home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

– Гениально… – стонал старший координатор, пялясь в потолок пьяными от адреналинового шока глазами. – Гениально… А он с этими дурацкими амулетами носится!!

Чашка с чаем, забытая, остывала на столе. Черный маг уселся поперек кресла, закинув ноги едва ли не на спинку, и предавался эстетическим переживаниям. Кевинахари размышляла, не придется ли выводить его из транса чемто более крепким, чем заварка.

– То есть, твою науку он усвоил? – уточнила она.

– Рона, мне его учить не просто нечему, но еще и опасно – он жонглирует чужими проклятьями, как мячиками! Я даже не знал, что такое возможно.

– Наверное, он применил чтото из некромантической практики, – предположила эмпатка.

– А считается, что некроманты – тихая публика!

– Что ж, теперь ты обогатился новым знанием.

– Первуюто часть, со щитом, я понял, – отмахнулся Сатал, – но вот вторую простым умом не понять. Точно говорю – жучара этот Чарак, сын дракона! Немудрено, что он столько лет продержался.

– Полагаю, ваши отношения можно переводить на платную основу.

– Ась? – не понял Сатал.

– Оклад своему ученику назначь, – пояснила эмпатка.

– Думаешь, это его ободрит?

– Ну, уж точно не огорчит!

– Хорошо. Конечно, сотрудник без печати мага…

– Дан!

– Понял, понял. Фиг с ней, с печатью! Такого боевика надо держать при себе, и плевать на формальности. Аксель прочухает, что за кадр у меня появился, мигом переманит. Да и остальные… Следят, понимаешь, как коршуны «все твое – мое»!

Кевинахари украдкой вздохнула. Ну вот, теперь ей придется бороться с собственническими инстинктами черного мага. Что ни день, то – свежее.

В дверь осторожно постучали.

– Ну? – отозвался Сатал, не изволив сменить позу.

В кабинет вошел офицер связи, отдал честь и положил на стол опечатанный пакет.

– Свободен!

Офицер снова козырнул и испарился. Сатал вздохнул, спустил ноги на пол и распечатал конверт. Едва координатор начал читать, как всякие следы блаженного экстаза с его лица испарились.

– Вот как, – резюмировал он, толкая депешу в сторону эмпатки, – чегото подобного я и ожидал все время.

– Ойойой! – тревожно протянула Кевинахари, пробежав глазами текст. – Зачем же так? Кому это было надо?!

– Вот найдем и спросим, – мрачно посулился старший координатор.

В понедельник у консьержа снова лежала записка – Чарак… раскланивался. Вот так вот – хоп! – и «обстоятельства вынуждают». На прощание он советовал мне изучать литературу и ни в коем случае не практиковаться самостоятельно.

Странно. Некромант казался мне серьезным господином, не склонным срываться с места без серьезной причины, но в записке загадочные «обстоятельства» никак не пояснялись. Я пошел за разъяснениями – Сатала не оказалось на месте. Ни его, ни капитана Бера, ни, что удивительнее всего, Кевинахари, а никаких других ответственных лиц в управлении я не знал.

Может, он обиделся за вчерашнее (типа, за то, что я недооценил его способность отразить атаку) и Кевинахари его гденибудь утешает? А капитан Бер стоит на стреме… Тьфу, лезет же всякая дурь в голову! Я решил сделать вид, что их отношение меня ничуть не задевает. Можно подумать, мне без них заняться нечем!

Через три дня внезапная смена приоритетов стала понятнее – в прессу просочились слухи об очередном демарше Искусников, случившемся далековато от Редстона, но с менее благополучным исходом. Двое сектантов проникли в обслугу училища Отдела Устранения и подсыпали яд в пищу курсантов. Видать, у них не только Фокс разбирался в травках! Погибли двенадцать учащихся, трое из которых были черными. Чувство самосохранения требовало от прессы единодушно негодовать – не так уж много черных магов желало приносить присягу, и даже самый дикий шовинист понимал, что «чистильщики», при всех их недостатках, жизненно необходимы обществу.

– Как же так можно? – всхлипывала студенткабелая, для своих страданий в студенческом кафе упорно избиравшая мой столик. – Они ведь учились защищать людей!

