home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

На борту «Титана», залив Мэн

— Как вы выслеживаете его? — недоуменно спросил Аттикус, войдя в рулевую рубку «Титана» в сопровождении Римуса и О'Ши.

Тревор, сияя улыбкой, повернулся к вошедшим.

— Доброе утро, Аттикус. Надеюсь, вы хорошо выспались?

Не обращая внимания на приветствие, Аттикус осматривал рубку. Та являла собой прямо-таки чудо техники: экранов и кнопок здесь было больше, чем в космическом шаттле. Словно ее перенесло сюда с экрана научно-фантастического фильма. Команда из пяти человек, включая угрюмоватого капитана, — все в наушниках, и у всех микрофоны — сидела вдоль стен и работала на компьютерах. В центре помещения овальной формы, из окон которого открывался круговой обзор, располагался овальной же формы стол, по сути — большой экран, на котором отображались карты океана.

Тревор снова заговорил — и на сей раз его слова привлекли Аттикусово внимание:

— Оно не далеко уплыло от места вашей с ним встречи.

— А где мы?

— Там же, где вы выкарабкивались на борт своей яхты. Возле отмели Джеффри.

Аттикус посмотрел ему в глаза.

— Как все-таки вы выслеживаете? — повторил он вновь.

— Ах да, — отозвался Тревор. — Пока вы спали, мы разбросали по акватории залива самораскрывающиеся буи с укрепленными на них сонарами.

Аттикус чуть прищурился: ответ Тревора звучал по меньшей мере абсурдно. Залив Мэн слишком велик, чтобы его было возможно полностью накрыть сетью буев.

Тревор уловил недоверие к своим словам и добавил:

— Конечно, не по всему заливу, а в тех местах, где оно, как мы смогли выяснить, появлялось наиболее часто. Из вашего рассказа мы узнали, что чудовище преследовало косяк сельди, поэтому мы разместили буи в местах сосредоточения косяков. Ну а это, как вы понимаете, было не такой уж трудной задачей. И похоже, оно не торопится уходить отсюда. Просто медленно следует за косяком, не упуская его из вида.

Аттикус покачал головой. Такое поведение вовсе не характерно для морских хищников, но это существо вообще не было похоже ни на одно, известное Аттикусу. Предсказать его охотничьи повадки будет нелегко. Одно можно утверждать с уверенностью: коль скоро оно преследует косяк, то рано или поздно захочет им отобедать.

— Когда оно станет питаться — всплывет к поверхности.

— Вы читаете мои мысли! — воскликнул в легком возбуждении Тревор. — Нам остается спокойно ждать этого момента. А пока я попрошу вас об одном одолжении.

Аттикус выжидательно молчал.

— Мне необходимо, чтобы вы рассказали все, что знаете, об этой твари. Любая мельчайшая деталь, которую сможете припомнить, будет для нас очень ценной. Чтобы убить чудовище, мы должны как можно больше о нем узнать.

Аттикус попытался собрать воедино разрозненные воспоминания. Попробовать нарисовать? Но он был плохим художником и боялся, что не сумеете передать очертания чудовища, а также дать представление о повадках, о способе передвижения.

— Сомневаюсь, что смогу в чем-либо помочь… Я не помню…

— Не помните или не хотите вспоминать? — спросил Тревор таким же вкрадчивым, успокаивающим голосом, как предыдущей ночью, и в довершение слов крепко сжал Аттикусово плечо.

О'Ши с Римусом переглянулись. Казалось, они были удивлены, слыша подобные нотки в устах босса.

— И то и другое, — ответил Аттикус. — Все, что я могу вспомнить, будет весьма сомнительно.

Тревор вздохнул, после чего вновь смягчился.

— Я вас прекрасно понимаю. Но нам все же необходимо…

— Постойте! — Глаза Аттикуса расширились от возбуждения. — Где мы?

— Вам уже было сказано, — вступил в разговор Римус, — возле отмели Джеффри.

Аттикус бросил на него раздраженный взгляд.

— Отмель Джеффри не такая уж маленькая. Где конкретно?

Тревор на мгновение задумался.

— Надеюсь, это вас не сильно встревожит, мой друг. Мы сейчас находимся точно на том месте, откуда вы послали сигнал бедствия. Собственно, мы находимся здесь с тех пор, как отсюда ушла ваша яхта.

Аттикус улыбнулся:

— Отлично.

Тревор заметно расслабился, замешательство исчезло с его лица.

— И что же в этом отличного? Поделитесь.

— У нас с Джионой… это моя дочь… в общем, у нас в тот день были камеры, — взволнованно заговорил Аттикус. Казалось, что все произошло много лет назад, хотя на самом деле прошло всего два дня. Столько всяких событий за это время! Поняла бы его Джиона? Одобрила бы его действия Мария? Нет, прочь подобные мысли! Он должен твердо следовать принятому решению. — У меня была видеокамера. Я обронил ее, когда поднимался на поверхность. Возможно, мне удалось что-то записать.

Глаза Тревора засверкали.

— Где сейчас чудовище?

Капитан, чье присутствие в рубке было практически необязательным, поскольку судно сейчас управлялось автопилотом, взглянул на круглый экран, на котором видны были зеленые пятна разных размеров. Аттикус приблизился к экрану и сразу же понял, что они означают: косяки рыбы, китов и прочих обитателей океана. И среди них выделялся крупный зловещий объект, медленно движущийся следом за небольшим размытым пятном.

