home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XXVI

Бетси как раз заканчивала завтракать, когда раздался звонок в дверь. Легкий дождь моросил все утро, поэтому разглядеть Нору Слоан сквозь окно на кухне было трудно. Та стояла на коврике перед входом, держа в одной руке зонтик, а в другой большую сумку для покупок. Бетси подошла ко входу прямо с чашкой кофе в руке. Нора улыбалась, когда дверь открылась.

— Я могу войти? — спросила она.

— Конечно, — пригласила Бетси, немного отступая назад. Слоан поставила зонтик у стены в прихожей и начала расстегивать плащ. На ней оказались джинсы в обтяжку, легкая голубая рубашка и темно-голубой свитер.

— Может быть, присядем? — вновь спросила Нора, указывая в сторону гостиной. Бетси явно была смущена столь ранним визитом, но все-таки села на диван. Нора устроилась в кресле напротив и неожиданно достала пистолет из сумки. Чашка чуть не выпала из рук хозяйки, и Бетси с трудом поставила ее на мраморный столик. Коричневое пятно тут же появилось на поверхности стола.

— Прости, что пришлось напугать тебя, — спокойно произнесла Слоан.

Бетси, не отрываясь, смотрела на пистолет.

— Но пусть тебя это не беспокоит, — продолжила Слоан, — я не собираюсь причинять тебе никакого вреда. Ты мне нравишься. Просто я не знаю, какова будет реакция на то, что тебе сейчас предстоит услышать. Мне надо быть уверенной, что ты не совершишь никаких глупостей. Никаких поспешных движений, поняла? Никаких.

— Никаких.

— Хорошо. Теперь слушай, и внимательно. Мартина Дариуса нельзя отпускать. В понедельник, перед тем как начнутся слушания, ты попросишь у судьи Норвуда разрешения поговорить со своим клиентом наедине. В комнате, предназначенной для этого, есть дверь, которая выходит прямо в коридор. Когда я постучу в дверь, ты откроешь ее и впустишь меня внутрь.

— А потом?

— Что будет дальше, тебя не касается.

— Но почему я должна сделать это?

Тогда Нора опять полезла в сумку и достала плюшевого Оливера. Она передала игрушку матери.

— Кетти у меня. Она милый ребенок. И с ней все будет в порядке, если ты сделаешь то, о чем я тебя прошу.

— Как… Как ты добралась до Кетти? Рик не звонил мне.

— Рик мертв.

Бетси впилась глазами в Нору, еще не совсем улавливая смысл сказанного.

— Он причинял тебе боль. Все мужчины таковы. И Мартин хуже всех. Он заставлял нас уподобляться собакам, заставлял нас трахаться друг с другом, влезал на нас, будто мы были ожившими фигурами из мультфильмов, и все это для того, чтобы лучше ощутить мир своих собственных извращенных фантазий. Но другие мужчины делают по сути дела то же самое, только в другой форме. Например, твой Рик. Он использовал тебя, а затем решил выбросить на помойку.

— О Господи! — зарыдала вдруг Бетси, еще не до конца веря услышанному. — Он не умер…

— Пойми, я сделала это для тебя, Бетси.

— Нет, Нора, он этого не заслуживал.

Лицо Слоан заметно помрачнело.

— Они все заслуживают подобного, заслуживают смерти, Бетси. Все.

— Так ты Саманта Риердон, да?

Риердон кивнула в знак согласия.

— Не понимаю. И это после того, что тебе пришлось испытать самой? Как ты смогла убить всех этих невинных женщин?

— Поверь, было трудно. Бетси. Но я позаботилась о том, чтобы они не страдали. Я кромсала их плоть, только когда они были без сознания. Если бы у меня был другой способ, то я бы обязательно воспользовалась им.

«Ну, конечно же, — думала Бетси. — если Риердон похищала всех этих женщин, чтобы подставить Дариуса, то ей удобнее было делать свое дело, когда они были без сознания. Медсестра, у которой был опыт работы с хирургом, вполне могла побеспокоиться об анастезии, использовав пентобарбитал».

Риердон тепло улыбнулась и подвинула пистолет в сторону Бетси.

— Не бойся. Я же сказала, что не причиню тебе никакого вреда. Возьми, если хочешь, чтобы ты сама увидела, насколько я доверяю тебе.

Бетси протянула было руку к оружию, но на полпути остановилась.

— Давай, давай, — подбодрила Риердон. — Делай, как я сказала. Я все равно знаю, что ты никогда не выстрелишь в меня. Потому что только мне известно, где Кетти. Если меня убить, никто не сможет найти ее. Она умрет с голоду. Ужасная, жестокая смерть для маленькой девочки. Я знаю. Мне пришлось самой пройти через это.