Я в очередной раз пожал плечами. Откуда мне знать, чем руководствуются психопаты? Меня больше беспокоила собственная судьба. В четверг будет сдан последний зачет, на дипломе по алхимии уже красовались все требуемые подписи и печати, охранный амулет проходил испытание на моем мотоцикле, а что делать с магической практикой было попрежнему непонятно. Они что, забыли обо мне, что ли?

В четверг я снова пошел в управление. Сяду у дверей и буду сидеть, пока они не появятся! Только какого начальника выбрать: формального или фактического? Сатал может ответить на все вопросы (или проклясть насмерть), а Бер с большей вероятностью появится на месте. Я решил ждать капитана.

В управлении, скажем так, было пустовато. Откуда мне было знать, что Сатал поймал за хвост какогото безумно крутого Искусника и весь редстонский НЗАМИПС в полном составе третий день прочесывает юговосточные окраины? Лично мне показалось, что я спутал день недели или забыл о какомто празднике. И тут на лестницу передо мной выкатилась шумная компания в разномастных мундирах – жандармы, «надзоровцы» и даже какойто армейский чин. Все были сильно возбуждены, махали руками и отчаянно ругались.

Внезапно один из них заметил меня.

– Вот! Он!!! – завопил полицейский, тыча в меня пальцем.

Я прижался к стене и приготовился швырнуть в них боевым плетением. Живым не дамся!

– Он – ученик Сатала! – развил свою мысль несчастный.

Никому не надо было объяснять, какой именно маг может обучаться у старшего координатора. Люди резко замолчали и напряженно уставились на меня, с безопасного расстояния.

– Ээ… Это правда? – уточнил армейский чин.

– Что именно?

– Вы – маг?

– Да! – не стал я отрицать очевидного. Возможно, это их образумит.

Все возбужденно зашевелились.

– Пойдемте скорей! Нужна ваша помощь.

– Куда? – подозрительно переспросил я.

– В начальной школе Финклера взяли заложников, – прорвало жандарма, – а на месте ни одного чародея! Где их носит в такое время?!!

Ха, значит, не одного меня мучает этот вопрос! Я позволил им усадить себя в нетерпеливо завывающий мотором автомобиль. В конце концов, место, где захватили заложников, это такое место, где ктото из начальства появится обязательно. Если этот бардак закончится, Сатал ведь найдет минутку поговорить со мной, верно?

Начальная школа Финклера располагалась в дешевом пригороде на севере Редстона и представляла собой простое четырехэтажное здание, втиснутое в линию из таких же непритязательных кирпичных домов. У нее даже двора не было – полицейское оцепление устроилось прямо на тротуаре, а праздные зеваки наблюдали за действом из окон собственных квартир. Они мне так и запомнились: на подоконниках – ящики с ранними цветами, а над ними – любопытные физиономии.

Это ничего, главное – журналистов пока нет.

С первого взгляда стало ясно, причем тут НЗАМИПС: на дверях и окнах первого этажа висело красноватожелтое марево отвращающих заклятий.

– Защита местная или они поставили?

– Местная! – руководивший осадой полицейский едва ли не плевался. – А один из них – сторож!!!

Мило. Интересно, это – часть долговременного плана или экспромт? Да пофиг!

– Делай чтонибудь! – прорычал полицейский.

Представители власти очень нервно реагируют, когда против них оказывается задействована магия.

Я прислушался – внутри здания ритмично пели. Да, чтото делать надо быстро – происходящее слишком уж похоже на ритуал. Вот только лезть в модифицированный (это факт!) «сторожем» периметр мне совершенно не хотелось. Будем импровизировать.

– Вы понимаете, что у меня еще нет печати мага? – сказал я для того, чтобы выиграть минутку на размышление.

– …! …!! …!!!

Ну и лексикон у этих копов!

– Сам такой, – спокойно сообщил я и подошел ближе, чтобы изучить преграду.

По первоначальной задумке периметр должен был всего лишь сообщать сторожу о проникновении посторонних, но потом ктото (а конкретно – белый маг) поковырялся в структуре заклинания, и теперь оно могло поражать любое живое существо, которое к нему прикоснется, мощными болевыми импульсами.

