home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Середина лета ознаменовался аттракционом невиданной смелости – Искусников посадили в лужу. О событии я узнал не сразу и потом прошаривал всю центральную прессу за месяц, чтобы узнать, кто же вставил фитиль моим кровникам. По нулям. Газетчики, которым полагалось плясать с бубном вокруг такой сенсации, передирали официальные материалы с минимумом комментариев, сопровождая их тупыми оговорками, вроде «как сказано в коммюнике…». Складывалось впечатление, что половина писак балуется мистикой.

Когда я поделился этой мыслью с Йоханом (то, что белый отвлекся от своих аквариумов, уже о многом говорило), наш доморощенный магистр со мной не согласился.

– Ты не представляешь, Томас, как это опасно! Искусники никому не позволяют срывать свои планы безнаказанно. Нам следует ждать страшных потрясений.

До меня не сразу дошел смысл сказанного. Что же получается, вся эта нахальная публика БОИТСЯ чтолибо сказать? А сколько было понту, сколько понту!

– Нефиг было укуркам помогать! Как маман Четвертушки – сначала подведут своих под секту, а потом рыдают над могилкой. Один «надзор» делом занят, – не к ночи будь помянута любимая контора.

– Насилие приводит лишь к ответному насилию! – настойчиво гнул свое белый.

Почему никто не думает, что эта фраза работает в обе стороны?

– Таким, как ты, легко говорить, – хмыкнул я. – Вас это не коснется.

Йохан смутился и заткнулся. Вот именно. Дело началось с попытки убить ЧЕРНЫХ, а к умиротворению призывают БЕЛЫЕ. Естественно, что наши позиции не совпадают. И вообще, с точки зрения черного, репутация Искусников означала только одно – подлунный мир для нас слишком тесен.

Я принялся дотошно штудировать материалы начавшегося дела (будущие жертвы надо знать в лицо!). Следствие обещало тянуться, тянуться и тянуться, напрямую к эшафоту пропустили только шестерых магов, успевших отметиться в запрещенной ворожбе (этим было уже не отпереться). И тут же свора активистов начала громко и смело вопить о «варварском приговоре». Почемуто, когда на костер отправляют черных, это считается в порядке вещей.

В такой обстановке эффектным жестом выглядело интервью министра Михельсона, невозмутимо перечислившего недавние провалы сектантов, их успехи и объявившего Искусников излишне идеологизированной бандой вымогателей. Мол, не лезли бы они в мистику – имели бы среди коллег уважение. Я вспомнил, что Михельсон – мой самый главный босс и немедленно возгордился. Приятно служить в конторе, которая ни перед кем не тормозит!

Настроение портил только тихий шепоток, который я списывал на обрывки личности Мессины Фаулер. Искусники, они ведь организация, вроде НЗАМИПС, верно? А долго ли я протяну, если решу бросить вызов «надзору»? Все зависит от того, сколько раз они готовы попробовать. Белые очень последовательны и исключительно дотошны (неприятное свойство для личного врага). Не может ли так случиться, что страшно отомщу не я, а мне?

Впрочем, такие мысли в голове черного на долго не задерживались.


Глава 40 | Алхимик с боевым дипломом |