home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НАПАДЕНИЕ

Набег на склад прошел на удивление гладко. Несколько солдат, охранявших его, ни о чем не подозревали. Макги все время пропадал, разведывая обстановку, в то время как Нелли, Карен и мужчины ждали на безопасном расстоянии рядом с пони.

Наконец Макги заявил, что наступил подходящий момент. Пока Нелли с угрюмым Коуэном и Финном оставались с пони, мужчины, вооруженные ножами, пробрались к складу. Нелли прислушивалась, но ничего не слышала, кроме шума ветра и фырканья пони. Потом ее отец вернулся и успокаивающе улыбнулся им.

– Все в порядке. Двое охранников заснули. А трех других мы захватили во время игры в карты.

– И вы их… – Нелли запнулась, и ей пришлось сглотнуть. – Вы их убили?

Майлс погладил дочку по голове.

– Конечно, нет! Мы связали их и засунули им кляп в рот, чтобы они не кричали. А когда мы уйдем, следующая смена найдет и освободит их.

Нелли дотронулась до едва различимой в темноте щеки отца.

– И они вас не узнали, правда? Как хорошо, что вы намазали лица древесным углем.

– Нет, никто не узнал нас. Не беспокойся. А теперь бери за поводья этих пони и следуй за мной.

Маленькие выносливые пони послушно последовали за ними во двор старой казармы, в которой теперь хранилось оружие. Ловкими движениями мужчины завернули оружие и коробки с патронами в промасленные холстины, которые они принесли с собой, и закрепили по два мешка на каждое животное. Макги ходил вокруг собравшихся и смотрел на них. Периодически он останавливался, чтобы прислушаться. Внезапно он замер. Нелли ничего не услышала, но он прошипел:

– Ктото идет. Я слышу голоса двух мужчин.

Майлс и Финн достали ножи, но Макги отмахнулся.

– Нагружайте лошадей, а я позабочусь о них.

Он бесшумно исчез в ночи. Тем временем мужчины в большой спешке нагружали последних пони.

– Садись, – приказал Майлс дочери и так сильно подбросил ее в седло, что Нелли едва не свалилась с другой стороны.

– И ты тоже, Коуэн. Вполне возможно, что нам придется быстро убираться отсюда. Всегда оставайся рядом с сестрой!

Коуэн кивнул с серьезным выражением лица. Он чувствовал себя взрослым.

Мужчины закрепляли последние тюки, когда снова появился Макги. На его губах играла странная улыбка. Когда он прошел мимо Нелли, она снова услышала резкий запах хищника. Пахло чемто еще. Неужели это запах крови? Пони испуганно зафыркал и отшатнулся в сторону.

– Все в порядке. Путь свободен. Мы можем идти, – сказал Макги и занял место впереди колонны.

Несмотря на то, что уже перевалило за полночь, и он пробежал большой отрезок пути, Макги не выказывал ни малейших признаков усталости. А вот Нелли, наоборот, приходилось все время подавлять зевок.

Неожиданно она резко проснулась. Ее пони немного сошел с пути в глубокую впадину и теперь возвращался на дорогу к остальным. Тут Нелли увидела тела. Запах крови ударил ей в нос. В этот момент изза облаков показался серпик луны, осветив тела с разорванными глотками. Можно было подумать, что на них напала свора легавых. Но здесь не было собак. Да Нелли и услышала бы их в тишине ночи. Девушка прижала руку ко рту, чтобы не закричать. Ее пони ускорил шаг, избавив Нелли от ужасного зрелища. Но хоть ее глаза больше не видели трупов, страшная картина запечатлелась в ее памяти.

– Тебе все это показалось, – отмахнулся брат, когда она немного позже сообщила ему об увиденном. – Сейчас темно, и твои нервы слишком слабые для такого дела.

Нелли задрожала от гнева.

– Мои нервы тут ни при чем! Луна светила достаточно ярко, и я отчетливо все видела. Кровь была еще свежей и текла из ран.

Брат закатил глаза.

– Предположим, ты не ошиблась. Но откуда здесь появились эти монстры и куда они снова бесшумно исчезли?

Нелли промолчала. Возникшая у нее мысль была такой чудовищной, что девушка не осмеливалась произносить ее вслух. Брат все равно не поверит и лишь посмеется над ней.

