home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГОРЫ ТВЕЛВБЕНЗ

Иви остановилась, осматривая вход в пещеру.

– Они ушли, правда?

Она повернулась к Таре.

Друидка кивнула.

– Да, я знала об этом, еще до того как мы прошли дольмены. Там у них всегда выставлены сторожевые.

– Значит, наш путь был напрасным? Я зря спешила сюда от самой Эайлуии?

– Я думаю, Ахар Филху подождал бы нас. Но я неправильно оценила соотношение сил. Они быстро окрепли!

– Неужели ты все еще доверяешь Ахару Филху? – удивленно спросила Иви.

Друидка помедлила, потом кивнула.

– Да, доверяю, но я не знаю, сколько власти находится в его руках.

– То есть ты думаешь, что он еще здесь? Что стая отправилась без него?

Тара пожала плечами.

– Я не могу тебе этого сказать. Я заверила его, что мы придем до новолуния.

– Это было в полночь.

Друидка кивнула.

– Да. В полночь. Более двух часов назад.

– Тогда давай осмотрим местность. Может быть, еще не все потеряно.

Иви быстро направилась к входу в пещеру, Сеймоур шел рядом с ней. Тара последовала за ними. Лошадь они оставили внизу у могильного кургана, потому что дальнейший подъем был слишком сложен для нее. Иви положила руку на загривок Сеймоуру. Иногда ее просто успокаивало его присутствие. Она доверилась его инстинктам, которые укрепляли ее бдительность. Иви осознавала опасность, которой себя подвергала. Отведенный им срок истек, и никто не знал, как отреагируют оборотни, особенно теперь, когда в них снова вспыхнул гнев на вампиров. Хотя, по мнению Иви, это оборотни нарушили соглашение, но при помощи такого аргумента она едва ли сможет усмирить их.

Иви призвала летучую мышь, чтобы лучше ориентироваться в пространстве. В пещерах пахло хищниками. Вампирше казалось, будто камни пропитались чувствами живших здесь поколений. Легкую нотку радости и симпатии заглушили более острые запахи отвращения и гнева.

«Такое не должно было произойти. По крайней мере, пока мы существуем на этом свете. Ради этого и было заключено соглашение».

Волна гнева поднялась в Иви. Это было их решение, да, и она все еще была жертвой. И непонятно, к чему это ее привело. Все было напрасно.

«Ты никогда не ощущала себя жертвой. Это было твое добровольное решение. И мое. Никто не заставлял нас. Вспомни!»

Иви была не в состоянии предаваться воспоминаниям. Она чувствовала себя опустошенной и обессиленной, когда смотрела на каменный пьедестал, на котором еще несколько часов назад лежал клох аир. Она все еще чувствовала его присутствие, хотя его аура быстро таяла, словно гаснущее солнце на закате.

– Они действительно ушли из ТвелвБенз, – глухо сказала Иви, словно в трансе. – И унесли с собой клох аир.

Тара встала рядом с ней и положила руку ей на плечо.

– Этого я и боялась. Но не отчаивайся. Еще не все потеряно. Всегда есть новые пути, на которые мы даже не надеялись.

– Если бы мы пришли хотя бы на два часа раньше, – продолжила Иви, словно не слыша слов друидки. – Если бы наследники не побежали за нами и не остановили нас, мы бы, наверное, успели.

Тара мягко сжала ее плечо.

– Дорогое дитя, ты не должна обвинять своих друзей. Они хотели помочь тебе и защитить тебя.

– Они хотели удовлетворить свое любопытство!

– Ну, возможно, и это тоже, – согласилась с ней друидка. – Но разве это не естественно для вампиров их возраста? Самое главное то, что они не хотели навредить тебе!

– Самое главное то, что они всетаки навредили нам!

– Они – твои друзья! Носферас, Фамалия и даже Дракас. Разве это не удивительно? Вы подружились всего за один год. Это превзошло самые смелые мои ожидания.

