home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

К концу дня я понял, что чиновники фонда Роланда сознательно не сообщили моим нанимателям, что к ним едет черный маг – просто побоялись, что такой подарок нафиг никому не нужен. Сколько проблем это создает для меня, им было без разницы.

Начнем с того, что стипендиату полагалось бесплатное жилье, но сходу в него вселиться у меня не получилось. Одного взгляда на носящихся по двору детей было достаточно, чтобы понять – это место мне категорически не подходит. Я – черный, мне для отдыха нужна не дружеская компания, а одиночество и отсутствие посторонних глаз, что и было сказано моим сопровождающим в предельно доступных выражениях.

– Но, что же мы скажем матушке Тирлен?! – забеспокоился белый, взявшийся помогать водителю с разгрузкой.

– Скажем, что мой пес не умеет играть с детьми.

– Гав! – возразил Макс из кузова, но его мнение в расчет принимать не стали.

В поселок Верхний Вал мы возвращались ближе к вечеру, и я сильно подозревал, что ночевать буду в сарае. Около управы нашего возвращения терпеливо дожидался мистер Брайен, ехидных замечаний он себе не позволил. Вот что значит – профессионал!

– Мне показалось, что у матушки Тирлен вам не понравится. Если позволите, я хотел бы предложить альтернативу.

Естественно, мы позволили (особенно – Квайфер, который, повидимому, запасных вариантов не имел). Уже в сумерках колонна заехала во двор крупного хозяйства – дом, большой сарай и водокачка, людей поблизости видно не было.

– Это же дом удавленника! – испугано выдохнул белый.

– Мне показалось, что боевому магу призраки не помешают, – сдержано отозвался мистер Брайен.

– Потому что их здесь нет, – профессионально прищурился я. – А что за история?

– Расскажу чуть позже. Ключи! – он вытянул из бардачка тяжелую связку.

Ребята Квайфера перетаскали мои вещи на крыльцо и уехали, а окружной шеф задержался. Было бы глупо предположить, что он заботится обо мне просто так.

– Выпьем? – наконец, решился мистер Брайен. – У нас варят неплохое пиво.

– Согласен!

Он вынул изпод сиденья два больших кувшина, наверное, возил их там весь день, но погода стояла прохладная, и за сохранность продукта можно было не опасаться. Мы устроились на кухне, наскоро протерев пыль и разогнав пауков (дом удавленника был близок к тому, чтобы стать «брошенным строением»).

– Колитесь, мистер Брайен, что вам надо? Ни за что не поверю, что черный маг интересует вас просто так.

Он поджал губы (не иначе – сторонник политкорректности).

– Видите ли, один знакомый из регионального офиса намекнул мне, что в наш район приедет… ээ…

Я понял, что он пытается выговорить слово «некромант».

– Специалист по ретроспективной анимации.

– Да, да, вот именно! – облегченно вздохнул Брайен. – Полагаю, это вы?

– А зачем вам это?

Он стиснул челюсти – комуто не повезло крепко разозлить мужика.

– Суть в том, что на границе округов Вендел и Суэссон происходят убийства. Весной было найдено восемь трупов, но это только потому, что захоронения производились кучно, сколько жертв на самом деле, мы не знаем. Все убитые – дети до двенадцати лет.

– Черные?

Он поморщился.

– На такой стадии разложения сказать невозможно. Шестеро мальчиков и две девочки, убиты не позднее, чем пять лет назад. Мы до сих пор не можем их идентифицировать – нет заявлений о пропаже, по крайней мере, в нашем регионе. Жертв может быть гораздо больше, и – никаких зацепок относительно того, кто это сделал. И тут я подумал, что возможно… ээ…

– … ретроспективная анимация поможет идентифицировать убийцу?

– Да, именно так!

– Вы в курсе, что я работаю по четырехлетнему контракту из расчета восемь часов в месяц? Значит, теперь в курсе. Только учтите, никаких допросов ходячих трупов не будет – для этого нужен другой ритуал. Я могу завладеть памятью покойных, выборочно. Скажем, видеть и слышать то же, что и они. Вас это устроит?

Чтото подобное я уже проделывал пару раз под руководством Чарака. Повидимому, именно это являлось основной обязанностью экспертов криминалистического отдела, большинство из которых в построении Круга не могло участвовать даже теоретически. Подобная манипуляция считалась относительно безопасной – личность заклинателя легко подавляла видения из чужой жизни.

– Что угодно, – вздохнул мистер Брайен, – если это поможет найти мерзавцев.

