.

– Кроме того, ты приходишь не за тем, чтобы навестить нас, а только изза тисов, которые и дали название этому замку – Онанэйр.

– Achadh па nIubhar,  – сказала Тара и кивнула. – Тисовое поле. Это удивительные деревья. Благодаря мощным высоким стволам и яду, который содержится в их ягодах и хвое, они считались священными еще при кельтах.

– Да, они такие же древние, как друиды, – с улыбкой сказала Ани.

– И тем не менее вон те три дерева перед замком последние, в которых еще живет старинная магия. Я надеюсь, вам удастся защитить их от топоров людей!

Ани криво улыбнулась.

– Ночью да, но ночью люди редко выходят за деревом для очагов, инструментов или жилищ.

Тара наморщила лоб.

– Вы же не допускаете, чтобы люди случайно забредали в замок, пока вы спите в своих гробах. Значит, вы можете защитить и деревья!

Вампирша пожала плечами.

– Тебе нужно обсудить это не со мной. Я всего лишь служанка. Поговори с Гаретом или лучше всего сразу с Доннахом, если для тебя это так важно.

– Для меня?! – гневно воскликнула друидка, а она очень редко выходила из себя. – Это важно для всех нас. Для нашей земли!

Ани повернулась к воротам.

– Ну да, ты права. Поговори с Гаретом. А мне нужно идти. Желаю тебе хороших дней и ночей до нашей следующей встречи.

Тара остановила вампиршу.

– Ани, куда ты собралась?

По лицу молодой женщины пронеслась тень неудовольствия.

– Друидка Тара, я не знала, что должна отчитываться перед тобой о своих действиях!

Старая женщина вздохнула.

– Ах, Ани, я боюсь за тебя – и за твоего спутника, с которым ты сегодня ночью снова хочешь встретиться на болотах.

– Тебя это не касается, – отрезала вампирша.

– Ты подвергаешь опасности его и себя. Ты знаешь, что ни одна из сторон не одобрит вашего решения. А вы не можете вечно сохранять свои отношения в тайне, если это вообще еще тайна для когонибудь.

– Это тебя не касается, – упрямо повторила вампирша.

– Не касается, но теперь вы знаете об опасности, больше я ничего не могу сделать. Я хотела бы дать тебе еще один совет: держись подальше от той хижины. Там замышляется чтото такое, что закончится кровью, и было бы неразумно без надобности вклиниваться меж двух огней. Я знаю, это возбудило твое любопытство, но вспомни о том, что это больше не твой мир.

Друидка ожидала возражений, но Ани лишь сжала губы. Вампирша подняла руку на прощание и скоро исчезла в кустах по другую сторону реки. Покачав головой, Тара посмотрела ей вслед.

– Пусть ночь защитит тебя, – пробормотала она.

Потом друидка тоже вышла из внутреннего двора замка, только значительно медленнее. Она достала изза пояса золотой нож в форме серпа и сделала маленький надрез на одном из старых тисов. При этом женщина прошептала на старинном языке заклятье, которое было известно лишь нескольким людям, и принялась создавать мощный защитный круг вокруг замка и священных деревьев.

Ани бежала сквозь ночь. Воздух был свежим и пряным, так что ее гнев на старую друидку скоро рассеялся. Ночь была так чудесна и нашептывала сладкие, соблазнительные обещания. Гдето там Перегрин уже ждал ее! Ани помчалась еще быстрее. Словно вихрь она пронеслась сквозь кусты и вскоре была на условленном месте, но не обнаружила там ни волка, ни человека, хотя место все еще хранило запах Перегрина: не только черная земля, но и камни, кусты. Ани вдохнула счастливые воспоминания.

Вампирша беспокойно заходила взадвперед. Где же он? В голову полезли мрачные мысли. Перегрин передумал и больше не собирался подвергать себя риску, встречаясь с ней. Он попал в ловушку, его преследовали и поймали. Гдето там на болотах он погиб или утонул. Он больше никогда не придет к ней!

