home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29

На борту «Титана», залив Мэн

Аттикус проснулся, когда острый как кинжал зуб, не меньше фута длиной, проткнул ему живот и разрезал тело пополам. Вот уже трижды за эту ночь ему снился один и тот же кошмарный сон. Первые два раза он просыпался только после того, как отчетливо видел вывалившиеся в воду собственные внутренности. К счастью, на этот раз сон прервался в тот момент, когда тело только лишь начало разваливаться на две половинки.

Кошмар ушел, Аттикус же так и лежал, весь разбитый, в холодном поту. Наконец он сел в кровати, восстановил ритм дыхания, пытаясь избавиться от мыслей о повторяющемся сне, о Кроносе, о предстоящей схватке. Услужливый мозг тотчас подкинул воспоминания о Джионе, но боль утраты была еще слишком велика, и Аттикуса захлестнули эмоции. Затем мысли перенеслись к Марии, и он почувствовал себя глубоко виноватым перед ней. А до чего горько было осознавать, что он видел, как погибла его девочка… и ничего не мог сделать. Аттикус пребывал в абсолютно подавленном состоянии. Ему казалось, что его лишили всего хорошего, что только было в жизни. И вдруг он вспомнил сердитое лицо, обращенное на него с палубы катера Береговой охраны. Андреа…

Вспомнился их первый поцелуй в возрасте шестнадцати лет. Вот они стоят под балконом, укрывшись от проливного дождя, барабанящего над головами и создающего редкую атмосферу уединения. Некоторое время просто стоят, чувствуя себя неловко. Немного осваиваются. Целуются. Поцелуй обоюдно нежный. Длится он до тех пор, пока дождь не начинает стихать. После, в течение нескольких недель, ни один из них не вспоминал о случившемся. С того поцелуя и завязался их юношеский роман.

Он улыбнулся, вспомнив, как сердито Андреа смотрела на него с палубы катера. Что, кстати, здесь вообще делает катер Береговой охраны? Не было ничего удивительного в интересе властей Соединенных Штатов к персоне Тревора, но так откровенно следить за ним? Накануне утром, перед самым пробуждением, Аттикусу почудилось, что он слышит ее голос. Андреа звала его.

«Нет, — убеждал он себя, — это простое совпадение. Она служит в Береговой охране. Это ее работа». Тем не менее ему бы хотелось услышать объяснения из уст самой Андреа. Утром надо будет попробовать с ней связаться.

После резкого пробуждения от кошмара Аттикуса начало снова клонить в сон, глаза слипались, и он лег обратно в постель. Сквозь прикрытые веки он почувствовал, как чья-то тень на мгновение заслонила льющийся через окно лунный свет. Аттикус напряг слух и услышал шарканье ног.

Кто-то находился в комнате.

Он слышал частое и затрудненное дыхание. «Нервничает», — понял Аттикус.

Он быстро прокрутил в голове возможные варианты. Это не Римус. Парень, конечно, мог бы возжелать прикончить его, но Римус-то был профессионалом. Он бы не стал действовать так небрежно. Тревор без всяких церемоний включил бы свет и заявил о своем присутствии. Кроме того, у тени, движущейся по стене, не было характерной копны волос. Аттикус улыбнулся, вычислив ночного посетителя, хотя причины его столь позднего и неординарного визита оставались неясными.

— Аттикус, — позвал голос, — Аттикус, вы здесь?

Аттикус бесшумно вскочил с кровати и громким шепотом выдавил:

— Бу!..

Отец О'Ши дернулся от неожиданности и ударился о стену.

— Господи!

Аттикус включил настольную лампу, с улыбкой глядя на перепуганного гостя.

— А я думал, священники не упоминают имя Господне всуе, — сказал он и, не давая О'Ши ответить, прибавил: — Еще один порок?

На О'Ши из одежды были только свободные штаны спортивного покроя. Аттикус с неприкрытым изумлением смотрел на атлетически сложенную фигуру святого отца. Что же это за священник, который богохульствует, слушает роллингов и сложен как Брюс Ли? Хотел было спросить, но решил оставить это при себе. «Титан» был полон различных тайн, и отец О'Ши был лишь одной из них.

