home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

На следующее утро мы начали искать Сандру или Александру Что-то-там-такое, которая в 1984 году жила рядом с Нокнари. Я позвонил в Бюро переписи и услышал безразличный женский голос, который прогнусавил, что не может давать информацию без санкции судьи. Когда я заговорил о том, что речь идет об убийстве ребенка, она просто перевела звонок (в трубке заиграло что-то вроде «Маленькой ночной серенады» Моцарта, набранной одним пальцем на игровой приставке) на другую линию.

Сидевшая напротив Кэсси пыталась раздобыть список избирателей по юго-восточному округу Дублина за 1988 год. Я подсчитал, что к тому времени Сандра была достаточно взрослой для голосования, но еще не настолько, чтобы уехать из дому. Приторный голосок в трубке повторял, что ее звонок очень важен и на него ответят в порядке очереди. Кэсси нервничала и меняла позу: закидывала ногу на ногу, наваливалась на стол, крутилась на вращающемся стуле, запутываясь в телефонном проводе. От недосыпания у меня резало глаза, я обливался липким потом — центральное отопление работало вовсю, хотя день был теплый, — и с трудом сдерживался, чтобы не закричать.

— Да пошли они! — завопил я наконец, швырнув трубку на рычаг. «Ночная серенада» крепко засела у меня в мозгах. — Бесполезно.

— Ваше раздражение очень важно для нас, — промурлыкала Кэсси, откинув голову на подголовник и глядя на меня сверху вниз, — и будет рассмотрено в порядке очереди. Спасибо, что находились на связи.

— Даже если эти кретины нам что-нибудь дадут, то никак не диск или базу данных. Они принесут нам пять миллионов коробок, битком набитых бумагой, и нам придется проверять каждую фамилию. На это уйдет несколько недель.

— К тому же она могла переехать, выйти замуж, эмигрировать или умереть. У тебя есть идея получше?

Меня осенило.

— Есть! — воскликнул я, схватив пальто. — Идем.

— Эй, куда ты собрался?

Я на ходу развернул Кэсси лицом к двери.

— Мы идем на встречу с миссис Памелой Фицджералд. Скажи, кто самый гениальный человек на свете?

— Я всегда думала, что Леонард Бернстайн, — призналась Кэсси, с удовольствием бросив трубку и вскочив со стула. — Но могу рассмотреть твою кандидатуру.


Мы зашли в «Лори» и купили миссис Фицджералд коробку песочного печенья — легкая компенсация за ненайденный кошелек. И зря: печенье спровоцировало соревнование в щедрости. В ответ она достала из холодильника замороженные пончики, разогрела в микроволновке, полила маслом и подала вместе с малиновым джемом — а я смотрел на все это, лихорадочно потирая колено, пока хмурый взгляд Кэсси не заставил меня остановиться. Я знал, что теперь нам придется это съесть, если мы не хотим, чтобы фаза угощения растянулась на несколько часов.

Миссис Фицджералд внимательно следила, как мы поедаем пончики и запиваем их крепчайшим чаем — от него буквально сводило скулы, — после чего удовлетворенно откинулась в кресле.

— Обожаю хорошие пончики, — заметила она. — Такие пышечки, что хоть засовывай в бюстгальтер.

— Миссис Фицджералд, — произнесла Кэсси, — вы помните двух детей, которые пропали в лесу примерно двадцать лет назад?

Не хотелось признавать, что я ждал вопроса от нее, потому что мне не хватило бы на это духу. Я испугался, что выдам себя дрогнувшим голосом, и тогда хозяйка посмотрит на меня внимательнее и вспомнит про третьего ребенка. После чего мы вряд ли уйдем отсюда раньше вечера.

— Конечно, помню! — воскликнула она. — Ужасная история. Бедняжки пропали без следа. Даже похорон нормальных не было.

— Как по вашему, что с ними случилось? — вдруг спросила Кэсси.

Я мысленно отругал ее за бесполезные вопросы, но потом понял, почему она спросила. Миссис Фицджералд смахивала на чудесную старушку, которая живет в ветхой хижине где-нибудь в лесу, все видит и знает, но никому не говорит. В сказках к таким приходят, чтобы разгадать загадки, хотя ответ может оказаться еще более странным и неясным, чем вопрос.

