home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

— Вы не можете думать о вторжении в Италию. Для этого вам понадобится еще очень много денег, — сказал Гемицилл Бруту и Кассию.

— Еще денег? — ахнул Брут. — Но больше неоткуда брать!

— Почему? — нахмурился Кассий. — То, что я выжал из Сирии, и то, что мы с Кимбром собрали попутно, должно составлять две тысячи талантов золота.

Он с неожиданной злостью повернулся к товарищу.

— Разве тебе ничего не удалось собрать, Брут?

— Почему не удалось? — чопорно спросил Брут. — Моя доля вся в монетах. Около две трети серебром, треть золотом… всего… всего?

Он вопросительно посмотрел на Гемицилла.

— Двести миллионов сестерциев, — сказал тот.

— А вместе будет четыреста миллионов сестерциев, — сказал Кассий. — Этого хватит и для похода на Гадес.

— Ты забываешь, — терпеливо возразил Гемицилл, — что трофеев не будет. Это — существенный недостаток гражданской войны. Цезарь обычно дарил своим солдатам наличные вместо их доли в трофеях, но то, что он им отделял, ничто в сравнении с тем, на какой куш рассчитывают наши легионеры сегодня. Октавиан обещал каждому из своих солдат по двадцать тысяч сестерциев, по сто тысяч — центурионам высшего ранга и по сорок тысяч — младшим центурионам. Слухи разносятся. Люди ждут больших денег.

Брут встал и прошел к окну. Выглянул, увидел порт с сотнями боевых кораблей и другими судами.

Встреча с ним удивила Кассия. Куда девалась вечно печальная темная мышь? Этот Брут был более оживленным, более, что ли, военным. Успешные действия против бессов придали ему уверенности, а смерть Порции ожесточила его. Будучи неизменным корреспондентом Сервилии, Кассий тоже был поражен ее бесчувственным безразличием к ужасному самоубийству невестки, но в отличие от Брута он непреложно верил, что Порция убила себя. Сервилия, которой симпатизировал Кассий, не имела ничего общего с той Сервилией, какую знал Брут и какую боялся с самого раннего детства. Но Брут не сказал любимому зятю матери, что Порция была убита. А тем более — кем. Сам он не сомневался в своем заключении, но знал, что Кассий отвергнет его.

— Что случилось с Римом? — спросил Брут, разглядывая корабли. — Где его патриотизм? Где лояльность?

— Все это никуда не девалось, — резко ответил Кассий. — Юпитер! Ты дурак, Брут! Что рядовые солдаты знают о воюющих фракциях? Чьим призывам к патриотизму они должны верить — твоим или триумвиров? Легионеры знают одно: их мечи, вынутые из ножен, обратятся против римлян. Своих, таких как они.

— Да, конечно, — согласился Брут, вздохнув. Он отвернулся от окна, сел и уставился на Гемицилла. — Тогда что же мы будем делать, Гай?

— Искать деньги, — просто ответил Гемицилл.

— Где?

— Начнем с Родоса, — сказал Кассий. — Я разговаривал с Лентулом Спинтером, он несколько раз пытался выпросить у родосцев деньги и корабли, но ни разу не получил ни того ни другого. Я тоже ничего от них не добился. Они говорят, что в договорах Родоса с Римом нет пункта об оказании помощи какой-либо стороне в гражданской войне.

— И еще, — добавил Гемицилл, — есть другая часть Малой Азии, у которой фактически никогда не брали денег. Это Ликия. Вся загвоздка в том, что туда очень трудно попасть. Губернаторам провинции Азия не стоило даже пытаться.

— Родос и Ликия, — промолвил Брут. — Я думаю, небольшой военный нажим или даже прямая война скорее убедят их помочь нашему делу?

— В случае Родоса определенно, — согласился Кассий. — Возможно, тогда, скажем, для Ксанфа, Патары и Миры будет достаточно простой просьбы, если они поймут, что за отказом последует неминуемое вторжение.

— Сколько нам нужно взять с Ликии? — спросил Брут Гемицилла.

— Двести миллионов сестерциев.

— Родос, — жестко сказал Кассий, — может дать в два раза больше, и у них еще останется.

— Ты полагаешь, что тысячи миллионов нам хватит, чтобы пройтись по Италии? — спросил Брут.

— Я потом подсчитаю, когда буду точно знать, каковы наши силы, — сказал Гемицилл.


Несмотря на летнюю сушь, зимовка в Смирне протекала без затруднений. Снега не было, сильных ветров тоже, а широкая долина реки Герм дала возможность освободителям расположить свои лагеря цепью в шестьдесят миль длиной от ее начала до окончания. Вскоре каждый лагерь приобрел свою «тень», снабжавшую солдат вином, проститутками и всем прочим. Мелкие хуторяне несли в эти временные поселки овощи, уток, гусей, цыплят, яйца, сладости, выпечку, сиропы всех видов, съедобных улиток, водившихся в этом краю, даже жирных лягушек с болот. Все это с удовольствием покупалось. Хотя оптовым продавцам окружающих городков соседство с армией, имевшей свой провиант, не сулило больших барышей, мало понимавшие в коммерции, но предприимчивые селяне, доведенные поборами до крайней бедности, вдруг увидели признаки возвращения процветания.