— Прошу простить меня за вторжение, — сказал О'Ши, — хоть мне и не удалось застать вас врасплох.

Аттикус ждал продолжения. Священник потирал руки, глаза его бегали по сторонам, и он нервничал явно не из-за того, что проник ночью без спросу в чужие апартаменты.

— Так что вам нужно? — спросил Аттикус.

— Вы должны поклясться, что никому не расскажете, откуда это узнали.

Аттикус кивнул и скрестил руки на также обнаженном, но все же более рельефном торсе.

— Сегодня я видел женщину. Римус схватил ее при попытке тайком проникнуть на корабль. — О'Ши вздохнул. — Я просто подумал, что вы захотите это узнать. — Он сделал глубокий вдох и хрустнул пальцами. Ясно было, что он делится секретом, которым делиться отнюдь не должен.

Аттикус выпрямился и спросил:

— Что? Кого вы видели?

— Я не знаю, кто она, но это женщина с катера. Вчера утром, пока вы спали, она долго препиралась с Тревором, а потом хотела поговорить с вами лично.

Так что, он слышал ЕЕ голос? Ему не показалось?

Аттикус прищурился.

— Почему Тревор мне ничего не сказал?

— Для меня все его поступки — сплошная загадка.

— И все же вы здесь.

— Мы все здесь.

Аттикус стоял и молча что-то обдумывал.

О'Ши продолжил:

— Я вышел немного освежить голову. Знаете, от этой вашей треклятой твари меня мучают кошмары.

«Не только вас», — молча добавил Аттикус.

— Я случайно услышал, как Римус говорил кому-то из команды, что он-де поймал женщину. Ее описание в точности подходило той, которую я видел на палубе катера. Наша Лорел чуть не съела ее, но ей каким-то образом удалось спастись.

В мозгу Аттикуса промелькнули воспоминания о гигантской белой акуле, бьющейся об иллюминатор в подводной гостиной. И — о перемалывающих что-то огромных челюстях. Теперь он догадался, что это было: ласт подводного пловца. Почему же он не увидел этого в тот момент? Или он настолько увлечен жаждой мести, что все чувства его притупились?

— Где Тревор?

О'Ши придвинулся ближе.

— Зачем вам Тревор?

— Он благоразумный человек. Если он узнает, что Римус силой удерживает офицера Береговой охраны — и моего друга, — он велит отпустить ее.

О'Ши направился к двери, явно опасаясь, как бы его не обнаружили в комнате Аттикуса.

— Сразу видно, что вы плохо знаете Тревора. Хотя не исключено, что он еще ничего об этом не знает. Но послушайте, что я вам скажу. Если это действительно ваша знакомая, в ее интересах покинуть корабль сегодня же. Учитывая все обстоятельства, я думаю, что именно вы сможете ей помочь.

— Но почему вы решили мне рассказать? Вы ведь здорово рискнули, придя ко мне.

О'Ши улыбнулся:

— Священник из меня, возможно, и никудышный, но я все же не самый плохой из людей.

С этими словами он вышел в коридор и аккуратно затворил за собой дверь.

Аттикус посмотрел на до сих пор не распакованную сумку с экипировкой и оружием. Расстегнул молнию и улыбнулся, подумав: «Давненько же я этим не пользовался».

Спустя десять минут он стоял полностью одетый и вооруженный. Если захваченная Римусом женщина действительно окажется Андреа, он прислушается к предупреждению О'Ши и постарается сделать так, чтобы она покинула «Титан», пока не нарвалась на неприятности. Если же ею окажется женщина совершенно посторонняя, которой нечего делать на судне, он обязательно проследит, чтобы сукин сын Римус не причинил ей зла. После недавнего столкновения с мерзавцами, пытавшимися изнасиловать Джиону, его отношение к сексуальным маньякам было однозначным.

Аттикус тихонько выскользнул в темный коридор, почти невидимый в своем черном облегающем костюме. Единственное, что выдавало его присутствие в темноте, — тусклый блеск висящего на бедре «магнума». Возможно, это была излишняя предосторожность, но Аттикус не сомневался: Римусу ничего не стоит убить человека, поэтому лучше перестраховаться, чем потом жалеть.


предыдущая глава | Кронос | cледующая глава