home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


48

На борту «Титана»

В то время как Аттикус отправился в свой отчаянный поход против всей команды «Титана», О'Ши и Андреа, надеясь избежать столкновения с людьми Тревора, осторожно выбрались из зала с коллекцией. Они пошли длинным коридором, ведущим к лестнице, по которой намеревались попасть на главную гостевую палубу, где размещались апартаменты Аттикуса и О'Ши. По обеим сторонам широкого коридора стояли резные деревянные статуи.

Несмотря на подстерегающие их опасности, Андреа не могла не смотреть завороженно на изумительной работы статуи, многие из которых были ярко раскрашены. В некоторых она признала тотемные столбы, другие изображали медведей, вставших на задние лапы, стилизованных горных львов, волков и птиц. Все они были вырезаны североамериканскими индейцами, но лишь тотемные столбы выглядели знакомыми.

О'Ши заметил ее интерес.

— Работы коренного населения Северной Америки, — заметил он.

— Понятно. Но они не похожи ни на что из того, что я видела раньше.

— Это потому, что никто не видел их много веков, — пояснил О'Ши с ноткой вины в голосе. — Их нашли при раскопках… не знаю точно где, в какой-то пещере. Археолог говорил, что, по его убеждению, это самые ранние творения коренного населения Северной Америки.

Андреа посмотрела в темные глаза искусно изображенного кодьяка,[47] чьи оскаленные зубы казались такими реальными, что нетрудно было представить, как он легко перекусывает ими человеческую шею.

— А что стало с тем археологом? Как вышло, что никто ничего не знает о них?

О'Ши обернулся и, нахмурившись, ответил:

— Порой люди, работающие в отдаленных от цивилизации местах… пропадают. — Он снова смотрел прямо перед собой, так как понимал: стоит чуть зазеваться — и можно врезаться в одну из скульптур, которые превращали коридор в подобие слаломной трассы. — Но в основном получается так, что, если археологи находят какие-то уникальные артефакты, они неизбежно встречаются с Тревором. И если они не принимают предложенную сумму в обмен на молчание, он может… — О'Ши не договорил.

— Святой отец.

Это было всего лишь приветствие, но О'Ши запаниковал и, тяжело дыша, поднял глаза. Навстречу шли двое, в которых он признал работников кухни Реджи и Джеймса. Оба были вооружены автоматическими пистолетами «Глок 18С». О'Ши замер, уверенный, что через мгновение они поднимут свои пушки и откроют огонь.

Но ничего не произошло. Так как О'Ши не ответил на приветствие, мужчины остановились.

— Вы в порядке, отец?

«Неужели они не заметили Андреа?» — недоуменно подумал он. Но ее действительно не заметили, и О'Ши не собирался рисковать, оглядываясь назад. Он несколько театральным жестом схватился за грудь и громко выдохнул:

— О господи! Реджи, вы до смерти меня перепугали! Я был уверен, что вы — сбежавшие пленники. — Он с притворным облегчением покачал головой, приговаривая: — Это научит меня читать молитву, когда я иду по кораблю.

— Вас проводить до вашей каюты или вы сами справитесь? — спросил Реджи, многозначительно указывая на «хеклер», про который О'Ши совершенно забыл.

— Будь я проклят, если стану стрелять в брата или сестру своих! Однако с ним чувствуешь себя более комфортно. Я уверен, что доберусь к себе без всяких проблем. Но все равно спасибо за предложение. — О'Ши улыбнулся и сделал шаг в сторону, освобождая проход. — И да убережет вас Бог.

Он облегченно вздохнул, когда Реджи с приятелем прошли мимо, и стал озираться в поисках Андреа. Она бесшумно выпрямилась и вышла из-за статуи огромного медведя, за которой пряталась все это время. Те двое прошли мимо, не заметив ничего подозрительного.

О'Ши помахал Андреа рукой, чтобы она поторопилась. Неожиданно Реджи обернулся.

— Да, святой отец, я хотел спросить ва…

В эту секунду он увидел Андреа и мигом сообразил, что О'Ши с ней заодно. Реджи поднял «глок», но сделал это недостаточно быстро. О'Ши уже успел навести на него «хеклер». Коридор прорезала длинная очередь. О'Ши никогда в жизни не доводилось стрелять из пистолета, не говоря уже об автоматическом оружии. К тому же видимость в коридоре оставляла желать лучшего. Конечно, будь у него в руках автомат, стреляющий со скоростью семьсот выстрелов в минуту, можно было бы не беспокоиться, попадут ли его пули в цель. «Хеклер» же в течение нескольких секунд выпустил все двадцать пять пуль. Из двадцати пяти четыре таки попали.

Очередь прошила Реджи по диагонали, три пули попали в туловище. Четвертая поразила его напарника в голову в тот самый момент, когда он разворачивался, чтобы вступить в бой. В наступившей оглушительной тишине О'Ши слышал громкий звон в ушах и биение собственного сердца. Затем его внимание привлекли отдаленные выстрелы. Аттикус где-то на судне вел свою личную войну.

