home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Советская разведка

В конце 1940 г. новый руководитель советской военной разведки ГРУ Филипп Голиков осуществил обзор наиболее важных звеньев разведывательной сети.

Из всех советских резидентур наиболее важной, пожалуй, была берлинская. Здесь было наибольшее число агентов, и они обладали уникальной информацией. Резидентурой руководил военный атташе советского посольства генерал-майор Василий Тупиков (кодовое имя Арнольд). Непосредственными помощниками были военно-воздушный атташе полковник Н. Д. Скорняков («Метеор»), Хлопов, Бажанов, Зайцев. Последний отвечал за контакты с «Альтой» (Ильзе Штёбе) и «Арийцем». «Ариец» работал в информационной секции германского министерства иностранных дел.

Не успел Гитлер принять решение о нападении на Советский Союз, как «Ариец» 29 сентября 1940 года доложил об ухудшении отношений между Германией и СССР. «Гитлер намерен решить проблемы на востоке весной 1941 года». В качестве источника он назвал Карла Шнурре, руководителя русского сектора экономического департамента МИДа. А 29 декабря 1940 года «Ариец» сообщил из «самых высокопоставленных кругов», что Гитлер отдал приказ готовить войну против СССР. «Война будет провозглашена в марте 1941 года». Голиков расписал это сообщение наркому Тимошенко и начальнику Генерального штаба. Сталин получил две копии, оповещен был и начальник Генерального штаба Кирилл Мерецков. Прозвучали голоса: кто источник?

Согласно запросу «Ариец» сообщил 4 января 1941 года, что «он получил эту информацию от друга в военных кругах. Более того, она основана на не на слухах, а на особом приказе Гитлера, чрезвычайно секретном и известном только очень немногим людям». 28 февраля 1941 года «Ариец» прислал доклад о германских приготовлениях к войне против СССР: «Люди, задействованные в проекте подтверждают, что война против СССР начнется в текущем году (1941 г.). Три группы армий организованы под руководством фельдмаршалов фон Бока, фон Рундштедта и фон Лееба для наступления на Ленинград, Москву и Киев. Начало наступления предварительно 20 мая. В районе Пинска сосредотачиваются силы в 120 германских дивизий. В ходе приготовительных мер командирами назначаются лица, говорящие по-русски. Приготовлены поезда с широкой, как в России, колеей».

От лица, близкого к Герингу, «Ариец» услышал, что «Гитлер намеревается вывезти из России три миллиона рабов, чтобы использовать их в промышленности — поднять ее мощность».

Голиков и целый ряд руководителей отделов ГРУ были новичками, и они не придали сообщениям «Арийца» должного значения.

В. И. Тупиков прибыл в Берлин в декабре 1940 года в качестве военного атташе. К конце апреля 1941 года, осмотревшись в Берлине и изучив доклады агентов (включая «Арийца»), Тупиков обратился с необычным личным письмом к Голикову: «1.Текущие германские планы предполагают войну против СССР как следующего противника. 2. Конфликт произойдет в текущем году». Голиков распространил доклад Тупикова по должным адресатам (включая Жукова), но опустил вышеприведенные заключения Тупикова. А ведь они полностью подтверждали заключения «Арийца». 9 мая Тупиков прислал письма лично Жукову и Тимошенко, описывая германские планы. «Поражение Красной Армии будет достигнуто в течение одного с половиной месяца — с достижением немцами меридиана Москвы».

Резидентом ГРУ в Хельсинки был полковник И. В. Смирнов («Оствальд»), его помощником майор Ермолов. В докладах, датированных 15 и 17 июня 1941 г., они говорят о военных приготовлениях финской стороны, о мобилизации, об эвакуации детей и женщин из больших городов, о прибывающих в Хельсинки зенитных орудиях.

ГРУ рекрутировало руководителя чешской военной разведки полковника Франтишека Моравца. Во Франции Леопольд Трепер (он же Жан Жильбер) сообщил резиденту — генералу Суслопарову 21 июня 1941 года, что «командование вермахта завершило перевод войск к советским границам и завтра, 22 июня, начнут неожиданную атаку против Советского Союза». Сталин прочитал это донесение и написал на полях: «Эта информация — английская провокация. Найдите автора и накажите его».

Из Швейцарии глава разведывательной сети Александр Радо («Дора») 21 февраля 1941 года послал в Москву донесение, основанное на данных швейцарского генерального штаба: «Германия имеет на востоке 150 дивизий… Германское наступление начнется в конце мая». Складывается впечатление, что Голиков твердо знал, что Сталин скептически относится к предупреждениям о нападении в 1941 году и поэтому не печатал противоречащих взглядам вождя докладов.

6 апреля 1941 года Дора докладывает, что все германские моторизованные дивизии находятся на востоке. Вызывает интерес сообщение от 2 июня: «Все германские моторизованные дивизии находятся на границе СССР в состоянии постоянной готовности… В отличие от периода апреля-мая приготовления вдоль русской границы проводятся менее демонстративно, но с большей интенсивностью».

Первое донесение Рихарда Зорге пришло в Москву 18 ноября 1940 года — о германских приготовлениях к войне против Советского Союза.

28 декабря он докладывает, что резервная армия создана немцами в составе 40 дивизий в районе Лейпцига. 80 германских дивизий расположились на советской границе с Румынией.

1 мая 1941 года Зорге докладывает, что двадцать немецких дивизий выехали из Франции к советским границам. 5 мая 1941 года Зорге передал микрофильм телеграммы Риббентропа послу Германии в Японии Отту, в которой говорится, что «Германия начнет войну против России в середине июня 1941 года». 13 июня: «Я повторяю: девять армий общей численностью в 150 дивизий начнут наступление утром 22 июня». Посол Отт сказал Зорге 20 июня, что «война между Германией и СССР неизбежна». Заметки Сталина на полях донесений Зорге не дают полагать, что он верил своему лучшему разведчику. Проскуров в свое время требовал награждения Зорге, а Голиков вдвое урезал его ежемесячные дотации. (В начале 1960-х годов, когда ведущим военачальникам показывали франко-германский фильм «Кто вы, доктор Зорге?», разгневанный Жуков подошел к Голикову. «Что же вы, Филипп Иванович, не показывали его доклады мне? Не докладывать такую информацию начальнику генерального штаба?» Голиков ответил: «А что я должен был докладывать вам, если Зорге был двойным агентом — и нашим, и ихним»).

С началом войны советское руководство интересовал один — главный вопрос: каким будет поведение Японии в ходе советско-германской войны?


Решение Гитлера | Русские во Второй мировой войне | Дипломатические приготовления