Миссис Фицджералд оглядела свой пончик, откусила и вытерла губы салфеткой.

— Какой-нибудь слабоумный сбросил их в реку, — вздохнула она после паузы. — Да помилует их Господь. Бедняга сумасшедший, которого следовало держать под замком.

У меня возникла обычная реакция на подобные фразы — дрожащие руки и учащенный пульс. Я поставил чашку на стол.

— Значит, вы считаете, что их убили. — Я старался говорить тоном ниже, чтобы контролировать свой голос.

— Разумеется, а как же иначе, мой юный друг? Моя мамочка — да покоится она с миром — тогда была жива, она умерла через три года от гриппа… так вот, она считала, что их забрал Пука. Но у нее были старомодные взгляды, царствие ей небесное.

Неожиданная версия. Пука — старое пугало из детских сказок, зловредный дух-проказник, потомок Пана и прародитель Пака.[16] Кирнан и Маккейб вряд ли включили бы его в список подозреваемых.

— Ну да, их бросили в воду, иначе кто-нибудь нашел бы тела. Люди утверждают, что их души до сих пор бродят по лесу, бедняжки. Тереза из Лейна видела их в прошлом году, когда ходила стирать на реку.

Еще одна неожиданность, однако вполне объяснимая. Двое детей пропали в лесу у Нокнари; само собой, они должны были стать частью местного фольклора. Я не верю в привидения, но от этой картины — бесплотные фигуры в сумерках, тихие голоса — по спине пробежал холодок, смешанный с каким-то нелепым гневом. Почему их видел не я, а женщина из Лейна?

— Во время допроса, — продолжил я, стараясь вернуться к нужной теме, — вы сообщили полиции, будто возле леса бродили подозрительные парни.

— Остолопы, — презрительно фыркнула миссис Фицджералд. — Плевали на землю и все такое. Мой отец всегда говорил, что это признак плохого воспитания. Правда, двое потом взялись за ум. Сынок Консепты Миллз теперь делает компьютеры. Он переехал в другой город — Блэкрок, кажется. Нокнари его, видите ли, не устраивает. Ну еще Девлин — мы о нем уже упоминали. Он отец бедняжки Кэти, да помилует Господь ее душу. Прекрасный человек.

— А что с третьим парнем? — спросил я. — Шейном Уотерсом?

Она поджала губы и отхлебнула чай.

— Понятия не имею, до чего он докатился.

— Что, встал на скользкую дорожку? — понимающе кивнула Кэсси. — Можно еще один пончик, миссис Фицджералд? Я сто лет не ела такой вкуснятины.

Кэсси никогда не ест пончики. По ее мнению, они вообще несъедобны.

— Конечно, милая; будет хорошо, если ты немного поправишься. У меня еще много. После того как дочка купила мне микроволновку, я готовлю сразу по пятьдесят штук и храню в морозилке.

Кэсси сделала вид, будто выбирает самый аппетитный пончик, и отхватила большой кусок. Я испугался, что она съест слишком много и миссис Фицджералд бросится разогревать следующую партию. С трудом прожевав, Кэсси пробормотала:

— Шейн Уотерс по-прежнему живет в Нокнари?

— В Маунтджой-Гол,[17] — с отвращением проговорила хозяйка. — Вот где он живет. Он и его дружок, с которым они ограбили автозаправку. Приставили нож к бедняге-работнику и перепугали до смерти. Его мать всегда считала, что в душе Шейн неплохой, просто легкомысленный, но, что ни говори, подобное поведение непростительно.

Хорошо бы познакомить ее с Сэмом! Они легко найдут общий язык.

— Полиции вы сообщили, что там находились и девушки, — продолжил я, раскрыв блокнот.