Бетси взяла пистолет в руки. Сталь была холодной, а сам пистолет тяжелым. Чтобы убить сейчас Риердон, нужны силы, а их-то как раз и не хватало.

— Если я сделаю все, что ты хочешь, то ты вернешь мне Кетти в целости и сохранности?

— Кетти — это единственная моя страховка. Такая же, какой я когда-то была для Питера Лейка. Ненси Гордон в подробностях рассказала мне о сделке, на которую пошел губернатор. Мартин Дариус меня многому научил. Не могу дождаться случая, чтобы поблагодарить его лично.

Затем Риердон замолчала на какое-то время. Она сидела неподвижно. Бетси тоже старалась не шевелиться. Прошло еще несколько секунд. Казалось, что Риердон никак не может сосредоточиться на какой-то одной мысли. Когда же она все-таки заговорила, то смотрела при этом прямо в глаза своей собеседнице и произносила слова с такой отчетливостью, будто учительница, которая обращается к непонятливому ученику в надежде, что тот сможет уловить суть объясняемого урока.

— Тебе следует увидеть Дариуса в его истинном свете, чтобы понять, зачем я все это делаю. Он — дьявол. Запомни, не просто плохой человек, а воплощение подлинного зла. Обычные средства здесь не помогут. Но кто поверит мне? Дважды я пыталась растолковать людям всю опасность его существования. Но в Хантерс-Пойнте мне так никто и не поверил. Теперь я знаю почему. Всегда подозревала, что Мартин действовал не один. Ненси Гордон подтвердила мои опасения. Она рассказала о том заговоре, в результате которого вся вина была свалена на Генри Уотерса, а Мартина просто отпустили на свободу. Только дьявол мог быть способен на такое. Подумай об этом. Губернатор, мэр, полиция. Только одна Гордон еще пыталась сопротивляться. Но она всего лишь женщина.

Говоря все это, Риердон не сводила глаз с Бетси.

— Готова поклясться, что ты тут же бросишься звонить в полицию, как только я уйду. Поверь, тебе не следует делать этого. Полиция может схватить меня. Но им я никогда не скажу, где Кетти. Наберись сил, чтобы встретить новость о смерти Рика и об исчезновении дочери. Не проколись нигде и дай мне теперь спокойно уйти.

Сказав это, Риердон холодно улыбнулась.

— Не надейся на полицию. Им меня все равно не сломить. Уверяю тебя, что все полицейские уловки — ничто по сравнению с тем, что уже успел проделать со мной Мартин. О, как он надеялся на победу! Он думал, что я полностью подчиняюсь ему. Но подчинялось только тело, а не душа. Мой разум, мой дух по-прежнему оставались сильными и сосредоточенными только на одном.

Ночами я слышала вопли других женщин. Но сама никогда не ныла. Я жила со своей ненавистью, хранила и холила ее, как любовь. И мне оставалось только ждать. Когда сообщили, что во всем был виноват Уотерс, я знала, что это ложь. Я была уверена, что Мартин сумел предпринять нечто дьявольское и заставил власти лгать, нагло лгать. Поверь, только дьявол способен на такое, может так манипулировать, менять их сознание и переставлять с места на место, словно они и не люди вовсе, а глиняные фигурки. Но мной ему так и не удалось завладеть.

— Кетти у тебя не холодно? — неожиданно спросила Бетси. — Она легко может заболеть, если место сырое.

— Кетти тепло, Бетси. Я — не чудовище, как Дариус. Я — не нелюдь какая-нибудь, и у меня тоже есть чувства. Мне самой хочется, чтобы с Кетти ничего не произошло. Я не собираюсь причинять ей зла.

Бетси поймала себя на мысли, что у нее нет ненависти к Риердон. Как можно ненавидеть больного человека? Дариус — вот корень зла. Этот человек прекрасно знал, кого он создавал тогда в Хантерс-Пойнте, когда лишал и без того неустойчивую психику Саманты Риердон последних признаков человечности. Бетси вернула пистолет.

— Возьми. Он мне не нужен.

— Спасибо. Приятно видеть, что ты доверяешь мне в той же степени, что и я тебе.

— То, что ты делаешь, — очень дурно. Кетти — ребенок. Ничего плохого она тебе не сделала.

