home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

Пит Бренно семь лет работал на армейскую разведку, и не всегда такая жизнь была медом. Однажды, разыскивая пассажиров захваченного пиратами парусника, он был вынужден выдавать себя за каштадарского раба, и три месяца провел на самом дне общества, среди лишенных человеческого достоинства, превращенных в «говорящие орудия» людей. В другой раз они прокололись, и незадачливый агент оказался в клетке с парой леопардов…

Так вот, леопарды – это хомячки.

Нет ничего хуже, чем день за днем проводить в крохотном (три на пять) помещении в компании совершенно не готовых к самоизоляции людей. Пит, всегда недолюбливающий армейскую муштру, внезапно осознал, как много дает привычка к дисциплине в случае, когда операция не ограничивается разовой схваткой, а продолжается день за днем.

«Надзоровцев» было шестеро, точнее, пятеро и боевой маг (то, что они проходили подготовку раздельно, было видно невооруженным глазом). Причем, как раз с колдуномто проблем не было, источником неприятностей грозил стать белый волшебник.

Причина была самая комичная – мистер Дорсино боялся мертвецов. Страх этот был давний, детский и совершенно иррациональный (как будто у белых бывает подругому).

– А давайте вернемся в сарай? – не переставал нудеть несчастный.

– Может, нам сразу грузчиками туда наняться? – мрачно отбрехивался капитан Клямски (за подбор команды он отвечал лично и на такой прокол не рассчитывал). – Заодно и денег заработаем.

До встречи с Питом «надзоровцы» обретались на дровяном складе, и все бы хорошо, если бы хозяин неожиданно не начал его заполнять. (В начале лета! С другой стороны – «мои дрова, когда хочу, тогда – везу».) Команда полдня пряталась в темном углу за отвращающим заклинанием, гадая, что кончится раньше – дрова или выдержка белого. Упоминание о волнующем происшествии отвлекало мистера Дорсино от его страхов, плохо только, что не на долго (максимум на полчаса). Пит вообще слабо представлял, как «надзоровцы» собираются сражаться в таком составе.

Черный медитировал, или чем там занимаются боевые маги, когда не хотят ни с кем общаться. Боевик, представленный «мастером Даном», не скандалил, не хамил и вообще не занимался ни чем из того, что подсознательно ожидаешь от ему подобных. Он целыми днями спал, а ночью уходил гулять на кладбище. Его жизнь была наполнена сосредоточенным ожиданием, и от ощущения сдерживаемой агрессии Питу становилось нехорошо. Было заметно, что Клямски тоже присматривается к магу (позы и жесты людей многое могут сказать опытному шпиону). Интересно, а способен ли капитан контролировать своего формального подчиненного?

«Главное, чтобы драка всетаки состоялась. Если он не спустит пар, то и нам может накостылять».

Белый снова начал ныть. Насколько же проще было иметь дел с мисс Килозо! Мистер Дарсино был типичным, классическим белым и от постоянного волнения начал быстро сдавать – у него лихорадочно блестели глаза, мелко дрожали руки, а спать он вообще ни разу не ложился, даже днем. К началу боевых действий они рисковали получить на руки умственного и физического инвалида.

«Видать, придется им возвращаться в сарай, а не то отправится мужик до срока к Королю с визитом»

– Хочешь, я сделаю тебе защитный амулет? – великодушно предложил боевой маг.

– А подействует?

– Крутое черномагическое колдовство? Конечно, подействует!

– Мы должны оставаться незаметными, – напомнил Клямски.

– Ерунда! Тут есть один склеп, полностью изолированный от магии.

В таком расточительстве горожан Пит сильно сомневался, но чтото надо было делать, тут черный был прав. Страдальца отвели в старый склеп, а через полчаса он вернулся оттуда счастливый и сияющий, с бантиком из медной проволоки на шее. Шпион не стал говорить, что обнаружил за одной из могил кучку зачищенных серных спичек (складывалось впечатление, что черный надул белого самым пошлым образом). Главное – результат!

– Спасибо! – не удержался Клямски, когда умиротворенный белый заснул. Благодарить когото жандарму было непривычно.

– Ерунда! – отмахнулся черный. – Я не обучен противостоять белой магии, так что этот заморыш может мне пригодиться.

Пит сделал еще одну мысленную пометку – вопрос противодействия белой магии разведку последнее время сильно интересовал. Можно ли тренировать эту способность у черных?