Колонна снова пришла в движение, и теперь они пробирались по более узкой тропинке. Нелли посмотрела на силуэт Макги. Он шел впереди, возле Лоркана. У девушки мороз пошел по коже, и она содрогнулась.

– Ирен, нет! Ты не знаешь, что делаешь!

Маленькая вампирша из Англии повернулась к Иви. На ее лице застыла решимость.

– Ну почему же, знаю! – ответила она с такой жестокостью, от которой все содрогнулись.

Франц Леопольд догнал Иви и Сеймоура, но вынужден был признать, что они опоздали и британку уже не остановить.

Их было четверо. А за Ирен появилось три больших силуэта. Ему не нужно было даже принюхиваться, чтобы понять, что они наконец увидели своих преследователей. Какие же они были уродливые! Позади них Франц Леопольд заметил повозку, в которую были запряжены два коня, и еще один силуэт. Большая черноволосая вампирша сидела на облучке, судя по всему ожидая сигнала. Франц Леопольд не придал особого значения повозке – какая трагическая ошибка! – потому что в этот момент трое незнакомых вампиров вошли во двор и достали из ножен мечи. Длинные острые клинки блеснули в лунном свете. Иви застонала и резко затормозила.

– Серебро!

Алиса, Лучиано и Мэрвин, которые следовали за ней, тоже остановились. Франц Леопольд услышал, как тяжело задышал Лучиано.

– Вот наследники Лицана, – сказала Ирен странным тонким высоким голосом. – Забирайте их. Я выполнила свою часть договора. А теперь отпустите мою сестру! Вы обещали.

Один из чужих вампиров повернулся к ней. Его худое лицо выражало презрение.

– Глупышка! Твоя сестра давно сгорела в солнечном свете. Какая же ты наивная!

Ирен закричала.

– Вы давали мне слово, когда без причины уничтожили мою служанку в гроте.

– Без причины? Ты же больше не хотела помогать нам. Так что это было необходимо, чтобы показать тебе, что ты должна держать свое слово!

– Вы обещали, – повторила Ирен.

Вампир, которого, в отличие от остальных чужаков, можно было назвать красивым, сплюнул на землю.

– Ну и что? А еще мы говорили, что хотим только Лицана и что больше никого не уничтожим, если ты будешь слушаться.

Худой вампир холодно улыбнулся.

– Да, ты просто невероятно глупа. Нам повезло, что мы нашли тебя. А теперь посторонись! Мы хотим завершить то, чего так долго добивались!

Больше не обращая на нее никакого внимания, они стали наступать с мечами на остальных юных вампиров, которые медленно отступали.

– Малколм! – завизжала Ирен.

Его лицо тут же появилось в оконном проеме башни.

– Нам нужно оружие! – закричал Франц Леопольд. – Карл Филипп!

Незнакомые вампиры засмеялись.

– Ой, дети хотят обороняться, как мило.

Говоривший сделал выпад в сторону Иви, но она, элегантно увернувшись, отскочила в сторону.

– Алиса!

Вампирша посмотрела вверх, туда, откуда донесся крик. Малколм бросил ей из окна старый меч, который был в зале на верхнем этаже. Алиса поймала меч и выпустила из виду нападавших. Чужая вампирша сделала невероятный прыжок вперед и следующим ударом сразила бы беспомощную Алису, если бы Франц Леопольд не толкнул ее в бок. Меч прошел буквально в миллиметре от нее.

– Спасибо! – крикнула Алиса, неловко держа меч.

– Дай его мне! – потребовал Франц Леопольд. – Или ты умеешь фехтовать?

В этот момент из башни выбежал Карл Филипп, держа в руках две шпаги.

– Франц, эта для тебя!

И он бросил кузену шпагу. Франц Леопольд ловко поймал ее. Встав плечом к плечу, они пошли в наступление.

– Ни за что бы не подумал, что Дракас способны на такое, – заявил Лучиано, увлекая сопротивляющуюся Алису в укрытие, после того как она передала тяжелый меч Мэрвину.

В этот момент во двор вбежал Малколм, держа в руках секиру и копье.

– Назад к башне, быстро! Там мы сможем дольше продержаться.

