home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

Вместе с моими компаньонами в доме удавленника появился кот, серая длинноногая зверюга. Нет, они не привезли его с собой, он пришел откудато сам, наплевав на охраняющего усадьбу зомби и то, что ближайшая ферма находилась километрах в пяти. Макс, обычно индифферентный к животным, собирался устроить любимую собачью забаву, но за кота неожиданно вступился Рон.

– Оставим кошака! Будет мышей у нас гонять.

– Зачем? У меня вокруг дома периметр.

И мыши, в отличие от пушистой скотины, этим периметром успешно отвращались.

– Кошка приносит в дом удачу!

По моему опыту, кошки приносили в дом только шерсть и вонь, но убедить в этом Рона оказалось невозможным – я, с удивлением, обнаружил, что Четвертушка испытывает слабость к четвероногим засранцам. Что ж, как пришло, так и уйдет (отвращающее проклятье всегда можно немного доработать). В первый же день кот стащил из тарелки Полака котлету и получил кличку Бандит.

Белый на появление новой животины не отреагировал, возможно, потому, что по был по уши занят обустройством своей лаборатории. Никогда бы не подумал, что это так сложно! Под руководством Йохана в сарае возводили маленький домик со всеми удобствами, начиная от принудительной вентиляции и кончая герметичным входным тамбуром. Снаружи сооружение окутывали слои Знаков и заклинаний.

– Не следует относиться к белой магии легкомысленно, юноша! – заявлял Йохан мне (любому другому за такое обращение морду начистил бы, честное слово). – В процессе нашей работы могут быть призваны к жизни существа, по сравнению с которыми возбудитель серой гнили окажется легким насморком. Мы должны в полной мере сознавать ответственность и неукоснительно следовать правилам!

Я проникся и добавил к его трудам черномагический периметр, отвращающий от лаборатории предельно широкий спектр животных, включая термитов, крыс и котов, а то ведь сгрызут его драгоценное имущество, в решето источат, еще и нагадят сверху.

В Суэссоне начиналась весна, хлестали последние ливни, глубина водоемов достигла максимума и государственные учреждения, по давней традиции, сделали в своей работе месячный перерыв. Такие порядки – по мне!

Освободившееся время я проводил… скажем так, увлекательно: полковник Райк вознамерился сделать из меня скалолаза. От публичного позора меня спасли ненормально развитые для мага мышцы – последствие занятий борьбой, то есть, я не висел, как сопля, на канате и мог забраться на тренировочную стенку самостоятельно, пусть и медленнее, чем остальные. Что называется – предки оборонили, еще одного щелчка мое хрупкое самолюбие не перенесло бы.

– И нафига? Я имею в виду, мнето зачем эти премудрости, сэр?

На полигоне тренировалось полдюжины «чистильщиков» со спелеологическим уклоном. Весьма разумно, если вспомнить, что в Суэссоне протяженность подземных выработок в разы превышает таковую для проезжих дорог.

– В группе не должно быть слабого звена! Все должны знать специфику работы хотя бы в минимальном объеме.

Такто оно так, но я почемуто был уверен, что полковник просто хотел поставить на место приезжего хмыря (обычно маги не заморачиваются поддержанием физической формы). В таком случае, защитившие меня предки были родственниками Райка – достаточно было одногоединственного косого взгляда, и я устроил бы дуэль в стиле незабвенного учителя. Фиг бы им помогла накачанная мускулатура!

Но всему приходит конец, даже распутице. Вид голубеющего неба заставлял «чистильщика» кривиться.

– Завтра выдвигаемся, парни, больше времени нам не дадут.

Это понятно: если пресловутые «они» существовали, им разумнее всего вмешаться до того, как Брайен покинет карантин.

Намерения свои «чистильщики» не афишировали.

– Идем как бы на плановый осмотр, давно пора было туда слазить. Ты значишься стажером.

Клево! Скоро у меня будет такой послужной список, что хоть на звание магистра аттестуйся.

