home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Перелом

Развитие событий заставило Рокоссовского и Ватутина представить часовой доклад Сталину. Требовалась перегруппировка и главным элементом в ней была 5-я Гвардейская танковая армия Ротмистрова, которая прибыла утром 8 июля в юго-восточный пригород Старого Оскола. Весь день они приводили себя в порядок. К счастью, путевые потери были не так велики. Механики работали без продыха. Ранним утром 9 июля Ротмистров получил приказ сконцентрировать армию на северо-востоке Прохоровки. Здесь же он должен был соединиться с 5-й гвардейской армией Жадова (часть Степного фронта, переданная под контроль Воронежского фронта, которой следовало выйти к реке Псел и блокировать расстояние в 30 километров от Обояни до Прохоровки. Быть готовыми к утру 11 июля.

В ночь на 11 июля Жуков обстоятельно беседовал с Василевским. При всех сложностях, у них были и определенные основания для удовлетворения. Немцы не прошли, как в 1941–1942 годах, через советскую оборону, словно нож в масле. Они измучены неимоверно тяжелыми боями. Соколовский и Попов на севере готовятся к контрнаступлению против Моделя. Активное блокирование Моделя на севере позволяет всей силой развернуться к более удачливому Готу. Именно сюда следовало бросить все мобильные резервы. Именно сюда пришел лихой Павел Ротмистров.

Немцы все во власти наступательной стихии. Они изучают русскую территорию с труднопроизносимыми русскими названиями. Никаких Шеневальде и Блуменбахов. Где уязвимый пункт? Он должен быть непременно. До сих пор всегда был. Из штаба 3-й танковой дивизии Готу доложили, что русская оборона между деревнями Круглик и Новоселовка — место, на которое уже начали смотреть как на магистраль атаки, укрепляется и с каждым часом становится все менее уязвимым. Следовало нанести удар как можно быстрее — до создания советского оборонительного железобетона. Три известных танковых командира — Кемпф, Хойзер и Кнобельсдорф собрали примерно 600 танков, сила для страшного удара, необходимого Готу для выхода из этих проклятых линий обороны на стратегический простор. Дорога вперед была уже очень тяжела для немцев, несколько дней ведущих сражение. Гот повернул свои танки несколько к северо-востоку, в направлении маленькой железнодорожной станции, малому пункту, значимому лишь как станция на местной железной дороге, едва заметной даже на местной карте. На пути уже кое-что знающего о России Гота стояла Прохоровка.

Ватутину не оставалось ничего другого, как ввести в действие самое сильное свое оружие — 1-ю танковую армию Катукова, усиленную танковыми резервами фронта. Тут-то и наши танкисты услышали название деревеньки, куда привела их броня, — Прохоровка. Ночью Ватутин говорил со Сталиным. Ватутин сообщил о ярости боев, он докладывает, что за один прошедший день подбито 332 вражеских танка, уничтожено 80 самолетов. Отбиты двенадцать атак. Сталин напомнил, что задачей является измотать немцев, а в нужное время «вперед двинутся Западный, Брянский и другие фронты». К Ватутину уже шла 27-я армия. По согласованию с курирующими южный участок дуги маршалами Жуковым и Василевским, Сталин приказал ввести в бой в районе Прохоровки два новых танковых корпуса — 2-й и 10-й. А 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова (часть Степного фронта Конева) уже двинулась из Острогожска к Прохоровке.


Готовиться к битве | Русские во Второй мировой войне | Прохоровка