Меж тем развязка приближалась. Поток таинственных незнакомцев, прибывающих в Септонвиль, практически иссяк. По городу прошел слух о скором открытии фабрики, это известие привело беженцев в странное возбуждение, пока еще похожее на энтузиазм. Теперь бойцы Клямски следили за вражеской территорией круглосуточно, подсчитывая приблизительное количество фигурантов (выходило около сотни), а мистер Дарсино и капитан вели последний смотр оружию и магической амуниции, время от времени чтото выкидывая и костеря криворуких артефакторов.

В дальнейшем Пит принял участие не из какихто идейных соображений, а скорее из склонности к мимикрии, отличающей хорошего шпиона – все вокруг готовились к битве и он просто не мог сделать вид, что ни при чем, хотя большинство приготовленных амулетов видел только на спецкурсах и только в виде муляжей, а о содержимом странных бутылочек из тонкого стекла и хрустящих пергаментных свертков мог только гадать. Он отчетливо представлял, как отнесется к подобному его непосредственная начальница, и заранее подбирал разумные доводы «за».

«Извините, мисс, но что я скажу своим внукам? Искусников видел, но благоразумно держался подальше? Потомки меня не поймут».

И не важно, что дети в планах шпиона не значились – все когданибудь случается (временами – неожиданно).

Клямски назначил штурм фабрики на день Солнцестояния – факт запрещенного колдовства сомнению не подлежал, а ждать, когда там когонибудь зарежут, смысла не имело. Пит горячо надеялся, что боевая операция в исполнении гражданских не превратится в птичий базар. К его потаенной радости, запасного комплекта доспехов у «надзоровцев» не оказалось, на добровольца навьючили все то, что бойцам лень было нести самим, и поставили в арьергарде. Место в тылу шпиона устраивало, а вот с оружием возникли непонятки.

– И что с этим делать? – Пит помял в руках шуршащий кулек. – Жевать? Нюхать?

– Не вздумайте! – вскинулся мистер Дарсино.

Клямски хищно улыбнулся.

– Это надо развеивать в воздухе, а если съесть, то можно и дубу дать. Недавние инциденты показали, что использование алхимических средств дает огромное преимущество при штурме зданий. Но осторожнее – повязки не поглощают зелья целиком, старайся бросать бомбы туда, куда не собираешься входить сам.

Теперь самоуверенность «надзоровцев» (против сотни прут!) стала Питу понятней – очевидно, капитан надеялся устранить большинство противников без шума и магии. Это имело смысл: черный и белый на пару вскроют любые охранные периметры, а амулеты отразят нападение, если дело обернется совсем скверно.

«Боевой маг и арбалетчики», – моментально вычислил шпион смертельную комбинацию. – «Если предатель отвлечет мастера Дана, нас перестреляют как кур».

За час до рассвета группа подошла к забору фабрики, как раз вовремя, чтобы увидеть выезжающий из ворот грузовик. В шесть утра…

– Надо закончить раньше, чем они вернутся, – сквозь зубы процедил капитан, – Наверняка в приют погнали. Нам только возни с заложниками не хватает!

Пит кивнул и пропустил бойцов вперед – умные мысли, наконецто, догнали глупую голову.

«Кто меня тянул сюда, кто тянул?!! Клямски – придурок, черный – одержим (все признаки на лицо). Вшестером против толпы фанатиков и белый в качестве балласта!»

Главное, не думать, что с грузовиком на фабрику приедет недружелюбно настроенный боевой маг. Питу случалось видеть результаты черных проклятий – энтузиазма это не вызывало.

Действия гражданских спецов мало отличались от таких же у армейских. Должно быть, для постороннего наблюдателя они выглядели забавно – семеро мрачных мужчин с тесаками и арбалетами, крадучись, перебираются через трухлявый забор и, на карачках, лезут в кусты. Впрочем, со стороны не видно, каких усилий стоило магам обезвредить охранные заклинания, и какого размера шипы вырастил на безобидном снегоягоднике неизвестный доброжелатель.

«Природники! От них все зло».

Измененным оказался не только кустарник – бурьян во дворе фабрики по свойствам напоминал колючую проволоку, а ближе к цехам начиналась настоящая полоса препятствий: ямины, гнилые деревяшки, обломки камня и ржавой машинерии. Чтобы свернуть тут шею, не нужно было никакой магии, и что обиднее всего – вряд ли ктото планировал такой эффект, двор просто использовали как свалку. И не только для разобранных агрегатов – Пит, старавшийся наблюдательностью скомпенсировать отсутствие доспехов, заметил под ногами подозрительной формы кость.

