home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Сарды были столицей древнего царства Лидия, настолько богатого, что правивший там пятьсот лет назад Крез все еще слыл в этом смысле недосягаемым эталоном. Потом Лидию покорили персы, затем она перешла в руки пергамских Атталидов и, по свидетельству последнего Аттала, отошла к Риму в те дни, когда большая часть ее территории была передана ему по завещанию.

Брут с удовольствием выбрал город царя Креза штабом сопротивления триумвирам. Отсюда две сплоченные армии, его и Кассия, отправятся в свой долгий поход на запад. Кассий, когда прибыл, выразил недовольство.

— Почему мы стоим не на море? — строго спросил он, как только снял с себя кожаную походную кирасу и юбку.

— Я сыт по горло видом кораблей и запахом рыбы! — огрызнулся застигнутый врасплох Брут.

— Значит, я должен преодолевать стомильное расстояние всякий раз, когда захочу проведать мой флот, просто в угоду твоему носу?

— Если тебе это не нравится, иди и живи при своем отвратительном флоте!

Не самое замечательное начало масштабных действий освободителей.

Но Гай Флавий Гемицилл был прекрасно настроен.

— Денег у нас достаточно, — объявил он после нескольких дней подсчетов, в которых участвовал огромный штат клерков.

— Лентул Спинтер должен прислать из Ликии еще что-то, — сказал Брут. — Он пишет, что Мира дала много ценного, прежде чем он ее сжег. Я не знаю, зачем он ее сжег. Жаль. Правда жаль. Приятное место.

Но Кассий все равно был сердит. Приятное место, неприятное место — какое это имеет значение?

— Спинтер намного эффективней тебя, — резко заметил он. — Тебе ведь ликийцы не предложили заплатить десятилетнюю дань.

— Как я мог требовать с них то, чего они никогда не платили? Мне даже в голову ничего подобного не пришло, — парировал Брут.

— А должно было. Пришло же это в голову Спинтеру.

— Спинтер — бесчувственный болван, — заносчиво ответил Брут.

«Что с ним случилось? — молча дивился Кассий. — Ведь он соображает в войне не больше весталки. И если он опять начнет ныть, оплакивая Цицерона, я его придушу! До смерти старика он слова доброго о нем не сказал, а теперь смерть Цицерона трагичней трагедий Софокла. Брут где-то витает, а я делаю всю работу!»

Но не только Брут раздражал Кассия. Кассий тоже — и в той же степени — раздражал Брута. Главным образом потому, что все время твердил об одном и том же — о своем несостоявшемся походе в Египет.

— Я вот-вот должен был выступить, — хмуро повторял он. — Меня ждал Египет. А вместо этого ты всучил мне Родос. В результате только восемь тысяч талантов золота, когда Египет дал бы тысячу тысяч талантов! Но нет, не ходи туда, Кассий! Иди на север, ко мне, писал ты! Словно Антоний должен был вступить в Азию уже через рыночный интервал. И я поверил тебе!

— Я не говорил этого. Я сказал, что у нас появился шанс пойти на Рим! И теперь, после Родоса с Ликией, у нас достаточно на это денег, — холодно возразил Брут.

И так продолжалось и продолжалось, никто не хотел уступать. Частично это объяснялось непреходящей обеспокоенностью, частично разницей в их характерах, даже в их противоречивости. Брут осторожен и бережлив, но не реалист. Кассий — отчаянный и взрывной, но прагматик. Они стали свояками, но с той поры виделись мало. Да и Сервилия с Тертуллой всегда были рядом, чтобы, чуть что, тут же залить самовоспламеняющуюся смесь.

Не имея понятия, что лишь ухудшает эту и без того не лучшую из ситуаций, бедный Гемицилл периодически сообщал им о том, на какие премии в данный момент рассчитывают солдаты (а их запросы все возрастали), и сокрушался, что должен сделать очередной пересчет.


В конце июля в Сардах появился Марк Фавоний с просьбой разрешить ему присоединиться к освободителям. Убежав от проскрипций, он укрылся в Афинах, где и оставался, не зная, что делать. Когда у него кончились деньги, ему стало ясно, что единственное, на что он способен, — это снова бороться за дело Катона, за Республику. Пусть его любимый Катон уже четыре года как мертв, а у него самого нет семьи, достойной упоминания, но сын и зять Катона воюют.