Она с неодобрением покачала головой:

— Бесстыжие девчонки. Я и сама была не прочь показать парням ножку — это лучший способ привлечь их внимание, верно? — Миссис Фицджералд подмигнула мне и разразилась хриплым смехом. Улыбка озарила ее лицо, и стало ясно, что когда-то она была очень симпатичной девушкой: веселой, озорной, жизнерадостной. — Но эти одевались так, что на одежду можно было и денег не тратить — проще ходить нагишом. Сейчас вся молодежь одета вызывающе, разные там топы и шортики, но тогда еще оставались какие-то представления о приличиях.

— Вы помните, как их звали?

— Одна была старшей дочкой Мэри Галлаэр. Она уже лет пятнадцать живет в Лондоне, но частенько тут бывает — показать наряды и похвастаться работой, хотя Мэри недавно призналась, что дочь всего лишь секретарша. Она и раньше любила воображать.

Сердце у меня упало — Лондон, — но миссис Фицджералд отпила большой глоток чаю и подняла палец:

— Клэр, вот как. И до сих пор Клэр Галлаэр. Так и не вышла замуж. Несколько лет назад обручилась с каким-то разведенным — Мэри была в ужасе, — но потом что-то расстроилось.

— А вторая девушка?

— А, ну та здесь. Живет с матерью в Нокнари-Клоус — в бедной части города, если вы понимаете, о чем я. Двое детей, мужа нет. А чего еще ждать? Если напрашиваешься на неприятности, рано или поздно они возникают. Она из сестер Скалли. Джеки вышла замуж за паренька Уиклоу, Трэйси работает в ломбарде, а это Сандра. Сандра Скалли. Доешьте его, милая, — велела она Кэсси, которая незаметно отложила пончик и сделала вид, будто забыла о нем.

— Большое спасибо, миссис Фицджералд, вы нам очень помогли, — поблагодарил я.

Кэсси быстро сунула в рот остатки пончика и запила чаем. Я захлопнул блокнот и встал.

— Подождите минутку! — остановила нас хозяйка. Она бросилась в кухню, вернулась с пакетом замороженных пончиков и сунула в руки Кэсси. — Вот, это вам. Нет, нет, нет, — замахала она руками на протесты Кэсси (нам запрещено принимать подарки от свидетелей, съедобные они или нет), — вам они пойдут на пользу. Вы очень милая девушка. Поделитесь ими со своим парнем, если он этого заслужил.


Бедная часть города (сам я никогда там не был, родители не разрешали нам туда ходить) мало чем отличалась от богатой — дома немного похуже, да в садах побольше сорняков. Стену в конце Нокнари-Клоус разрисовали граффити, правда, очень скромными: просто надписи, сделанные маркером, вроде «Ливерпуль рулит», «Мартина + Коннор = навеки» или «Джоунс — гомик»; ничего похожего на «хардкор» в крупных городах. Не хотел бы я в таком месте оставить свою машину.

На звонок вышла Сандра. Я не сразу узнал ее; мне она запомнилась иной. Сандра была одна из тех девушек, которые быстро расцветают, но и быстро вянут. В моей памяти остались золотистые кудряшки и стройное тело, крепкое и соблазнительное, как спелый персик, а на пороге стояла усталая грузная женщина с подозрительным взглядом и волосами цвета тусклой меди. На мгновение меня обожгла боль потери. Я почти хотел, чтобы это оказалась не она.

— Чем могу помочь? — Ее голос огрубел, но я уловил в нем прежние мягкие нотки с придыханием. («И кто из них твой парень?» Яркий ноготь указал сначала на меня, потом на Питера, но Джеми покачала головой и поморщилась: «Фу-у!» Сандра рассмеялась, свесив ноги со стены: «Скоро ты станешь думать по-другому!»)

— Мисс Сандра Скалли? — произнес я.

Она хмуро кивнула. Мы еще не успели достать жетоны, а Сандра уже распознала в нас копов и заняла оборону. Из глубины дома доносился визг ребенка, колотившего по металлическому предмету.

— Я детектив Райан, а это детектив Мэддокс. Она хотела бы побеседовать с вами несколько минут.

Я почувствовал, как Кэсси едва заметно шевельнулась рядом. Будь у меня какие-то сомнения, я сказал бы «мы», после чего последовала бы обычная процедура расспросов про Кэти Девлин, а за это время я бы разобрался, что к чему. Но сомнений не возникло, а Сандре будет легче разговаривать с женщиной, а не с мужчиной.