Иви грубо сбросила руку друидки с плеча и отошла в сторону.

– Какая нам польза от того, что юные вампиры заключают мир, если оборотни начинают войну под вымышленным предлогом! Мы даже не знаем, как на самом деле погиб Перегрин. Возможно, его убили не вампиры. Возможно, он заслужил свою смерть.

– Да, жаль, что я не увидела его тела. Думаю, тогда я смогла бы все понять.

– Но это не помогло бы нам сейчас.

Сеймоур завыл, и Иви резко повернулась к волку.

– И о чем ты только думал, не остановив борьбу вовремя? И не надо говорить, будто ты не сразу их узнал!

«Алису и пальцем не тронули, а Лучиано сам вверг себя в столь жалкое состояние. И как можно было додуматься обращаться в человеческий облик в такой ситуации, когда ему вряд ли удалось бы это даже в нормальных условиях!»

– Он пытался это сделать ненамеренно. Он поддался панике!

Сеймоур закатил глаза.

– Не нужно заговаривать мне зубы. Ты допустил, чтобы Камерон укусил Франца Леопольда. А ведь его могли серьезно ранить!

«Да это Франц Леопольд укусил Камерона!»

– Ах, и теперь ты хочешь убедить меня, что это была честная борьба? Опытный Лицана против четырнадцатилетнего Дракас, который совсем недавно научился превращаться в волка.

Сеймоур промолчал и отвернулся, словно эта тема его не интересовала.

– Я с тобой разговариваю!

«Этот урок не помешает Дракас! Ему пойдет только на пользу, если ктонибудь немного собьет с него спесь».

– Он очень нравится тебе, – вмешалась друидка. – Я увидела это по твоему взгляду.

Иви закрыла глаза.

– Члены клана Дракас презирают остальные семьи.

Старая женщина улыбнулась.

– В теории, может, и так, и, возможно, Франц Леопольд еще и сам не разобрался до конца, какие чувства в нем пробудились. Но я советую тебе: будь осторожна. Пока это еще небольшое пламя. Если же оно превратится в пожар, оно может погубить вас обоих.

Белый волк зарычал.

– И Сеймоур немного ревнует, потому что чувствует растущую симпатию, не правда ли?

Тара погладила волка по голове, не обращая внимания на его оскаленные клыки.

– У него нет ни причин, ни права ревновать меня! – страстно воскликнула Иви. – Он должен защищать меня и ни во что не вмешиваться. Да кто он такой, что решил стать судьей моей жизни и моих решений?

Но прежде чем друидка успела ответить, Сеймоур зарычал и бросился к Иви. Иви и Тара тоже заметили шорох и развернулись на звук. В проходе сидел серый волк, старый и косматый, и рассматривал их водянистыми глазами. Сеймоур встал между ним и двумя женщинами, грозно оскалив клыки. Старый волк отошел вглубь туннеля. Но пока Иви и Тара думали, последовать ли им за ним, в пещеру вошел мужчина, вид которого был таким же жалким, как и в волчьем обличье.

– Я услышал голоса, которых здесь не должно быть, – произнес он немного невнятно. – Ты опоздала, Тара. Ахар Филху был опечален. Он думал, что сможет остановить обломок скалы, до того как тот успеет добраться до крутого склона и покатиться вниз, в сторону долины, все быстрее и быстрее, сметая на пути все, что ему мешает.

Он ухмыльнулся, обнажив остатки зубов.

– Да, судьба была против нас, – признала друидка.

– Судьба! – Старик сплюнул на пол. – Как легко во всем обвинять судьбу. И как удобно потом жаловаться на нее, ничего не делая.

– Мы не собираемся сидеть сложа руки! – возмущенно возразила Иви. – Между оборотнями, друидами и вампирами было заключено соглашение, и теперь пришло время вспомнить о том, что оборотни тоже должны соблюдать его!

Старик снова усмехнулся.