— Знаю. Мне самой не по себе, что пришлось забрать ее. Но у меня просто не было другой возможности заставить тебя действовать так, как я хочу. У тебя, Бетси, такие высокие нравственные принципы. Я была по-настоящему расстроена, когда узнала, что ты собираешься отказаться защищать Дариуса. Я рассчитывала на тебя, желая как можно ближе подобраться к нему. Но, с другой стороны, мне был приятен твой отказ. Столько адвокатов за большие деньги готовы защищать кого угодно. К тому же мне удалось помочь тебе разрешить семейные проблемы, так что сама видишь, как я тебя уважаю. — Риердон встала. — Теперь мне надо идти. Пожалуйста, ни о чем не беспокойся. Кетти в безопасности и ей тепло. Сделай то, о чем я прошу тебя, и она очень скоро вернется домой.

— А Кетти не может позвонить мне? Она ведь напугана. Девочке станет лучше, если она услышит мой голос.

— Уверена, что ты искренна в своей просьбе. Но, Бетси, твой звонок могут проследить. Я не могу этого позволить.

— Тогда передай ей игрушку. — Бетси протянула плюшевого Оливера. — Надеюсь, что это поддержит ее.

Риердон взяла игрушку. Слезы текли по щекам Бетси.

— Кетти — это все, что у меня есть. Пожалуйста, не причиняй ей вреда.

Риердон закрыла за собой дверь, не ответив Бетси. А та бросилась на кухню, желая увидеть, как уходит ее неожиданная посетительница: спина прямая, вся фигура кажется несгибаемой. И в этот момент Бетси вдруг реально ощутила то, что должны были чувствовать все мужья, когда по возвращении находили пустой дом и записку: «Исчезла, Но Не Забыта».


Через какое-то время Бетси побрела в гостиную. Там по-прежнему было темно, однако серебряный отблеск начал медленно появляться на склонах холмов. Бетси плюхнулась на диван, почувствовав, насколько она устала, пытаясь все время держать себя в руках. Сейчас она была в состоянии шока и думать ей ни о чем не хотелось. Надо было бы хоть как-то погоревать по поводу смерти Рика, но Кетти занимала сейчас все ее мысли. Пока Кетти вновь не окажется на свободе, смерть Рика не войдет в ее сердце болью.

Бетси пыталась не думать о фотографиях расчлененных женщин в морге. Изо всех сил она пыталась заблокировать память об этом, но, несмотря на все усилия, вид собственной дочери, свернувшейся в комочек, беззащитной и слабой, заставлял содрогаться.


Время текло незаметно. Дождь прекратился, и небо стало светлее, но Бетси даже не заметила этих перемен. Пятно от разлитого кофе на столе стыло среди осколков разбитой чашки. Бетси вернулась в кухню. Нашла бумажное полотенце. Она оторвала кусок бумаги, взяла бумажный пакет для мусора и большую губку. Хоть какие-то движения, хоть какое-то действие помогали забыться.

Бетси собрала осколки и бросила их в пакет. Затем протерла губкой мраморную поверхность стола, а уж потом прошлась сухой бумагой. Пока руки механически выполняли работу, мысль вертелась вокруг одного: что делать? Полиция исключалась. Бетси не сможет контролировать ее действия. В этом вопросе приходилось полностью доверять Саманте Риердон. Если сумасшедшая решит, что Бетси ее предала, то жизни Кетти будет угрожать реальная опасность. В случае же ареста Саманта вполне могла сдержать свое обещание и ни о чем не рассказать властям.

Мокрую бумагу Бетси также бросила в пакет для мусора, а затем отнесла его на кухню и положила в пластиковый мешок. Как найти Кетти — вот что прежде всего заботило сейчас Бетси. Регги Стюарт! Да, он считается специалистом в таких делах. К тому же его можно контролировать. Регги работает на нее. Но самое главное — этот человек в состоянии все понять. Он сможет найти Кетти быстрее, чем успеют арестовать саму Риердон. Что ж — действовать надо было решительно и без промедления. В считанные часы полиция должна была обнаружить труп Рика, и тогда расследование пойдет полным ходом.

Регги Стюарт прилетел в Портленд из Хантерс-Пойнта в полночь, поэтому звонок Бетси поднял его с постели. Голос шефа звучал настолько потерянно, что Регги тут же превратился в слух и внимание.

Стюарт улыбался по привычке, когда Бетси открыла ему входную дверь, но улыбка тут же исчезла, как только агент увидел выражение ее лица.

— Что случилось?

Бетси ничего не говорила до тех пор, пока они не устроились в гостиной. Казалось, что она вполне контролирует свои чувства.

— Ты был абсолютно прав. Саманта Риердон убила всех этих людей на строительной площадке.