— Оно сейчас в трех милях от нас, по-прежнему следует за косяком, — сказал капитан. — И не слишком торопится.

Тревор посмотрел на Аттикуса.

— Я иду, — сказал тот.

Тревор что-то решал, покусывая нижнюю губу.

— Идемте вместе. — Он улыбнулся, кажется, даже стал выше ростом и, переполняясь энергией, прокричал: — Снаряжайте подлодку! Готовьте гарпун! Поднять паруса! Задраить люки! Вперед! Вперед!

Когда Тревор закончил отдавать приказы, капитан и трое членов команды поспешили выполнять приказания.

Римус шагнул вперед и с беспокойством спросил:

— Вы же не собираетесь сами опускаться в подлодке, когда рядом торчит это чудище?

— Не беспокойся так, Римус! Мы будем надежно защищены. И все, больше на эту тему я говорить не желаю, — произнес Тревор тоном, начисто отметающим возможные контраргументы.

— По крайней мере, позвольте мне ею управлять, — попросил Римус.

— Лучше возьми на себя гарпунное ружье. Если у нас возникнут проблемы, мы всплывем на поверхность, и тогда ты сможешь исполнить свою благородную миссию по нашей защите.

— А кто будет пилотировать субмарину?

— Как кто? Аттикус, разумеется.

Аттикуса это заявление застало врасплох. Он не ожидал, что ему будет доверено управление. За годы службы в спецназе он приобрел кое-какие навыки в обращении с мини-субмаринами, но полагал, что это известно лишь очень узкому кругу лиц. Он уже хотел было кое-что уточнить, но сам же Тревор все разъяснил:

— Аттикус принимал участие в совершенно секретной программе по тестированию одноместных мини-субмарин, предназначенных для атаки на вражеские корабли, подводные лодки, нефтяные платформы и прочие цели. Программа ПМСН — персональные мини-субмарины-невидимки. Это было воистину гениальное изобретение. Малышки передвигаются быстро и бесшумно, выглядят же точь-в-точь как обитатели морских глубин: манты, акулы, даже черепахи. Поскольку предполагалось, что пилотировать субмарины будут рядовые «морские котики», а не специально обученные пилоты, то и для тестирования отбирали самых обычных бойцов. И наш друг Аттикус оказался одним из лучших среди участников программы.

Аттикус в изумлении уставился на миллиардера: тот проявил глубокую осведомленность в мельчайших деталях сверхсекретного проекта, о котором даже внутри ВМС знали очень немногие. Тревор тем временем повернулся к нему и сказал:

— Уверен, что наша субмарина не сильно отличается от тех, какие вам довелось пилотировать по программе ПМСН, за исключением, конечно, размера.

Аттикус улыбнулся. Ему было абсолютно все равно, откуда Тревор раздобыл информацию, и он знал, что Тревора это тоже не беспокоит. Сейчас их двоих объединяло общее дело. Правила и моральные нормы подождут до окончания миссии. Быть может, у Тревора есть информатор или же О'Ши залез в базу данных ВМС. Плевать. Что в данную минуту занимало Аттикуса, так это как достать со дна океана пленку, на которой может быть записано хоть что-то полезное для охоты. Прочее не имело значения.

Ничто больше не имело значения.


Андреа мерила шагами палубу катера Береговой охраны и не отрывала глаз от сверкающего на солнце корпуса «Титана», который по-прежнему неподвижно высился неподалеку. В голове роились мысли:

«Что они там задумали?»

«Где Аттикус?»

«Почему они стоят на месте?»

Она раз за разом прокручивала в голове эти вопросы и не находила ответов. Количество неизвестных в этой задаче намного превышало те немногие сведения, какими располагала Андреа. Более того: она не могла сообщить командованию о своих тревогах в отношении Аттикуса. Для всех тогда станет очевидно, что она находится здесь вовсе не для того, чтобы наблюдать за Манфредом, а с иной — значительно менее официальной — целью.

И как объяснить использование катера Береговой охраны для преследования яхты Тревора Манфреда, если та не двигается? Главное же — Тревор поступил именно так, как она и предвидела: вскоре после утреннего обмена любезностями несколько человек вышли на корму «Титана» и закинули удочки в воду. С катера за ними внимательно следили, но все их действия только подтверждали слова Манфреда о рыбной ловле. Мужчины периодически вытаскивали из воды рыбу, а одного из них чуть было не утянуло за борт — спасла оборвавшаяся леска.

Андреа видела, что они вытягивают здоровенных рыбин — некоторые явно весили до сотни фунтов, а то и больше. Лески должны быть очень прочными. Что же могло порвать леску незадачливого рыбака? «Что-то действительно огромное», — подумала Андреа.

Что-то действительно огромное. Мысли, беспорядочно крутившиеся в голове, замедлили бег. Она поняла, что здесь делает Аттикус. Поняла, что у него может быть общего с Манфредом. Они объединились с целью выследить и убить морское чудовище. Каким образом Аттикус так скоро нашел общий язык с одним из богатейших людей планеты, она не представляла, но факты были налицо. Аттикус и Манфред действовали сообща.

«Атти, ты даже не представляешь, во что впутался», — подумала Андреа.

В этот момент она приняла решение во что бы то ни стало связаться с Аттикусом, чего бы ей это ни стоило. Пусть даже придется добираться до «Титана» вплавь.


ИЗ ВСЕХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ! | Кронос | cледующая глава