– Что за ерунда! – грубо одернула себя Ани. – Перегрин просто опаздывает, что в этом такого? Это еще ничего не значит.

Но не так легко было избавиться от отравляющего страха. Ей нужно было отвлечься.

«Это больше не твой мир», – сегодня вечером сказала ей Тара. Хорошо, она не будет вмешиваться. Но ведь можно же немного подслушать, если там, конечно, сегодня снова соберутся люди. Что опасного в том, чтобы просто убедиться в этом? Ани еще раз принюхалась в том направлении, откуда должен был прийти Перегрин, после чего направилась к хижине.

Да, люди снова были там. Она увидела полоску света под дверью и между приоткрытыми занавесками. А самое главное – она услышала их запах. Ани не нужно было быть особенно осторожной, чтобы незаметно подобраться к хижине. Чувства людей были слишком грубы. Они были слепы и глухи к природе, потому что за прошедшие тысячелетия их инстинкты стали слабее. Их так легко было застать врасплох. Что только облегчало хищникам жизнь!

«Когдато я была такой же наивной», – подумала Ани, но всетаки решительно отодвинула на задний план нахлынувшие на нее воспоминания. Собственно говоря, она вообще не должна испытывать подобных чувств, если верить другим вампирам. Но были ли они честны по отношению к ней? Кроме того, она говорила об этом далеко не со всеми. Просто такой вопрос не относился к темам, на которые беседовали во время отдыха в зале.

Ани прислушалась к людям за дверью. В основном это были мужчины. Она уловила резкий запах их пота. Да и кровь у них была теплее, чем у женщин. Или, точнее говоря, женщины, ведь там была только одна взрослая женщина. Ани осторожно заглянула в щель между занавесками. Ей не удалось разглядеть ее лицо, но судя по тому, как относились к ней мужчины, женщина была привлекательной. Вторым существом женского пола была девушка. По виду четырнадцати или пятнадцати лет. Это был мучительный период превращения, когда она уже не ребенок, но еще не женщина. Ее лицо было открытой книгой быстро сменяющихся эмоций. Девушка была в восторге от атмосферы таинственности и опасности. Она гордилась тем, что могла здесь присутствовать, и при этом сердилась, что мужчины лишь терпели ее, не воспринимая всерьез. Ей можно было подносить им пиво, сыр и бекон, а участвовать в обсуждении нельзя! Снова и снова в ней просыпалась ревность к мальчику, сидящему рядом с ней, который не только был поразительно похож на нее, но и был одного с ней возраста. Девушку так и подмывало отважиться на какиенибудь отчаянные деяния, но при этом она знала об опасности и предчувствовала страдания, которые предстояло пережить всем присутствующим. И это пугало ее, но ей удавалось подавить зарождающуюся панику.

И почему только Ани казалось, будто она знает, что происходит в душе девушки?

– Там за дверью ктото стоит и подслушивает, – неожиданно прошептала девушка.

Мужчины сразу смолкли. Боязливые взгляды перебегали с двери на окна и коридор, ведущий в маленькую соседнюю комнату.

– Ты чтото услышала? – спросила женщина, которую мужчины называли Карен, и испуганно огляделась.

Благодаря этому Ани смогла наконец разглядеть ее лицо. Карен действительно была очень красивой. У нее была такая же безупречная внешность, как когдато у Ани, до того как у нее появились шрамы. Ани невольно тряхнула головой и снова направила все свое внимание на испуганных людей в хижине. Запах страха, который они издавали, пробудил в ней жажду крови. Она почувствовала, как у нее выросли острые клыки и теперь опасно торчали изо рта.

– Не слышала, – медленно сказала девушка. – Это было только чувство…

– Если мы станем руководствоваться чувствами Нелли, на задуманном можно поставить крест, – пренебрежительно заявил мальчик.