Вот что бывает, когда экономят и пользуются трансмастером! Черный специалист сделал бы так, что систему невозможно было бы изменить.

– Нам надо войти!!! – не унимался полицейский.

– Иди или заткнись нафиг!

Собственно говоря, единственной проблемой этого периметра был размер и расположение (внутри здания) – для того, чтобы окружить его противозаклятием, мне потребовалось бы работать, пробиваясь сквозь стены соседних домов. Накрыть все здание мощным плетением, наплевав на здоровье находящихся внутри? Собрать в Круг десятьдвенадцать магов? Нетнет, должно было существовать более простое и изящное решение, например, отправить внутрь мертвеца. Но где его взять? Сомневаюсь, что ктото из полицейских столь самоотверженно относится к работе.

Впрочем, начальная школа – не банк Гугенцольгеров, и ключевой Знак, наверняка, расположен стандартно – недалеко от двери, в комнате охраны или около стола дежурного. Только руку протяни!

Мне нужна была мышь. Добыть ее оказалось легко, так как заклинания, отпугивающие грызунов, легко приспособить для того, чтобы их подманивать. Я отошел немного в сторону от галдящих и суетящихся людей (показав кулак сунувшемуся за мной жандарму), нашел отдушину, ведущую в подвал соседнего здания, и через минуту имел желаемое. Незаметно придушить добычу вообще было парой пустяков. Оставалось подыскать носитель для дезинтегрирующего заклинания.

Не дожидаясь возражений, я скрутил с мундира ближайшего копа медную пуговицу и заткнул в пасть трупа, а потом направил в крохотное тельце простейшее реанимирующее заклятье – двигательные функции и немного чувств, управлять мышью мне придется самому. Застукать на горячем меня не могли – анимированная тушка почти ничем не отличалась от настоящего зверька, а магов среди наблюдателей не было.

Мертвая мышь без проблем миновала периметр и просочилась в щель под входной дверью. Защита почти не мешала некромантическому плетению – оно было слишком тонким для нее, трудность представлял только на удивление странный (с человеческой точки зрения) способ передвижения. Труп со второго раза забрался на стол дежурного, не успевшие подсохнуть глазенки без труда разглядели выпуклый диск Знака. Одно прикосновение и литая медь рассыпалась порошком – просто и эффективно.

Марево над дверями погасло.

– За мной!

Не рассчитывая на грациозность копов, я погнал перед собой поглощающий звуки щит. Минус был в том, что мне тоже ничего не было слышно, зато наше появление превратилось для певунов в сюрприз. Я, не мешкая, шваркнул всех, стоявших вертикально, заранее подвешенным парализующим проклятьем, сидевших на полу детей даже не задело. Вот так и действует настоящий боевой маг! В смысле, быстро и не разбираясь. Большой актовый зал мгновенно наполнился сердитыми полицейскими. Я крутил головой в поисках какойнибудь магии, но, что бы ни собирались учинить захватчики, времени им не хватило. Впрочем, не факт.

– Дети, поднимаемся, строимся парами и – на выход! Капрал, обеспечьте!

Полицейские на время отвлеклись от арестованных и занялись детьми. Это были, в основном, мальчики лет одиннадцатидвенадцати, кажется, хористы. Надеюсь, они не занимались здесь спевкой, а я не парализовал на их глазах любимую учительницу музыки – у детей будет нервное потрясение на всю оставшуюся жизнь. Хорошо еще, белых среди них нет.

Пока детей выводили на улицу, я прошелся по залу и нашел пяток Знаков, применения которых в данной конкретной ситуации не видел (чтото из стихии огня). Ну и фиг с ними, пусть эксперты разбираются! Почему за все управление должен работать один бедный студент? На улице обнаружилось, что к месту действия начинают прибывать журналисты, а никого из руководства попрежнему нет. Пора линять отсюда, пока ктонибудь из свидетелей не ткнул в меня пальцем.