«Шорох с ней! Не время говорить белому о мертвецах».

Когда сомнительное укрытие закончилось, даже капитан Клямски вздохнул свободней. Дальше начинались чисто выметенные дорожки, аккуратные газончики и ухоженные клумбы с цветами – ничего, что напоминало бы мрачное логово устроителей смертного колдовства. Вот будет смех, если окажется, что они ошиблись, нет никаких Искусников, а есть простые дельцы, пытающиеся заставить фабрику приносить обещанный доход. Он почти сказал это вслух, от конфуза его спасла волна дрожи, неожиданно пронизавшая тело.

Маги переглянулись.

– Периметр снят! – вздохнул мистер Дарсино. – Они начинают.

Пит представил, как гдето далеко, вырванные из постелей властным призывом, собираются к воротам фабрики околдованные люди, полыхают тревожными сигналами амулеты инструментального контроля, мчатся к грузовикам команды «очистки». Искусники раскрыли карты, значит, они уверены, что «надзор» уже не сможет им помешать.

– Копытами шевелите, козлы! – прошипел капитан. – Вы двое – в обход здания, ты – со мной. Глушим все, что дышит! Встречаемся у котельной.

Бойцы растворились в сумраке, а черный маг пошел один, очень неприятно при этом улыбаясь. Питу выпало охранять мистера Дарсино. Шпион не возражал – с этого момента он употребит всю свою изобретательность на то, чтобы держаться позади. Призывно помахав белому, Пит двинулся по следам мастера Дана (направление было выбрано удачно – живых Искусников они ни разу не встретили).

«Надзоровцы» ворвались в здание фабрики с двух концов – от котельной и административного входа. Расчет капитана на новые спецсредства оказался верен – летучая гадость разила наповал и людей, и магов (недовольным выглядел только мастер Дан – черный предпочел бы общаться с врагами более плотно). Теперь стало понятно, почему вокруг столько железок – Искусники полностью выпотрошили цех изнутри. Это стоило увидеть! Почти весь объем здания занимала трехмерная конструкция, которую ни пентаграммой, ни Знаком назвать язык не поворачивался. Исчерченные магическими символами фрагменты лежали на полу, крепились на стенах и висели на тонких струнах, воздух дрожал от обилия волшебства. Пит разглядел среди радужного марева привинченные к полу остовы железных кроватей, и его передернуло.

– Погасить сможешь? – мрачно поинтересовался Клямски.

– Время нужно, – вздохнул белый маг и осторожно подергал покрытый гравировкой медный диск (фиговину приклепали к стене намертво).

– Гришек – на улицу, появится фургон – сразу дашь знать, – скомандовал капитан. – Вы двое – блокируете двери изнутри.

Бойцы помчались выполнять команды. Мистер Дарсино распаковал магические принадлежности и отправился бродить среди творения Искусников, периодически чтото записывая в блокнот. Пит поморщился: они теряют скорость, переходят к обороне, а при текущем соотношении сил это – путь к поражению. Армейский стратег рекомендовал бы устроить поджог и продолжить зачистку, с другой стороны, никто не знал, как поведет себя в огне созданная Искусниками конструкция.

Капитан Клямски метил специальным Знаком бесчувственных пленников (понять, живые они или нет, Питу не удавалось), а мастер Дан деловито копался среди имущества сектантов и инспектировал карманы. Время тянулось, как патока, за окнами отчетливо светлело – самый длинный день в году вступал в свои права. Остатки алхимических снадобий в воздухе давали о себе знать – Пита неудержимо клонило ко сну. Он перебрался поближе к окошку (где воздух почище), пристроился на подоконнике, сморгнул и вздрогнул – сквозь мутное стекло виднелся серый борт крытого грузовика.

– Фургон вернулся!

Почему же нет тревоги? Глупый вопрос – снимать часовых умеют не только бойцы «надзора».

– Засекли… – прошипел Клямски.

– Тем лучше, – улыбнулся мастер Дан, – я не настроен гоняться за ним по городу.

– Заложники.

– Он не рискнет использовать пацанов – они непредсказуемы. Разве что в виде тушек.

Пит попытался представить, как он обставил бы сцену с бесчувственным заложником (весуто в мальчишках килограмм по сорок). Хоть одно хорошо в черных – ни на что они не годятся!

– Вызов принят! – оскалился мастер Дан, делая первый шаг к дверям.

