home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОЗВЫШЕНИЕ МОНГОЛОВ

История армий монголов представляет собой своеобразный набор фраз, чаше всего в превосходной степени. Ни одна армия в истории не выигрла столько сражений и не захватила столь обширных территорий. Ни одна армия не вызывала у своих противников такого отвращения и ужаса учиняемой ею жестокой резней. Ни одна другая армия не была способна принять и затем осуществить столь грандиозных стратегических планов, как принятые на курултае (военном совете) 1235 г. планы одновременного нападения па Польшу и Корею. Разве известна историкам другая армия, которая предприняла бы зимнее наступление на Россию, выдержала его и при этом одержала бы победы? Вообще, какая другая армия решалась атаковать Россию именно зимой, рассчитывая на то, что замерзшие реки и глубокие снега только облегчат ее передвижение? Все это сделало монголов объектом восхищения и ненависти с момента их появления на мировой арене в 1206 г., когда Чингисхан, «понуждаемый и ведомый небесами», выступил на завоевание мира. Этот мир был гораздо обширнее того, что подчинился Александру Великому, — а он, как говорят, заплакал оттого, что не осталось больше земель, которые он мог бы завоевать. К концу XIII в. монгольские армии сражались в столь отдаленных друг от друга странах, как Польша, Япония, Венгрия, Россия, Палестина, Персия. Индия, Бирма и Вьетнам. Германские тевтонские рыцари и японские самураи, даже не подозревавшие о существовании друг друга, бились с общим противником. История монголов начинается с Чингисхана, родившегося примерно в 1167 г. на просторах степей Монголии, где зима длится девять месяцев в году, а ветры вырывают из седла всадника. Ребенок, которому суждено было стать великим ханом, был сыном главы одного из древних родов Есугай-батура, взявшего в плен своего противника Темучина (Тэмуджина) и по обычаю монголов давшего это имя своему новорожденному сыну. Когда Темучину едва исполнилось девять лет, Есугай был отравлен противниками, и поскольку монголы не могли подчиняться мальчишке, Темучин со своей матерью и семьей был изгнан из племени. Мальчик пережил множество рискованных приключений, в которых проявились его воинские задатки. Достигнув совершеннолетия, Темучин вернулся и заявил о своих правах, причем смог заручиться помощью союзников. В 1204 г. он призвал курултай поддержать план кампании, которая дала бы ему власть над всеми кочевыми монгольскими племенами, а в 1206 г. получил титул Чингисхана, — «властителя всех, живущих в войлочных юртах». С этого момента началось завоевание мира монголами. Если кочевые племена монголов еще могли находить общий язык благодаря общему укладу жизни, который скреплял их союзы, то отношение с южными соседями символизировалось Великой китайской стеной. В то время Китай был разделен на три царства: Сун на юге, Цзинь на севере (его столицей был Пекин) и Си-Ся у западного края Великой Стены. Си-Ся стало первым цивилизованным оседлым государством, познавшим ярость и силу монголов. Монголы пересекли пустыню Гоби и с большими успехом захватили государство Си-Ся в 1211 г. В этом же году до Чингисхана дошла весть о том, что трон царства Цзинь унаследовал новый император, и Чингисхану, бывшему его вассалом, следовало публично выразить лояльность новому государю. Великий хан в качестве ответа двинул свою армию на юг и вторгся на территорию империи Цзинь.

Армия монгольской империи

Чингисхан (1167–1227), китайский рисунок.

Армия монгольской империи

Родословное древо монгольских Чингизидов до Хубилай-хана, с указанием наиболее значительных князей и соответствующих ханств.

Война продолжалась двадцать три года и закончилась уже после смерти Чингисхана полным разгромом империи Цзинь. Сначала, правда, война была просто рядом набегов за Великую стену, но эти набеги с каждым разом становились вес успешнее. Вскоре в Пекине стало находиться небезопасно, и император перебрался на юг. Это обескуражило защитников, а после того, как на службе у монголов появились умелые инженеры, Пекин в 1215 г. пал.

В этот момент монголам пришлось на время приостановить завоевание Китая: возникла необходимость самим защищаться от старого врага Кучлуга, который бежал от монголов в период войн Чингисхана за объединение кочевников, а теперь стал правителем Каракитайской империи на западе от Монголии. Чингисхан доверил проведение экспедиции своему военачальнику и старому другу Джебе, который выполнил возложенную на него обязанность с должным послушанием и умением. Такое поручение Чингисхана было характерным для монгольских способов ведения боевых действий: правители охотно полагались па своих военачальников, а те делали все, чтобы оправдать доверие.

