home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Вторая реинкарнация Биокина состоялась.

Признаюсь, до встречи с Гийомом я колебался – не хотелось оказаться персонажем книжки про безумного алхимика, решившего осчастливить человечество конструкцией из медных котелков и пропеллеров, собранной в дровяном сарае. Но, если уж белый маг сумел овладеть некромантией, то черному решить проблемы дурацких бактерий – раз плюнуть. Ради великого дела пришлось купить дом удавленника целиком, благо запросили за него сущие гроши – после трех смертей там согласился бы жить только сумасшедший (ну, или черный маг).

Кстати, половицы в гостиной я менял сам, в смысле – с молотком в руках, плотники к ним даже прикасаться не хотели, хорошо, хоть материал согласились привезти. Интересно, что скажет Йохан, когда узнает о причинах ремонта?

Вместе с моими компаньонами по новому проекту в Суэссон прикатил Четвертушка.

– Тыто чего сюда приперся? Ты же, вроде, автомобилями заняться хотел.

Вид здешних грузовиков способен был вызвать у приличного алхимика инфаркт.

– Не пошло, – дернул плечом Рон и понизил голос, – ты только никому не говори, хорошо? Помнишь, я с родичами поругался?

– Ну и?

– Мне друзья недавно шепнули, что мамаша хочет меня умалишенным объявить.

Я оглядел Четвертушку на предмет признаков безумия (волосы причесаны, слюни не текут, взгляд – умеренно нахальный).

– Да ну, ерунда какая! Ты дядьке своему сказал?

– Сказал. Он посоветовал мне исчезнуть на время. У моей маман специфические знакомства среди целителей, так что, может и получиться. Потом всю жизнь буду доказывать, что не псих.

– Мда, – оказывается, мои родственники – еще не самый худший вариант. – Но место ты все равно выбрал неудачное.

– Боишься конкуренции? – прищурился Рон.

– Ни разу! У меня тут уже репутация, клиенты.

– Нуну. За патент не беспокойся – я все сделал. Кстати, камуфляжем военные интересуются.

С приездом новых обитателей, большой дом сразу стал шумным и тесным. Первые три дня путешественники просто приходили в себя и делились со мной (!) впечатлениями от поездки. Я им что, эмпатисповедник? Четвертушка прикалывался над обилием пересадок (к слову, мне пришлось делать на одну больше), Полак возмущался отсутствием сервиса (он просто никогда не возил в багаже мотоцикл). Что до Йохана, то его повергли в шок сложные перемещения, я даже не уверен, что при необходимости он смог бы найти дорогу назад. Белый притащил с собой кучу бидонов и аквариумов и до сих пор не осознавал своего счастья – ничто не потырили и не разбили.

А по вечерам Полак слушал музыку на моем граммофоне.

Вот когда я пожалел, что затянул с доставкой оборудования! Отправил бы всех в сарай, трудиться во благо, и дело с концом. Одна опись и распаковка такого количества барахла заняла бы неделю! Но деньги снова приходилось экономить и отказаться от халявы я не смог (тут сказалось мое знакомство с хлопководами – они заказали для себя целый состав, и у них оставалось свободное место), за что расплачивался теперь собственной кровью. Ничего, еще пара дней, все займутся делом и отцепятся, наконец, от меня.

Шли дни, новый проект набирал обороты, да и география моих поездок по Суэссону сильно расширилась. За хлопотами причина замены половиц в гостиной както забылась. В Редстоне я успел привыкнуть к тому, что мои начальники не ограничены в проявлении власти и, при необходимости, способны списать все. Это было ошибкой.

Возвращение к реальности было жестким – ко мне приехал Лемар (помощник Брайена, замещавший отсутствующего шефа) и притащил с собой старшего «чистильщика» с полным набором боевых амулетов.

– Полковник Райк хочет с вами поговорить! – прочирикал подлый тип и бодро ускакал к своему автомобилю, очевидно, не желая присутствовать при разговоре боевых магов.

Я пытался осознать серьезность своих новых проблем (черные просто так друг к другу в гости не ходят).

– Зайдем в дом? – предложил полковник.

Держался он както слишком спокойно (это мне не нравилось) и взгляд для «чистильщика» у него был слишком умный (не к добру). Я сразу провел его в гостиную (чего кота за хвост тянуть?), взгляд, вскользь брошенный туда, где еще виднелось пятно от отсутствующего шкафа, сказал мне о причине визита все – Брайен раскололся. А мне казалось, что шеф умеет держать язык за зубами! Впрочем, общение с Шорохом меняет человека (по себе знаю), а тут еще карантин… Осталось понять, почему Райк не привел с собой группу захвата.

– Знаете новости? – равнодушным тоном поинтересовался незваный гость.

Руки полковник держал за спиной, и хвататься за Источник, вроде бы, не спешил.

– Какие?

– Большие боссы хотят устроить в нашем округе охоту на Искусников, тех самых, о которых ваш покойный друг успел доложить прессе.

Меня передернуло. Про «друга» он, конечно, издевается, но ведь и не прикопаешься ни к чему!

– Ну, и?

– И мне не нужна под боком банда придурков, пытающихся найти кошку там, где ее нет.

– А я тут причем?

– Притом, что первым делом я отправлю запрос о причинах вашего иммунитета к Шороху и особенностях поведения этой твари.

Он мог не продолжать. Первым Искусником, которого найдет озверевшая от отсутствия улик команда, буду я, и плевали они на особенности Источника. Пауза затягивалась.

– Это была самооборона!

– Раньше за такую «самооборону» на костре жгли, – жестко оборвал Райк, – считалось, что черный маг, вкусивший крови, не способен остановиться.