Андреа крепко ухватила О'Ши за плечо. Он резко обернулся к ней: глаза широко открыты, дыхание быстрое, частое.

— Вы все сделали правильно, — ободряющим тоном произнесла она.

— Как можно говорить «правильно» про убийство? — спросил О'Ши.

— Можно, — сказала Андреа и, взяв у него из рук «хеклер», вынула пустой магазин и вставила новый. — Потому что мы — положительные герои.

И она побежала дальше по коридору к лестнице. Слов Андреа было недостаточно, чтобы смягчить испытываемое О'Ши чувство вины. Но ему все же стало легче от того, что в первый раз в жизни он оказался на стороне тех, кто стоит за правое дело. Он последовал за Андреа, надеясь, что выстрелов никто не услышал.

Не встретив более никаких помех, О'Ши с Андреа добрались до апартаментов священника. Они юркнули внутрь, заперли за собой дверь и прошли к столу. Усевшись перед ноутбуками с доступом в Интернет, они вошли каждый в свою электронную почту. Андреа немного сомневалась, что от этого будет какая-то польза. Хотя это и был наиболее подходящий способ связаться с внешним миром, не существовало никакой гарантии, что адресат прочтет письмо вовремя, чтобы успеть оказать необходимую помощь. Набирая текст, Андреа надеялась, что ее непосредственный командир регулярно просматривает содержимое своего почтового ящика.

О'Ши что-то яростно отбивал на клавиатуре, чем привлек внимание Андреа.

— Кому вы пишете? — поинтересовалась она.

— Перевожу свои сбережения на более надежный банковский счет.

Андреа недоверчиво потрясла головой.

— Что-что?

— Да шучу я, — отозвался О'Ши. — Я отправляю имейлы на «всем подряд».

Закончив письмо, Андреа напечатала в конце свое имя, звание и личный номер, чтобы у получателя не возникло никаких сомнений в подлинности авторства, и подвела курсор к кнопке «Отправить». Едва она нажала кнопку, как экран взорвался. Следующим разлетелся на мелкие кусочки ноутбук О'Ши. Они подскочили, едва не столкнувшись друг с другом. Свои автоматические пистолеты оба, садясь за компьютеры, положили на пол. У Андреа сзади за ремень был заткнут трофейный «глок», но она хорошо понимала, что стрелявший без труда прикончит ее раньше, чем она успеет вытащить пистолет из-за пояса.

Оба осторожно повернулись к двери и увидели кривую ухмылку на обезображенном шрамами лице Римуса. На нем, как обычно, были надеты шорты и яркая рубаха, но пляжное одеяние составляло резкий контраст с автоматом «Хеклер-и-Кох МР5» в руках гавайца.

— Позаимствовал у твоего приятеля, — пояснил он Андреа, кивая на оружие. — Он оказался столь любезен, что приберег его для меня.

Переводя дуло автомата с Андреа на О'Ши и обратно, Римус вошел в комнату.

— Забавно, — произнес он, — похоже, все замки на яхте вышли из строя и пропускают кого угодно. — Улыбнулся. — Что очень печально для вас.

Взял на мушку О'Ши и добавил:

— Насчет вас я не больно-то удивлен. Сколько ведь раз говорил Тревору, что не стоит вам доверять.

Затем неуловимым движением перевел ствол на Андреа.

— А ты… Я еще надеюсь поразвлечься с тобой. Самую малость. — Римус на мгновение замер. Скосил глаза. — Пушка. Не знаю, где ты ее прячешь. Но брось ее.

Андреа подчинилась. У нее не было выбора. Она чувствовала, что Римус не собирается убивать их прямо сейчас, а это означало: у них все еще есть шанс, пусть и ничтожный, на спасение. Конечно, О'Ши казался не намного сильнее, чем она сама, но все же их было двое против одного. И они, несомненно, смогут перехитрить гавайца. Еще в школе ей как-то пришлось защищать девочку от двух хулиганов. Оба были выше и намного здоровее, чем она, но Андреа их одолела, применив хитрость. Тогда она избежала драки, просто швырнув им в глаза по пригоршне песка. Конечно, Римуса песок не заставит расплакаться, а только еще больше разъярит. Не говоря о том, что ближайший песок находится в нескольких сотнях футов под килем «Титана».

Андреа повернулась спиной к Римусу, чтобы он мог следить за ее движениями, осторожно вытащила «глок» и бросила на пол.

— Подтолкни его ко мне, — приказал гаваец.

Она снова подчинилась.

Держа пленников на прицеле, Римус обошел U-образный стол, на котором дымились расстрелянные ноутбуки, подобрал с пола оба автоматических пистолета и вернулся к двери. Улыбнувшись на прощание дьявольской улыбкой, запер за собой дверь и удалился, насвистывая веселый гавайский мотивчик.


предыдущая глава | Кронос | cледующая глава