– Коуэн, замолчи! – набросилась на него Нелли. – Не могу сказать, откуда мне это известно, – добавила она тише, – но я уверена: там, снаружи, есть ктото, и он наблюдает за нами. Ктото или чтото…

Ее дрожащий голос оборвался. Глаза расширились, и девушка уставилась на узкую щель между занавесками, через которую Ани заглядывала в хижину.

Вампирша была уверена, что Нелли не могла увидеть ее, но невольно отшатнулась немного назад, не спуская глаз с серьезного лица.

«Нелли, – подумала она, с интересом глядя на девушку. – Обязательно сохрани свое тонкое чутье и не позволяй этим старым отупевшим невеждам отнять его у тебя. Если ты чуешь опасность, значит, она действительно существует!»

Ани не испугалась, когда мужчины схватились за ружья, копья и топоры.

– Четверо к задней двери, другие ко мне, – приказал один из них. – Коуэн и Нелли, оставайтесь на своих местах. Финн, позаботься о том, чтобы с ними ничего не случилось. А теперь за мной!

Он не обратил внимания на Коуэна, который запротестовал: пареньку не понравилось, что с ним обращались как с ребенком. Нелли стеклянными глазами уставилась на окно.

– Вы не сможете поймать это существо, – прошептала она, но мужчины скорее всего не услышали ее слов.

Они собрались у двери и резко распахнули ее. Лампа осветила небольшой кусок болотистой почвы, поросшей невысокой травой, кустарники и сорняки. Но Ани уже давно бесшумно исчезла.

– Здесь никого нет, – сказал мужчина, который двумя руками держал топор.

– Мы тоже ничего не нашли, Майлс, – подтвердил другой, который вывел группу из задней двери.

Майлс втянул воздух и недоверчиво огляделся по сторонам. Потом он опустился на корточки и осмотрел следы на земле.

– И все же я могу поклясться, что Нелли не ошиблась.

Остальные лишь пожали плечами.

– Это наши собственные следы.

– Но можем ли мы быть полностью уверены в этом? – спросил Майлс и взглянул на остальных.

Все молчали. Тогда он встал и направился вместе с ними в хижину.

– Думаю, сегодня мы оставим все как есть. А в следующий раз возьмем с собой собак.

Ани беззаботно бежала сквозь ночь. Она не услышала последних слов Майлса.

Юные вампиры дремали в своих гробах, ожидая рассвета. Алиса лежала среди газет и книг, Лучиано прижал к груди маленький бархатный мешочек, в котором хранил серебряную прядь. И только Франц Леопольд, незаметно выбравшись из гроба, теперь крался, прислушиваясь к мыслям остальных. Он прошел от гробов Дракас к гробам Фамалия, Носферас и Пирас.

Каждый раз вампир останавливался, уловив обрывок мысли, который казался ему странным. Потом он увидел картинку из гроба Малколма, в которой Алиса представала в недвусмысленной соблазнительной позе. Франц Леопольд поморщился и пошел дальше. Юные Лицана отдыхали в другой комнате. Мэрвин его не интересовал, но где стоял гроб Иви? Рядом с гробами других членов ирландского клана? А может, на верхнем этаже над главным залом?

Франц Леопольд вышел в маленький двор и остановился в некотором замешательстве. Слуги уже улеглись. По крайней мере, он на это надеялся. Присутствие Матиаса было бы сейчас совсем некстати. Итак, куда теперь? Франц Леопольд огляделся. Внезапно ему показалось, будто за аркой ворот с северной стороны мелькнуло чтото белое. Вампир пересек двор и вышел через арку.

Его взгляд скользнул поверх обветшалого каменного парапета на раскинувшееся перед замком море, которое отливало перламутровым блеском под бледнеющим небом. Потом Франц Леопольд обнаружил ее, стоящую у парапета слева от полуразвалившейся башни и глядящую на море. Волк у ее ног повернулся и уставился на него желтыми глазами, но Иви не подавала вида, что заметила его. Не спуская глаз с волка, Франц Леопольд подошел ближе.

