home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Петербург. 10 августа. 1897 год. Невский проспект. Доходный дом

Юлия активно готовилась к званому ужину.

Буквально по приезде пришло приглашение от министра финансов Российской империи господина Витте. Оно оказалось неожиданным – Денис еще не сталкивался ни с кем из высшей власти. Пришлось давать задание своим пока еще немногочисленным агентам, чтобы узнать причину проявленной любезности.

В письме, доставленном курьером, было сказано, что ужин неофициальный, мундиры и регалии не обязательны. Спутницы также вольны в выборе туалета. Молодой человек отличал неофициальный ужин от официального примерно так же, как и папуасов северо-западного африканского побережья от их сородичей в бразильских джунглях. Поэтому и не ломал голову. Оказалось, не все так просто.

– Пойми же, наконец, – доказывала ему Юлия. – Тебе обязательно нужен фрак.

– Почему я не могу пойти в обычном костюме? – делал вялые попытки отбиться Денис.

– Этим ты выкажешь неуважение к хозяину, – терпеливо, как маленькому ребенку, объясняла девушка. – Ужин объявляется неофициальным для создания домашней, раскрепощенной атмосферы. Не более того.

Ну и… фрак с ним. Надо так надо: деваться некуда. Пришлось терпеливо сносить бесконечные обмеры, примерки, подгоны. Но это было еще полбеды. Значительно сложнее обстояло дело с выбором вечернего наряда для самой Юлии. Главная проблема заключалась в том, что багаж с многочисленными нарядами девушки до сих пор еще не прибыл в столицу. Это было головной болью для Дениса уже второй день. Остальные трудности – финансовые и конкурентные – казались незначительной мелочью.

Денис привычно, как он часто делал в минуты рассеянности или задумчивости, рисовал карандашом неизвестно что. За неизвестное отвечала кисть живописца – сам он в процессе творения участия не принимал. Было не до того.

Все внимание отвлекала мечущаяся по комнате девушка. Обложившись многочисленными журналами, выкройками и еще какими-то непонятными для молодого человека предметами, она вела бесконечные телефонные переговоры с портными, модельерами и прочими деятелями от кутюр.

Юлия выглядела расстроенной – у нее явно что-то не получалось. Даже недешевый подарок Дениса – элегантное ожерелье из черного малазийского жемчуга, редко пересыпанного ярко-алыми рубинами, – вызвал у нее оживление на несколько недолгих минут.

С периодичностью в час-полтора в комнату заходили посыльные с нескончаемыми образцами тканей, кружев и различных предметов декора женской одежды, о назначении которых можно было только догадываться.

Из раздумий его вывел огорченный голос любимой и ласковые руки, обнявшие сзади за шею.

– Дениска! – плачущим голосом пожаловалась девушка. – Я ничего не могу подобрать.

Он просто ничего не успел ответить, потому что радостный визг, раздавшийся через мгновение, оглушил его на оба уха. Юлька с жадным интересом лихорадочно перебирала его рисунки.

– Ты прелесть! – наконец сообщила она ему, глядя влюбленными глазами. – Как ты только смог додуматься до такого?!

Денис недоуменно пожал плечами: несколько изображенных им женских силуэтов были одеты в обычные вечерние платья его эпохи. Простые, классически строгие линии, облегающие фасоны со слегка расклешенным низом либо полностью зауженные. И еще с какими-то волнистыми финтифлюшками вокруг ворота: названия им он просто не знал. Были модели и без них, но с небольшим вырезом до лопаток. Ни тебе декольте до пупка, ни открытой до самого не хочу спины. В общем, ничего особенного…

– Может, тебе бросить свои финансы? Тебя любой модный журнал примет с распростертыми объятьями.

Молодой человек вздохнул: la femme – она и через сто лет останется la femme. Так мало нужно для счастья.


Глава двенадцатая | Прейскурант на победу | * * *