home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

К середине января у Кассия было шесть легионов и провинция Сирия, кроме Апамеи, где все еще скрывался мятежный Цецилий Басс. Но Басс открыл ворота Апамеи и предложил Кассию два сильных легиона. У Кассия стало восемь легионов. Как только каждый район в провинции узнал, что легендарный Гай Кассий вернулся, сопротивление на местах сошло на нет.

Антипатр быстро приехал из Иудеи, чтобы уверить Кассия, что евреи на его стороне. Его отослали обратно в Иерусалим с приказом достать денег и обеспечить нейтрализацию элементов, способных доставить Кассию неприятности. Евреи всегда любили Цезаря, который симпатизировал им. Кассий евреев не любил, но хотел в полной мере использовать в своих целях этот ужасно беспокойный народ.

Когда Антипатр узнал, что Авл Аллиен, посланный в Александрию, чтобы получить четыре легиона для Долабеллы, идет с ними обратно, он немедленно послал сообщение Кассию в Антиохию. Кассий пошел на юг, встретил Антипатра, и вместе они легко убедили Аллиена отдать четыре своих легиона. Теперь армия Кассия состояла из двенадцати опытных легионов и четырех тысяч всадников — лучшая в римском мире. Еще бы к ней флот, и его счастье было бы полным, но у него вообще не было кораблей. Или он так думал.

Без его ведома молодой Лентул Спинтер сговорился с адмиралами Патиском, Секстилием Руфом и освободителем Кассием Пармским, а потом на всех парусах пошел к Сирии — завоевывать флот Долабеллы. Сам Долабелла в это время шел по суше через Каппадокию. Перейдя реку Аман и войдя в Сирию, он еще не знал, что Спинтер, Патиск и другие напали на его флот и захватили большую часть кораблей, чтобы передоверить их Кассию.

Пришедший в ужас Долабелла обнаружил, что в Сирии все повернулись против него, даже Антиохия закрыла ворота и объявила, что она на стороне Кассия, настоящего губернатора Сирии. Скрипя зубами, Долабелла отправился с предложением к старшинам портового города Лаодикея. Если Лаодикея окажет Долабелле помощь и даст убежище, он сделает этот город столицей Сирии, когда преподаст Кассию должный урок. Старшины незамедлительно согласились. Пока Долабелла укреплял Лаодикею, посланные им агенты пытались переманить к нему войска Кассия. Напрасный труд. Все солдаты были преданы Гаю Кассию, истинному герою. А кто таков Долабелла? Скандальный пьяница, который пытал римского губернатора и обезглавил его.


В апреле Кассий еще не знал об успехе Спинтера и других на море. Уверенный, что у Долабеллы скоро будут сотни боевых кораблей, Кассий послал доверенных лиц к царице Клеопатре с требованием отдать ему весь ее военный флот и все транспорты, которые нужны Кассию уже завтра. Клеопатра ответила отказом: в Египте засуха и чума, поэтому она не в таком положении, чтобы кому-либо помогать. Впрочем, ее кипрский регент послал корабли, а также финикийские Тир и Арад, но Кассию этого было мало, и он решил вторгнуться в Египет, чтобы показать любовнице Цезаря, что настоящий освободитель может и ей преподать хороший урок.


Долабелла, не сомневавшийся, что флот вскоре прибудет и что Марк Антоний пришлет из Италийской Галлии дополнительные войска, забаррикадировался в Лаодикее. Он не имел понятия, что Антоний теперь inimicus, а никакой не проконсул.

Лаодикея стояла на разбухшем конце напоминавшего луковицу мыса, соединенного с Сирией перешейком шириной в четыреста ярдов, что очень затрудняло осаду города. Легионы Долабеллы стояли лагерем внутри его стен, одна секция которых, пересекающая перешеек, была разрушена и снова возведена. К середине мая подошли несколько кораблей, их владельцы уверили Долабеллу, что основная армада движется следом.

Но на деле никто не знал, что предпринимает противоположная сторона, отчего, как ни странно, кампания в Сирии выглядела серией блестящих маневров, свидетельствовавших о большом воинском мастерстве командиров. Спинтер ушел в памфилийский город Перге, чтобы привезти Кассию деньги умершего Требония, а его коллеги Патиск, Секстилий Руф и Кассий Пармский продолжали преследовать флот Долабеллы, пытаясь прогнать его в дальние дали. Об этом и ведать не ведали ни Долабелла, ни Кассий, уже приведший часть своей армии к Лаодикее. Он стал строить на перешейке внушительный бастион, подступавший к оборонительной стене Долабеллы. Возведя его, Кассий поднял наверх артиллерию и принялся без перерыва обстреливать неприятельский лагерь.

К этому времени Кассий наконец обнаружил, что все мыслимые флоты у него под рукой. Кассий Пармский прибыл с флотилией квинкверем, разорвал цепь, перегораживающую вход в гавань Лаодикеи, вошел туда и утопил все стоявшие там на якоре корабли. Теперь блокада была полной. Снабжение Лаодикеи прекратилось.