– Ах, наконецто мы добрались до сути дела. Оборотни заявляют, что это вампиры нарушили клятву. – Он сощурил глаза и перевел взгляд с Иви на Сеймоура. – И это произошло не сегодня и не в момент смерти Перегрина, а вначале!

– Тогда им нужно было созвать большой совет, на котором мы обсудили бы все недоразумения и устранили бы их, – спокойно ответила друидка. – А уносить клох аир и прятать его от нас – неудачный способ решения проблемы. День передачи близок!

– Да, молодежь – необузданная и не обдумывает свои поступки, – согласился с ней старик. – Но такими волчата были во все времена. Они позволяли себе разные шалости, получали взбучку и благодаря этому взрослели.

– Это не шалость молодых оборотней! – воскликнула Иви. – Они унесли клох аир неизвестно куда. Они могли направиться куда угодно, и, возможно, пройдут десятки лет или даже столетия, пока мы снова найдем его!

– Куда угодно с клох аир ? Нет! Ребенок, что за глупости ты говоришь. Пусть остынет твой гнев, который затуманивает твои мысли. Как это неизвестно куда? Такого не может быть!

Иви глубоко вдохнула и выдохнула. Почему она была так слепа? Ей следовало сразу же отправиться по следам оборотней. Каждая потерянная минута лишь увеличивает расстояние между нею и клох аир.

– Нам нужно бежать! – быстро сказала Иви и слегка поклонилась старому оборотню. – Мы благодарим тебя. Тара, пойдем быстрее, может быть, мы еще сможем догнать их!

Немного помедлив, друидка посмотрела на Иви и на оборотня, после чего последовала за вампиршей по туннелям к выходу.

– Умная мысль порой приводит к цели быстрее, чем быстрые лапы! – крикнул им вдогонку старик, но Иви больше не слушала его. Ее разум был сосредоточен на следах оборотней, которые уносили камень с душой их земли в свое новое убежище.

Обратный путь занял больше времени. И не только потому, что у них больше не было причин спешить. Францу Леопольду и Камерону мешали раны, хоть оба и старались не подавать виду. А Лучиано казался странно отстраненным, хотя его рана уже не кровоточила. Его отсутствующий взгляд блуждал по пустынному пейзажу. Возможно, все его силы забрало неудавшееся обращение.

Алиса неуклюже шагала с опущенной головой позади друзей, и Табер несколько раз просил ее поторопиться. Физически у нее все было хорошо, но откуда возьмется хорошее настроение, если они все испортили? То, что их обнаружили, еще полбеды, ведь этого можно было ожидать. И то, что по причине недоразумения началась борьба, тоже не так сильно пугало ее. А вот странное поведение Сеймоура и то, что Иви не заступилась за них, задело Алису за живое. И как Лицана могла отослать друзей назад, после того как они проделали такой длинный путь, чтобы помочь ей и друидке? Сеймоур предал их дружбу, так же как и Иви.

– Алиса, ну не надо так тормозить! Нам хотелось бы попасть в Онанэйр до восхода солнца!

Она бросила на Табера мрачный взгляд, но ускорила шаг.

Вскоре перед ними показалась деревня, а по правую сторону возник странно голый горный склон, который Алиса заметила еще в начале пути. Все остальные склоны поросли вереском, низким кустарником и болотной травой, а этот выглядел так, словно огромный зверь мощным ударом лапы ободрал бок горы. Вообщето Алиса была еще слишком возмущена, чтобы разговаривать с надзирателями, но любопытство пересилило, поэтому она немного отстала и, поравнявшись с Табером, показала на голую гору.

– Это рудник Гленгоула, – резко ответил тот.

– Ах, я уже слышала о нем. Люди добывают там руду, чтобы выплавлять из нее металлы.

