home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Никто, пожалуй, не мог бы назвать Элизабет Тенненбаум красавицей, но большинство мужчин находили ее очень привлекательной. Впрочем, имя Элизабет никак не подходило этой женщине, потому что предполагало нечто холодное, чопорное и недоступное. Бетси — вот что больше соответствовало характеру и миловидности молодой юристки, которую не портила ее легкая полнота. Бетси, да, Бетси. — лучше вряд ли скажешь.

Однако Бетси не всегда чувствовала себя на высоте. Вот и сейчас, засовывая в дипломат дело некоего Моралеса, она была раздражена тем, что ее секретарша сообщила о неожиданном звонке — и это в конце рабочего дня, когда следовало стремглав нестись со службы за Кетти, затем успеть в магазин, чтобы купить что-нибудь на обед, который затем предстояло приготовить без посторонней помощи или простого сочувствия.

— Энн, скажи, что я сейчас занята и подойти никак не могу. Видишь, я опаздываю.

— Но клиент говорит, что это очень важно.

— Для них все важно. Кто это?

— Он не назвал себя.

Бетси вздохнула и посмотрела на часы. Была уже половина пятого. Если она заберет Кетти в пять и побежит в магазин, то до шести ей так и не успеть приготовить обеда. А с другой стороны, если проигнорировать одного клиента, затем другого, то в жизни только и останется, что заботиться о Кетти и вдоволь ходить по магазинам. Бетси закрыла дипломат и взяла трубку.

— Бетси Тенненбаум слушает.

— Спасибо, что решили поговорить со мной. Меня зовут Мартин Дариус.

Бетси почувствовала, что у нее перехватило дыхание, Каждый в Портленде знал, кто такой Мартин Дариус, но не каждому он звонил прямо в офис.

— Когда у вас конец работы? — спросил Дариус.

— Около пяти, точнее — пяти пятнадцати. А в чем дело?

— Мне нужно срочно поговорить с вами, и важно, чтобы никто не узнал о нашей встрече, включая и секретаря. В шесть часов подойдет?

— Пожалуй, нет. Мне очень жаль, поверьте. Нельзя ли нам встретиться, скажем, завтра? Сегодня у меня есть неотложные дела.

— Каков ваш обычный гонорар, миссис Тенненбаум?

— Сто долларов в час.

— Если вы встретитесь со мной в шесть, то я заплачу вам двести пятьдесят долларов за одну консультацию. Если же мне придется нанять вас, то обещаю, что вы не пожалеете об этом.

Бетси вновь почувствовала, что ей не хватает воздуха. Надо срочно обращаться к Рику за помощью. Такое предложение никак нельзя упускать.

— Не кладите трубку, мистер Дариус. Я постараюсь сейчас все уладить.

— Что ж, жду.

Пока Дариус ждал ответа, Бетси связалась со своим бывшим мужем по другой линии.

— В чем дело? — послышался в трубке знакомый голос. Рик даже не собирался скрывать своего раздражения.

— Прости, что беспокою тебя, но дело очень срочное. Клиент требует встречи со мной в шесть часов. Ты можешь забрать Кетти?

— А что насчет твоей матери?

— Сегодня она играет в бридж, и у меня нет телефона ее подруги.

— Тогда скажи клиенту, что встретишься с ним завтра.

— Пробовала, но он не может отложить встречу.

— Черт. Бетси, вспомни, когда мы с тобой разводились, ты обещала не тревожить меня подобными просьбами.

— Поверь, мне действительно жаль, Рик, — ответила Бетси, готовая уже проклясть себя за то, что ей приходится унижаться перед бывшим мужем, который даже простые дела превращает в сложные. — Это — исключение, пожалуйста, возьми сегодня дочь.

На несколько секунд на другом конце провода установилось молчание.

— Хорошо, — рассерженно пробубнил Рик. — В котором часу мне надо быть там?

— Они закрываются в шесть. Поверь, я очень ценю то, что ты делаешь.

И Бетси тут же повесила трубку, боясь, что Рик в любую минуту может передумать.