Покорение Каракитая привело к тому, что у Чингисхана оказалась общая граница с владениями шаха Хорезма — мусульманского государства, простиравшегося от территории современного Ирана до среднеазиатских республик бывшего Советского Союза в районе Каспийского и Аральского морей. В 1218 г. шах Хорезма казнил монгольских купцов, объявив их (не без основания) шпионами. Это было достаточным поводом для войны, которой требовался лишь повод; и в 1219 г. монгольские орды были готовы начать свой первый поход против мусульманского государства. Чингисхан проявил чудеса стратегического предвидения и очень быстро вышел во фланг противнику. В 1220 г. пала Бухара, вскоре за ней последовали Самарканд и Нишапур; каждая из побед завершалась массовой резней. Шах Хорезма бежал, преследуемый Джебе и Субэдеем.

Армия монгольской империи

Монголы в длинных халатах переходят через реку. Иллюстрация из «Всемирной истории» Рашида-ад-дина. (Библиотека Эдинбургского университета)

Последующие фазы кампании снова показывают, насколько Чингисхан доверял своим военачальникам. Убедившись в смерти шаха Хорезма, Джебе и Субэдей испросили разрешение провести набег на Южную Русь; они получили четыре тумена конницы (каждый тумен — 10000 воинов). Монголы провели зиму в Армении, а весной перевалили через Кавказский хребет, где разгромили крупную грузинскую армию, готовившуюся отправиться в 5-й Крестовый поход. Затем монголы форсировали Дон и начали рейды против Крыма и Украины. Однако в 1223 г. удача едва не отвернулась от монголов: они были атакованы восьмидесятитысячным войском киевского князя и его союзников кыпчаков. После ложного отступления монголы разбили противника в битве на реке Калке, а затем ушли на соединение с главной монгольской армией, пройдя с боями за три года более 6000 километров.

Тем временем Чингисхан форсировал Амударью и занял Балх. В 1221 г. пал Мерв, и 700 тысяч его жителей были казнены. В соответствии с обычаями этой войны, самой кровавой из всех, которые вел Чингисхан, были оставлены в живых только ремесленники, и прежде всего специалисты осадного дела. После ухода армии из Мерва монгольский арьергард вернулся, чтобы добить тех, кто имел несчастье вернуться на пепелище. Чингисхан повелел сравнять город с землей, уничтожив даже кошек и собак и распахав землю, поскольку во время осады города погиб зять самого Великого хана. В Герате «ни одна голова не осталась на плечах, ни одни плечи не сохранили голову». О такой невиданной жестокости персидский историк Джувайни писал: «Люди снова живут в этих краях и заводят детей, но до самого Воскресения население этих мест едва ли достигнет десятой части прежнего».

Армия монгольской империи

Лагерь кочевников: старинный монгольский рисунок, на котором показаны предметы снаряжения, использовавшегося монголами.

В ноябре 1221 г. персидская кампания закончилась генеральным сражением на берегу Инда. В конце этой битвы разбитый принц Джалал-ал-дин, сын шаха, сбросил доспехи и на лошади переплыл реку, чем очень удивил Чингисхана.

С 1223 по 1225 гг. Чингисхан проводил время в охотах за животными, на время оставив охоту на людей. Но в 1226 г. он снова обратил свою мощь против империй Си-Ся и Цзинь, которые объединили остатки своих сил и восстали против монгольских поработителей. Во время осады китайского города Нин-ша Чингисхан почувствовал приближение смерти и назвал сына Угедея своим преемником. В 1227 г. Чингисхан умер, и когда монголы ворвались в город, они казнили всех жителей Нин-ша в соответствии с предсмертной волей своего предводителя.

В отличие от империи предшественника Чингисхана Аттилы, государство монголов не развалилось после смерти правителя. После разгрома империи Цзинь великий курултай подробно обсудил планы покорения империи Сун, захвата Кореи и вторжения в Европу.

Монгольское вторжение в Европу под предводительством великого полководца Субэдея продолжалось с 1237 по 1242 гг. Детали кампании описаны в последней главе этой книги как пример классической военной операции монголов.