И тут шпион понял, что сейчас примет участие в дуэли боевых магов. Эх, надо было слинять, пока можно! Ну, какой из него герой? Мистер Дарсино присел в уголок, плотно зажмурился и закрыл голову руками – белые плохо переносят черную ворожбу. И никто его не осудит.

«А может, не стоит? Пока мы внутри, они не нападут – не рискнут курочить собственное творение. Дождемся подкреплений…»

Беззвучный удар вынес ворота цеха наружу. «Надзоровцы» с арбалетами выстроились клином за спиной мага, Пит вздохнул и занял место пропавшего бойца. Большой грузовой двор между цехами был идеальной ловушкой (кругом штабеля ящиков, крыши строений, арки паропроводов, прячься – не хочу) и дурного черного несло прямо в эту жуть. Из предрассветных теней выступила фигура в длинном плаще с едва заметно светящимися символами «надзора».

«Вляпалисьтаки, ненаша сила!»

Воздух задрожал от проклятий, расцвели ослепительноалые узоры (видимое проявление столкновения Сил) и одновременно тренькнули арбалеты – Искусники тоже вычислили нужную комбинацию. Пит невольно сжался, ожидая удара и мгновенной боли, а потом обалдело уставился на стрелу, грациозно замедлившую полет и прямо на его глазах распавшуюся в мелкую стружку (еще один упругий комок хлопнул шпиона по шее). Мастер Дан не мог и не пытался отследить момент выстрела – он выпустил два проклятья одновременно, прикрыв группу от оружия и магии, потому что мог это и знал, как Искусники будут атаковать.

«Мастер, действительно Мастер, а может и полный Магистр. Где «надзор» откопал такого? Сочетать два разнородных плетения! Каштадарцу бы мозги свернуло».

Предатель проиграл еще до начала схватки – уровень противника оказался слишком высок, а неожиданности не получилось. Мастер Дан вульгарно добивал врага, молотя таранными ударами и принуждая накачивать плетения Силой, которую более слабый маг не в состоянии был контролировать. Вопрос был только в том, что убьет наглеца: откат или чужое проклятье.

Опомнившиеся «надзоровцы» резво упали (Пит оказался на земле первым), пропуская над собой дружественный удар. Брызнули щепки, заскрипел сминаемый металл, пара стрелков грохнулась с арки паропровода прямо в центр бушующей магии.

«Не жильцы»

– За мной! – взревел Клямски и ринулся в атаку.

С воплями, в которых страха было больше, чем ярости, «надзоровцы» устремились за капитаном – когда за спиной сверкают смертоносные проклятья, бежится очень хорошо. Искусники успели опомниться и даже начали сопротивляться – самодельные клинки и дубинки встретились с зачарованными доспехами и оружием. Пит приотстал (получить кувалдой по голове без шлема ему не улыбалось) и сосредоточился на амулетах, выщелкивая ничем не защищенных сектантов по одному.

«Предатель праведным трудом не увлекался! Мог бы хоть защиту им сварганить».

Фургон был захвачен прежде, чем Искусники успели отступить и перегруппироваться. Пит хлопнул по рукам потянувшегося к запору бойца – несостоявшиеся жертвы с недюжинной силой колотили по дверцам изнутри. Что будет, если они начнут носиться между сражающимися, думать не хотелось.

К Искусникам подошло подкрепление – два десятка зачарованных горожан. Против пятерых…

«Проклятье! Проворонили мага при зачистке!»

Агрессивное стадо забросали остатками алхимических снадобий. Люди под заклятьем себя не сознавали и мгновенно надышались дурманящей гадости, теперь Искусники могли использовать их разве что как баррикаду. Над оградой фабрики взлетали разноцветные искорки заклятий – местные жандармы и «надзор» пытались пробиться сквозь толпу, но с меньшим успехом. Бардак нарастал.

Развязка наступила стремительно: в небо вонзилась фиолетовая молния, грохот разряда заглушил вопль проигравшего. Мастер Дан появился изза угла, волоча за собой бесчувственное тело противника, мимоходом проверил содержимое пожарной бочки и жестом рассек ее надвое, окатив поверженного мага потоком воды. От одежды побежденного поднимался пар, отчетливо запахло пожарищем. Сектанты осознали, КТО ИМЕННО ими сейчас займется, и стали спешно бросать оружие. Клямски принялся укладывать их мордой в землю с руками за головой.

«Мы победили?»