— Как ты узнала об этом?

— Сегодня утром она сама все рассказала. Она…

Бетси закрыла глаза и глубоко вздохнула. Плечи ее слегка задрожали, ладонью она прикрыла глаза. Плакать Бетси не хотела. Стюарт стал на колени рядом с ней. Он нежно коснулся Бетси рукой.

— Что случилось? Расскажи. Ведь я твой друг. Если это в моих силах, то я обязательно помогу тебе.

— Саманта убила Рика. — Бетси упала в объятия Регги.

Стюарт прижал женщину к себе и дал ей спокойно выплакаться.

— Полиции уже сообщила?

— Не могу. Регги. Она где-то спрятала Кетти. Полиция даже не знает, что Рик мертв. Если же они арестуют Саманту, она никогда не скажет, где находится Кетти, и мой ребенок умрет от голода. Вот почему ты так нужен мне. Найти Кетти можешь только ты.

— Нет, Бетси, не я тебе нужен. Тебе нужны копы и ФБР. Они для этого лучше приспособлены, чем я. У них есть компьютеры и люди…

— Я верю обещанию Саманты убить Кетти, если станет известно, что в дело замешана полиция. Риердон уже успела убить четырех человек, найденных на стройплощадке, а также Лайзу Дариус и Рика.

— Как ты успела так хорошо узнать Риердон?

— На следующий день после того, как Дариус нанял меня в качестве своего адвоката, мне позвонила женщина, которая назвалась Норой Слоан. Она сказала, что хочет встретиться и пообедать со мной, чтобы обсудить статью, которую она готовит о женщинах-адвокатах. Но именно мою судьбу Саманта собиралась использовать как стержень статьи. Я была польщена. И к моменту ареста Дариуса мы с этой женщиной стали друзьями. Затем она попросила разрешения следить за всеми подробностями дела для убедительности будущей статьи, и я согласилась.

— Теперь она призналась, что она Риердон?

— Да.

— Зачем ей понадобилось убивать Рика?

— Потому что он оставил меня.

— Если она убила Рика за то, что он причинил тебе боль, но почему надо было причинять тебе еще большие страдания, похищая Кетти?

Бетси решила не говорить Стюарту всей правды, а главное, того, что просила ее сделать Саманта. Бетси доверяла Стюарту как сыщику, но боялась, что ее помощник может предупредить полицию, если узнает о планах Риердон проникнуть в комнату, где будет Дариус.

— После того, как я узнала, что это именно Мартин расправился с теми женщинами в Хантерс-Пойнте, тут же заявила ему, что не собираюсь быть его адвокатом. Нора Слоан была этим явно огорчена. Теперь мне понятно, что она хотела полностью контролировать ход расследования. Сейчас же, с Кетти в руках, Саманта вполне может заставить меня добиться приговора для Мартина Дариуса. Если ты не найдешь Кетти, то я вынуждена буду делать все, что захочет эта женщина.

Стюарт встал и начал ходить из угла в угол по комнате. Бетси вытерла глаза платком. Разговор явно помог ей.

— Что ты хочешь узнать об этой Риердон? — наконец спросил Стюарт. — Ты хотя бы видела ее машину? Она упоминала при тебе о том, где живет? Какими карточками расплачивалась за обед?

— Я тоже пыталась вспомнить все эти вещи, но поняла, что мне почти ничего о ней неизвестно. Машины ее никогда не видела, хотя и уверена, что какой-то автомобиль у нее есть. Надо же было переправить трупы на стройку, да и мой дом находится довольно далеко, к тому же она не пропустила ни одного заседания суда по делу Дариуса.

— Так где же она живет? Может быть, Саманта упоминала о длинной дороге домой, о каком-нибудь прекрасном виде из окна? Хорошо бы иметь номер телефона.

— Саманта никогда особенно о себе не распространялась. Мы разговаривали только обо мне или Дариусе, а также о тех женщинах, которые пострадали от этого подонка, но никогда ни слова о самой Норе Слоан. Боюсь, что я не спрашивала, где она живет. Правда, один раз я хотела выяснить номер телефона, но Нора сказала, что позвонит мне сама, и я не стала настаивать. За обед же Слоан заплатила наличными. И я никогда не видела ничего похожего на удостоверение личности.