– Разве ты не должен лежать в своем гробу? – спросила Иви не поворачиваясь.

Вероятно, она знала о его присутствии еще с того момента, как он покинул спальню. Было так сложно скрыть от нее хоть чтото.

– А ты разве нет? – спросил он в ответ и встал рядом с ней у парапета, под которым пенящееся море разбивалось о темную скалу.

Франц Леопольд достал из кармана пакет и передал его Иви.

– Это подарок? Мне?

Он смущенно отвел глаза.

– Ах, ничего особенного. Это случайно попало мне в руки.

Он не стал говорить о том, каких усилий стоило Матиасу раздобыть ее.

Иви открыла пакет и взглянула на книгу.

– Истории об оборотнях, – прочитала она и умолкла. – Я уверена, это очень интересно. Спасибо тебе, – наконец сказала она после долгой паузы и спрятала книжку в свою сумку.

Внезапно Франц Леопольд показался себе очень глупым. Он склонился над парапетом, словно обнаружил там чтото очень увлекательное. Скорее всего, вход в грот, где они причалили, находился как раз под ними.

– Вид здесь просто чудесный, не правда ли? – Иви улыбнулась ему. – Мне нравится предрассветное время, когда темные бархатные цвета ночи бледнеют, а небо нерешительно окрашивается в нежные тона. И тогда можно понаблюдать за игрой роскошно переливающихся оттенков, которые никогда не увидишь ночью. Ведь мы привыкли, что все вокруг мрачносинее, серое и черное. А начало дня – это словно манящее обещание невероятного великолепия красок, которое, однако, всегда ускользает от нас.

Франц Леопольд придвинулся немного ближе, не забыв бросить быстрый взгляд на волка. Сеймоур попрежнему пристально смотрел на него, но так как опасности для своей хозяйки не видел, то сидел спокойно.

– Я никогда не задумывался о красках дня. Разве есть чтото более великолепное, чем красивые платья, которые женщины надевают в оперу или на бал? Не думаю!

Иви тихонько рассмеялась.

– Я не знаю. Я еще никогда не видела бального зала. Возможно, такие странные мысли возникают, когда растешь среди овец.

Франц Леопольд улыбнулся.

– Такого не может быть. Если бы овцы влияли на тебя, тогда твой духовный мир превратился бы в мутную туманную жижу, и тебя интересовала бы только трава.

– Сочная трава, которая блестит в солнечном свете, словно изумруды, – сказала Иви и захихикала.

Франц Леопольд закатил глаза.

– Пожалуйста, давай сменим тему.

– Хорошо, больше никаких овец, обещаю!

О какой чепухе они говорили! И тем не менее он предпочел бы часами стоять здесь и просто слушать ее голос. Иви положила руки на каменный парапет. Какими же тонкими и нежными были ее пальцы! Его рука лежала всего в нескольких дюймах от них. Францу Леопольду пришлось крепко схватиться за камень, чтобы преодолеть соблазн нечаянно дотронуться до нее. На пальце Иви все еще было кольцо в форме ящерицы, которое он заметил во время их прощания в Риме. Казалось, она почувствовала его взгляд и поспешно спрятала руку в складках своего широкого одеяния.

– Ну, о чем нам тогда поговорить? Я могу рассказать немного о замке Данлюс, если тебе это интересно.

Францу Леопольду было все равно, о чем бы она ни говорила, главное, чтобы Иви не умолкала, поэтому он кивнул.

– Наверное, ты уже знаешь, что первый замок на этой скале был построен еще кельтами.

Немного наклонив голову, Франц Леопольд наблюдал за профилем Иви, который становился все светлее на фоне грубо обтесанных черных камней башни, в то время как море начинало сверкать серебром, как ее волосы.