Для Брута и Кассия, живших в резиденции губернатора близ гавани Смирны, главным преимуществом такой зимней дислокации войск была возможность без особых задержек получать вести из Рима. Так, они с удивлением узнали об образовании триумвирата и поняли, что Октавиан счел освободителей намного большей угрозой ему, чем та, что нес в себе Марк Антоний. Намерения триумвиров были ясны: Брута и Кассия следует уничтожить. Военные приготовления шли по всей Италии и Италийской Галлии, ни один из сорока с лишним легионов триумвиров не был распущен. Пролетел слух, что Лепид и Планк избраны консулами и останутся в Риме править, а Антоний с Октавианом решат проблему с освободителями. Назывался и месяц начала их кампании — май.

Но самой ужасной новостью было, что Цезарь официально объявлен богом и что культ божественного Юлия, как теперь стали его называть, будет распространен по всей Италии и Италийской Галлии, с храмами, жрецами, празднествами и т. п. Октавиан уже открыто называет себя его божественным сыном, и Марк Антоний не возражает. Один из триумвиров — сын бога, значит, дело их автоматически должно быть правым! Курс Антония настолько переменился, что он даже встал рядом с Октавианом, чтобы заставить сенат дать клятву поддерживать все законы и указы божественного Юлия, а на Римском Форуме, на месте сожжения тела Цезаря, решено было построить храм. Народ Рима выиграл борьбу за право боготворить своего кумира.

— Даже если мы побьем Антония и завоюем Рим, нам придется навсегда смириться с культом божественного Юлия, — с несчастным видом сказал Брут.

— Рим катится по наклонной, — хмуро ответил Кассий. — Вообрази, какой-то мужлан чуть было не изнасиловал девственную весталку!

Да, самые почитаемые жрицы Рима, отправляясь в город, теперь брали ликтора для охраны. За Корнелией Мерулой, которая шла навестить Фабию на Квиринал, погнались и стали приставать с нескромными предложениями. Но Кассий для усиления впечатления употребил более сильное определение, хотя Сервилия в письме ни о каком насилии не упоминала. Впрочем, как ни крути, а до сих пор на протяжении всей истории Рима белое платье весталки служило надежной защитой, они свободно ходили по городу, ничего не боясь.

— Это — веха, — печально сказал Брут. — Старые ценности и табу больше не уважают. Я даже не уверен, что хочу снова в Рим.

— Если брать в расчет планы Антония и Октавиана, ты там никогда не появишься, Брут. Я только знаю, что им придется здорово потрудиться, чтобы помешать моему появлению в Риме, — сказал Кассий.


С девятнадцатью легионами, пятью тысячами конников и семью сотнями кораблей под рукой Кассий стал вслух раздумывать, как получить шестьсот миллионов сестерциев от Родоса и от Ликии. Брут был рядом, но за несколько рыночных интервалов он научился не перечить приятелю. Кассий считал, что Бруту во Фракии повезло, и в вопросах, касающихся стратегических действий, все решительнее задвигал его на второй план.

— Я возьму Родос, — объявил он. — Это значит, война на воде, по крайней мере для начала. Ты войдешь в Ликию, это суша, хотя войска перебросим по морю. Я сомневаюсь, что в любом случае от лошадей будет польза, поэтому предлагаю оставить себе лишь тысячу конников, а остальных отправить в Галатию на весну и лето. — Он усмехнулся. — Их содержание стоит дорого. Пусть Деиотар тряхнет мошной.

— Он был очень щедр и помогал нам, — робко проговорил Брут.

— Значит, он может быть еще щедрей и полезней! — отрезал Кассий.

— А почему я не могу идти по суше? — спросил Брут.

— Думаю, можешь, но зачем тебе это?

— Потому что ни один римлянин не любит плавать.

— Хорошо, поступай как хочешь, но учти: ползти со скоростью черепахи я тебе не позволю. Там будут горы.

— Я это понимаю, — упорствовал Брут.

— Десять легионов и пятьсот лошадей для разведки.

— Зато без обоза. Обоз не нужен в горах. Мне нужны будут вьючные мулы, значит, марш продлится не долее шести рыночных интервалов. Интересно, хватит ли еды в Ксанфе, чтобы прокормить меня, когда я там появлюсь? Думаю, Ксанф должен стать моей первой целью, как ты считаешь?

Кассий был удивлен. Кто бы мог подумать, что Брут способен так дельно мыслить?

— Да, Ксанф, — согласился он. — Однако тебе ничто не мешает послать еду морем. Ты не будешь зависеть от Ксанфа, когда получишь ее.

— Хорошая мысль, — улыбнулся Брут. — А ты как поступишь?

— Как я сказал, за мной море. Мне понадобятся четыре легиона. Они поплывут на транспортах и вынесут качку, нравится им это или нет, — ответил Кассий.


XIII ФИНАНСИРОВАНИЕ АРМИИ Январь — секстилий (август) 42 г. до P. X | Падение титана, или Октябрьский конь | cледующая глава