— Я встречусь с вами в шесть, мистер Дариус. Вы знаете, где находится мой офис?

— Да, — последовал короткий ответ, и в трубке раздался зуммер. Бетси медленно села в кресло, раздумывая о том, что за дело могло заставить обратиться к ней за помощью такого человека.


Бетси взглянула на часы. Шесть часов тридцать пять минут, а Дариус все еще не пришел. Она уже начала сердиться на нетерпеливого клиента, который заставил ее переменить все планы, а сам готов вот-вот сорвать встречу. «Однако гонорар в двести пятьдесят долларов на дороге не валяется», — решила про себя Бетси и дала Дариусу еще полчаса, потратив их на изучение дела Моралеса.

Дождь по-прежнему продолжал барабанить в окна. Бетси не удержалась и зевнула от усталости, а затем развернула поудобнее кресло и стала смотреть в темноту. Большинство офисов в здании напротив уже успели закрыться. Она видела, как на работу вышли уборщицы. Пожалуй, и здание, где располагался ее офис, почти опустело и кроме дежурных никого не осталось. Воцарившаяся тишина начинала действовать на нервы. Отвернувшись от окна, Бетси увидела, что в проеме комнаты стоит человек — это и был ее нетерпеливый клиент.

— Миссис Тенненбаум? — спросил Дариус, усаживаясь в кресло напротив. Когда он вошел в комнату, Бетси успела отметить его необыкновенно высокий рост. Клиент протянул руку, и Бетси увидела удивительно изящные запонки из чистого золота. Сама же рука оказалась очень холодной, а манеры — уверенными и не лишенными изящества. Бетси не верила во все эти разговоры про ауру, но сейчас именно мысль о ней поразила ее.

— Простите меня за такую таинственность, миссис Тенненбаум, — начал наконец клиент.

— Ничего, ничего. За такие деньги вы можете надеть даже маску, мистер Дариус.

На лице собеседника мелькнула улыбка:

— Адвокат с чувством юмора — это что-то. Во всяком случае, мне в основном попадались зануды.

— Это потому, что вы постоянно имели дело не с теми адвокатами. Они ведь в основном занимались вашими делами, да счетами. А преступления — сами по себе вещь веселая. Поэтому мы, занимающиеся уголовными делами, народ особый и без чувства юмора нам просто не прожить.

Дариус откинулся в своем кресле и принялся рассматривать офис. Это был первый личный офис Бетси, маленький и не совсем удобный. Сейчас у нее появились деньги, и следовало всерьез подумать о том, чтобы поменять это место на что-нибудь посолиднее. Надо дождаться приговора суда по делу об абортах, и тогда переезд из мечты превратился бы в реальность.

— Завтра вечером я устраиваю благотворительный спектакль в Портленд-Опера. Придете? — неожиданно спросил странный клиент.

— Боюсь, что нет.

— Жаль. Спектакль обещает быть хорошим. Мне предстоит интересная встреча с Максин Сильвер. Очень умная женщина. Как-то мы обсуждали с ней книгу Грега. Вы читали?

— Это об убийце-маньяке? — спросила Бетси, явно недоумевая, отчего разговор принял именно такой оборот.

Дариус кивнул головой в знак согласия.

— Мне удалось прочитать несколько отзывов, но на саму книгу так и не нашлось времени. Я его выкраиваю только на специальную литературу. Впрочем, сама тема мне не очень-то нравится.

— Не судите поспешно, миссис Тенненбаум. Книга по-настоящему интересна. Думаю, что она оставит свой след. Автору так удалось проникнуть в психологию преступника, что поневоле начинаешь сочувствовать этому безжалостному убийце детей. Максин до последнего момента не соглашалась напечатать книгу лишь потому, что ее написал сам Грег. Вы были бы согласны с подобным решением?

Вопрос Дариуса звучал довольно странно, но Бетси решила продолжить игру.

— Я всегда была против скоропалительных решений. Нельзя запрещать книгу, исходя лишь из того, кто ее написал.

— А если дело дошло бы до судебного разбирательства, то лично вы смогли бы выступить в качестве защитника Грега?