– Стены, которые ты здесь видишь, были воздвигнуты несколько позже, в тринадцатом столетии. Замок часто подвергался осаде, потому что многим нравилось это место, но только в шестнадцатом веке МакДоналсу из Шотландии удалось завоевать Данлюс. Он поселился здесь. В 1639 году буря разрушила фундамент замка. – Иви сделала драматическую паузу.

– И что потом? МакДоналсы сбежали, испугавшись ветра? – съязвил Франц Леопольд.

– Море той ночью забрало к себе часть замка. Когда я закрываю глаза, то мне даже кажется, будто я чувствую это. Как ветер завывал вокруг стен, а громадные волны бушевали у скалы, так что содрогался весь замок. Семья, наверное, сидела в зале, грелась у большого камина и ожидала ужина, который слуги готовили в кухне. Я не знаю, были ли они так заняты, что не почувствовали треска и содроганий, или же их удержал страх перед строгим хозяином, пока не стало слишком поздно. Накатывала волна за волной, унося с собой частичку скалы. Грот вымывался все больше, трещины в скале расширились, стали отваливаться куски…

– Пока вся скала не рухнула!

– Да, пока она не обвалилась, захватив с собой наружную стену и часть башен, кладовую и кухню вместе со слугами, которые работали в ней. Все погрузилось в водоворот всклокоченного моря и кануло на дно. Поэтому жена хозяина настояла на том, чтобы уехать из замка.

Они молча посмотрели на спокойное сегодня море, которое в ту ночь, должно быть, бушевало как в аду.

Франц Леопольд не удержался и зевнул.

– Прости, это не связано с твоей историей. Я мог бы часами стоять здесь с тобой… – Еще один зевок помешал закончить предложение.

Лицо Иви расплывалось перед его глазами. Через несколько минут, наверное, поднимется солнце, но Иви попрежнему стояла у парапета и смотрела вдаль.

– Наше время истекло, – сонным голосом проговорил Франц Леопольд. – Давай вернемся в наши гробы.

Он отвернулся и, с трудом волоча ноги, зашагал к проходу, но Иви продолжала смотреть на море.

– Пойдем, иначе мы заснем сегодня здесь и для нас больше не будет пробуждения.

– Хотела бы я знать, что это за корабль. Он не принадлежит ни Лицана, ни одному из знакомых мне рыбаков.

– И что?

– Если я не ошибаюсь, он держит путь прямо к входу в грот. Как умело он маневрирует среди скал. Шкипер явно знает свое дело.

Франц Леопольд нехотя вернулся к ней и посмотрел на корабль. Да, он действительно приближался к гроту.

– Что ему тут понадобилось?

– Здесь нет ничего, кроме пары рыбацких хижин и замка Данлюс!

– …к которому из грота ведет прямой ход! – добавил Франц Леопольд. Ему передалось беспокойство Иви. – Что нам теперь делать? Уже светает.

– Да, я знаю, но неужели мы должны просто лечь в наши гробы, в то время как там внизу причаливают какието чужие люди или вампиры и пытаются проникнуть в замок? Можем ли мы быть уверены, что они не замышляют ничего плохого?

Франц Леопольд покачал головой, так что она даже немного закружилась, и позволил Иви увлечь его за собой. Они поспешили через арку в большой двор, причем Францу Леопольду казалось, будто он бредет под водой. Иви вела его по зданию, которое с северной стороны примыкало к замку, потом они прошли по короткому сводчатому коридору, который заканчивался у подножия одной из круглых башен. Иви как раз протянула руку, когда дверь распахнулась и им навстречу шатаясь вышла юная вампирша.

– Ирен?! – удивленно воскликнула Иви.

– Они уничтожили ее! Я не смогла ничего сделать, – залепетала она. Ее лицо исказилось от ужаса.

Франц Леопольд схватил ее за руку.

– Кто «они»? И кто был уничтожен? Говори понятно!

– Я не знаю, кто они и зачем пришли. Гвенда хотела защитить меня, и теперь она уничтожена!