Наступил голод, пришли болезни, но город держался до начала июля, потом дневная стража открыла ворота и впустила войско Кассия внутрь. Когда захватчики добрались до самой Лаодикеи, Публий Корнелий Долабелла уже покончил с собой.

Теперь Сирия принадлежала Кассию от границы Египта до реки Евфрат, за которой прятались парфяне, не понимавшие, что происходит, но знавшие, что вокруг везде Кассий, и потому не желавшие впутываться в его дела.

Поражаясь своей удаче, но уверенный, что она вполне заслужена им, Кассий написал обо всем в Рим и Бруту. Настроение у него было отличное, он чувствовал себя непобедимым. Он — лучше Цезаря. Да.


Теперь, однако, следовало найти деньги для продолжения предприятия, а это было нелегко сделать в провинции, обобранной сначала Метеллом Сципионом для Помпея Великого, а потом Цезарем — уже в наказание. Кассий использовал метод Цезаря, требуя от городов или округов те же суммы, что они платили Помпею, хотя отлично знал, что им не по силам столь непомерная дань. Убавив чуть позже размеры поборов, он тут же прослыл милосердным, умеренным человеком.

Будучи верными Цезарю, евреи пострадали больше всех. Кассий потребовал от них семьсот талантов золота, каковых не было во всей Иудее. Красс украл золото Большого храма Иерусалима, и с тех пор ни один римлянин не дал евреям шанса хоть что-либо накопить. Антипатр сделал все, что мог, разделив задачу поиска золота между своими сыновьями Фазилем и Иродом и неким Малихом, тайным сторонником фракции, ставящей своей целью избавить Иудею от царя Гиркана и его идумейского сикофанта Антипатра.

Из троих сборщиков Ирод поработал лучше всех. Он собрал сто талантов золота Кассию в Дамаске, показавшись губернатору покорным, приятным человеком. Кассий хорошо помнил его по дням своего прежнего губернаторства в Сирии. Будучи совсем юным, Ирод производил впечатление и тогда, но теперь Кассий вторично был поражен, глядя, каким оборотистым и разумным стал некрасивый некогда паренек. Ему понравился этот хитрец-идумей, которому не было суждено стать еврейским царем, ибо мать его не являлась еврейкой. Жаль, подумал Кассий. Ирод выглядит ярым сторонником римского присутствия на Востоке. В роли царя он привил бы свою лояльность евреям. А почему бы и нет? Рим Иудее приятней, чем перспектива рабства под пятой парфян.

Два других сборщика золота не были так удачливы. Антипатр, правда, постарался, чтобы вклад Фазиля выглядел повесомее, но Малих собрал очень мало, потому что решил ничего не давать римлянам. Желая показать, насколько он строг с нерадивыми данниками, Кассий вызвал Малиха в Дамаск и приговорил его к смерти. Антипатр поторопился принести еще сто талантов, умоляя Кассия отменить приговор. Смягчившийся Кассий помиловал Малиха, которого Антипатр увез обратно в Иерусалим, не зная, что удел мученика был тому более мил.

Некоторые общины, такие как Гомфа, Лаодикея, Эммаус и Тамна, были разграблены, их сровняли с землей, а людей послали на рынки рабов в Антиохию и Сидон.

Все это означало, что Кассию теперь пришло время вплотную задуматься о вторжении в Египет. Не только затем, чтобы наказать его царицу, но еще и потому, что о Египте говорили как о самой богатой стране в мире, кроме, может быть, Парфянского царства. В Египте, решил Кассий, он найдет достаточно денег, чтобы править Римом. Брут? Брут не помеха, он может возглавить его бюрократию. Кассий больше не верил в дело республиканцев, он считал, что оно теперь мертвее, чем Цезарь. Риму нужен царь, и им станет он, Гай Кассий Лонгин.

Потом пришло письмо от Брута.

Ужасные новости, Кассий. Я посылаю это письмо срочной почтой в надежде, что ты получишь его прежде, чем отбудешь в Египет. Ибо теперь это не на руку нам.

Октавиан и Квинт Педий консулы. Октавиан пошел на Рим, и город сдался ему без единого слова. Очень похоже, что между ними и Антонием, который связал себя с губернаторами западных провинций, начнется война. Антоний и Лепид поставлены вне закона. Суды Октавиана объявили освободителей nefas. Вся наша собственность конфискована, но Аттик уверяет меня, что он присматривает за Сервилией, Тертуллой и Юниллой. Ватия Исаврик и Юния не общаются с ними. Децим Брут потерпел поражение в Италийской Галлии и убежал, никто не знает куда.