Все вменяемые суэссонцы проводили время под крышей, в сухости и тепле, даже бары почти все позакрывались – клиентов не было. Оно и понятно – после каждой поездки на полигон мне приходилось полностью стирать всю одежду и принимать ванну (от въедливой местной грязи обычные чистящие заклятья не помогали). Я злился на весь свет и чем дальше, тем сильнее. Мне не нравился выбранный полковником для спуска день (пятница, тринадцатое), мне не нравилась эта компания (пятеро полузнакомых черных), мне не нравилось легкомысленное настроение Райка, не смотря на весь обещанный профессионализм. И то, что в качестве поддержки наверху оставляли обычных людей, мне тоже не нравилось. «Черный маг всегда прав!» – но тут таких было шестеро, и я оказался в меньшинстве.

– Расслабься! – покровительственно улыбался «чистильщик», снимавших охранку вокруг шахты. – Днем здесь безопасно, а вечером их сменят.

– Мы что, ночевать там собрались?!!

– Конечно! Да внизу разницы никакой нет, что – ночь, что – день.

Заглянув в освещенное голубыми фонарями жерло, я понял, что оно мне тоже не нравятся. Но «чистильщики», жизнерадостно переругиваясь, уже спускались вниз, пришло и мое время делать шаг через край.

Глубина ствола была около трехсот метров, для поверхности такое расстояние – тьфу, но если его же приходится преодолевать вертикально, ощущения совсем другие. Группа спускалась вниз извилистым маршрутом, попутно проверяя натыканные тут и там защитные амулеты, делая привалы (или подвисы?) и вообще – наслаждаясь жизнью. Ни о каком свободном скольжении вниз речи не шло – для этого элементарно не хватало длины веревок. Путь вниз занял два часа, каких усилий потребует подъем наверх, думать не хотелось.

– Ну что, новичок, втыкает?! – орал Райк изпод дыхательной маски (их надели, как только дно шахты показалось внизу). – Это что! Вот мы один раз в тысячную лезли…

Нашел, чем хвастаться – найти самую говенную во всем НЗАМИПС работу! Шороха на них нет.

Шахта почти утратила вид рукотворного сооружения, крепеж проржавел и осыпался еще в незапамятные времена, теперь здесь был просто горный склон, очень крутой и неустойчивый. Внизу рухнувшая порода собралась высоким конусом, под которым не возможно было угадать останки подъемной клети и находившихся в ней людей, картинки чужой памяти с трудом накладывались на вид обветшавших подземелий. Я задрал голову кверху и не увидел света – жерло шахты прикрывал козырек. Что ж, по крайней мере, тут сухо, а солнечный свет все равно сюда не достанет.

– Перерыв полчаса! – объявил полковник, когда ноги последнего «чистильщика» коснулись камней, прибывшие первыми уже отдыхали.

Я прошелся вокруг импровизированного лагеря, выглядывая следы. Особого мастерства это не требовало – все выходившие в главный ствол коридоры были засыпаны едва ли не до потолка и только в одном камни оказались разбросаны, открывая проход. Спрашивается: зачем надо было тащить сюда меня? Полак блинчики печь собирался, уже и сметану к ним купил. Из менято повар никакой, а у него хорошо получается…

– Значит, так, – полковник осторожно посасывал через трубочку какоето зелье, не отрывая маски от лица. – Нечетные – здесь, четные – со мной. Второй прикрывает меня, четвертый – некроманта. Все поняли?

Подчиненные в ответ утвердительно забурчали. Наверху каждого называли по имени, но в подгорной темноте обряженные в маски люди отличались только номерами на комбинезонах.

Вопреки всем моим ожиданиям, в подземельях оказалось пусто и тихо, никакого следа потусторонних гостей.

– Им здесь жрать нечего, – пояснил четвертый номер, – и эхо отвращающих проклятий в шахте мешает. Вот поглубже, там наверняка чтото есть.

Угу, издыхающие от голода нежити, сумевшие проявиться в реальности, но так и не нашедшие себе жертв. Я поежился. Любой зверь на их месте во все лапы несся бы нам навстречу. Хорошо еще, мобильных проявлений потустороннего не так много…

Чуть позже Райк нашел на полу остатки пентаграммы – ктото изгонял заслонившего проход фому.

– Черный прошел, – заявил полковник и помрачнел.

Я решил, что Гийом лазил сюда со своим помощником. Вот у кого кристалл точно писали! Подчиненные Райка без намеков вынули из мешков оборудование и сняли отпечаток ауры.

