home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Готовиться к битве

Два корпуса германских эсэсовцев упорно лезли вперед. «Гроссдойчланд» вошла в деревню Серцево, оттеснив защитников в хутора Серцево и Гремучий — последний оплот Обояни. Остатки 6-й Гвардейской армии на фронте генерала Кривошеина страдали от пристрелявшихся германских артиллеристов. Немцы определили как наиболее многообещающий правый фланг 48-го танкового корпуса (сообщено о продвижении на 8 километров к северу) и немедленно создали боевую группу. Битва была столь ожесточенной, что в наступившую ночь все заснули в том месте, где их застала темень.

Утро привычно встретило боем, где юркие «Т-34» маневрировали вокруг могучих «тигров». Когда группа немцев пробилась в Гремучий, то встретила немецких танкистов, убежденных в том, что они в Новоселовке. По этому поводу фон Меллентин сухо заметил: «Сообщение об успехе гренадеров оказалось ложным; такое случается в каждой войне и особенно в России». В ночь на 7 июля был взят холм, стоящий сразу за Гремучим (высота 230.1). Третья танковая дивизия немцев рвалась к Березовке, но оголила свой левый фланг.

7 июля «Лейбштандарт» обрушился на Тетеревино. Советский 3-й механизированный корпус самоотверженно бросился в контратаку. Весь этот день советский фронт пытался закрыть пробоины от германских ударов. Чтобы прикрыть Серцево, Катуков бросил туда танковые и артиллерийские подкрепления, а также 67-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Первая танковая армия прикрывала дорогу на Обоянь. Ночью 7 июля 4-я армия Москаленко была направлена на помощь 6-й Гвардейской и 1-й танковой армиям. Она прибыла к месту борьбы утром 8-го июля.

В это утро 60 танков «Т-34» в сопровождении пехоты вышли из лесной чащи и двинулись во фланг генерала Хауссера с целью перерезать шоссе Белгород — Обоянь, по которой шло снабжение 2-го танкового корпуса СС. Немцы подняли в воздух авиацию. 64 штурмовика были «на месте» через четверть часа. Уже горят 6 танков — и это, увы, только начало. Через час горели 50 наших танков.

Немцы посадили 8 военнопленных к радиоперехвату и ощутили напряжение в советских рядах. В результате они определили командное место и взяли в плен советского генерала, командующего бригадой. Утром 8 июля 1943 года наступление. «Гроссдойчланд» атаковала деревню Верхопенье с юга. Часть дивизии бросилась к высоте 343 — к северу от этой деревни, но встретил ожесточенное советское сопротивление. Это связало 8 июля «Тотенкопф» на весь день.

9 июля лучшее в германском распоряжении — дивизии «Лейбштандарт», «Дас рейх» и «Тоттенкопф» сражались против последней линии советской обороны — множество пулеметных гнезд, бункеров, траншей. Эта линия начала поддаваться только 10 июля. Дивизии СС за неделю боев оказались менее чем в 20 километрах от Обояни — основы южного фланга советской обороны на Курской дуге. Гот создал невиданную массу танков в 7 километрах от Прохоровки. Гот намеревался одним мощным ударом сокрушить советские силы, выходящие на юг, и соединиться с армейской группой Кемпф, рвущейся на север и северо-восток через коридор, защищаемый 51-й Гвардейской пехотной дивизией, стоявшей на пути Второго танкового корпуса СС. Кемпф видел себя маршалом Груши при Ватерлоо, только более быстрым и решительно идущим на звук артиллерийской пальбы. Придет ли он в срок?

Успех у Прохоровки обеспечит окружение и уничтожение двух главных советских группировок в южной части Курской дуги и откроет дорогу на Курск, обходя при этом Обоянь с востока. Вечером 10 июля свежий 24-й танковый корпус ринулся из Донбасса на север от Белгорода.


Рейд Ротмистрова | Русские во Второй мировой войне | Перелом