С течением лет монгольские ханы, постоянно добивавшиеся успехов, все больше утверждались в том, что им помогают небеса и что при имени хана все должны преклонить колени. Третий монгольский хан, Гуюка, правил с 1246 по 1248 г., а его наследник Мункэ-хан (1251–1259) продолжил завоевания. Несмотря на все жестокости в сражениях с войсками Хорезма, монгольское влияние на персидских землях оказалось ограниченным. Халифы из династии Аббасидов обосновались в Багдаде, а секта исмаилитов терроризировала окрестности, действуя из своих крепостей в районе гор Эльбурс[1]. По обычаю исмаилиты постоянно курили гашиш, из-за чего их прозвали ассассинами. Со временем слово «ассассин» стало нарицательным названием политических наемных убийц.

Армия монгольской империи

Монгольский вьючный верблюд, ведомый всадником. Обратите внимание на характерную монгольскую прическу всадника, так удивлявшую европейцев.

Для мусульман начатый в 1253 году поход монголов против ассассинов был примерно таким же событием, как крестовый поход для христиан. Как всегда, монголы основательно подготовились к кампании. В поход ушли двое из каждых десяти монгольских воинов. Тысячи китайских инженеров должны были обслуживать катапульты; разведаны расположения пастбищ; дороги отремонтированы, мосты наведены. Осенью 1255 г. армия собралась под Самаркандом — это было крупнейшее монгольское войско со времен Чингисхана. При его приближении ассассины укрылись в своих замках, прилепившихся к скалам наподобие орлиных гнезд, и монголам пришлось последовательно и методично уничтожать их одного за другим, искореняя секту, наводившую ужас на правоверных мусульман на протяжении двух веков.

Армия монгольской империи

Ближневосточный поход монголов с обозначением места битвы при Аин-Джалут.

Радость по поводу уничтожения ассассинов была безмерной; персидский историк Джувайни завершил свое описание кампании словами «да поступит так Всевышний со всеми тиранами…». Но жители Багдада не подозревали, что они могут стать следующей целью атак варваров. Но существование столь сильного государя, как халиф Багдада, властителя несчетных тысяч подданных, не могло остаться незамеченным монголами. В 1257 г. молодой халиф получил ультиматум, на который он достойно и высокомерно ответил. Спустя несколько месяцев Багдад был осажден. После недельного обстрела из тяжелых катапульт монголы разрушили одну из надвратных башен и хлынули в город, устроив семидневный грабеж и резню. Согласно легенде, халиф был заперт в башне со всем своим золотом и серебром, где и умер среди сокровищ от голода. Вероятно, это всего лишь апокриф, хотя известно, что профессионалы, стоявшие во главе монгольской армии, укоряли халифа за то, что тот не потратил свои сокровища на укрепление города.

Армия монгольской империи

Хулагу, брат Хубилай-хана, командовавший монгольскими завоевателями на Ближнем Востоке. (Воспроизведено по разрешению Британского музея)

Эта вторая персидская кампания показала, как умело использовали монголы политические и религиозные разногласия своих противников. Мусульмане Багдада приветствовали монголов как победителей еретиков-ассассинов; а теперь христиане Ближнего Востока ожидали их прихода как покорителей крупнейшего исламского государства. (Багдад, несомненно, был самым богатым городом, завоеванным монголами.) Одно за другим христианские царства стали вступать в союзы с монголами против противников-мусульман. Следующая фаза наступления монголов, война против Сирии, рассматривалась армянским царем как крестовый поход. Странные воины-степняки, может быть, и не были христианами, но то, что они были настроены против мусульман, было само по себе благом, и армянский царь предоставил монголам свою армию.

Несчастливый союз был заключен в 1259 г. После сокрушительного обстрела из катапульт Алеппо был взят и подвергся шестидневному грабежу. Дамаск был сдан без боя, султан Назир бежал в Египет, и монголы беспрепятственно вступили в город. Христианские союзники с триумфом вошли вслед за ними, заставив пленных мусульман нести перед собою кресты, а позже обратив одну из мечетей города в церковь.

Затем монголы обратили свой взор на мамлюкский султанат Египта. Смысл посланного ультиматума заключался в традиционной формуле «склониться к ногам хана или быть уничтоженным», однако прежде чем его успели доставить, произошли драматические перемены. В 1259 г. Мункэ-хан умер. Его смерть спасла Египет, также как смерть Угедея в 1241 г. спасла от гибели Западную Европу. Наследники хана начали войну между собой, и Хулагу, командовавший монгольской армией на Ближнем Востоке, начал отходить в родные степи.