— О'кей, попытаемся взглянуть на дело с другой стороны. Дариус выбрал заброшенную ферму, чтобы никто не мог видеть, как он привозит туда женщин, а также для того, чтобы избежать возможности любого случайного обнаружения жертв. У Слоан нет ни работы, ни семьи, она могла бы полностью располагать своим временем, за исключением тех часов, что тратила на судебные слушания и на встречи с тобой. Я готов поклясться, что Слоан живет где-нибудь в тихом местечке, не очень далеко от Портленда. Ведь ей надо иметь возможность быстро добираться в город. В доме наверняка должен быть подвал, именно там, вдали от посторонних глаз, Слоан и содержала своих пленников. В этом доме необходимо иметь электричество…

— Я спросила Нору, может ли Кетти позвонить мне. Она отказала, высказав опасение, что звонок могут проследить. Но телефон там точно должен быть, — начала включаться в игру Бетси.

— Отлично. Вот по такому пути и пойдем. Телефон и служба по уборке мусора — это зацепки. Она к тому же одинокая женщина. У меня есть связи в портлендской «Дженерал электрик», да и телефонная компания может дать справки, не зарегистрирована ли у них некая Нора Слоан или Саманта Риердон, которая начала пользоваться электричеством и телефоном с того момента, как эта самая Риердон впервые появилась в Портленде. У меня есть человек и в «Мотор Винкл Девижон», который может помочь нам определить номер автомобиля и адрес.

Пожалуй, она могла снять дом. Думаю, что Риердон позаботилась об этом заранее, до приезда в Портленд, но к помощи других служб могла и не обращаться, пока не решила поселиться здесь на время своего второго приезда.

Я постараюсь связаться с хозяйкой квартиры Саманты Риердон в Хантерс-Пойнте и узнаю поточнее, когда она встретилась с Оберхерстом и когда вновь решила вернуться в Портленд. Затем мне придется заглянуть в списки домов, стоящих на отшибе, в которых есть подвалы, чтобы узнать, кто брал их в аренду в то время, когда Риердон прибыла в Портленд впервые. Проверю все случаи, когда аренду оформляла одинокая женщина…

— Но почему аренда, почему бы ей не купить дом? Купленный дом куда безопаснее. Тогда Саманте не надо было бы бояться неожиданного прихода хозяина с целью собрать плату или проверить состояние собственности.

— Согласен. Думаю, наша подопечная думала и об этом. Но у меня сложилось впечатление, что у Саманты нет достаточного количества денег. Она брала в аренду жилье в Хантерс-Пойнте и выполняла низкооплачиваемую работу. Поэтому, идея ренты не так уж и плоха. Думаю, в установлении адреса нам может помочь и служба, занимающаяся вывозом мусора.

— Сколько времени могут занять у тебя эти поиски?

Стюарт изменился в лице.

— Именно поэтому следует использовать полицию, а не меня, Бетси. Мои поиски потребуют времени. Конечно, можно было бы нанять людей, чтобы они делали необходимую работу, например, проверяли ренту, а я бы занялся непосредственными поисками, но даже с их помощью времени понадобится немало, и у Саманты Риердон останется шанс исчезнуть без следа. Еще одна трудность: наша подопечная в любой из служб могла сказать, что она замужем и что ее супруг появится позднее. Подходящий домишко мог найтись и в городе. Саманта могла взять в аренду жилье под одним именем, оформить телефон на другое, а об отходах позаботиться под третьим. Подделать удостоверение личности сейчас несложно.

Даже если все сложится удачно, то и тогда результат появится только к концу недели. Например, я не знаю, какие из моих контактов окажутся эффективными и когда известные мне люди будут на работе, чтобы навести нужные справки.

Бетси выглядела совершенно потерянной.

— А времени как раз у нас и нет. Мне даже неизвестно, насколько хорошо Риердон приглядывает за Кетти и что она собирается предпринять, если решит, что больше не нуждается во мне.

— Может быть, все-таки передумаешь? Полиция и ФБР здесь будут полезнее.

— Нет, — отмахнулась Бетси. — Она предупредила меня, что Кетти умрет немедленно, если я обращусь в полицию. Они вовлекут в работу очень много людей, поэтому у меня не будет никакой возможности контролировать ситуацию, и я не буду уверена, что Саманта еще ни о чем не догадалась. К тому же мне кажется, что по-своему эта сумасшедшая симпатизирует мне. И пока наша психопатка не смотрит на меня как на своего врага, остается надежда, что она не причинит вреда Кетти.


