home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Конев на Нейссе

На севере все более грозно над Берлином нависал маршал Рокоссовский. А на юге еще не проявил себя маршал Конев. Не проявил? Поступило сообщение, о движении на его фронте. В 6 утра фельдмаршал Шёрнер ощутил мощь танков Конева. Нейссе перестала быть спокойной границей. Здесь активно вела себя авиация, бомбившая оба берега реки.

Конев занял высокую позицию над рекой, и он пока был удовлетворен. Обратившись к генералу Павлову, Конев сказал: «Наши соседи включили прожекторы — они нуждаются в свете. А нам желательно больше темноты». Фронт атаки у Конева был 70 километров. А дымовую завесу он создал в четыре раза больше — пусть немцы гадают, откуда придет погибель. И этот дым держался — ветер был слабый. Это Конева радовало. Не очень радовало то, что западные союзники были всего лишь в 60 километрах от Берлина.

Артподготовка Конева была не менее смертельной, чем у Жукова. Но артиллеристы 1-го Украинского фронта тщательно определили цели и их стрельба не была ужасающе слепой. Беда была в том, что Нейссе была быстрой рекой с неравными берегами. Коневский был плоским, и немецкий — высоким, откуда множество бункеров ощетинилось пушками и пулеметами. Успеть пробиться на высокий берег в тумане! Понтоны, бочки, все виды плавсредств. Для защиты переправы генерал Иванов использовал батареи, которые с коневского берега били по правому прямой наводкой. Некоторые орудия переволокли по дну Нейссе. Две сотни пулеметов прикрывали эту операцию. Переход Нейссе состоялся в 150 (!) местах. За первой волной шла вторая волна, за нею — третья.

В 6.55 утра удалась вторая стадия наступления Конева. Западный берег начал поддаваться. В 7.00 утра пришли сообщения о захвате части высокого вражеского берега. Часом позже ему сообщили, что на противоположный берег пробились его танки — они уже вступили в бой. В половине девятого Конев уже не сомневался в крепости своих позиций на западном берегу. Успешной оказалась высадка на 133 из 150 мест, предназначенных для переправы. Подразделения 13-й армии Пухова совместно с 3-й Гвардейской танковой армией завладели центром вражеской обороны в Трибеле и вышли на оперативный простор. По их следам пошла 4-я Гвардейская танковая армия, а затем и 5-я Гвардейская танковая армия вторглись в глубину вражеской обороны. Прорыв в секторе Форст — Мускау обещал эффективное использование танковых частей. Три танковые армии уже пересекли Нейссе.

Что еще лучше, в обороне немцев образовалась брешь, и Конев за нее уцепился. К вечеру его войска сражались уже на второй линии германской обороны. Маршал Конев был удовлетворен результатами первого дня своего наступления. Следующими целями маршал Конев сделал города Штремберг и Котбус. Далее был Люббен — последний пункт сталинской разделительной линии между Первым Белорусским и Первым Украинским фронтами. После Люббена — при благоприятном стечении обстоятельств — он мог повернуть к северу на Берлин.

И направленность части его войск на Дрезден была хороша и к месту — немцы не знали предела его амбиций. Наступала ночь, но Конев вовсе не желал своему фронту спокойной ночи, он, напротив, приказал продолжать наступление и в темноте. При этом одной из главных черт его плана было прикрыть две танковые армии, не измотать их преждевременно.


Шеневальде | Русские во Второй мировой войне | Соперничество