Армия монгольской империи

Так художник представлял себе флот Хубилай-хана. После покорения империи Сун монголы предприняли несколько морских походов.

Узнав об отступлении монголов, султан мамлюков послал свою армию на север для преследования противника. Армии встретились под Назаретом 3 сентября 1260 г. Битва произошла у местечка Аин-Джалут — ручья Голиафа — там, где, по преданию, Давид победил филистимлян. На этот раз победа также досталась мамлюкскому «Давиду», сумевшему разбить ослабевшего монгольского «Голиафа». Эта победа имела далеко идущие последствия. Оказалось, что монгольскую армию можно разбить в открытом бою. Небеса отвернулись от них.

Да и другие события показывали, что монгольскому единству приходит конец. Пятым ханом стал Хубилай, однако его власть не простиралась за пределы Китая, а ханства, существовавшие на просторах Руси и Персии, пошли своими путями.

Триумф Хубилая заключался в объединении всего Китая. Долгая война с империей Сун, начатая еще Чингисханом, завершилась в 1276 году и принесла Хубилаю богатейшую часть Китая. Но за время этой долгой кампании влияние китайской цивилизации существенно воздействовало на покорителей. Угедей-хан гордился своей военной мощью, но при этом руководствовался наставлениями китайского советника Чу Цая, прежде служившего Чингисхану: «Всадники завоевывают империи, но нельзя управлять империями, сидя в седле». То, что китайцы смогли окультурить монголов, подтверждается фактом, что падение империи Сун привело лишь к учреждению новой монгольской династии, а не к гибели Китая. Новая монгольская династия Юань порвала с традициями кочевого образа жизни и перевела столицу из Каракорума в Пекин.

Армия монгольской империи

Японские самураи атакуют монгольский корабль.

Захватив Китай, монголы получили многочисленный китайский морской флот, который дал им возможность предпринять военные походы против удаленных островных государств. Первой страной, столкнувшейся с военным флотом монголов, стала Япония, и эта кампания оказалась самой крупной катастрофой монгольской армии за всю ее историю. Монголы дважды пытались высадиться в Японии, но оба раза им удавалось захватить лишь небольшие плацдармы.

Вторжение 1274 г. с военной точки зрения интересно тем, что противники с обеих сторон оказались в непривычных для себя обстоятельствах. Японцы, уже чуть ли не сто лет не знавшие крупных войн, оттачивали индивидуальное воинское мастерство в поединках — этот род боевых искусств мало что давал при отражении высадки многочисленного противника. Монгольская же армия вторжения была укомплектована в основном китайскими и корейскими ополченцами, сражавшимися в пешем строю, что не позволяло монголам использовать их отработанную тактику кавалерийского наскока и ложного отступления.

В 1281 г. монголы вернулись с еше более многочисленной армией. В зоне высадки и на кораблях уже завязались первые стычки, но в этот момент налетел свирепый тайфун; японцы увидели в этом помощь небес[2]. Ураган уничтожил едва ли не весь монгольский флот, но Хубилая новый провал не слишком огорчил, так как второе войско тоже почти целиком состояло из китайцев и корейцев, а переброску проводили на корейских судах.

Армия монгольской империи

Борьба двух монгольских воинов в полных доспехах. (Bildarchiv Preussischer Kulturbesitz)

Не большего добились монголы и в Юго-Восточной Азии. В то время там существовало четыре царства: Аннам и Чампа, примерно соответствующие нынешнему Вьетнаму, Кхмерское царство и Бирманская империя. В 1280 г. царь Чампы признал монгольское владычество, но его подданные не приняли попыток разделить их страну между китайскими административными районами. В 1283 г. монголы предприняли карательную экспедицию, высадившись во Вьетнаме с моря, но местные жители ушли в горы и джунгли и несколько лет вели успешную партизанскую войну, отбив ряд попыток монголов утвердиться в стране.