Но я решил немного задержаться – посмотреть на пленных и насладиться своим триумфом. Из здания начали выводить арестованных, немного прочухавшихся после моего проклятья, накачанных блокиратором до ушей и упакованных по первому классу. Пятеро шли спокойно и выглядели немного удивленными, шестая – тощая девица с макияжем под лесную диву – сыпала такими ругательствами, что бывалые жандармы краснели и отворачивались. Тут она заметила меня и мгновенно вычислила причину своей головной боли (умная девочка!).

– Что б ты издох, проклятый выродок! Вам нас не одолеть!!! Пусть земля горит у вас под ногами! Пусть крысы жрут ваших детей! Что б вы захлебнулись в своих вонючих испражнениях, а говенная волна накрыла вас с головой!!

Я представил себе Сатала в описанном ей положении и ностальгически вздохнул.

Какая прелесть! А сколько экспрессии. Что может усладить слух черного лучше, чем бессильные проклятья врагов? Пока я умилялся, коп пару раз двинул девицу кулаком в ребра.

– Осторожнее, – пожурил я его, – она, всетаки, белая.

Мои слова, почемуто, шокировали обоих, и дальше они пошли в дивной гармонии, без воплей и сопротивления.

И что характерно – никто из руководства у школы так и не появился. Беспредел!

– Скажи, ты специально чтото делаешь, чтобы попадать в такие ситуации? – допытывался у меня Сатал.

Я отчаянно помотал головой, отрицая возмутительное обвинение.

Низкое вечернее солнце пронизывало шторы, а ветерок из распахнутого окна теребил материю, позвякивая кольцами креплений. Все заинтересованные лица сидели в кабинете старшего координатора, и пили чай из запасов Кевинахари (интересно, откуда она берет его в таких количествах?). Капитан Бер выглядел измотанным, эмпатка – чрезвычайно довольной собой, а Фатун так, словно он только что спер чашку и теперь наслаждается краденым. Сатал выпил свой напиток залпом и теперь расхаживал по кабинету, напоминая большого важного ворона. Наверное, у него были свои способы бороться с напряжением.

– А что они собирались делать? – полюбопытствовал я. – Там ведь не было ни одного ребенка с Источником.

– Ритуал «огненного очищения», – пробормотал капитан, зыркнув на Сатала едва ли не с ненавистью. От хваленой невозмутимости Паровоза остались крохи.

– Я не мог снять с оцепления целую бригаду! – ощетинился координатор. – Они бы точно прорвались. В итоге, жертв оказалось бы еще больше!

– Не надо ссориться, – благодушно пропела Кевинахари, – давайте лучше праздновать успех!

Капитан уткнулся в чашку, а я порадовался, что не смог найти никого из начальников днем. Вот ужо они бы на мне оттянулись! Но – к делу:

– А у меня наставник кудато слинял, – обиженно сообщил я.

– Знаю, – буркнул Сатал, – на него готовил покушение тот перец, которого мы сегодня скрутили. Посвященный! – глаза координатора лихорадочно блестели. – Взятый с оружием, оказавший сопротивление «надзору». Молодой и – без «ключа» на сердце. Емуто я смогу развязать язык!

Угу. Например, тем амулетом, что бьет ниже пояса.

– А как же моя практика? Будем считать, что я справился?

Сатал мгновенно пришел в себя:

– Что значит «справился», если ты еще не приступал?

Тьфу, какой зануда!

– И когда я смогу к ней приступить, сэр? Времени не так уж много.

– Ты же, вроде, учишься еще две недели.

Не думал, что он в курсе.

– Последний зачет был сегодня утром, дальше – только консультации. А у меня работа уже готова, нужно только подписать, – осторожно намекнул я.

Старший координатор насмешливо фыркнул:

– Оставь, я почитаю! А сам собирайся, в воскресенье поедешь.

– Куда?

– Куда старшие товарищи направят, а пока – в столицу. Хотел быстрей? Будет тебе быстрей.

Ну, точно, беспредел! Эмпатка ободряюще улыбнулась, капитан покосился сочувственно, а Фатун оскалился и подмигнул. Я молча опрокинул в себя остатки чая. Просто невероятно, на что приходится идти черному магу ради достижения своих целей!


Глава 5 | Алхимик с боевым дипломом | Глава 7