Это наш лучший шанс завоевать Рим. Ибо если Антоний и Октавиан уладят свои разногласия миром (вероятность чего, на мой взгляд, ничтожно мала), тогда мы проведем остаток жизни изгоями. Поэтому я говорю: если ты еще не затеял похода в Египет, то и не затевай. Мы должны объединиться и пойти на Рим, чтобы и Рим, и Италия нам покорились. С Антонием еще можно договориться, но с Октавианом нет, нет и нет! Никогда! Наследник Цезаря очень упрям. Он декларирует, что все освободители должны умереть, лишенные имущества и гражданства.

Оставь для охраны Сирии несколько легионов, остальные веди поскорее ко мне. Я победил бессов, у меня очень много зерна и других продуктов, так что наша объединенная армия будет сыта. Некоторые части Вифинии и Понта тоже выращивают зерно, которое будет принадлежать нам, а не Октавиану, чтобы Рим наконец познал мир. Я слышал, что в Италии и на Западе такая же засуха, как в Греции, Африке и Македонии. Мы должны действовать именно сейчас, Кассий, пока можем кормить наших людей. И пока у нас имеются средства на то, чтобы воевать.

Порция умерла. Моя мать утверждает, что это самоубийство. Я остался один.

Кассий немедленно ответил. Да, он пойдет в провинцию Азия. Вероятно, по суше, через Каппадокию и Галатию. Может быть, Брут намерен воевать с Октавианом в надежде заключить сделку с Антонием?

Ответ пришел быстро: да, Брут надеется именно на это. «Выступай сразу, не мешкая, чтобы в декабре мы встретились в Смирне. Пошли как можно больше кораблей».

Кассий выбрал два лучших легиона, один оставил в Антиохии, другой в Дамаске, потом назначил своего самого преданного сторонника, бывшего центуриона по имени Фабий, временным губернатором Сирии. Оставить править аристократов значило нажить в будущем неприятности. Кассий знал это по опыту. Такого же мнения придерживался и Цезарь.

Прежде чем покинуть окрестности Антиохии и отправиться на север, он узнал от Ирода, что неблагодарный Малих отравил своего благодетеля Антипатра в Иерусалиме и очень гордится своим поступком.

«Я посадил его в тюрьму, — писал Ирод. — Что мне делать?»

«Отомсти», — ответил Кассий.

Ирод так и сделал. Он привез фанатичного иудея Малиха в Тир — город, производящий пурпурную краску из особых моллюсков, город ненавистного бога Ваала, анафемский для религиозного иудея. Два солдата Кассия ткнули голого, босого Малиха в самую гущу вонючей массы гниющих моллюсков и стали очень медленно убивать его на глазах у Ирода. Тело оставили разлагаться среди раковин и отбросов.

Узнав, как Ирод отомстил Малиху, Кассий тихо засмеялся. О Ирод, ты очень интересный человек!

На перевале через Аманский хребет, считавшемся «воротами в Сирию», его поджидал Тиллий Кимбр, тоже освободитель, губернатор Вифинии и Понта. Он присоединил к десяти легионам Кассия свой легион. Итак, одиннадцать легионов плюс три тысячи конников с тем количеством лошадей, какое, по подсчетам практичного Кассия, могла прокормить эта часть богатой пастбищами Галатии.


Кимбр и Кассий договорились идти очень медленно, чтобы выжать как можно больше денег из стран, которые они будут пересекать.

Таре они обложили фантастическим штрафом в тысячу пятьсот талантов золота и настояли, чтобы его уплатили до их ухода. Пришедшие в ужас члены городского совета расплавили всю утварь храмов и продали бедняков Тарса в рабство. Но даже это не приблизило их к означенной сумме, поэтому продажа в рабство продолжилась, затрагивая сословия побогаче. Когда им удалось собрать пятьсот талантов золота, Кассий и Кимбр сказали, что они удовлетворены, и через Киликийские ворота отправились в Каппадокию.

Кавалерию послали вперед — стребовать куш с Ариобарзана, который резко заявил, что у него ничего нет, кроме… тут он указал на позолоченные шляпки гвоздей в дверях и оконных ставнях. Старого царя убили на месте, а его дворец и храмы Эзебии Мазаки разграбили с минимальным эффектом. Деиотар, внесший в поход Кассия свою долю пехотой и конниками, стал свидетелем этого бессмысленного мародерства. Воистину, думал опечаленно он, Кассия с Брутом интересуют лишь деньги. Ничего святого, один чистоган.

В начале декабря Кассия, Кимбр и римская армия вошли в провинцию Азия, перевалив через цепь диких и живописных фригийских гор, и двинулись вдоль реки Герм к Эгейскому морю, на воссоединение с Брутом, которое должно было состояться после короткого путешествия по хорошей римской дороге. Все встречные путники выглядели нищими и затравленными, все окрестные храмы и строения казались заброшенными и нежилыми. На подобные мелочи не обращали внимания, чтобы ненароком не прийти к заключению, что даже Митридат Великий не сумел ввергнуть провинцию Азия в такой хаос, в какой вверг ее современный цивилизованный Рим.


предыдущая глава | Падение титана, или Октябрьский конь | cледующая глава