В 1277 г. монголы обратили внимание на Бирму. Марко Поло оставил нам подробное описание битвы при Вохане 1277 г., когда монгольская конница встретилась с бирманскими боевыми слонами, на спинах которых, по его словам, размещалось по 12–16 воинов. Сколько бы воинов ни несли слоны, но монгольские лошади испугались огромных животных и вышли из-под контроля. К счастью, монгольский военачальник, имя которого Марко Поло не приводит, приказал своим воинам спешиться, а лошадей привязать в ближайшем лесу. Взяв луки, с которыми, по словам путешественника, они «управлялись лучше, чем любые другие воины на земле», монголы встретили слонов в пешем строю, осыпая животных дождем стрел. Марко Поло продолжает:

«Когда слоны почувствовали боль от тысяч стрел, падавших на них подобно дождю, они поджали хвосты и побежали, и ничто на свете не могло заставить их повернуть навстречу татарам. Они бежали с таким шумом и грохотом, что, казалось, наступает конец света! И затем слоны вбежали в лес и продолжили бегство, сбивая башни со своих спин, разрывая упряжь и сметая все на своем пути».

Армия монгольской империи

Монгол убивает противника. Монгольское искусство стрельбы из лука было известно всему миру. (Bildarchiv Preussischer Kulturbesitz)

Видя замешательство противника, монголы снова сели на коней, провели атаку в привычном для себя стиле и вскоре разбили бирманцев. Но, несмотря на поражения в битвах, лишь в 1297 г. Бирма окончательно подчинилась монголам. Экспансия монголов продолжала распространяться на юг, и в 1296 г. они подчинили Камбоджу, а в 1294 г. два Сиамских царства признали себя вассалами. Наконец, в 1293 г. Хубилай отправил экспедиционный отряд на Яву. Монголы захватили столицу, но в конце концов отчаянное сопротивление местного населения заставило их покинуть остров. На Суматре местный принц на короткое время признал владычество монголов.

Армия монгольской империи

Пешие монгольские воины (вероятно, из китайских или корейских вспомогательных отрядов) прикрывают стрельбой из лука товарищей, отступающих под натиском контратакующих японцев. (Из «Свитка о монгольском нашествии»)

Но эти колониальные экспедиции были для Хубилая менее важны, чем сражения, которые приходилось ему вести против постоянно вспыхивавших восстаний на территории ханства. Основное противодействие исходило от тех, кто остался верен старым традициям воинов-степняков и не был «коррумпирован» под китайским влиянием. Одним из таких противников был Кайду, внук Угедея, провозгласивший себя законным наследником и соглашавшийся как минимум на владение Монголией. Войны с Кайду шли, то вспыхивая, то затухая, с 1267 г. В 1287 г. Кайду вступил в союз с монгольским князем Наяном — его родовая принадлежность не ясна, но известно, что он исповедовал христианство несторианского толка и носил христианские кресты на своих знаменах. К счастью для Хубилай-хана, союзные армии оказались слишком далеко друг от друга, и он не замедлил этим воспользоваться. Отправив одну армию в Каракорум против Кайду, он выдвинул отряд и против Наяна в Маньчжурию, стремясь задержать противника. При этом Хубилай воспользовался своим имперским флотом, обеспечивавшим снабжение: корабли перебросили огромное количество припасов с низовий Янцзы к устью реки Ляо. В то время Хубилай-хану было уже 72 года, и он страдал от ревматизма, но все же, как и подобало китайскому императору, он принял участие в битве, расположившись в деревянной башне, покоящейся на четырех слонах. Марко Поло описывает это так:

«На спинах четырех слонов стояла башня, полная арбалетчиков и лучников, а над нею развивался флаг с изображениями солнца и луны, и флаг был поднят так высоко, что его было видно отовсюду. Слоны были полностью покрыты попонами из очень жестких вываренных шкур, поверх которых были наложены шелковые покрывала, шитые золотом».

Вначале дело складывалось не в пользу «китайских» монголов Хубилай-хана. Тогда хан приказал перенести свою башню на вершину холма и бить в барабаны-наккара[3]. Армия Наяна, защищенная линией повозок, отступила перед самой атакой войск Хубилая. Марко Поло, описывая битву у устья Ляо, говорит, что это была одна из самых тяжелых для «татар» битв.

Она была и одной из последних. В 1294 г. Хубилай умер, а 10 лет спустя умер и хан Персии — таким образом, пришел конец эре монгольских войн и захватов. Как Хубилай-хану не удалось покорить Японию, так и хан Персии потерпел неудачу при попытке завоевания Сирии; монгольской экспансии пришел конец. Волна монгольских нашествий, на столетие захлестнувшая мир, спала, и лихие всадники-степняки начали постепенно перенимать обычаи своих оседлых соседей.


С.Тарнбул Армия монгольской империи | Армия монгольской империи | МОНГОЛЬСКИЙ ВОИН