Весь оставшийся день оказался настолько плох, что Бетси даже не представляла себе, как ей пережить следующий. Не верилось, что прошло всего несколько часов с момента визита Саманты Риердон. Бетси отправилась в комнату Кетти и села на постель малышки. «Волшебник страны Оз» лежал рядом на книжной полке. Осталось дочитать всего четыре последние главы. Неужели может так случиться, что Кетти так никогда и не узнает о счастливом возвращении Дороти домой? Бетси свернулась калачиком на постели маленькой дочки, приложила щеку к подушке. Подушка еще хранила запах девочки: Бетси невольно вспомнила, какой нежной была кожа у ее Кетти. Дочка казалась такой замечательной, такой трогательной, что мысль о том, будто она находилась сейчас в далекой стране Оз, где Бетси никак не могла защитить свое дитя, разрывала сердце на части.

В доме стало очень холодно. Она вспомнила, что забыла повернуть вентиль центрального отопления. Бетси села на постели. Сейчас она ощущала себя очень старой и усталой, холод проникал до костей, будто она потеряла много крови, и Бетси слабела, не в силах справиться с навалившимся на нее ужасом.

Котел отопления находился в холле. Бетси включила его и прислушалась, как он работает. Затем она вновь начала без дела бродить из комнаты в комнату. Тишина убивала. Такое абсолютное одиночество не было знакомо Бетси. С рождения Кетти мать всегда находилась в окружении самых разнообразных звуков. А сейчас приходилось вслушиваться даже в то, как стучит дождь по крыше, как скрипит древесина, как подтекает кран на кухне, как свистит ветер. Слишком много тишины для одного человека, слишком много одиночества…

Прямо перед собой Бетси увидела бар, но тут же отбросила мысль напиться до потери сознания. Надо было думать, думать во что бы то ни стало, даже если каждая мысль доставляла столько боли. Спиртное — это ловушка. Предстояло еще пережить много боли и с этим надо было мириться уже сейчас.

Поэтому Бетси сделала себе чашку чая и включила телевизор — хоть какая-то компания. Она не понимала, что за передача идет, но смех и аплодисменты немного ослабили чувство собачьей тоски. Как же она сможет пережить эту ночь, если даже день оказался таким длинным и тяжелым?

У Бетси мелькнула мысль позвонить матери, но эта идея тут же отпала. Тело Рика должны были найти с минуты на минуту, и тогда Рита сама сможет догадаться об исчезновении внучки. Бетси решила не тревожить близкого ей человека еще какое-то время: пусть страдания наступят для матери чуть позже.

Стюарт позвонил ровно в четыре, чтобы справиться о состоянии своей начальницы. Он уже связался с нужными людьми из службы по уборке отходов, а также из телефонной компании. Ему также удалось нанять нескольких сыщиков для поиска нужного дома. Стюарт предложил заказать на дом еду из китайского ресторанчика и пообедать вместе. Бетси знала, что все это делается только для того, чтобы хоть как-то скрасить ее одиночество. Отказать Стюарту у нее не было сил, и его появление неожиданно оказалось очень приятным.

Стюарт ушел в половине седьмого. А час спустя Бетси услышала, как к ее дому подъехала машина. Она поспешила к входной двери, смутно надеясь, что это Саманта Риердон одумалась и решила вернуть Кетти домой. Полицейский автомобиль припарковался на стоянке. За рулем сидел офицер в форме. Росс Барроу открыл дверцу со стороны пассажира. Выглядел он очень озабоченным. Бетси почувствовала, как часто забилось сердце. Она была абсолютно уверена, что полицейские приехали, чтобы сообщить о смерти Рика.

— Здравствуйте, детектив, — приветствовала его Бетси как можно спокойнее.

— Мы можем войти, миссис Тенненбаум? — спросил Барроу.

— Вы по делу Мартина?

Барроу только глубоко вздохнул в ответ. Он забыл, сколько раз ему приходилось оказываться в подобных ситуациях и приносить дурные вести родным и близким, но легче от этого никогда не становилось.

— Почему бы нам не войти в дом?

Бетси позволила детективу войти. Другой офицер последовал за ним.

— Это Грег Сандерс, — представил Барроу, и Сандерс кивнул головой.

— Кофе хотите?

— Не сейчас. Спасибо. Мы можем присесть?

Бетси прошла в гостиную. Когда полицейские устроились поудобнее, вновь начал Барроу:

— Скажите, где вы были прошлой ночью и сегодня днем?

— Почему вы меня об этом спрашиваете?

— У меня есть весьма веские причины задавать подобные вопросы.

— Дома.

— И никуда не выходили? И никто не приходил к вам?

— Нет, — ответила Бетси, даже испугавшись самой мысли упомянуть Регги Стюарта.

— Вы замужем, не так ли?

Бетси взглянула на Барроу, а потом опустила глаза.

