home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Гитлер

Гитлер, казалось, нашел ответ на все беды. Генерал СС Феликс Штайнер, находясь в Эберсвальде на фланге Мантойфеля, направится на юг, перерезая коммуникации русских, устремившихся в Берлин. На карте Гитлера это выглядело очень впечатляюще. Маневр Штайнера восстановит связь между 3-й и 9-й армиями. Со Штайнером была лишь одна проблема — у него не было войск.

Гитлер несколько воспрял духом, когда в бункер прибыл командующий группой армий «Центр» генерал Шернер, который убедительно живописал, как он сдерживает южную часть фронта Конева. Гитлер дал ему звание фельдмаршала. Доктор Морель сделал укол очередной дозы антидепрессантов. Слуга Линге принес лекарства, основным компонентом которых был кокаин, и на дневной конференции фюрер был весьма оживлен. Теперь он ожидал прибытия в Берлин 12-й армии генерала Венка. Реактивным самолетам, базировавшимся на пражских аэродромах, было приказано нанести удар по советским армиям под Берлином. Но подлинным освободителем он стал видеть генерала СС Штайнера (11-я армия), который в феврале остановил советские войска. Теперь ему предписывалось собрать все силы между Берлином и Балтикой и ударить в южном направлении — отрезать авангард Жукова от основных сил.

В 3 часа дня началась традиционная военная конференция. Пессимизм реял в воздухе — фронт на Одере развалился окончательно. 9-я армия оказалась окруженной самая сильная часть — 56-я танковая дивизия — оказалась потерянной в буквальном смысле. Речь Гитлера представляла собой поток неконтролируемой брани в отношении генералов, советников, обессилевшей армии, недостойного народа. Он останется в Берлине до горького конца и возьмет на себя командование обороной города.

В редкий момент, когда в комнате никого не осталось, фельдмаршал Кейтель сказал Гитлеру, что впереди две возможности: 1) капитулировать до превращения Берлина в арену безжалостной схватки; 2) организовать вылет Гитлера в Берхтесгаден и оттуда немедленно начать переговоры. Гитлер перебил Кейтеля, сказав, что давно обдумал ситуацию. «Я не покину Берлина и буду защищать город до конца. Я выиграю битву за столицу рейха или паду, превратившись в символ рейха».

22 апреля 1945 года Гитлер, узнав, что Штайнер не атакует, в пароксизме ярости объявил, что вокруг одни предатели, что война проиграна, и что он остается в Берлине. Йодль возбуждал пустые надежды: группа армий Штайнера и 12-я армия генерала Венка идут навстречу 9-й армии, и Жукову придется ощутить горечь поражения рядом с призраком победы. Серьезные лица в германском руководстве, такие, как министр вооружения Шпеер, уже не могли слушать подобные речи.

Хейнрици одобрил идею перевода 12-й армии Вальтера Венка с Эльбы на соединение с 9-й армией на Одере. Атакуя на Востоке, генерал Венк ослабит давление на Берлин. Пусть Бюссе идет навстречу Венку. Бюссе дали приказ избрать сильнейшую дивизию в качестве авангарда и начать сближаться с Венком.


Хейнрици и Жуков | Русские во Второй мировой войне | Агония рейха