home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ландсберг и Цоссен

В сорока километрах от Одера, в сером украшенном лепниной трехэтажном доме на окраине Ландсберга расположился маршал Георгий Константинович Жуков, командующий Первым Белорусским фронтом. На стене его кабинета висела огромная карта Берлина с понятными только маршалу обозначениями. Но и без обозначений было ясно, что маршал намерен взять этот город. Ему было 49 лет, лучшие годы он отдал армии, самые тяжелые — этой свирепой, ни на что не похожей войне.

На рабочем столе стояли три телефона. Один был для обычного употребления, другой связывал его с коллегами — маршалом Рокоссовским и маршалом Коневым — оба его выдвиженцы, оба командующих фронтами его школы, ныне входящими в Германию на севере и на юге. Третий телефон вел прямо в Москву, к Верховному Главнокомандующему Сталину. Жуков звонил ему каждый день в одиннадцать часов вечера с докладом о дневных происшествиях.

До Берлина отсюда ходил рейсовый автобус, но только Сталин мог отдать приказ броситься к столице нацистской Германии. Когда это произойдет? Жуков полагал, что, судя по всему, у него еще есть время. Огромный фронт нуждался в неимоверных количествах вооружений, амуниции, службах. Время летело вихрем. Жуков предполагал, что главный приказ Сталин отдаст где-то в конце апреля 1945 года. Если повезет, Берлин, чье население уменьшилось до 2,9 млн. человек, будет взят в 10–12 дней. Да, немцы будут драться за город отчаянно. Пик сопротивления придется, скорее всего, на западную часть города. Оттуда в глубину Германии шла единственная «дорога спасения». На первую неделю мая он намечал бои в районе Шпандау.

Человек, который более всего противостоял этим планам, — генерал-полковник Готтхард Хейнрици (племянник маршала Рундштедта), командующий Heergruppe, сидел в армейском «Мерседесе» недалеко от места, о котором мало кто знал помимо высших военных чинов: Цоссен, Райхсштрассе, 96 — штаб германской армии (25 километров от Берлина). Они приехали из южной Венгрии, их новой задачей была оборона Берлина. Его назначили командовать группой армий «Висла» и ему надлежало удержать русских на Одере. За два последних года он стал специалистом по сдерживанию русских наступательных операций. Теперь он будет в последнем пункте обороны — в Цоссене. Он вспоминал, как его провожали на Восточный фронт: «На меня смотрели как на бычка, которого ведут к закланию». Из Венгрии его провожали осуществлять функции главы германской обороны в Берлине так же: «Вы действительно хотите занять эту должность?» Теперь его жилищем в Цоссене был «Майбах-I» — штабквартира ОКХ («Майбах-II» был штаб-квартирой OKW. Два штаба находились на расстоянии 500 метров друг от друга.

По запросу русских, американская авиация бомбила Цоссен 15 марта 1945 года. Тогда генерал Худяков написал военному атташе американского посольства в Москве генералу Дину: «Дорогой генерал Дин! Согласно имеющейся у нас информации генеральный штаб германской армии находится в 38 километрах к югу от Берлина в специально укрепленном подземном бункере, называемом немцами „Цитадель“. Штаб расположен в 5 с половиной — шести километрах к юго-юго-востоку от Цоссена и в 11 с половиной километре от широкой автодороги… Адресе: Рейхсштрассе, 96 — параллельно железной дороге, ведущей из Берлина в Дрезден. Центр занимает от 5 до 6 квадратных километров. Место очень охраняется войсками СС. Строительство штаба началось в 1936 году В 1938 и 1939 году были проведены испытание на устойчивость к бомбометаниям и артиллерийскому огню. Я прошу не отказать в бомбардировке объекта тяжелыми бомбами. Мы уверены, что в результате германский генеральный штаб получит потери, которые не позволят ему нормально функционировать».


Жуков | Русские во Второй мировой войне | Жуков на Одере