Алиса и Лучиано прижались к стене, но они никак не могли решить, заходить ли в башню, ведь тогда они не смогут следить за ходом битвы. Мэрвин ловко сражался мечом, но вампирша была сильнее его. Она ранила его в плечо. Серебро проникло сквозь кожу и плоть и на мгновение парализовало руку. Лицана вскрикнул. Меч выскользнул из его руки. Алиса подняла копье, которое бросил Малколм, и побежала к Мэрвину. Но она была слишком далеко! Ей оставалось только одно. Алиса размахнулась и изо всех сил метнула тяжелое копье в вампиршу. Та громко рассмеялась и быстрым взмахом меча отвела несущееся на нее копье, и оно вонзилось в землю позади нее. Мэрвин зашатался и отступил, но вампирша не отпускала его и занесла серебряный клинок для решающего удара.

– Вы давали мне слово! – снова закричала Ирен в полной растерянности.

Она бросилась вперед. Острие меча вонзилось в ее грудь и прошло до самой спины. Малколм взревел и ударил чужую вампиршу секирой. Та попыталась вырвать меч из раны Ирен, но юная вампирша упала. Эфес меча выскользнул из ее рук. Малколм еще раз нанес удар секирой. Чужая вампирша отшатнулась, но лезвие все равно вонзилось ей в плечо. Не успел Малколм снова замахнуться для следующего удара, как его отшвырнули в сторону. Это был Сеймоур, который бросился между ним и нападавшим, прежде чем меч чужака поразил англичанина. Иви стояла прямо за ним. Она вырвала серебряный меч из груди Ирен и ринулась вперед.

– Сеймоур, в сторону!

Малколм сжал рукоятку секиры и последовал за ней. Иви нанесла удар. Чужая вампирша рухнула как подкошенная, пораженная смертоносным серебром. Иви сразу же развернулась и успела отразить удар худого вампира, который хотел вонзить меч ей в спину.

Тем временем Франц Леопольд и Карл Филипп теснили еще одного чужого вампира, который был вынужден все время отступать, пока не уперся в дерево. Сверху из окон на них смотрели остальные наследники, но поскольку в замке больше не было оружия, они послушались призыва Иви оставаться в башне и не выходить во двор.

– Повозку! – прорычал вампир, который продолжал бороться, прижавшись спиной к дереву. – Тонка, повозку! Быстро!

Вампирша, стоявшая перед подъемным мостом, пришпорила коней, и те тронулись с места. Копыта застучали по деревянным доскам. С развевающейся гривой вороные влетели в ворота и подъехали к входу в башню. Алиса и Лучиано бросились в сторону. Две бочки на повозке опасно подпрыгнули, когда ее занесло на резком повороте. Потом заднее колесо сломалось, и обе бочки скатились к входу в главную башню. Кони помчались дальше со сломанной повозкой. Вампирша не стала останавливать их. Она выхватила тлеющий факел и спрыгнула с опасно наклонившегося облучка.

Бочки покатились. На них была какаято надпись.

– Черный порох! – воскликнула Алиса. – Они хотят взорвать башню!

Она схватила Лучиано за руку. Вместе они бросились к первой бочке и начали отталкивать ее.

– К реке! – крикнула Алиса.

Лучиано закряхтел от напряжения, но им удалось толкнуть бочку так, чтобы она покатилась через маленький причал и плюхнулась в воду. Вторая бочка докатилась прямо до открытой входной двери. Вампирша с факелом побежала к ней. Иви, которая заметила надвигающуюся опасность, ринулась с другой стороны.

– Сеймоур!

Волк промчался мимо нее и прыгнул на вампиршу. Та оступилась, но устояла и бросила факел к бочке. Он отскочил и упал рядом в траву.

– Нам нужно потушить огонь! – закричала Алиса.

Иви была уже у бочки. Она упала на колени и подняла факел.

На мгновение все во дворе и в башне замка затаили дыхание. Лучиано торжествующе поднял кулаки в воздух, но вопль Алисы заставил его замереть.

– Фитиль!

Иви посмотрела вниз. Она схватилась за последний дюйм фитиля, но искрящееся пламя уже исчезло под крышкой бочки. Иви знала, что теперь не сможет предотвратить катастрофу. Она вскочила и побежала прочь. Ей удалось сделать несколько шагов, а потом крики юных вампиров заглушил невероятный взрыв. Бочка влетела через дверь в вестибюль замка. Адское пламя прорвалось в бывшую кладовку, съедая все, что встречалось на его пути. Волна горячего воздуха поднялась по лестнице, распространяясь под таким давлением, что юных вампиров подняло в воздух и отбросило к стенам. Ковры загорелись. Кожа тех, кто стоял ближе к лестнице, покрылась пузырями и почернела.

