home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Психиатрическая клиника Святого Иуды была больше похожа на изысканную частную школу. Высокие, покрытые плющом стены, уходили глубоко в лес. Административный корпус, некогда дом миллионера Элвина Пьерси, был выстроен из красного кирпича с готическими арками и окнами в нишах. Сам Пьерси, ревностный католик, умер холостяком еще в 1916 году, оставив все свое состояние церкви. В 1923 году имение было превращено в резиденцию, предназначенную для нужд священников. В 1953 году маленькая современная психиатрическая лечебница была выстроена сразу же за основным зданием, которое стало впоследствии административным корпусом будущей больницы. Сразу же от ворот Регги Стюарт мог видеть это здание сквозь ветви деревьев в снегу. Осенью лужайка перед домом, наверное, была покрыта пышным зеленым ковром, а на ветвях красовались золотые и ярко-красные листья.

Кабинет доктора Маргарет Флинт находился в самом конце длинного коридора на втором этаже. Окна в этой части здания выходили прямо в лес. Доктор Флинт оказалась на редкость угловатой женщиной с лошадиным лицом и седыми, до плеч, волосами.

— Спасибо, что приняли меня, — начал прямо с порога Стюарт.

Доктор Флинт ответила искренней улыбкой, что смягчило неправильные черты ее лица. Она пожала Стюарту руку, а затем указала на два кресла, расположенные у кофейного столика.

— Интересно узнать, что стало с Самантой Риердон. Это был такой необычный случай. К сожалению, лечение так и не удалось довести до конца.

— Отчего?

— После развода муж отказался платить, а страховка не могла покрыть затрат. Но как бы то ни было, Саманта вряд ли позволила бы мне вмешиваться в ее дела после выписки из клиники. Кажется, она ненавидела все, что было связано с этим местом.

— Что еще вы можете мне рассказать о миссис Риердон?

— По правилам — ничего. Существует закон врачебной тайны, но ваш звонок в корне меняет все дело: возникла опасность, что она может представлять угрозу для других, а это заставляет забыть о правилах, которые следовало бы неукоснительно соблюдать в других обстоятельствах.

— Саманта может быть замешана в серии убийств, случившихся в Портленде.

— Вы уже упоминали об этом. Есть ли какая-нибудь связь между данными убийствами и теми мучениями, которые пришлось перенести Саманте в Хантерс-Пойнте? — поинтересовалась доктор Флинт.

— Пожалуй. Как вы об этом догадались?

— Сейчас расскажу, но сначала наберитесь терпения и поведайте, что вам известно о прошлом моей пациентки. Мне нужна эта информация.

— Некий тип, по имени Питер Лейк, муж одной из жертв массовых убийств в Хантерс-Пойнт и отец другой жертвы, восемь лет назад переехал в Портленд, чтобы начать новую жизнь. Затем кто-то в точности повторил все то, что случилось в прошлом. Вам известно, как погибли жертвы?

— Конечно. Я же была психотерапевтом Саманты, поэтому и познакомилась с полным полицейским отчетом.

— Доктор Флинт, тогда ответьте мне, смогла бы ваша пациентка повторить с другими женщинами те же мучения, что некогда проделали с ней самой?

— Хороший вопрос. Немногие женщины смогли бы сначала пройти через такие муки, чтобы потом заставить своих сестер испытать нечто подобное, но Саманта Риердон — это совсем другое дело. Здесь речь идет о патологии. Мы сталкиваемся в нашей клинике в основном с врожденными дефектами. Наши пациенты с трудом, а иногда и вовсе не способны к изменению. Люди с таким набором личностных расстройств практически неадаптированы. Они обнаруживают явные признаки психической нестабильности.

Вследствие испытанного стресса Саманта Риердон перешла в так называемое пограничное состояние между простым неврозом и глубоким психозом. Временами она может демонстрировать поведение самого настоящего психопата, но в основном вести себя как самый рядовой невротик. Так, она может демонстрировать особое расположение к сексуальным извращениям, антисоциальное поведение, что и выразилось в клептомании, в растрате денег, в эгоцентризме. Ее супружеские отношения с бывшим мужем как раз и наводят на подобные рассуждения. Вспомните, у них были периоды бурной сексуальной активности, отличавшиеся подчеркнутой нестабильностью, а затем ему невозможно было пробиться сквозь непроницаемую стену эгоцентризма своей супруги. Никакие доводы здесь не действовали. Когда Саманту ловили с поличным во время мелких краж в магазине, она не испытывала ни малейшего раскаяния. Секс был ее основным оружием против мужа и основным аргументом в их семейных спорах. Именно через постель она добивалась от мистера Риердона всего, чего ей хотелось. Саманта уничтожила финансовую стабильность своего супруга, даже не задумываясь о возможном их совместном будущем. Но после похищения и перенесенных мук моя пациентка совершенно закономерно перешла из разряда невротиков в разряд психопатов. И в данном состоянии она сейчас благополучно находится.

Уверяю вас, что свое пребывание в клинике Саманта восприняла как продолжение плена. Здесь я была единственным доктором, с которым она хоть как-то общалась. Наверное, это объясняется тем, что я здесь единственная женщина. Саманта просто ненавидела любого представителя противоположного пола. Она уверена, что все мужчины находятся в некоем глобальном заговоре, включая мэра Хантерс-Пойнта, начальника полиции, губернатора, а иногда и самого президента Соединенных Штатов Америки. Все мужчины сговорились, чтобы оставить на свободе истинного мучителя и убийцу.

— Итак, — решился вмешаться Стюарт, — вполне возможно, что ваша пациентка будет действовать в соответствии со своими фантазиями и сделает все, чтобы обнаружить того, кто, по ее убеждению, виновен в ее муках и страданиях?

— Вполне возможно. Находясь здесь, она не говорила ни о чем, кроме мести. Себя Саманта видела только в облике ангела-истребителя, ангела мести, который восстал против вселенской тьмы. Всеми силами больной души она ненавидит своего мучителя и поэтому является потенциальной опасностью для любого мужчины, видя в каждом из них поработителя.

— Тогда причем же здесь женщины? Разве такой человек может издеваться над представительницами того же пола?

— Мистер Стюарт, сейчас для Саманты Риердон хороши все средства. Если для осуществления своей заветной цели ей придется принести в жертву нескольких женщин, то вожделенная месть в глазах Саманты оправдает все.


Глава XXI | Исчезла, но не забыта | cледующая глава