— Мы расстались с мужем. Кетти, наша дочь, решила остаться с отцом на несколько дней. Мне представилась редкая возможность отоспаться и побыть в тишине, может быть, почитать немного. Но к чему все эти вопросы?

— Где мистер Тенненбаум и ваша дочь должны были провести эти несколько дней? Адрес, пожалуйста, — продолжал расспрашивать Барроу, игнорируя вопрос Бетси.

— Рик снял новую квартиру. Где-то у меня был записан адрес. На почему вы все-таки спрашиваете?

Бетси поочередно взглянула на обоих полицейских. Сандерс упорно отводил глаза в сторону.

— Что-нибудь случилось с Риком и Кетти?

— Миссис Тенненбаум, поверьте, мне очень тяжело говорить все это. Особенно, когда я узнал вас поближе. Дверь в квартиру вашего мужа оказалась открытой. Сосед нашел его.

— Нашел Рика? Как? О чем вы говорите?

Барроу внимательно посмотрел на Бетси.

— Может быть, выпьете чего-нибудь? Вы в порядке?

— О Господи! — И голова Бетси резко упала вниз, ладони закрыли лицо.

— Сосед уже успел опознать мистера Тенненбаума, поэтому от этой процедуры мы вас освобождаем.

— Как его?..

— Убили? Нужно, чтобы вы поехали с нами на место преступления. Есть вопросы, на которые только вы сможете ответить. Не беспокойтесь, тело мы уже убрали.

Вдруг Бетси резко выпрямилась.

— Где моя дочь? Где Кетти?

— Не знаем, миссис Тенненбаум. Вот почему мы и приехали за вами.


Большинство криминалистов уже покинули квартиру Рика, когда Бетси появилась в ней. Два офицера курили, стоя за порогом. Бетси даже слышала, как они громко смеялись, когда лифт подъезжал к нужному этажу. Полицейские смутились, увидев миссис Тенненбаум, выходящую из кабины лифта. Один из них быстро вынул сигарету изо рта и попытался спрятать ее в кулаке, словно вещественное доказательство.

Входная дверь в квартиру Рика вела в узкий холл. А в конце холла начиналась гостиная, довольно просторная, с огромными окнами. Свет в холле горел, поэтому Бетси сразу же заметила кровь. Она успела превратиться в большое бурое пятно. Ясно было, что Рик умер именно здесь. Бетси быстро подняла глаза от пола и пошла вслед за Барроу, перешагнув, как и он, через застывшее пятно.

— Здесь, — сказал детектив, указывая на дверь, ведущую в гостиную. Бетси вошла в комнату. Она сразу же увидела ранец дочери. Грязные джинсы и зеленая в полоску рубашка с длинными рукавами валялись в углу. Про себя Бетси неожиданно подумала о том, сможет ли она разыграть горе при всех, когда наступит подходящий момент? И тут же поняла, что сейчас ей об этом беспокоиться уже не нужно.

— Это вещи Кетти. Она так гордилась, что смогла собрать все сама.

У входной двери послышалось какое-то движение. Алан Пейдж ворвался в квартиру и направился прямо к Бетси.

— Я только что услышал о случившемся. Вы в порядке?

Бетси кивнула в ответ. Вся ее уверенность растаяла прямо на глазах. Бетси выглядела как человек, готовый развалиться на части. Алан Пейдж взял ее руку и нежно погладил.

— Мы найдем вашу дочь во что бы то ни стало. Я брошу на поиски все свои силы. Позвоню в ФБР. Мы обязательно найдем того, кто это сделал.

— Спасибо, Алан, — потерянно произнесла Бетси.

— Росс, это ты сообщил миссис Тенненбаум обо всем?

Барроу кивнул в ответ.

Пейдж повел Бетси из комнаты в маленький кабинет. Он усадил женщину, а сам устроился напротив.

— Что я могу сделать для вас, Бетси?

Пейджа беспокоила бледность собеседницы. Бетси глубоко вздохнула и закрыла лицо руками. Она привыкла думать об Алане Пейдже как о твердокаменном служителе закона, но такая искренняя забота обезоружила Бетси.

— Мне очень жаль, — начала она, — но я никак не могу сосредоточиться.

— Не извиняйся. Ты же не железная. Хочешь отдохнуть? Мы можем поговорить обо всем и позднее.

— Нет. Давай сейчас.

— О'кей. Кто-нибудь уже связывался с тобой по поводу Кетти?

Бетси отрицательно покачала головой. Пейджа известие явно огорчило. Это было странно. Рика Тенненбаума убили, может быть, сутки назад. Если бы похититель Кетти хотел получить выкуй, он давно бы уже связался с Бетси.