– А штатного некроманта пригласить не хотите?

Шеф дернулся – ну, не нравилось ему называть вещи своими именами.

– С этим надо ждать до полугода. В таком деле промедление недопустимо!

Как ни странно, но я мог его понять. Черные спокойно относятся к смерти, чужой и своей, но мысль о том, что ктото систематически лишает жизни малышей возраста Лючика, была мне неприятна.

– Завтра я договорюсь о своих обязанностях, а вечерком – подъезжайте. Кстати, что там с удавленником?

– Да ерунда! Человек один приезжал сюда отдыхать, из столицы, археологлюбитель, полгода назад он ни с того, ни с сего повесился. Чистое самоубийство, но местные напридумывали себе неизвестно что, и теперь тут никто не желает жить. А зря – добротное хозяйство.

Уже лежа в кровати, застеленной свежими простынями (шеф был предусмотрителен) я размышлял, почему в детстве жизнь казалась такой простой, а сейчас – что ни день, то свежее. Или она всегда такой была, просто мне удавалось существовать как бы в другой плоскости бытия? Фиг поймешь. Шорох осторожно проверял, чем я без него целый день занимался (после происшедшего в Арангене уродец уверился, что за мной нужно постоянно приглядывать). Пришлось привычно шугануть назойливую тварь – мы еще за Сатала не посчитались! А в принципе, все не так уж плохо: работа есть, комфорт уже обеспечен, осталось зачистить местность от детоубийц и вообще наступит рай на земле. Хорошо!

Первым, что я понял на новой работе: алхимический надзор – кормушка, придуманная для того, чтобы удержать болееменее приличных алхимиков в такой глуши. А то, что округ Суэссон – отстойная глушь, мне твердо заявили трое из пяти здесь работающих (как и я – не местные).

– Не правда! – возразил я. – Не хуже чем у нас, в Краухарде. И климат мягче.

На меня посмотрели с состраданием.

Сама по себе наша контора монтажом или ремонтом чего бы то ни было не занималась. Алхимическому надзору полагалось писать цидульки – справки о степени износа основных средств, рекомендации по внедрению нового оборудования, экспертные заключения о причинах аварийных ситуаций – для чего в штате состояли юрист и машинистка. Умные бумажки требовались населению не так уж часто, и все остальное время государственные алхимики халтурили на стороне (как я и предполагал).

– Ты не думай, парень, народ у нас не дикий, – втолковывал старший инспектор. – Мы просто живем далеко, новинки до нас не сразу доходят.

Но тонкий ручеек нововведений всетаки достиг Суэссона и боссу Квайферу, жопой чувствовавшему важные веяния, срочно потребовался человек, разбирающийся в современном положении дел. Теперь по умолчанию предполагалось, что курировать новинки придется мне.

И из всего немыслимого богатства выбора первым таким устройством оказался закупленный местными фермерами в складчину новейший трубчатый газогенератор. Вы не представляете, с каким чувством я смотрел на эту конструкцию! (Это проклятье, они меня преследуют, надо бежать) Ситуацию усугубляло то, что доморощенный трест сэкономил на монтажниках, так что мне досталось вся тошнотворная рутина, которой обычно занимался Карл. Нет, я справился, но на то, чтобы устранить уже допущенные ошибки в сборке и соединениях, ушел почти месяц.

Зато по окончании работ все местные называли меня мастер (!) Тангор. Насколько я понял, умелому алхимику здесь могли простить все, даже вредный черномагических характер.

А вот с задачей шефа Брайена у меня прогресса не было.

Соответствующий ритуал мы провели почти сразу, особой замысловатостью он не отличался: потискав немного в руках рассеченный наискось череп, я впал в транс на два часа, а потом еще час приводил мысли в порядок.

– Ну, как? – с надеждой поинтересовался мистер Брайен (у него было звание – капитан – но оно к нему никак не приставало).

– Да хреновато, – резюмировал я, – перед смертью ребенка чемто опоили, поэтому своих убийц он не видел.

– Наши эксперты чтото такое говорили, – припомнил он, – у них сложилось впечатление, что проводился какойто ритуал, но в белой магии нет заклинаний, предусматривающих смерть обычных людей, даже в запретной ее части.

То, что касалось запретных, смертных заклинаний – это Брайен должен был знать лучше меня.

– Ну, а черной магией здесь не пахнет, гарантирую. Дальше. Мальчик был слабоумным, поэтому ни своего имени, ни места жительства не знал. Но коечего они не предусмотрели, – я взял приготовленные листы бумаги и вывел на них череду знаков. – Вот это было написано на воротах приюта, где он жил. Скорее всего, забрали его оттуда вполне официально.