Лицо Сандры напряглось.

— Вы насчет Деклэн? Можете передать этой старой сучке, что после того случая я отобрала у него магнитофон. И если она что-нибудь слышит, то лишь голоса у себя в голове.

— Нет-нет, — мягко возразила Кэсси. — Ничего подобного. Просто мы работаем над одним старым делом и подумали, что вы сумеете нам помочь. Можно войти?

Женщина секунду смотрела на нее, затем пожала плечами:

— Разве у меня есть выбор?

Она отступила в сторону, приоткрыв дверь, и я почувствовал запахи с кухни.

— Спасибо, — улыбнулась Кэсси. — Постараюсь вас долго не задерживать.

Входя в дом, она оглянулась через плечо и подмигнула мне. Потом дверь захлопнулась.


Кэсси не возвращалась. Я сидел в машине и курил до тех пор, пока у меня не закончились сигареты. Тогда я стал грызть ногти, выстукивать по рулю «Ночную серенаду» и чистить приборную доску с помощью ключа зажигания. Почему не поставил на Кэсси «жучок», спрашивал я себя с тоской, а вдруг ей срочно понадобится помощь? За годы Сандра очень изменилась, и я сомневался, что Кэсси сможет правильно вести беседу. Я опустил стекло и услышал, как ребенок продолжает вопить и греметь железом. Затем раздался громкий голос Сандры, шлепок, и малыш закатился ревом — больше от обиды, чем от боли. Я вспомнил, как сияли белые зубы Сандры, когда она смеялась, и таинственную ложбинку в вырезе ее блузки.

Мне показалось, что миновало несколько часов, прежде чем дверь отворилась и на улицу быстрым шагом вышла Кэсси. Она села в автомобиль и перевела дыхание.

— Уфф. Ты был прав. Я с трудом ее разговорила, но потом…

У меня громко колотилось сердце — от страха или торжества.

— Что она сказала?

Кэсси достала сигарету и искала зажигалку.

— Лучше давай отъедем и свернем за угол. Ей не нравится, что у дома стоит машина, — боится, соседи начнут судачить.

Я выехал из поселка и припарковался на стоянке у раскопок, стрельнул одну из дамских сигарет у Кэсси и чиркнул зажигалкой.

— Итак…

— Знаешь, что она мне заявила? — Кэсси резко опустила стекло и выдохнула наружу дым. Она была в ярости, я только теперь это заметил. — Она сказала: «Это было не изнасилование, просто они заставили меня». Повторила раза три, не меньше. Слава Богу, ее дети слишком маленькие, чтобы иметь какое-то отношение к…

— Кэсси, — попросил я, — может, начнешь сначала?

— Начало — это Кетл Миллз, которому тогда было восемнадцать, а ей шестнадцать. Не знаю уж почему, но он считался крутым парнем и Сандра сходила по нему с ума. Джонатан Девлин и Шейн Уотерс являлись его лучшими друзьями. Оба ходили без девушек. Джонатан запал на Сандру, ей он тоже нравился, и через полгода после начала «отношений» Кетл сказал, что Джонатан — я цитирую — «хочет ей вставить» и, по его мнению, это хорошая идея. Словно он одалживал другу затяжку или банку пива. Господи, ведь это были восьмидесятые годы, у парней даже презервативов не было…

— Кэсси…

Она швырнула зажигалку в окно и попала в дерево. Кэсси отличный стрелок: угодила прямо в ствол. Я и раньше видел ее в ярости (на мой взгляд, в этом виновата французская кровь ее дедушки, южный темперамент) и знал, что, выместив гнев на дереве, Кэсси успокоится. Она откинулась в кресле, затянулась сигаретой и через минуту вдруг кротко улыбнулась.

— Ты должна мне зажигалку, — заметил я. — Так в чем дело?

— А ты должен мне подарок на прошлогоднее Рождество. Ладно, не важно. Сандра не возражала против того, чтобы переспать с Джонатаном. Это случилось раз или два, потом все чувствовали себя неловко, но скоро привыкли…

— Когда это произошло?