Брут был рад видеть Фавония, Кассий — не очень, но его присутствие заставило обоих освободителей сделать вид, что между ними нет никаких разногласий. Пока Фавоний не застал их в разгар ужасной ссоры.

— Некоторые из твоих младших легатов ведут себя безобразно по отношению к жителям Сард, — сердился Брут. — Этому нет оправданий, Кассий, никаких оправданий! Кем они себя возомнили, грубо расталкивая мирных прохожих? По какому такому праву они вваливаются в таверны, глушат там дорогое вино и отказываются платить за него? Ты должен наказать их!

— И не подумаю, — ответил Кассий, скаля зубы. — Самоуверенным и неблагодарным аборигенам надо почаще показывать, кто есть кто.

— Когда мои легаты и офицеры так ведут себя, я их наказываю, и ты должен наказывать своих, — настаивал Брут.

— Засунь себе в задницу свои наказания! — взорвался Кассий.

Брут ахнул.

— Ты… ты типичный образчик Кассиев, Кассий! Все Кассии ослы, но ты — самый больший из них!

Замерший на пороге Фавоний решил, что пора ему что-то сделать, чтобы прервать этот скандал, но как только он сдвинулся с места, Кассий ударил Брута. Брут согнулся.

— Перестаньте, пожалуйста! Я прошу вас! Пожалуйста, о, пожалуйста, прекратите! — закудахтал Фавоний, нелепо размахивая руками.

А Кассий начал снова подступать к согнувшемуся пополам Бруту, причем с таким зверским видом, словно собирался прикончить его. Пытаясь помешать свершиться столь страшному злодеянию, Фавоний загородил Брута собой, намеренно или подсознательно, но в любом случае превосходно имитируя охваченную паникой курицу.

Или, по крайней мере, таким его увидел Кассий, и гнев его тут же угас. Он расхохотался, а пришедший в ужас Брут спрятался за стол.

— Вы переполошили весь дом! — крикнул Фавоний. — Как вы собираетесь командовать армиями, когда не можете контролировать и себя?

— Ты абсолютно прав, Фавоний, — согласился Кассий, вытирая выступившие от смеха слезы.

— Ты невыносим! — крикнул Кассию еще не успокоившийся Брут.

— Невыносим или нет, Брут, ты вынужден меня выносить. Как и я тебя тоже. Но лично мне кажется, что ты — трус, всегда готовый повернуться к опасности задом! Неудивительно, что мне иной раз хочется что-нибудь туда сунуть. Я ведь мужчина.

В ответ Брут бросился вон из комнаты.

Фавоний беспомощно смотрел на Кассия.

— Выше голову, Фавоний, он переживет это, — сказал Кассий, смачно хлопнув его по спине.

— Хорошо бы, Кассий, иначе ваше предприятие завершится, еще не начавшись. Весь город судачит о ваших раздорах.

— К счастью, старина, Сарды скоро заговорят о другом. Слава всем богам, мы готовы к маршу.


Большой поход освободителей начался в третий день секстилия. Армия двинулась к Геллеспонту, флот отплыл к острову Самофракия. От Лентула Спинтера пришло известие, что он будет ждать в Абидосе. Фракийский царь Раскуполид сообщил, что он нашел идеальное место для огромного лагеря — Меланский залив от него в дне пути.

Вовсе не Цезари, когда дело касалось проворства, Брут и Кассий задали своим легионам такой маршевый темп, что им понадобился целый месяц, чтобы покрыть расстояние в две сотни миль. Одна перевозка солдат через Геллеспонт заняла рыночный интервал. После чего они прошли по ущелью сквозь горы Херсонеса Фракийского и вышли к сказочно богатой, огромной долине реки Мелан, где разбили почти стационарный лагерь. Адмиралы Кассия оставили свои флагманы, чтобы принять участие в совещании, устроенном двумя командующими в небольшом городке под названием Афродисиада. Он тоже стоял на реке Мелан.

И там Гемицилл сделал свой последний подсчет, ибо именно там было решено раздать премии и пехоте, и флоту.