Иви тоже подбросило в воздух. Франц Леопольд уронил шпагу и побежал к вампирше. Нападавший попытался воспользоваться моментом и нанести ему удар в спину, но Карл Филипп внимательно наблюдал за ним и безжалостно воспользовался слабым местом, которое открылось с его стороны. Он изо всех сил воткнул шпагу в сердце чужаку. Нападавший вампир удивленно посмотрел на него. Он был пришпилен к дереву, словно бабочка.

Франц Леопольд бежал вперед, вытянув руки, неотрывно следя за хрупкой фигуркой Иви, которую волна горячего воздуха и огня несла на него. Венец поймал ее до того, как она рухнула на опаленную траву, но волна отбросила их на землю. Он ударился головой о камень. На несколько мгновений он потерял сознание, но почувствовал, что Иви лежит на нем, и крепко обнял ее хрупкое тело. Потом он услышал голоса. К ним бежали Алиса и Лучиано. Франц Леопольд затряс головой.

– Иви! О, демоны ночи! – услышал он голос Алисы.

Франц Леопольд сел. Он держал на руках безжизненное тело Иви. Правая сторона ее тела была не повреждена, но левая половина почернела, волосы обгорели, кожа на лице, плече и руке обуглилась. Алиса и Лучиано упали на колени, уставившись на нее в безмолвном ужасе. Сеймоур лег рядом с ней, уткнувшись носом в обгоревшую руку.

Карл Филипп, которого взрыв ненадолго отвлек, снова повернулся к противнику. Он посмотрел в черные глаза вампира, выражавшие лишь ненависть. Медленными, беспомощными движениями незнакомый вампир пытался схватить эфес шпаги, чтобы вытащить ее из груди. Очевидно, Карл Филипп не попал в самый центр сердца. Сохраняя спокойствие, Дракас поднял серебряный меч, который выпал из рук противника, и отрубил ему голову. Потом он поспешил к Малколму, который все еще пытался при помощи секиры удерживать третьего нападавшего.

Но устоять против двух рассерженных юных вампиров у него не было никаких шансов!

Победив третьего, они опустили окровавленное оружие и побежали к другим, которые собрались вокруг Иви. Вскоре во двор вышли остальные наследники и молча окружили победителей. Малколм упал на колени возле Алисы и обнял ее.

– Ты в порядке?

– Конечно! – отмахнулась она и смущенно освободилась из его объятий, хотя ей было очень приятно, когда он прижимал ее к груди.

Малколм взял ее за руки и стал рассматривать их с обеспокоенным выражением. Только сейчас Алиса заметила, что и они с Лучиано пережили взрыв не без повреждений. Их одежда, руки и лица почернели, на ладонях вскочили пузыри.

– Ничего страшного! – слабо возразила она.

Иви открыла глаза. Ее взгляд растерянно перебегал с одного серьезного лица на другое. Потом, очевидно, она заметила, что Франц Леопольд держал ее на руках.

– Лео, теперь ты можешь отпустить меня, – тихо сказала Иви и выпрямилась. – Боль пройдет.

Она тяжело задышала и подарила Францу Леопольду слабую улыбку, но потом увидела свою обгоревшую руку, и на ее лице появился страх. Иви посмотрела на свое плечо, а потом неповрежденной рукой лихорадочно ощупала щеки и волосы. От роскошных серебряных волос почти ничего не осталось. На лице Иви застыл ужас.

– Сеймоур! – пронзительно закричала она. – Что мне теперь делать?

Волк завыл и еще крепче прижался к ней.

– Сегодня ночью ты уже ничего не сделаешь, – нежно сказал Франц Леопольд и обнял ее за талию. – Я отнесу тебя в твой гроб, и тогда твои раны быстро заживут. Боль, конечно, ужасная, но она быстро пройдет. Это всего лишь огонь! Мэрвину пришлось гораздо хуже!

Иви вскочила.

– Меч! Его ранил серебряный меч! Где он?

С кривой улыбкой Мэрвин подошел ближе. Серен уже снял с него рубашку и туго перевязал рану на плече. Тем не менее темная кровь все еще сочилась даже через повязку.

– Не беспокойся, кузиночка, Тара уберет весь яд, когда в следующий раз заглянет сюда.