Учитывая особенности нашей натуры, такой подход имел под собой основания. Но не сейчас, не со мной! Я пальцем бы не тронул этого придурка, если бы он не покусился на мой дом (МОЙ дом!). Неужели, всетаки, Каштадар? Бегать по Краухарду с обвинением в убийстве – дело дохлое, у нас маньяков не любят.

– Короче, – продолжил Райк, не дождавшись возражений, – Брайен видит только один выход – заставить покровителей Гийома замять это дело. Ваши с Ганом показания тут не помогут: ты – заинтересованное лицо, он – временно недееспособный. Аура в конференцзале совпадает с отпечатком на костях, но этого мало, нужны материальные улики. И ты поможешь их добыть.

– Как это?

– С твоих слов, трупов должно быть десять. Есть мнение, что два ритуала они провели прямо в шахте.

В шахте. На месте гибели сотен людей, в абсолютной темноте, которая не рассеивалась тысячелетиями. В аду.

– Я туда не полезу!

– Полезешь, – усмехнулся «чистильщик», – ту челюсть Гийом кудато заныкал, подтвердить твой отчет некому. Ты поможешь нам найти место, где лежал труп.

Я мгновенно понял ход его мысли и возмутился.

– Это был не Магический Круг, а частичный ритуал анимации! Ориентироваться под землей я не смогу, все, что у меня есть – визуальные образы последних дней. Картинки!

– Место смерти узнать сможешь? – прищурился Райк.

Я сосредоточился, копаясь в обрывках чужой памяти. Где же это было? Какаято боковая выработка, в которой изнывающий от жажды и недосыпания человек наскочил на стремительно созревающих гоулов. Покойный и сам едва понимал, где находится.

– Это глупая идея.

– Других нет. Сдавать тебя Брайен не хочет, а мне тут не нужна охота на колдунов – половина спецов тут же снимется с места.

И мне приключения ни к чему – я толькотолько недвижимость приобрел, все деньги в нее вбухал.

– Хорошо. Только… это…

Как мне выговорить «не умею» и не потерять при этом достоинства?

– Все будет организовано профессионально! – гордо вскинулся полковник и, не прощаясь, зашагал к двери.

Гад! И Брайен тоже сволочь. Нашли, понимаешь, крайнего! Что еще раз доказывает, что от НЗАМИПС одни неприятности.

– Проблемы? – в дверях стоял обеспокоенный Четвертушка.

Сказать ему, что я снова оказался в дураках? Ни за всю жизнь!

– Нет, помощи просят, – в конце концов, это почти так. – Что б ты был в курсе: я теперь в «надзоре» на полставки.

Четвертушка дернул бровью.

– Ты же, вроде, на них работать не хотел?

– И сейчас не хочу, но вынужден отдавать долг родине.

Врагу не пожелаешь такого кредитора. Я плюнул в сердцах и поехал на Узловую: на днях должны были доставить заказанные мной вещи, нужно было устроить так, чтобы для доставки их на ферму не нужно было мое присутствие.

В группу функционального проектирования объектных стратегий (она же – отдел по борьбе с теологической угрозой), подбирали сотрудников одиноких и, по возможности, имеющих личные счеты с основными фигурантами проекта. Это было не сложно – слишком многие помнили последнюю попытку осчастливить мир любой ценой, время еще не успело закрыть счета и успокоить страсти. Численность группы никогда не превышала двадцати пяти человек, в случае необходимости, бессменный командир имел право привлекать к работам любое количество сотрудников министерства, но делал это, как правило, в темную. Проколов у группы до сих пор не было, впрочем, активных боевых действий – тоже.

В окружении людей, знавших его полтора десятка лет, Ларкес не считал нужным притворяться, свои эмоции первый помощник министра выражал, как и привык – жестами. Здесь его странности знали и понимали.

Ритмичное постукиванье ладонью о стол (нетерпение и решительность).

– Господа, – а голос безжизнен и невыразителен, – ситуация сдвинулась с мертвой точки. Все изучили материалы заседания? Мистер Генивер, прошу.

На выездном совещании в пригороде Редстона собралось семеро сотрудников, имеющих высший уровень допуска – белый, два черных и четверо обычных людей. Сейчас слово взял сухенький старичок, в гражданском прошлом – знаменитый финансист. Отточенный интеллект и инстинкты хищника позволили ему пережить интерес секты, но его сын навсегда оказался заперт в стенах элитной лечебницы для душевнобольных. Жена мистера Генивера до сих пор три раза в неделю навещала там своего «солнечного мальчика» с тихим упорством надеясь на чудо.

– Анализ показывает наличие четырех объектов, демонстрирующих системные отклонения в поведении. Прошу лист первый! Мы имеем: осведомленность за пределами своей компетенции, удачные разрешения заведомо проигрышных ситуаций, репутацию, не соответствующую психологическому профилю, и целенаправленный интерес. Все – демонстрируемое регулярно, за пределами статистической погрешности.

Приглашенные внимательно изучали досье на подозреваемых – факты, которые ни один суд не признал бы уликами.

– Возможно, черного стоит исключить?

– Нет, – пальцы подрагивают в воздухе (Ларкес задумался), – они продемонстрировали готовность использовать в своем деле боевых магов. Обратите внимание на лист три! В зоне ответственности объекта диагностирована деформация заклинаний контроля.

– Не стоит ли конкретней обозначить район?..

– Это может привлечь внимание.

– Четыре точки – не так уж много, сил хватит.

– Господа! – пальцы обращены на себя и чуть вверх (Ларкес был воодушевлен и взволнован). – Предлагаю считать переход ко второй стадии проекта состоявшимся.


Глава 29 | Алхимик с боевым дипломом | Глава 31