Поиск места ритуала занял минут двадцать, буднично и просто. Лишенный челюсти скелет лежал посреди коридора в окружении меловых разводов и огарков свечей, за поворотом валялись два маленьких мумифицированных тела с рассеченными лицами. «Чистильщики» скинули рюкзаки и занялись протоколированием улик, насколько я понял, под вторым номером шел главный местный эксперт.

Эх, белого надо было сюда завести! И бросить…

– Дело сделано! – Райк потирал спрятанные под перчатками ладошки. – Теперьто братишки запрыгают!

Наверное, он мне подмигнул, за маской не разглядишь. Я неопределенно дернул плечом.

– У тебя черным кто был? – уточнил Райк.

– Я – сирота.

Глупо ждать от «чистильщика» понимания, но ругаться с ним сейчас не буду, вот поднимемся на поверхность, тогда…

– Про Братьев Салема слышал? Нет? Ну, так вот, Искусники пытаются черную магию уничтожить, а эти наоборот – изучить и использовать. Наверняка, Гийом у них обучался. Белые, они просто обожают устраивать тайные общества!

Полковник довольно хохотнул.

Трупы обернули чистой тканью и упаковали в плотные брезентовые мешки, рюкзаки набили уликами. Все это предстояло тащить наверх, вручную. Само по себе неприятно, но, когда мы добрались до шахты, стало ясно, что все будет еще сложней.

Оставленные на стреме «чистильщики» напряженно жались к стенам.

– Что? – вскинулся Райк.

– Веревка. Кажется, верхняя.

На горе обломков белела змейка альпинистского шнура.

Все, не сговариваясь, уставились вверх. Полковник заковыристо выругался (в его мастерстве я не сомневался).

– Что за фигня?!

Меня неожиданно отпустило, словно до этого самого момента я чегото ждал, а теперь оно произошло. Я потянулся вверх тонким некромантическим плетением. Нет, триста метров – слишком далеко, ничего не вижу. «Чистильщики» лихорадочно перерывали рюкзаки в поисках запасных костылей и карабинов.

– А я бы не стал сейчас туда лезть.

– Ну да? – зло огрызнулся пятый номер.

– Да! – я обнаружил на камнях то, что обычным зрением разглядеть не удавалось. – Это кровь.

Райк рявкнул на подчиненных и осторожно подошел, один.

– Свежая.

– Если дадите разрешение, я попробую посмотреть, что случилось.

Полковник фыркнул.

– Давай быстрей, святоша!

Я уселся на камни, погружаясь в неглубокий транс.

– Приехал человек по имени Нестор, они его знали. Привез обед. С ним вошли двое, дальше резкая боль, все.

«Чистильщик» непроизвольно посмотрел вверх.

– Берегись!!!

Я едва успел отскочить. Вниз рухнуло державшееся неизвестно на чем человеческое тело.

– Все равно, придется лезть…

– Думаете, они не подстраховались?

Оказалось – подстраховались. В ушах гулко бухнуло.

– Валим!!! – взвизгнул ктото и все ломанулись в расчищенный проход.

Я пробовал выставить щит, но Райк бесцеремонно затащил меня в дырку, а на дно шахты обрушились тонны потревоженных камней. Пол заметно содрогнулся, все заволокло пылью.

Нет, я – черный, я – ничего не боюсь, но это – перебор.

Эхо взрыва гулял под землей минут пять.

– Все живы? – прохрипел Райк, «чистильщики» отзывались немного заторможено. – Шмотки?

Рюкзак сохранился только один (четвертый номер просто не успел его снять), теперь у нас было дофига улик и ничего, что могло бы помочь подняться с трехсотметровой глубины.

– Будем ждать, когда откопают? – нервно поинтересовался я.

На меня посмотрели, как на идиота.

– Да там полгоры расселось! Хорошо хоть здесь ничего не рухнуло.

Хорошо или плохо – это спорный вопрос. Мы остались с налобными фонариками (а ведь я его чуть не снял!) среди полной темноты и неизвестного количества нежити. Даже перекусить не успели. Я пнул выкатившиеся в проход камни (пытаться рыть – бесполезно), Райк попробовал дать мне подзатыльник.