— В начале лета — июнь восемьдесят четвертого. Видимо, после этого Джонатан познакомился с другой девушкой — я думаю, Клэр Галлаэр — и, как считает Сандра, ответил приятелю услугой за услугу. Она закатила сцену Кетлу, но история сбивала ее с толку, и она решила о ней забыть.

— Господи, — пробормотал я. — Выходит, я жил чуть ли не в шоу Джерри Спрингера. Тема дня: «Подростки-свингеры делятся впечатлениями».

А совсем рядом, всего в нескольких ярдах и нескольких годах от них, мы с Питером и Джеми подсовывали друг другу «руку мертвеца» и целились дротиками в собаку Кармайклов. Наши частные миры существовали отдельно, точно параллельные вселенные, которые случайно сошлись в одну точку и наслоились друг на друга. Я подумал о пластах иных эпох, скрытых под ногами; о той лисе, которая кричала за окном в каком-то своем городе, мало похожем на мой.

— Ну а затем, — продолжила Кэсси, — Шейн тоже захотел участвовать в игре. Кетл, само собой, не возражал, но Сандра была против. Шейн ей не нравился — «прыщавый вонючка», как она его называла. Судя по всему, он вообще мало кому нравился, но приятели водили с ним дружбу, поскольку были знакомы чуть ли не с младенчества. Кетл долго пытался убедить ее — знаешь, мне не терпится посмотреть его интернет-историю, — а Сандра отнекивалась, говорила, что подумает. В конце концов они набросились на нее в лесу — Кетл и наш бравый Джонатан ее держали, а Шейн насиловал. Сандра не уверена насчет точной даты, но помнит, что у нее были синяки и она боялась, что они не пройдут к началу учебного года, так что речь скорее всего идет об августе.

— Она нас видела? — тихо произнес я. То, что рассказ Сандры совпал с моей историей, меня взбудоражило и напугало.

Кэсси взглянула на меня. Ее лицо ничего не выражало, но я знал, что она проверяет, все ли со мной в порядке. Я постарался сохранить небрежный вид.

— Не совсем. Она… ну, ты представляешь ее состояние. Однако Сандра помнит, что слышала чей-то топот на поляне, а затем парни стали кричать. Джонатан бросился за вами и, вернувшись, сказал что-то вроде: «Чертовы детишки».

Кэсси стряхнула пепел. По ее напряженной позе я чувствовал, что она еще не закончила. На противоположной стороне дороги Марк, Мел и еще пара археологов возились с колышками и рулеткой, перекликаясь друг с другом. Мел громко рассмеялась и крикнула:

— Слушаюсь, сэр!

— Ну и?.. — воскликнул я, не выдержав долгой паузы. Тело у меня дрожало как у гончей, взявшей след. Я уже говорил, что никогда не бью подозреваемых, но сейчас перед моим мысленным взором возникали соблазнительные картины: я впечатываю Девлина в стену, ору ему в лицо и выбиваю из него нужные ответы.

— Знаешь, что самое забавное? — усмехнулась Кэсси. — Сандра даже не порвала с Кетлом. Встречалась с ним несколько месяцев, пока он сам ее не бросил.

У меня чуть не вырвалось: «И все?» — но вместо этого я пробормотал:

— Думаю, за изнасилование несовершеннолетней срок давности гораздо больше. — Сцены допросов продолжат вихрем проноситься у меня в голове. — Вероятно, у нас есть время. Я бы с удовольствием арестовал мерзавца прямо на рабочем месте.

Кэсси покачал головой:

— Сандра не станет выдвигать обвинений. Она считает, что сама виновата, раз связалась с таким парнем.

— Надо поговорить с Девлином, — буркнул я, заводя мотор.