Как ни странно, да. Желающих сопротивляться не осталось, через забор уже лезли жандармы и бравые парни в форме службы «очистки». В чем бы ни заключался смысл задуманного Искусниками действа, закончить его им была не судьба. Пит потеряно бродил среди суетящихся полицейских и блюющих пленников: что делать дальше, ему не сказали, а возвращаться на кладбище было глупо. Чтото мешало ему поверить в счастливое завершение истории, победа досталась слишком… дешево, что ли. Както неожиданно единственным знакомым человеком вокруг оказался боевой маг. Мастер Дан, после небольшой возни, стащил с пальца врага литой серебряный перстень, и остался очень доволен собой. Целители унесли кандидата в покойники.

– Шестая печать! – похвалился он.

– Ась?

– Печать мага – трофей победителю дуэли, – пояснил черный, – рекорд Акселя – двенадцать, но это в егото годы! Плюс – Реформация.

– А как им удалось вас на такое подбить? – не удержался Пит (любопытство губит шпионов).

Мастер Дан на мгновение помрачнел, но тут же ухмыльнулся еще шире.

– Козлы сами виноваты – нечего было наезжать на моих мелких. Бил, бью и буду бить! И чего я с ними раньше миндальничал?

Пит понимающе покачал головой. Для того чтобы задеть семью боевого мага, нужно было быть… Искусником. Вокруг постепенно собирались члены группы, вслух мечтающие о горячих харчах и нормальной постели (живые, естественно – беднягу Гришека нашли с перерезанным горлом). Задержка была только в транспорте: Клямски категорически требовал от местных отправить всех на базу «очистки» и в отчетах не упоминать.

Последним подошел мистер Дарсино.

– У нас ситуация «зет», – трагическим шепотом сообщил он.

– Чточто? – забеспокоился Пит (он до сих пор не видел никаких следов Лаванды).

– Это означает, что часть людей и объектов, которые должны быть здесь, отсутствуют, – любезно объяснил маг. – А если их нет здесь, естественно предположить, что они находятся в другом месте.

На мгновение Пит оказался окруженным островком тишины, в следующий миг взорвавшимся проклятьями.

– Еще одно логово! – Клямски едва не плевался. – И все по новой!!!

Мастер Дан усмехнулся.

– Кто говорил, что справиться с ними будет легко? Возможно, мистер Гуго, ваша предприимчивая начальница станет нашей единственной зацепкой.

Мисс Килозо наблюдала за штурмом фабрики с безопасного расстояния, и вылезать из кустов не спешила (слишком много суеты, можно и по шее заработать). Вот, сейчас штурмовики наденут на сектантов зачарованные цепи, пересчитают пленников и начнут оглядываться по сторонам, тогда можно будет обозначить свое присутствие. Но чтото мешало Лаванде сделать последний шаг. Тень образа, в который она так хорошо вжилась? Интуиция?

– Не ходи туда, – ктото схватил ее за руку и потащил вглубь кустов. – Пойдем со мной!

Лаванда позволила увести себя прочь, попутно отмечая, что Дэрик выглядит напряженным, но не встревоженным и не помятым.

«Прошляпили!!! Дальнее охранение прошляпили! Тоже мне, группа захвата».

К чести сотрудников «надзора» следовало признать, что полностью обложить по периметру всю территорию фабрики им не хватило бы сил, а удар, направленный на место проведения ритуала, оставлял сектантам возможности для прорыва.

«Осталось понять, скольких они упустили. Дэрик на свободе – это серьезная ошибка!»

Оказалось, все не так уж печально: внимания полиции удалось избежать всего лишь троим.

«Ну, и мне. Хотя, учитывая обстоятельства, трое – тоже много. Дэрик достаточно умен, чтобы воссоздать организацию с нуля, хотя и не маг»

– Ничего, это еще не конец, – сурово объявил Искусник растерянным подопечным. – Мы должны немедленно покинуть город!

Лаванда молитвенно сложила руки.

– Но… мои кошечки! Как же они без меня?

– Наши друзья о них позаботятся, – фальшиво улыбнулся Дэрик, из чего Лаванда заключила, что других Искусников в городе нет. – Учитель должен узнать о случившемся как можно скорее!

«Упс».

Мисс Килозо мгновенно утратила желание возражать.

Так, значит, руководства секты здесь не было! Планы меняются: теперь ей следует ухватиться за Дэрика обеими руками и ни по что не отпускать – только он может вывести ее на основное ядро организации.

«Ах, какая занимательная выходит игра!»

Шпионка ободряюще улыбнулась жмущимся к Дэрику сектантами и приготовилась работать всерьез.


Глава 39 | Алхимик с боевым дипломом | Эпилог