– Да, сначала они лишили страну защитного покрова, срубили деревья и отправили их в Англию, пока не остались одни болота, на которых может насытиться разве что пара овец. А теперь они раскалывают каменное сердце острова, делят его на руду и отходы и оставляют лежать, словно падаль.

– Иви говорит, что мрамор Коннемары – это душа Ирландии. – Алиса смущенно засмеялась.

– А ты не понимаешь этого? – спросил Табер с неожиданной агрессией в голосе.

Алиса пожала плечами.

– Не совсем.

– Тогда позволь, я объясню тебе. – Табер остановился и задумчиво посмотрел на нее. Теперь его лицо немного смягчилось. – Каждое живое существо, будь то человек, растение или животное, черпает силы из земли и солнца. Мы относимся к тем немногим существам, которые не могут получать энергию от солнца. Вместо этого оно уничтожает нас. Тем больше мы зависим от земли. Во времена кельтов друидам были известны места плодородной энергии, и они знали, как ими пользоваться. Друиды называли такие места священными. Сегодня люди забыли об этом и больше не прислушиваются к чувствам. Мы же попрежнему получаем энергию из этих мест, сливаясь с природой, превращаемся в других существ или на какоето время растворяемся в ней, чтобы путешествовать по ветру, отказавшись от определенного физического облика. Посмотри вниз на долину. Здесь полоса мрамора и руд тянется вдоль берега до самого Клифдена. Там маленькое озеро примыкает к другому озеру. Горы по обе стороны состоят из гранита. Но мрамор, который здесь обнаружили люди, тысячелетиями собирал энергию окружающей природы и сохранял ее. Он стал неистощимым источником силы! Если бы только люди не разбивали его кусок за куском и не уносили отсюда. Именно тут вы превратились в волков. А прежде вам вообще удавалось такое? И если да, то было ли это так легко? Вы были быстры как ветер! Вы когданибудь бежали, не уставая? Это и есть сила, которую дарит вам Коннемара!

Алиса выглядела огорченной.

– Так, значит, это стало возможным только здесь? А я еще удивилась и обрадовалась, что мы так быстро делаем успехи. Означает ли это, что мы не сможем повторить превращение в другом месте?

Старший вампир улыбнулся.

– Нет, это не совсем так. Просто теперь вы поняли, как это происходит, и с каждым разом вам будет все легче удаваться это. Вы научитесь чувствовать даже самые слабые поля энергии и использовать их. А теперь пойдем, а то другие уже успели дойти до деревни.

И он побежал так быстро, что Алиса не смогла угнаться за ним, хотя еще никогда не бегала быстрее. Ветер развевал ее волосы, и она чувствовала себя такой сильной и при этом такой легкой, словно была листочком, подхваченным ураганом. У нее невольно вырвался крик радости, и скоро они снова догнали остальных.

– Я и не знал, что у нас есть причина для радости. – Франц Леопольд встретил ее взглядом, полным презрения.

Алиса промолчала. Если он не мог почувствовать этого, то как ей все ему объяснить?

А в замке Онанэйр вместо приветствия их ожидало наказание, что, конечно, не удивило никого из юных вампиров. Хотя было досадно, что они не смогли достичь желанной цели.

– С таким успехом мы могли бы остаться здесь, – ворчал Лучиано.

– И всетаки у Франца Леопольда появилось несколько боевых ран, – поморщившись, добавила Алиса.

Мрачно сверкнув глазами, он посмотрел на нее, но ничего не сказал, потому что в этот момент его осматривала Катриона. Кроме рваной раны на ноге, из которой все еще текла свежая кровь, у него была только одна царапина, которая уже зарубцевалась.

– Я перевяжу тебе ногу, и ты должен выпить дополнительную порцию крови, чтобы рана быстро зажила. Лучиано, тебе тоже нужно выпить крови больше, чем обычно, тогда твоя слабость быстро пройдет.

Лучиано не удалось полностью скрыть свое облегчение. Наверное, он боялся, что в наказание они вообще ничего не получат. Но прежде чем наследников отпустили в зал к остальным, им пришлось предстать перед Доннахом, который был вне себя от гнева.