— Пойми, на ограбление это не похоже. Бумажник Рика был полон денег, на нем также оказались дорогие часы. Ты никого не подозреваешь? Кто мог хотеть Рику зла?

Бетси отрицательно покачала головой. Обманывать Алана оказалось не так просто, но выбора не было.

— У мужа были враги? — вновь спросил Пейдж. — Может быть, личные, деловые, кто-нибудь из его фирмы или кто-то из пострадавших по его вине через суд?

— Никто не приходит на ум. А уголовными делами Рик никогда не занимался. Его дело — контракты и документы о слиянии различных фирм. Он никогда не говорил о каких-то личных проблемах.

— Не хочу причинять тебе боль, но Росс сказал мне, что вы с Риком последнее время жили отдельно. Что случилось? Он пил, наркотики или завел другую женщину?

— Ничего подобного, Алан. Это произошло от того… Он… он просто очень хотел стать партнером в своей юридической фирме, это ему никак не удавалось. Мой же успех у Рика вызывал самую настоящую ревность. — Слезы готовы были вот-вот брызнуть из глаз Бетси. — Партнерство много значило для Рика. Он никак не мог понять, что я его люблю и так, что мне наплевать, есть у него успех или нет.

Дальше Бетси говорить не могла. Плечи ее начали содрогаться от плача. Все выглядело ужасно глупо: разрушить брак из-за таких пустяков, оставить жену и дочь ради того, чтобы твое имя появилось в газетных заголовках.

— Хочешь, я отправлю тебя домой с полицейским? — поинтересовался Пейдж. — Мы можем даже поставить пост охраны у твоего дома. Пока ничего точно не прояснится, случай с Кетти мы будем расценивать, как настоящее похищение. Я хочу, чтобы ты дала мне разрешение на прослушивание твоих телефонов, домашнего и установленного в офисе, чтобы сразу же вычислить того, кто захочет вступить с тобой в контакт. Обещаю, что, как только станет ясно, что данный звонок не имеет отношения к похищению, мы тут же отключимся. После операции я сам сотру записи разговоров.

— О'кей.

— Мы еще не дали прессе сведений об убийстве Рика, они не получат и данных о похищении Кетти. Будем тянуть как можно дольше. Но имя Рика все равно появится в утренних новостях. С этого момента держись: журналисты начнут на тебя настоящую охоту.

— Понимаю.

— Хочешь, чтобы кто-то из своих остался с тобой?

Держать в неизвестности мать относительно исчезновения Кетти уже не имело смысла. Бетси она нужна была сейчас как никто другой.

— Я хочу, чтобы со мной была сейчас мать.

— Разумеется. Я могу послать за ней полицейского.

— В этом нет необходимости. Можно мне позвонить отсюда?

Пейдж кивнул головой.

— Хочу еще кое-что с тобой обсудить. Я сам объясню судье Норвуду, что произошло. Он перенесет слушания по делу Дариуса.

Бетси почувствовала, как забилось ее сердце. О слушаниях в суде она совсем забыла. Как отреагирует Риердон, если узнает о переносе заседания суда? Чем дольше будет откладываться дело, тем больше опасность, что Риердон что-нибудь сделает с Кетти.

— Алан, я должна вернуться к работе. Сидя дома, я просто сойду с ума.

Пейдж с недоумением посмотрел на Бетси.

— В твоем нынешнем состоянии ты не можешь полностью владеть ситуацией в таком сложном деле, как дело Дариуса. У тебя нет сил сделать эту работу достаточно компетентно. Я хочу упрятать Дариуса за решетку как никого другого, но воспользоваться твоим нынешним состоянием считаю себя не вправе. Поверь мне, Бетси. Давай поговорим об этом деле сразу после похорон.

Похороны. О них Бетси даже не подумала. Когда умер отец, все связанные с этим хлопоты свалились на плечи брата. Что надо делать в этой ситуации? К кому обратиться?

Пейдж заметил смущение Бетси и взял ее за руку. Никогда прежде она не обращала внимания на цвет глаз окружного прокурора. Все, что касалось этого человека, производило впечатление твердости и стабильности, но глаза, глаза оказались голубыми и удивительно нежными.

— Ты выглядишь так, как будто вот-вот сорвешься, — заметил между тем Пейдж. — Я собираюсь отправить тебя домой. Прими что-нибудь и усни. Тебе понадобятся все силы. И не теряй надежды. Могу дать слово, что найду Кетти. Поверь, я сделаю для этого все.


предыдущая глава | Исчезла, но не забыта | cледующая глава