— Мистер Дариус…

— Можно просто Мартин.

— Вы пришли сюда поговорить со мной только об издательском деле?

— Опять звучит с юмором. Положительно вы мне очень нравитесь.

— Что касается меня, то я смогла бы представлять интересы Грега в суде.

— Даже зная, что он убийца детей?

— Прежде всего, мне важен сам принцип, мистер Дариус. И принцип этот — свобода слова. «Гамлет» не перестал бы быть «Гамлетом», если бы его написал сам Менсон.

Дариус довольно расхохотался.

— Здорово сказано. — С этими словами будущий клиент достал из кармана чек. — Скажите, что вы думаете по этому поводу?

Чек оказался на столе. Он был выписан на имя Элизабет Тенненбаум, и на нем ясно была обозначена сумма 58 346 долларов 47 центов. Что-то в этой сумме показалось Бетси весьма знакомым. На секунду задумавшись, она вдруг почувствовала, как мурашки поползли у нее по спине — это была сумма ее доходов за прошлый год. Как этот человек мог раскопать такие сведения?

— Сдается мне, что кто-то сунул нос в чужие дела? — довольно грубо заметила Бетси и продолжила: — Скажу прямо, это мне не по душе.

— Не забывайте, что двести пятьдесят долларов я вам плачу сегодня только за один час простой консультации, — заметил Дариус, будто и не замечая рассерженного тона своей собеседницы. — Поэтому продолжим нашу беседу. Может быть, когда-нибудь вы вернете мне этот чек назад. А может быть, я попрошу вас выступить в качестве моего защитника в суде, причем тогда вы уже сами назначите цену — торговаться не стану.

— Не уверена, что мне захочется работать на вас, мистер Дариус.

— Почему? Из-за того, что я провел маленькое частное расследование, да? Честно говоря, я могу понять ваше настроение, но поймите и меня: человек моего ранга не может рисковать, и он должен совершать только верные шаги. Имеется одна копия моего расследования, но и ее я пришлю вам по почте в ближайшее же время, независимо от того, чем закончится наша встреча. Впрочем, вам бы самой понравилось, если бы вы услышали то, что говорили о вас ваши же коллеги.

— А почему бы вам не отдать те же деньги в фирму, которая занимается вашими делами?

— Подобное дело мне не хотелось бы обсуждать с моими адвокатами. Тем более, что оно не касается финансов.

— Могу ли я предположить, что речь идет о преступлении?

— Давайте обсудим подробности, когда в этом действительно появится необходимость.

— Мистер Дариус, но в городе и без меня есть достаточно квалифицированных адвокатов, занимающихся уголовными делами.

Дариусу эти слова явно понравились.

— Что ж, позвольте признаться. Я избрал вас потому, что считаю именно вас наиболее квалифицированной юристкой, как раз подходящей для ведения моего запутанного дела. Повторяю, если, конечно, в этом вообще возникнет хоть какая-то необходимость.

— Честно говоря, для меня все как-то необычно: соглашаться на что-то, толком даже не зная, на что.

— Передо мной у вас нет никаких обязательств. Возьмите чек, используйте его, как хотите. Если я вновь вернусь к вам и вы откажетесь, то просто вернете мне деньги, и дело с концом. Уверяю вас, если меня и обвинят в чем-то, то лишь по ложному обвинению, и в качестве защитника вы выступите с чистой совестью.

Бетси опять принялась изучать чек. Это было ровно в четыре раза больше всех ее предшествующих гонораров, а сам Мартин Дариус не принадлежал к той категории клиентов, от которых следовало немедленно отказываться.

— Что ж, если вы действительно освобождаете меня от всяких обязательств, то я согласна.

— В ближайшее время пришлю вам текст договора.

Собеседники пожали друг другу руки, и Бетси проводила своего посетителя до дверей. Затем закрыла дверь на ключ и вернулась к столу. Окончательно убедившись, что Дариус ушел, она вновь достала чек и поцеловала его, а затем издала радостный победный клич. Время от времени она словно теряла голову и вела себя, как девчонка.


предыдущая глава | Исчезла, но не забыта | cледующая глава