home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


МОНГОЛЬСКИЕ АРМИИ

Большим достижением Чингисхана и его преемников было создание из отдельных воинов единой армии. Это превращение оказалось столь эффективным, что, по словам западных наблюдателей, никто не мог устоять на пути этого войска. Роберт Сполатский, современник вторжения монголов в Европу, писал, что нет в мире людей, которые так же хорошо умели бы разбить противника в чистом поле.

Историки прежних времен полагали, что успех монголов в большинстве сражений обусловливался численным превосходством. Тщательное изучение материалов позволяет утверждать, что, напротив, монголы часто не имели превосходства в численности, но их высокая мобильность и отличное владение обходным маневром заставляли европейские армии полагать, будто они окружены многочисленными врагами.

Прежде чем обсуждать фактическую численность монгольских армий, следует рассмотреть их структуру. Монгольская армия организовывалась по простой, но очень эффективной десятичной схеме. Самым маленьким подразделением был десяток (арбан), возглавляемый десятником (багатур). Десятки объединялись в сотню (джагун), сотни — в тысячу (минган), тысячи — в десятитысячную «тьму» (тумен). Обычная монгольская армия состояла из двух-трех туменов.

Переход из одного подразделения в другое строжайше запрещался. Каждый воин имел свое место и свои обязанности. Служба была пожизненной, все годные к ратной службе мужчины от 14 до 60 лет были обязаны стать воинами.

Монгольская армия территориально разделялась на три главных части, и поскольку монголы всегда ставили палатки входом на юг, даже в лагере боевое расположение сохранялось. Левое (восточное) крыло называлось джунгар, правое (западное) — бараунгар, центр — хол. Центральный полк, вероятно, включал в свой состав гвардию хана — кешик, состоявшую из отборнейших воинов. Дети командиров джагунов и минганов автоматически зачислялись в кешик, а другие вакансии заполнялись наиболее подготовленными воинами. Вся армия так или иначе исполняла обязанности гвардии хана: чтобы быть уверенным в том, что отряд будет верен прежде всего ему лично, а не своим родовым интересам, Чингисхан намеренно сводил в отряды выходцев из разных кланов и родов. Гвардия по сути играла у монголов роль военной академии. Прошедшие гвардию воины назначались командирами туменов. Привилегии за службу в гвардии компенсировались дополнительными обязанностями по службе. Гвардейцы оставались при хане и в мирное время. Выдержка из устава ханской гвардии представляет собой любопытнейший документ: «1. Командир свою смену караула должен отстоять ночью. 3. За первую провинность гвардеец наказывается 30 ударами, за вторую — 70, за третью — 37 ударами и исключением из гвардии. 6. Гвардейцы на одно звание выше обычных воинов».

Армия монгольской империи

Монгольские воины в доспехах. «Всемирная история» Рашид-ад-дина. (Из библиотеки Эдинбургского университета)

Первое упоминание о ханской гвардии относится к 1203 г. В то время гвардия (тунгот) насчитывала 70 человек, а ночная гвардия (кабтот) — 80. Кроме них, имелось еще около 1500 гвардейцев. В 1206 г., когда Чингисхан взял в свои руки всю власть, гвардия возросла в численности до одного тумена. Часть гвардейского тумена (численностью примерно в мипган) стала личной армией Чингисхана, которая следовала за ним неотступно.

В присутствии хана поднимался бунчук, изготовлявшийся из хвостов яков — тук. Хан был верховным командующим, но после того как его военачальники получали приказ в общем виде, они были вольны сами выбрать наилучший путь для его исполнения. Такое доверие, в основе которого лежала уверенность в лояльности и опыте подчиненных, хорошо служило монголам. Владение воинским искусством ценилось выше знатности происхождения, и были армии, которые формально возглавлялись ханами, но на деле управлялись военачальниками, вышедшими из простых солдат. Субэдей был отличным примером. Он стал командовать армией в возрасте 25 лет. Командующему армией в знак его высокого положения давался большой барабан, в который разрешалось бить только по его приказу.

Марко Поло суммирует организацию монгольской армии словами: «…Командир отдавал приказ только десяти подчиненным…никто не мог отдать приказ более чем десяти подчиненным. В свою очередь, каждый отвечал только перед непосредственным командиром; таким образом удавалось поддерживать необычайный порядок и дисциплину, поскольку воины были верны своим командирам».

Численность монгольских армий обычно была значительно меньше, чем их противников. Например, в 1211 г. армия Чингисхана едва ли составляла четверть численности армии своего врага — империи Цзинь.

Армия монгольской империи

Схема, показывающая маневр монгольской конницы, называвшийся тулугма. Легкая конница выдвигалась через разрывы в построениях тяжелых кавалеристов и наносила фронтальный удар, одновременно охватывая противника с флангов. Подробное описание тактики приведено в тексте книги.

Поскольку большинство кампаний монгольской армии проходили вдалеке от дома и длились долго, возникала проблема восполнения потерь. Китайский историк в 1236 г. сообщал, что встретил пополнение монгольской армии, состоящее из 13—14-летних мальчиков. Правда, это могли быть вспомогательные силы и, возможно, когда мальчики вливались в состав действующей армии, они были уже достаточно взрослыми для полноценной службы. Монголы часто пополняли свои армии воинами из покоренных народов. Иногда те поступали к монголам на службу добровольно, иногда их набирали насильно. В рядах монгольской армии служило множество китайцев, главным образом в пехоте, и китайцы и корейцы составляли основу монгольских войск, вторгавшихся в Японию.

Рашид-ад-дин говорит, что ко времени смерти Чингисхана в 1227 г. монгольская армия насчитывала 123 000 человек, организованных следующим образом:

Левое крыло — 62 000

Правое крыло — 38 000

Гвардия:

Императора — 1000

Князя Джучи — 4000

Князя Чагадая — 4000

Князя Угедея — 4000

Другие — 10 000

Во время своего царствования Угедей (1229–1241) значительно увеличил армию за счет населения покоренных территорий.

Следует особо отметить, что почти все эти отряды были конными, это замечание следует всегда иметь в виду при рассмотрении стратегии и тактики монголов. Символом мобильности монголов можно считать их жилище — юрту из черного войлока, натянутого на складную раму, которая легко устанавливалась, собиралась и перевозилась. Существовали и большие юрты, которые не разбирали, а перевозили с места на место с помощью тяжелых повозок.

Армия монгольской империи

Монгольские воины во время боя. «Всемирная история» Рашид-ад-дина. (Из библиотеки Эдинбургского университета)


МОНГОЛЬСКИЙ ВОИН | Армия монгольской империи | ВОЕННОЕ ИСКУССТВО МОНГОЛОВ