— Минутку, — остановила меня Кэсси. — Есть еще кое-что. Может, пустяк, но… Когда все закончилось, Кетл — честное слово, надо им как следует заняться, мы наверняка что-нибудь найдем, — проговорил: «Умная девочка», — и поцеловал ее. Она сидела, тряслась, пытаясь оправить одежду и прийти в себя. И вдруг в лесу, совсем рядом, раздался какой-то звук. Сандра сказала, что никогда не слышала ничего подобного. По ее словам, это было похоже на огромную птицу, хлопавшую крыльями, но только делалось это голосом, будто кто-то кричал. Все вскочили и тоже начали вопить, потом Кетл пробормотал что-то вроде: «Опять эта чертова малышня», — и швырнул камнем в деревья, но звук не прекратился. Сгустились сумерки, никто ничего не видел. От страха они точно помешались, боялись сдвинуться с места, только сидели и кричали. Наконец все стихло, и тут они услышали, как кто-то удаляется от них в лесу — что-то крупное, размером не меньше человека. Они бросились бежать. Сандра добавила, что ощутила сильный запах, вроде как животного — козла или еще кого-то; так пахнет в зоопарках.

— Какого дьявола? — пробормотал я. Ее рассказ застал меня врасплох.

— Значит, это были не вы.

— Наверное.

Я вспомнил, как мы мчались сломя голову, в ушах свистел ветер, и чувствовали, что произошло нечто очень скверное. Потом, задыхаясь, мы остановились на самом краю леса и уставились друг на друга. Сомневаюсь, что после этого мы решили вернуться на полянку и изображать хлопающую крыльями птицу, не говоря уж про козлиный запах.

— Может, ей показалось?

Кэсси пожала плечами:

— Не исключено. Но вдруг в лесу действительно обитает какое-то дикое животное?

Вообще-то в Ирландии не встречаются звери свирепее барсуков, но это не мешает регулярным вспышкам жутких слухов, особенно в глухой провинции: то какой-нибудь овце перегрызли горло, то ночной прохожий видел пугающую тень или горящие во тьме глаза. Обычно все легко можно объяснить причудливым освещением или заблудившейся собакой, но бывают действительно загадочные случаи.

Я подумал про дыры на своей футболке. Кэсси никогда всерьез не верила в этого загадочного зверя, но сама мысль ей нравилась, потому что напоминала средневековые легенды о Черном псе, нападавшем на запоздалых путников. Кэсси, видимо, надеялась, что в стране остались дикие и неисследованные места, не указанные на карте и не снятые видеокамерами, и где-то в потайных уголках Ирландии бродят опасные твари размером с пуму и вершат под покровом ночи свои мрачные дела.

В другой ситуации меня бы тоже увлекла эта идея, но сейчас было не до нее. С самого начала следствия, как только мы увидели крыши домов Нокнари, грань между мной и тем давним днем стала медленно, но неуклонно растворяться. А теперь она так истончилась, что я слышал легкие шорохи и шумы, какое-то порхание и копошение, словно бился зажатый в ладонях мотылек. У меня не было времени для сомнительных теорий насчет сбежавшего из зоопарка тигра, лохнесского чудовища и прочих бредней, которые Кэсси вбила себе в голову.

— Нет, — возразил я. — Мы практически жили в этом лесу. Будь там кто-то крупнее лисы, мы бы наверняка знали. Да и во время поисков никто не видел ничего похожего. Либо в кустах сидел любитель подсматривать с поехавшей крышей, либо Сандра все придумала.

— Что ж, вероятно, — спокойно согласилась Кэсси. Я снова завел мотор. — Подожди, о чем ты собираешься побеседовать с Девлином?

— Найду о чем, — ответил я, почувствовав, что мой голос вот-вот сорвется.

Кэсси приподняла брови.

— Знаешь, может, мне следует отправиться к кузинам и поболтать о том о сем, а ты потом пришлешь мне сообщение, когда освободишься. У вас с Девлином будет мужской разговор. Вряд ли он захочет рассказывать об изнасиловании в моем присутствии.

— А, — пробормотал я, немного смутившись. — Конечно. Спасибо, Кэсси. Это хорошая мысль.

Она вышла из машины, и я стал перебираться на пассажирское сиденье, думая, что Кэсси сядет за руль. Но она приблизилась к деревьям и стала рыться в траве, пока не нашла зажигалку.

— Держи, — произнесла Кэсси, вернувшись. — Теперь ты должен мне подарок на Рождество.


предыдущая глава | В лесной чаще | cледующая глава