Хотя ни один легион войска освободителей не был полностью укомплектован, в каждом на круг выходило по четыре с половиной тысячи человек. Помимо девяноста тысяч римских пехотинцев, распределенных по девятнадцати легионам, под началом Брута с Кассием находились десять тысяч иноземных пехотинцев, приверженных римским орлам. Кавалерией они были тоже обеспечены: восемь тысяч римских галлов и германцев, пять тысяч галатийцев от царя Деиотара, пять тысяч каппадокийцев от нового царя Каппадокии Ариарата и четыре тысячи конных лучников от небольших царств и сатрапий, прижатых к Евфрату. В общей сложности сто тысяч солдат и двадцать четыре тысячи конников. Плюс пятьсот боевых кораблей и шестьсот транспортов, стоявших на якоре вокруг Самофракии, а также флот Мурка в шестьдесят боевых кораблей и флот Гнея Агенобарба в восемьдесят боевых кораблей. Все это в Адриатике возле Брундизия, но Мурк и Агенобарб решили участвовать в совещании лично.

Во времена Цезаря хватало двадцати миллионов сестерциев, чтобы всем обеспечить один полный легион. В обеспечение входили одежда, личное оружие и остальное вооружение, в том числе артиллерия, мулы, повозки, упряжки волов, инструменты и утварь для технического персонала, а также запас древесины, железа, огнеупорный кирпич, формы для литья, цемент и другие материалы, могущие понадобиться легиону на марше или при осаде. Еще двенадцать миллионов требовалось, чтобы поддерживать легион в боевом состоянии в течение года при дешевом зерне. Это еда, замена белья, жалованье и всяческие виды ремонта. Кавалерия обходилась дешевле, потому что большую часть конников присылали лояльные к Риму цари или старшие вожди. Они и оплачивали экипировку и содержание своих людей. Правда, Цезарь в один прекрасный момент отменил эту практику, после того как отказался от ненадежных эдуев и предпочел им германскую кавалерию, содержание которой финансировал сам.

Бруту и Кассию пришлось потратиться на создание и вооружение половины своих легионов. Восемь тысяч римских кавалеристов и четыре тысячи конных лучников стоили тоже немало. Таким образом, деньги, которые у них были до кампании против Родоса и Ликии, уже ушли. Деньги, полученные от Родоса и Ликии, тоже грозили в скором времени разойтись на эти премии и все прочее. Хотя с тем, что Лентул Спинтер выжал из Ликии после Брута и что собрали с городов и районов Востока, у них набиралось около полутора миллиарда сестерциев, но…

Но кроме легионеров и конников надо было платить еще кое-кому. Например, нестроевым солдатам и флоту, включая гребцов, матросов, хозяев кораблей, морских специалистов, технический и береговой персонал. Пятьдесят тысяч одних моряков и двадцать тысяч нестроевых пехотинцев.

Это правда, что Секст Помпей не требовал платы за поддержку на западе, где он контролировал все морские пути, но правда и то, что он снимал с освободителей хорошие денежки за зерно — по десять сестерциев за модий (с триумвиров — пятнадцать). На месяц солдату надо было пять модиев. Продавая Риму пшеницу, которую он отбирал у его же зерновых транспортов, и продавая пшеницу освободителям, Секст Помпей очень быстро и сказочно богател.


— Я подсчитал, — сказал Гемицилл на военном совете в Афродисиаде, — что мы можем уплатить римским рядовым по шесть тысяч каждому, по пятьдесят тысяч primipilus центурионам и в среднем, с градацией рангов, по двадцать тысяч прочим центурионам. Получится шестьсот миллионов для рядовых, сто пятьдесят миллионов для центурионов, семьдесят два миллиона для конников и двести пятьдесят миллионов на флот. То есть в сумме один миллиард, и нам остается что-то около четырехсот миллионов про запас и на текущие расходы.

— Как это у тебя получилось шестьсот миллионов для рядовых? — хмуро спросил Брут, производя в уме подсчеты.