– Что делать будем, босс?

Вот в такие моменты в черных громче всего говорит иерархия. Все объединяются вокруг старшего, и даже я, хотя Райка старшим и не признавал, вынужден был ему подчиниться.

– А нука, некромант, расскажи нам, как здесь все устроено.

Сколько можно повторять им, что полного ритуала я не проводил!

– У меня есть только воспоминания о последних перемещениях покойного, чтобы понять устройство шахты, нужно вернуться к останкам еще раз.

И мы пошли к останкам. Что хорошо в компании черных – никто не впадает в истерику, белый бы от таких переживаний уже дубу дал. В тишине подземелий разносились звуки шагов и бурчание пустых желудков. Где ж вы, мои блинчики…

– Ничего, – бормотал Райк, словно в ответ на мои мысли, – главное – дать о себе знать!

Хорошо сказано. Мне хотя бы мышь дохлую в руки, но в коридорах, которые тысячелетиями прочесывали потусторонние существа, не сохранилось даже плесени.

Покойник мало чем мог помочь: в прежние времена из рудника вели вентиляционные шахты (колодцы метрового диаметра) и аварийный подъемник, запертые под землей люди обсуждали их между собой, но точного местоположения я не видел. Даже если эти дырки не завалило, вряд ли они выглядят лучше, чем главный ствол, а триста метров без крепежа и страховки мы не одолеем.

После краткого совещания решили искать подъемник, он, если сохранился, должен был располагаться в противоположенном конце рудника (почти в километре от главного ствола). Шли вперед гуськом, тщательно прощупывая все вокруг. Райк и третий обсуждали возможности подъема с глубины. Если раздолбить проклятьями бетон, можно было найти толстую арматуру и нарезать из нее костыли (хорошо быть черным магом).

– Раньше в шахтах медную проволоку находили, – припомнил второй номер, – если ее скрутить в жгут …

То будет лучше, чем ничего, но… триста метров! Медь – тяжелый металл, к тому же, тянется под нагрузкой. И забивать крепеж можно было разве что проклятьем – по всей шахте мне еще ни разу не попалось на глаза молотка, кайла или еще какого пригодного к работе инструмента – все давнымдавно уперли (с трехсотметровой глубины, вот мастера!). Нам попадались только сосуды из мутного стекла, какието обломки и обрезки, битый кафель и серый прах, все остальное (даже отделку стен) ободрали с мясом.

Поход окончился раньше намеченного – дорогу перегородила куча камней, плавно уходящая под потолок.

– Таак, – протянул полковник, словно это я виноват в обвале.

– Раньше тут ничего не было!

– Обходные пути есть?

– Вроде, были.

Под землей рудник разветвлялся множеством штолен, либо – длинных и широких, либо – коротких боковых. Ради безопасности работающих, параллельные коридоры сообщались во многих точках.

– Веди!

Ему легко говорить, а я давно уже отказался от попыток пользоваться чужой памятью и теперь полагался исключительно на логику. Мы обошли два завала, но вернуться в оставленную штольню не смогли. Райк скомандовал привал.

– Спать будем. Ночь уже.

Действительно, часы показывали половину десятого.

По рукам пустили фляжки с водой, после некоторого замешательства выяснилось, что в двух из них – самогонка, которую и вылакали в первую очередь. Сразу стало ясно, что жизнь удалась, несмотря на мелкие недоразумения последнего времени. Под многометровой толщей скал, окруженные завалами, «чистильщики» привычно переругивались и устраивались на ночлег.

Приходил озадаченный Шорох – объект его интереса впервые забирался так глубоко под землю. Привычно показал ему молнию, все равно сориентироваться под землей он не поможет – органы чувств у него слишком специфичные.

«Чистильщики» спали прямо в дыхательных масках, а вот я так не мог – непривычная к наморднику кожа чесалась, усилие, требуемое для вдоха, не давало расслабиться, а стекла, хоть и зачарованные от запотевания, казались отвратительно тусклыми. А, да пес с ними! Я сдвинул маску на глаза и, удовлетворенный, заснул.


Глава 30 | Алхимик с боевым дипломом | Глава 32