Алиса оторвалась от Малколма и вскочила на ноги.

– У меня в сумке лежит снадобье Тары. Оно помогло Сеймоуру и вылечило мою рану, которую я получила в Риме.

Она вбежала в башню и поднялась по винтовой лестнице в верхний зал.

На обратном пути Алиса задержалась у подножия лестницы и взглянула на кладовку, стены которой были покрыты сажей. Деревянные гробы полностью сгорели, осталось лишь два искореженных металлических гроба.

«Бедная Ани, – подумала Алиса. – Для тебя не было спасения». Она отвернулась и понесла настойку Мэрвину. При помощи Серена они сняли повязку, накапали магическую жидкость в рану и снова крепко перевязали. Вместе они помогли Мэрвину подняться по лестнице и уложили его в гроб.

Остальные, казалось, все еще находились в шоковом состоянии и приходили в себя очень медленно. Иви огляделась по сторонам, но кроме нее и Мэрвина больше никто не получил серьезных ранений, если не считать несколько пузырей от ожогов и слегка почерневшую кожу. Ирен! Иви вскочила. И тут же зашаталась от боли и чуть не упала, но Франц Леопольд поймал ее. Он крепко обнял ее за талию.

– Ирен! – простонала вампирша.

Малколм тоже развернулся.

– Она лежит там! – невозмутимо сообщил Карл Филипп.

Малколм, Иви и Франц Леопольд медленно направились через двор к лежащему на земле телу, рядом с которым на коленях стояла другая британка. Ровена склонилась над кузиной.

– Они уничтожили ее, – горько сказала Ровена. – Я предупреждала Ирен, но она считала, что уже поздно отступать!

Малколм присел рядом с Ровеной. Ему было больно смотреть на погибшую кузину. Серебряный клинок прошел через ее сердце. Ирен была уничтожена.

– О чем ты ее предупреждала? – тихо спросила Иви.

– Чтобы она не доверяла этим вампирам и не выполняла соглашение! Они украли ее старшую сестру Анну, которую Ирен очень любила, и угрожали, что оставят ее под жгучими лучами солнца, если Ирен не выполнит их указания. Они дали ей коробку с маленькими летучими мышами, при помощи которых она поддерживала с ними связь.

– Чтобы они не потеряли наш след! – понимающе кивнула Иви.

– И почему она доверилась им и ничего нам не сказала? – Малколм не мог осознать происшедшего. – Эти вампиры, кем бы они ни были, хотели уничтожить наследников всех семей!

– Ирен очень любила Анну. Кроме того, они сказали ей, что речь идет лишь о наследниках Лицана.

– Что?

– Да, они утверждали, что хотят похитить только их. Ирен всегда была немного наивной. Она поверила, что они ничего им не сделают, хотя мне сразу стало ясно, что это ложь. – Ровена посмотрела на Иви. – Наверное, незнакомцам было несложно убедить Ирен. В конце концов, англичане уже несколько столетий считают ирландцев людьми второго сорта и уверены, что имеют право порабощать и эксплуатировать их, ведь ирландцы отказываются принять истинную веру! Мнение клана Вирад о Лицана едва ли отличается от мнения людей!

На лице Малколма проявились стыд и ужас.

– Нет, дорогой кузен, тебе не нужно так на меня смотреть! – отмахнулась Ровена. – Я высказала лишь то, о чем думаешь и ты, так что не надо лицемерить! Или мне повторить, что ты говорил о Мэрвине и об Иви? Что ты не понимаешь, как Алиса может общаться с ними?

Малколм поднял руку, чтобы кузина наконец замолчала.

– С каких пор ты об этом знаешь? И почему ты ничего не сказала? Ты стала сообщницей!

Ровена пожала плечами.

– Я узнала об этом всего за несколько мгновений до того, как Ирен впустила чужаков. Вероятно, она подозревала, что у нее больше не будет возможности рассказать об этом самой. А может, ее мучили сомнения, ну, ей нужно было искупить вину.

– Нелегко избавиться от предубеждений, которые наслаивались столетиями, – сказала Иви. – Именно поэтому и была основана эта академия. Нам нужно время, но, не смотря на эту трагедию, я уверена, что мы на правильном пути. Посмотри, даже Карл Филипп сегодня ночью сражался на нашей стороне!