– «Ореховая роща»?

– Сразу скажу: понятия не имею, где это. В качестве наводки – в той местности случался снег, но шел он редко, а когда таял, оставлял черные разводы. Может, там завод недалеко, а может – у котельной труба короткая.

– Будем искать…

– Флаг в руки. Опознать воспитателей я смогу, если память дурачка сойдет за доказательство.

– Это все равно ребенок!

– Знаю, но рассказать о себе он не может почти ничего.

Последующие семь ритуалов, проводившиеся строго через предписанный традицией интервал, показали, что все жертвы имели те или иные дефекты, затрудняющие опознание их личности и места жительства. Складывалось впечатление, что преступники принимали в расчет возможность вмешательства некроманта (о которых, теоретически, общество ничего не знало), и позаботились, чтобы работа экспертов криминального отдела была до предела затруднена. Лишь двое детей были действительно похищены (с моей точки зрения) остальных выкупили у родителей или усыновили. Особенно мне запомнилась слепая девочка, с самого начала заподозрившая новых «опекунов» в дурных намерениях, но не имевшая возможности ни убежать, ни сопротивляться. Обладая удивительно тонким слухом, она различила название места, куда ее везли – «Ундегар». Слово пугало, в ее странном сознании оно отождествлялось с огромным холодным пространством, но в реальности оказалось узкими щелями древних выработок, расположенными на юге Суэссона.

– Придется все там обыскать, – мрачно сообщил Брайен, – тоннели тянутся под землей на многие километры, пес знает, что там еще может обнаружиться.

Я серьезно рассматривал возможность привлечь к дознанию Шороха, но у развратного монстра существовали проблемы с конкретикой. Допустим, он сумеет отождествить умерших детей с найденными скелетами (что уже требует умственного усилия), но в бездне его странной памяти события пяти и пяти тысяч лет назад были равноценны, для того, чтобы извлечь из потока нечеловеческого сознания чтото путное, нужны дополнительные ключи.

И я доверил расследование чутким рукам мистера Брайена, взяв с него обещание держать меня в курсе дел.

Тем более что свободного времени становилось все меньше – мой алхимический бизнес, наконец, «пошел». Немудрено, ведь я разъезжал везде верхом на своей рекламе!

В Суэссоне мопеды не любили по объективным причинам – человек, приехавший кудато на мотоцикле и чистым, вызывал нездоровый интерес. Не удивительно, что первым в моей новой практике стал заказ на уникальный амулет, отвращающий грязь от ветрового стекла.

– Так ведь дорого, нуждается в зарядке! Да и дворники для этого есть…

– Ты мне о дворниках не заикайся! – зловеще посоветовал клиент. – Сделаешь или нет?

Естественно, я сделал, хотя и удивлялся. Но удивление продержалось до первого зимнего дождя, продолжавшегося без перерыва три дня и превратившего весь Суэссон (по крайней мере, все его дороги) в бесконечные потоки жидкой грязи. Даа, в Краухарде такого не увидишь – горы у нас. Теперь я везде таскал с собой лишнюю канистру масла – рассекатели жрали его едва ли не больше, чем двигатель.

– Почва у нас мелкая, – заступался за родной край один из клиентов, – вот и развозит!

– А дорогу приподнять не судьба?

– Да кому это надо!

Нормальная дорога в Суэссоне была только одна (я специально ездил, чтобы убедиться в ее существовании) и происхождение имела легендарное – ее строили еще при королях. Широкая насыпь коегде возвышалась над равниной на два метра, имела хорошо продуманную систему дренажа и водоотвода, благодаря чему просуществовала без ремонта до наших дней. Второй раз начинать такое титаническое строительство жители не собирались.

И все ездили по уши в грязи… Пока количество застрявших намертво не превышало одного – двух за сезон, ожидать изменений не приходилось.

Жизнь этого края потихоньку становилась и моей. Я узнавал правильные маршруты во всякие важные места, имена нужных людей и некоторые местные обычаи, соблюдение которых здорово облегчало жизнь. Время шло. Получив от Лючика подробнейший письменный отчет о проведенных им зимних каникулах, я поймал себя на том, достаточно давно не видел мистера Брайена и ни разу не интересовался, как продвигается его расследование. Образ шефа НЗАМИПС вызывал воспоминания пусть о частичной, но неудаче, и активно вытеснялся из памяти. (Для черных такое нормально, в этом наша сила и наша слабость: мы не изводим себя душевными терзаниями и кошмарами по ночам, зато и сосредоточиться на мучительном переживании не можем.)