Алиса скромно сложила руки перед собой и опустила взгляд. Такая поза не раз выручала ее. По крайней мере, она не способствовала усилению гнева предводителя клана Лицана. Лучиано последовал примеру Алисы. А вот Франц Леопольд, напротив, гордо выпрямился и с вызовом смотрел на предводителя клана. Таким поведением он мог лишь ухудшить положение всех троих. Вдобавок ко всему, он заговорил без разрешения.

– Вы хотите знать, почему мы это сделали? Или для вас важно лишь обрушить на нас свой гнев?

Алиса выпучила глаза. Им придется отвечать всем вместе!

Доннах уставился на Франца Леопольда, и тот, воспользовавшись его удивлением, продолжил:

– Мы последовали за Иви и друидкой, чтобы помочь им и защитить их. Вы дали им двух сопровождающих, да, это хоть чтото. Но учитывая целую группу чужих вампиров, которые преследуют нас из Данлюса, и надвигающуюся войну с оборотнями, мы сочли такие меры защиты недостаточными. Друзья ведь и существуют для того, чтобы поддерживать друг друга во время опасности. К тому же сейчас такое время, когда я считаю просто безответственным не только отсылать нас назад словно детей, но еще и лишать Иви и друидку их защитников!

Доннах просто потерял дар речи и растерянно посмотрел на Катриону. Алисе показалось, что Лицана усмехнулась, но потом ее лицо снова стало бесстрастным, что полностью соответствовало образу верной служанки.

Доннах откашлялся.

– Это, несомненно, благородные мотивы. Но поверь мне, мы никогда не подвергаем опасности никого из Лицана, и особенно Иви. Вам не нужно было волноваться за нее. И это не ваша задача принимать решения, а моя, поэтому в будущем, пожалуйста, придерживайтесь указаний, которые я даю, и больше не удаляйтесь без моего разрешения.

– А каким будет наказание, если мы станем действовать вопреки указаниям? – спросил Франц Леопольд.

Его смелость еще больше удивила Доннаха.

– Тогда я отправлю вас назад в ваши семьи, и ваше обучение в Ирландии будет окончено.

Алису охватил ужас. Она не могла этого допустить. Не было ничего важнее, чем научиться как можно большему и развить в себе новые способности. Мысль о разлуке с друзьями внушала ей страх. Ей будет не хватать их всех: Лучиано и его кузины Кьяры, Малколма и, конечно, Иви и Сеймоура, даже если она сейчас сердилась на них, обоих Пирас, которые, несмотря на свой неотесанный вид, стали верными товарищами Таммо, а также Мэрвина и маленькой мечтательницы Ровены. С удивлением Алиса обнаружила, что ей будет не хватать и Франца Леопольда. Она удивленно раскрыла глаза и посмотрела на него.

– Тревожная мысль, не правда ли? – прошептал он ей.

Очевидно, ему опять удалось незаметно проникнуть в ее разум. Странная улыбка заиграла на губах венца, и даже его темные глаза подобрели. К счастью, Доннах продолжил свою речь и снова привлек к себе внимание наследников.

– А теперь идите в зал и хорошенько подкрепитесь. Вы останетесь в башне, пока не наступит время отправляться в свои гробы. Близится утро. Через два часа взойдет солнце.

– А Иви и Сеймоур вернутся к тому времени? – робко спросил Лучиано. – Если нет, то где они найдут себе надежное укрытие?

Доннах посмотрел на него.

– Нет, я не думаю, что они сегодня успеют добраться до Онанэйра. Они проведут день в пещерах ТвелвБенз.

– И вам не нужно о них беспокоиться, – как можно мягче добавила Катриона.

После этого она провела их в зал наверх.