Малколм опустился на колено перед Иви и взял ее за не поврежденную руку.

– Мне очень жаль! Я прошу у тебя прощения за все, что говорил и думал о тебе и о клане Лицана. Моя семья натворила столько бед, что я пойму, если ты не примешь мои извинения.

– Естественно, я их принимаю. Жертва Ирен сблизила нас. Твоя кузина позволила своим страхам управлять ею и ослепить ее. Но когда ей все стало ясно, она не медлила ни мгновения, чтобы пожертвовать своей жизнью ради нас. Достаточно кровопролития!

Малколм тяжело поднялся.

– Теперь ты должен сообщить о своем раскаянии Алисе, – сказала Ровена. – Ведь что толку от признания, если оно не было произнесено! Поэтому ты сейчас и рассказал обо всем, не так ли?

– Это неправда! – возмущенно воскликнул Малколм.

Ровена несколько мгновений проникновенно смотрела на него, потом ее взгляд снова стал мечтательным и блаженным, как всегда. Она наклонилась к телу Ирен.

– Я думаю, мы должны уложить ее в гроб. Даже если она больше не сможет этого почувствовать, разве это не будет дружеским жестом с нашей стороны?

Малколм кивнул и взял тело кузины на руки.

– Мы все должны пойти в башню. Я не думаю, что Лицана вернутся сегодня.

В этот момент остальные испуганно заметили, что солнце вотвот поднимется над озером ЛохКорриб. Они поспешили к башне. Двери, которую нужно было закрыть, больше не было, но они надеялись, что защитное заклинание попрежнему будет охранять их от непрошеных гостей.

– Я верю, что твое раскаяние было искренним, – тихо сказала Иви Малколму, заходя в башню вслед за ним. – И я обязательно упомяну об этом в разговоре с Алисой.

Малколм ничего не сказал. Он молча занес окровавленное тело Ирен наверх в зал и уложил его в ее гроб. Если бы это был обычный клинок, ее тело еще могло бы восстановиться, но серебро в сердце вампира означало уничтожение.

Тела чужих вампиров наследники оставили лежать во дворе. И только Франц Леопольд отметил, что трупов было всего три: два мужских и один женский. Вампиршу с повозки, которую они называли Тонкой, он не смог нигде обнаружить, но скорый рассвет помешал ему продолжить поиски. К тому же если она лежала раненая у разбитой повозки у стены, ей все равно был уготован мучительный конец от солнечных лучей.

Сила взрыва отбросила ее далеко от башни. Тонка перевернулась несколько раз и поднялась на ноги. Когда клубы дыма развеялись, ей пришлось признать, что их план провалился. Башня попрежнему стояла и, наверное, простоит еще пару столетий. Проклятые ирландцы! Кто бы мог подумать, что они умеют строить такие прочные замки. А вот ее товарищи погибли. От руки детей! Тонка никак не могла этого осознать. Можно ли спасти Данило и остальных, если ей удастся отнести их в темное место, где они могли спокойно регенерироваться? Тонка этого не знала. Раз они не могли идти самостоятельно, то как она вынесет оттуда сразу троих, пока там слоняются дети с оружием? Их было слишком много!

Тонка пожала плечами. Снова вступать в битву не было никакого смысла. Даже если ей удастся уничтожить некоторых наследников, большой план провалился. Теперь следовало придумать новый. Но сначала ей нужно незаметно исчезнуть отсюда. Она залезла под сломанную повозку. Оглобля тоже сломалась, и оба вороных коня освободились от сбруи и теперь бегали по двору. Но зачем ей кони? Ее раны были незначительными, и у нее было еще достаточно сил для превращения.

Вскоре изпод повозки вылетела летучая мышь и полетела над двором. Теперь Тонка увидела, что ее товарищам уже никто не поможет. Вампирша сделала еще один круг и полетела прочь, ища надежное место, где она могла бы провести день.

Она думала о Данило, Йоване и Весне. Не то чтобы она чувствовала сожаление или скорбь по поводу их утраты. Ее сердило, что они позволили так легко победить себя, хотя всегда очень гордились своими способностями и умениями. А теперь их уничтожили и ей приходилось одной возвращаться домой, чтобы сплести новую сеть интриг и заговоров и наконец уничтожить наследников.


ВАЖНАЯ ПОДСКАЗКА | Кровная месть | ТАЙНА ИВИ