home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





Ступенчатое расположение


С другой стороны, расположение, принятое на французском «Анри IV» с целью обеспечения его кормовому 140-мм орудию наиболее широких секторов обстрела, имело в долгосрочной перспективе гораздо больший потенциал. Разработав проект этого 8000-тонного корабля береговой бороны (1897) Эмиль Бертэн, хотя и находился под зажимом финансовых ограничений, создал самый интересный и уникальный монитор, в котором переплелись провидческие решения в части конструкции корпуса, вооружения и защиты. Над корпусом с низким бортом возвышалась трёхъярусная надстройка, дававшая высокий надводный борт в носу, но позволявшая верхней палубе [при заливании её водой на волнении] вести себя как своего рода успокоитель качки, что делало корабль исключительно устойчивой орудийной платформой. Он нёс по одному 10,8" (275-мм) орудию в двух башнях в оконечностях, по три 140-мм пушки в вырезах надстройки в её средней части, а также одиночное 140-мм орудие в небольшой башне в корме палубой выше [остальных 140-мм пушек], которая позволяла действовать им в пределах широкого сектора по горизонту, в том числе и за траверз,на носовых курсовых углах.(2*)

На рубеже столетий

«Анри IV». Внешний вид корабля


Для выяснения воздействия огня этого орудия на низлежащую 10,8" башню в неё поместили овец и осмотрели их после стрельбы: выяснилось, что из них, хоть и не получивших никаких видимых повреждений, одна или две всё же сильно пострадали от испуга. Вскрытие двух овец показало, что сердце одной и мозг другой имели повреждения, однако заключить, по какой причине – от ужаса, или вследствие сотрясения – оказалось затруднительно. Был сделан, однако, вывод, что люди пострадали бы не так сильно.

Подметили и интересную деталь – сильный эффект действия газов при выстреле наблюдался уже от самого дульного среза, поэтому управляющей стрельбой офицер нижней башни, производящий наблюдение из броневого колпака на её крыше, подвергался риску получения тяжёлой контузии практически при любом угле поворота. Фактически верхнее орудие попало именно в то место, находясь в котором оно причиняло другим установкам наибольшие неудобства. Если бы его придвинули далее в корму так, что его дульный срез выступал дальше за наблюдательный колпак нижней башни, этого удалось бы в значительной мере избежать, но короткий ствол исключал подобное решение.

Поскольку строительство «Анри IV» заняло пять лет (1897-1902), выводы о ценности его кормового 140-мм орудия были отложены до конца испытаний, когда эффект воздействия на овец оказался слишком преувеличен – во всяком случае, идея возвышенного расположения орудий оказалась тогда сильно дискредитированной. То, что подобное решение обеспечивало огонь [всех орудий] на оба борта, [в глазах британских специалистов] как-то выпало из поля зрения- фактически, сэр Джон Байлс преуспел в отговаривании японцев не заказывать во Франции крейсер по проекту Бертэна. В Королевском флоте в 1902 г. всё ещё уповали на бортовую батарею: преимущества небольших башен для вспомогательного калибра – которые уже применялись во Франции, России, Швеции и, частично, Германии и Италии – не принимали во внимание ещё год с небольшим. Так что опыт «Анри IV» стал для британского флота в целом отрицательным (хотя и получил полное признание несколько лет спустя)- обычная судьба многих инноваций, появившихся в те годы.


Американские двухъярусные башни | На рубеже столетий | Глава 69. Линейные корабли классов «Формидэбл» и «Лондон»