home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Бетси пообедала у Зена, купила костюм в «Саксе» на Пятой авеню и пятнадцать минут второго вернулась в офис. Ее ждали несколько телефонных посланий и две дюжины алых роз на столе. Первая мысль Бетси была, что цветы прислал Рик, и сердце словно окаменело от этой внезапной догадки. Рик всегда присылал ей цветы, когда назначал свидания, особенно в Валентинов день. Если он хотел вернуться домой, то именно таким способом Рик начал бы восстанавливать прежние отношения.

— От кого розы? — спросила Бетси у Энн.

— Не знаю. Их просто прислали. Но вон карточка.

Бетси отложила список телефонных посланий. Маленький конверт был прилеплен к вазе. Пальцы дрожали, когда Бетси открывала его. На пол выпала карточка:

Лучшему другу любого мужчины, его адвокату.

Вы сделали потрясающую работу,

ОТ БЛАГОДАРНОГО КЛИЕНТА.

Мартин

Бетси медленно опустила карточку. От недавней радости не осталось и следа.

— Это от Дариуса, — пояснила она, надеясь, что ей удастся скрыть от секретарши свое разочарование.

— Как трогательно.

Бетси ничего не ответила. Ей слишком хотелось, чтобы эти цветы были от Рика… Справившись с собой, она все-таки решила через несколько минут набрать номер.

— Офис мистера Тенненбаума, — послышался в трубке голос секретарши Рика.

— Джулия, это Бетси. Рик на месте?

— Мне жаль, миссис Тенненбаум, но его сегодня не будет в офисе целый день. Мне передать, чтобы он вам перезвонил?

— Нет, спасибо. Все о'кей.

Секретарша повесила трубку. Некоторое время Бетси еще слушала частые гудки, а затем нажала на рычаг. Что она сказала бы Рику, если бы он сам ответил на звонок? Смогла бы она переступить через себя, пойти на унижение и попросить Рика вернуться к ней? Что бы тогда ответил Рик? Бетси закрыла глаза и сделала глубокий вдох, чтобы хоть как-то успокоиться. Она просмотрела записи телефонных звонков. Большинство из них можно оставить без внимания, но один, от доктора Кинна, был важен. Взяв себя в руки, Бетси спокойно набрала нужный номер.

— Сью сделала хорошую работу, Бетси, — начал патологоанатом, когда разговор перешел к деловой части, — но и у меня есть кое-что.

— Дай я возьму карандаш и бумагу. Готово!

— Медицинская экспертиза всегда собирает остатки мочи из тела, чтобы сделать анализ на наличие наркотиков. Большинство лабораторных анализов направлено на то, чтобы обнаружить пять наиболее распространенных наркотиков. Это Сью и сделала. Но мне вдруг пришла в голову мысль провести анализ на кое-что еще. Я решил еще раз проверить кровь жертв. В крови каждой убитой леди был обнаружен большой процент пентобарбитала.

— Что это означает?

— Пентобарбитал — не совсем обычный наркотик, вот почему на него обычно и не делают анализ. Он используется при анестезии.

— Что-то я не улавливаю мысль.

— Его используют в больницах при наркозах. Такой наркотик эти женщины вряд ли могли принять сами. Кто-то ввел его им. Вот здесь-то и начинается самое странное, Бетси. У всех убитых женщин обнаружили в крови от трех до четырех миллиграммов пентобарбитала. Понимаешь, это очень высокий уровень — по сути дела речь идет о смертельной дозе.

— В чем ты все время пытаешься убедить меня?

— В том, что все три женщины умерли от передозировки пентобарбитала, а не от жестоких ран.

— Но их же замучили.

— Действительно, им вскрыли животы. Я сам видел следы от ожогов, возможно, от сигарет или оголенных проводов, порезы бритвой были также отчетливо видны, груди изуродованы, есть следы проникновения в задний проход. Но нельзя исключать возможность, что все эти жертвы находились без сознания, когда над ними издевались таким образом. Микроскопические участки вокруг каждой раны ясно показывают, что начинался уже процесс заживления. Это наводит на мысль о том, что смерть наступила в промежутках от двенадцати до двадцати четырех часов после того, как были нанесены раны.

Некоторое время Бетси хранила молчание. Но, когда она начала говорить, голос ее слегка дрожал:

— Но это ничего не объясняет, Рей. Какой смысл в том, чтобы мучить потерявшую сознание жертву?

— Выстрел наповал. Но это уже твоя проблема. А мое дело — кости пилить.

— А что можешь сказать про труп мужчины?

— Здесь совсем другая история. Первое: в крови не было обнаружено никакого пентобарбитала. Второе: процесс восстановления также начался вокруг нескольких ран, что свидетельствует о том, что жертву пытали с разной периодичностью через какие-то промежутки времени. Смерть наступила позднее в результате выстрела, как уже засвидетельствовала Сью.

— А как могла ошибиться доктор Грегг относительно причин смерти трех женщин?

— Очень легко. Когда ты видишь человека, которого разрезали от паха до груди, то сердце твое поневоле останавливается. Причина смерти напрашивается как бы сама собой. Я бы поступил точно так же, если бы не обнаружил пентобарбитал.

— Ты мне прибавил головной боли, Рей.

— Прими две таблетки аспирина и перезвони мне утром.

— Очень мило с твоей стороны.

— Рад, что принес в твою жизнь хоть немного радости.

Они закончили разговор, но Бетси по-прежнему продолжала тупо смотреть на свои записи. Машинально она начала что-то чертить в блокноте, но рисунки эти не имели никакого смысла, как не имела смысла и только что полученная информация.


предыдущая глава | Исчезла, но не забыта | cледующая глава