Это тривиальное по сути наблюдение вызвало настоящий шок. Чтобы какаято безликая стихия (даже не Шорох) решала, что для меня важно, а что – нет? Не бывать такому! Я полночи ворочался без сна, а потом нашел гениальное в своем идиотизме решение – решил завести дневник. Нет, никаких отчетов перед невидимым другом, которыми так любят заниматься белые – мне был больше по душе классический исследовательский проект, с перечнем задач, списком мероприятий и промежуточными отчетами. Купил под это дело шикарный блокнот в кожаном переплете. Шифровать записи не стал (лень), вместо этого навесил на книжку четыре штуки разнообразных испепеляющих проклятий и Бриллиантовую Руну. Теперь, в случае неуместного любопытства, блокнот мгновенно сгорал негасимым пламенем, а вернуть его изпод действия Руны мог только хорошо образованный черный маг.

Мой визит вызвал у мистера Брайена легкое удивление.

– Боевые маги обычно… ээ…

– Имеют избирательную память?

– Вроде того.

Впрочем, перестроился шеф быстро. Как оказалось, троих детей уже смогли опознать, но поимку преступников это не приблизило – документы, которые предъявляли самозваные опекуны, были ловко подделаны.

– И никто не проверил?!

– В сиротских приютах и не такое случается. Насколько я понимаю, там рады были избавиться от калек до беспамятства.

– А в Ундегаре?

– Ничего конкретного. Место безлюдное, инструментальным контролем просматривается слабо. Глухо, проще говоря.

Вот так, стоит ненадолго пустить дела на самотек, как все замирает. Убийцы, небось, над этим гореследствием ржут как кони. Уже, небось, и детишек новых присмотрели…

– Надо мне туда съездить, может, что в памяти шевельнется.

Не в моей, естественно.

Мистер Брайен вызвался прокатить меня до места (ему легко, на казенномто масле). В сторону Вендела мне ездить еще не приходилось, и я с интересом рассматривал местность, почемуто названную безлюдной. Дороги здесь были вполне наезженными, а между холмами просматривались следы какихто масштабных земляных работ. Новые рудники? Мне казалось, что все стоящее здесь выбрали, когда Ингерника еще на картах не значилась.

– Водохранилища, – пояснил Брайен, – для полива хлопчатника. Ребята с южного побережья хотят разводить его у нас.

Я сделал в дневнике пометку познакомиться с предприимчивыми дельцами – если у них получится, мужики озолотятся. (Да, я стал читать «Деловые ведомости», там много писали про бум технических культур).

– Это у вас что, рабочие записи? Интересный способ концентрации внимания!

Он еще и дразнится! Подозрение на то, что у меня чтото не в порядке то ли с памятью, то ли со вниманием, надо было давить в зародыше.

– Нет, это черномагический метод вычисления преступников, по звездам, – меня понесло, – помогает определить координаты разыскиваемых относительно Мировой Оси.

– Вы думаете, что она существует? – Брайен оказался теоретически подкованным.

– Гарантирую!

К счастью, уточнять местоположение загадочного артефакта шеф не стал.

Мы совершили экскурсию по заброшенным в далекой древности рудникам, полюбовались на жерла шахт (издалека, там все было так усажено отвращающими знаками, что подойти ближе решился бы только самоубийца) и совершили круг почета вокруг титанического террикона, насыпанного неизвестными проходчиками до немыслимой высоты (подумать только, что целая гора не просто результат человеческих трудов, но еще и побочный результат!). Магам местного управления я верил, если они не нашли следов убийства, значит, их здесь нет. Вопрос – почему их нет, если они должны быть обязательно?

– Слушай, а эти водохранилища, их когда копали?

– Полагаете, южане могут быть в чемто замешаны?

– Не то! Я вот то думаю: если грунт вокруг места ритуала изъять и разбросать по местности, остаточную ауру ведь не удастся определить?

Взгляд мистера Брайена приобрел хищную сосредоточенность.

– Мы это проверим!

Ну а пока делать в Ундегаре нам было нечего. Ссылаясь на черномагические нужды, я набрал в отвалах кусочки разнообразных пород – они пошли в исполнение второго пункта в списке моих планов. Пора было отослать весточку Полаку.


Глава 26 | Алхимик с боевым дипломом | Глава 28