– Гвенда? Твоя тень? – уточнила Иви.

Ирен кивнула.

Франц Леопольд обменялся взглядом с Иви. Внезапно он почувствовал, как в голове снова прояснилось.

– Кто? Кто это сделал? Это были люди?

Но Ирен лишь беспомощно пожала плечами.

– Мы должны узнать, что происходит там, внизу! – зарычал Франц Леопольд.

Иви кивнула. Ее лицо тоже выражало решимость.

– Да, должны!

– Нет! – закричала Ирен и схватила Иви за руку. – Они уничтожат и вас, если увидят!

– Мы проследим за тем, чтобы они нас не увидели, – ответил Франц Леопольд.

Иви отправила Ирен в гроб. Та явно почувствовала облегчение, когда они не попросили ее пойти с ними. Казалось, пережитое потрясение отняло у нее последние силы. Ее взгляд беспомощно блуждал. Ирен зашаталась, и ей пришлось прислониться к каменной стене.

– Не ходите! – жалобно протянула она, но потом с опущенной головой побрела прочь.

– Нам лучше спуститься по винтовой лестнице. Она приведет нас прямо в грот. Там достаточно выступов и ниш, прячась в которых мы сможем выяснить, кто пробрался в замок.

Франц Леопольд промолчал. Усталость вернулась к нему. Ему пришлось призвать на помощь силу воли, чтобы не уснуть на месте. Иви потащила его дальше. Другой рукой он касался стены, пытаясь преодолеть головокружение, но его взор все равно был затуманен, и голос Иви доносился словно издалека.

– Мы должны подобраться ближе.

Вампир чувствовал в своей ладони ее хрупкую ручку, которая тянула его вперед с удивительной силой.

«Я больше не могу». Гнев на собственную слабость, которая волной накрывала его разум, снова на несколько мгновений прояснил все вокруг. Франц Леопольд увидел на причале корабль и двух мужчин с теплой аурой, которые сгружали на берег продолговатые гробы. Возле мостика в луже крови лежало тело. Оно больше не двигалось, только кровь продолжала струиться. Отрубленная голова смотрела на них стеклянными глазами.

Иви подползла ближе.

– О, демоны ночи, в этих гробах вампиры, чужие вампиры, или ты думаешь иначе, Сеймоур?

Волк издал целый ряд странных звуков, потом Иви быстро произнесла пару предложений погэльски. Она хотела придвинуться еще ближе, но Сеймоур схватил ее за одежду и удержал на месте.

– Что такое?

Она повернулась и увидела, что Франц Леопольд опустился на одно колено.

– Мне жаль, – прошептал он и закрыл глаза. – Нам нужно возвращаться в безопасное место. Иначе они уничтожат нас!

– Лео, вставай, – настойчиво прошептала Иви ему на ухо и потащила за локоть.

К удивлению вампира, его тело послушалось, и они вернулись к лестнице. Хотя он уже ничего не видел, но под руками снова чувствовал стену круглой башни. Потом его ноги подкосились и он опустился на ступеньку. Сеймоур заскулил и требовательно ткнул его носом в щеку, но во Франце Леопольде больше не было ни воли, ни сил. Природа взяла свое.

– Сеймоур, что нам теперь делать? Мы должны как можно скорее исчезнуть и заблокировать вход в замок.

Волк ответил ей на своем языке. Франц Леопольд почувствовал руку Иви на щеке. Потом ее дыхание скользнуло у его уха. После чего ему показалось, что он почувствовал ее прохладные губы на своих губах. И как только его разум мог выдумать такое? Чужой голос пробился сквозь темноту, и венцу показалось, что чьито руки схватили его и подняли. Его понесли. И тогда он окончательно отключился.


ВОЗВРАЩЕНИЕ ИВИ И СЕЙМОУРА | Кровная месть | НЕПРОШЕНЫЕ ГОСТИ