— Нестроевым надо заплатить каждому по тысяче, и еще десяти тысячам иноземных солдат. Армии нужна вода на марше и всякая другая подмога. Ты же не хочешь, чтобы нестроевые отказались от выполнения своих обязанностей, Марк Брут? Они тоже свободные римские граждане, не забывай. Римские легионы рабов не используют, — с долей обиды сказал Гемицилл. — Я хорошо подсчитал, и я уверяю, что с учетом еще многих вещей, которые здесь не перечислены, мои цифры верны.

— Не придирайся, Брут, — устало сказал Кассий. — В конце концов, нас ждет награда. Рим.

— С пустой казной, — уныло напомнил Брут.

— Но если мы снова пройдемся по провинциям, она мигом наполнится, — сказал Гемицилл.

Он воровато оглянулся, чтобы лишний раз убедиться, что представителей Секста Помпея на совещании нет, и прокашлялся.

— Надеюсь, вы понимаете, что после разгрома Антония и Октавиана вам придется очистить море от Секста Помпея, который называет себя патриотом, но действует как настоящий пират. Дерет с патриотов втридорога за зерно, вот уж действительно патриот!

— Когда мы побьем Антония и Октавиана, к нам перейдут их военные деньги, — спокойно сказал Кассий.

— Какие военные деньги? — с печальным видом вопросил Брут. — Мы что, будем перетряхивать вещи легионеров в поисках этих денег? Наших легионеров, учти, поскольку они перейдут к нам.

— Именно об этом я собирался поговорить, — сказал неутомимый Гемицилл, снова прокашлявшись. — Я рекомендую, заплатив флоту и армии, занять у них эти деньги под десять процентов, как делал Цезарь. Тогда я смог бы пустить их в рост и кое-что заработать. Если деньги осядут у легионеров, мы останемся с тем, что у нас есть, а этого надолго не хватит.

— Кто может позволить себе заем под проценты в такой ужасной экономической ситуации? — мрачно спросил Брут.

— Во-первых, Деиотар. Во-вторых, Ариарат. Гиркан в Иудее. Десятки небольших сатрапий на Востоке. Несколько римских фирм, я знаю, ищут наличные. И если мы попросим пятнадцать процентов, кто будет знать о том, кроме нас? — хихикнул Гемицилл. — В конце концов, у нас не предвидится неприятностей с возвратом одолженных сумм. Как и со сбором процентов, когда главным кредитором является армия. Я также слышал, что у парфянского царя Орода проблемы с движением наличных. Он продал много ячменя Египту в прошлом году, хотя на его собственной земле тоже голод. Я думаю, можно считать его перспективным заемщиком, а?

Брут очень обрадовался, услышав все это.

— Гемицилл, это же замечательно! Тогда мы поговорим с представителями легионов и экипажей. Посмотрим, что они скажут. — Он вздохнул. — Я бы никогда не поверил, что война стоит так дорого. Неудивительно, что генералы так любят трофеи.


После этого Кассий принялся определять диспозиции.

— Главной базой для флота будет остров Фасос, — горячо сказал он. — Это недалеко от Халкидики, там может стоять любое количество кораблей.

— Мои разведчики, — спокойно сказал Авл Аллиен, зная, что Кассий уважает его, а Брут — не очень, как выходца из Пицена, — сообщают, что Антоний идет на восток по Эгнациевой дороге с некоторым количеством легионов, но их слишком мало. Ему надо накопить силы, чтобы вступить с нами в бой.

— А это, — самодовольно добавил Гней Агенобарб, — произойдет очень нескоро. Мы с Мурком заперли в Брундизии остальные его войска.

Странно, подумал Кассий, что сын пошел по стопам отца. Луцию Агенобарбу тоже нравилось море.

— Это хорошо, — похвалил он, подмигнув. — А что касается расположения нашего флота возле Фасоса, то попомните мои слова: скоро флот триумвиров попытается перекрыть наши пути снабжения и отобрать провизию для себя. Прошлогодняя засуха была довольно суровой, а в этом году зерна вообще нигде нет. Ни в Македонии, ни в Греции. Поэтому, я надеюсь, никаких сражений не будет. Если мы используем тактику Фабия, то уморим Антония голодом, а заодно и всех его приспешников.


предыдущая глава | Падение титана, или Октябрьский конь | XIV ФИЛИППЫ, ИЛИ ВСЕ ПОПОЛАМ Июнь — декабрь 42 г. до P. X