Сеймоур и оба волка друидки бегали возле пещеры взадвперед, опустив носы к самой земле, выискивая среди всего множества следов нужный. Удостоверившись в том, что они не ошиблись, волки дружно завыли. Иви поспешила к ним.

– Тара, пойдем! Поторопись, они и так ушли уже очень далеко.

Друидка обеспокоенно посмотрела на ночное небо, но ничего не сказала.

– Они отправились на север через перевал.

Тара кивнула.

– Пока мы в горах, Алэн нам не понадобится, но когда мы спустимся в долину, мне будет нужна ее помощь.

– С лошадью или без, мы с Сеймоуром все равно намного быстрее!

– Я знаю, дитя мое. Да и силы друида тоже имеют свои границы. Я не могу путешествовать на крыльях орла. Отправляйся вперед с Сеймоуром. А я пойду по твоему следу при помощи Г'ала. Киалвара я отправлю к дольмену, чтобы он провел Алэн вокруг гор на север. Они будут ждать меня у подножия горы.

– Хорошо, тогда давайте начнем поиски.

– Иви!

– Что?

– Если ты найдешь оборотней, возвращайся назад. Ты не должна к ним приближаться! Пообещай мне. Я все еще доверяю Ахару Филху, но среди оборотней есть много таких, которые теперь относятся к нам враждебно.

Иви нехотя дала требуемое обещание. Потом она попросила Сеймоура пойти по следу так быстро, как только он мог. Сама она превратилась в сокола, чтобы подняться высоко в небо и осмотреть весь горный склон.

Тара провожала ее взглядом, пока Иви не скрылась из поля зрения в ночном небе. Потом друидка крепче схватила посох и отправилась вместе с Г'алом по следам Сеймоура.

Вампирша спустилась к перевалу и взглянула на северный склон, но не обнаружила там ни малейшего движения. Поэтому она вернулась к Сеймоуру и стала летать над ним, описывая широкие круги. Периодически Иви опускалась к волку, белая шерсть которого была хорошо видна даже сквозь густой кустарник.

«Мы приближаемся к ним?» – раздался тревожный вопрос.

«Они быстро продвигаются. Пока я не могу ничего сказать тебе».

Иви снова подлетела к перевалу. Она нетерпеливо кружила вокруг скалистого гребня, пока Сеймоур не перебрался по нему.

«Ты не можешь бежать немного быстрее?»

«Нет, не могу! Мне нужно держаться следа. Мы не найдем их быстрее, если будем суетиться. Что с тобой, Иви? Где твое спокойствие, которое всегда удивляло меня? Где улыбка, с помощью которой ты всегда справлялась с любой ситуацией?»

Иви опустилась на выступ скалы.

«Да, ты прав, что ругаешь меня. Просто непростительно терять самообладание. Такого больше не повторится. Исчезновение камня повлияло на меня больше, чем я могла себе представить».

Сеймоур зарычал.

«Что такое?»

«А ты уверена, что это камень так повлиял на тебя, а не Дракас?»

«Да, уверена! И я больше ничего не хочу слышать на эту тему!»

Сокол взвился в небо, и волк потерял его из виду.

«Ты же больше не хотела терять самообладание!»

Сеймоур был уверен, что его мысль долетела до нее, но Иви не стала отвечать. Волк затряс головой и снова сосредоточился на следах.

Оборотни бежали очень быстро. Хотя они перешли перевал и оставили позади себя половину горного склона, у него возникло подозрение, что они с Иви нисколько к ним не приблизились. Должен ли он заставить Иви вернуться и спрятаться в пещере на вершине горы? Где еще она сможет провести день в полной безопасности? Он не мог посоветоваться с Тарой, она была слишком далеко и скорее всего еще не добралась до хребта. Сеймоур побежал быстрее, хотя склон был крутым и скользким. И он задумался: а не ведет ли эта дорога прямо к гибели.


СОСТЯЗАНИЕ СО ВРЕМЕНЕМ | Кровная месть | АННА ДЭВЛИН