home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12. Искусство кражи со взломом

Как мне не хватало наноскопа! Хотя бы самого простенького, с низкой разрешающей способностью…

Вскрыть дверь с кодовым магнитным замком при помощи импульсного разрядника просто: всадить импульс в управляющее реле – цепи на короткое время обесточатся, в том числе и та, что питает катушку магнита, и дверь распахнется от толчка пальцем… Знающему человеку для такого фокуса даже боевой разрядник не нужен, достаточно самого заурядного электрошокера, вроде тех, что носят в дамских сумочках в целях самообороны.

Проблема в том, что для означенной операции надо знать, где расположено реле. Обычно щит управления находится внутри и рядом с дверью. Но здесь и сейчас ничего подобного я не видел… Выставил разрядник на максимальную мощность и наугад дважды шарахнул через стену, рассчитывая зацепить щит, находящийся с другой стороны, в гараже. Результат нулевой. На рукояти замигал красный светодиод, рапортуя: оружие пора бы подзарядить. Когда он загорится непрерывным красным светом, разрядник пополнит мою коллекцию предметов, пригодных лишь для метания.

Время поджимало. За спиной завывали три или четыре «дрели» – охрана пыталась огнем проложить себе путь по винтовой лестнице сюда, вниз. Сабитов время от времени отвечал им из «абакана» – одиночными выстрелами, как я и приказал.

Если все здешние вертухаи похожи на тех, что заявились за моим бездыханным телом, это дает дополнительные шансы. Но я не обольщался. Рано или поздно руководство нашей поимкой возглавит кто-то, понимающий толк в таких операциях, и дурная пальба сменится чем-то более осмысленным. Например, вниз полетят газовые гранаты…

Тянуть свой последний (в лучшем случае предпоследний) лотерейный билет я не торопился. Немного поразмышлял, прежде чем окончательно посадить батарею разрядника. Где размещают электрощиты нормальные электрики? Правильно, на уровне человеческого роста, для удобства работы. Но мы сейчас имеем дело с результатом трудов не нормальных людей, а стройбата. Строители в военной форме о чужих удобствах не вспоминают… Где приказано, там и долбят. Ну и где бы я, будь я здешним прапорщиком, приказал бы долбить нишу под щит? Под самым потолком, разумеется, чтоб без лестницы не достать. Подальше от блудливых рук солдатиков, которые иначе живо приспособят удобное местечко под тайник для хранения выпивки или повадятся шляться через гараж в самоволку…

Но справа от двери долбить или слева? Или по центру, над самой дверью? Не вопрос: конечно же слева, в самом тесном и неудобном для работы углу. Чтобы стройбатовцам служба не казалась медом и сахаром.

Я вскинул разрядник и без колебаний послал импульс туда, в левый угол. Сработало! Громкий металлический лязг замка, и дверь подалась от легкого нажатия. Я потянул за рукав лейтенанта: тир закрывается, следующий этап нашего многоборья – авторалли.

Дверь за нашей спиной захлопнулась сама собой – магнитный замок вновь заработал, но теперь с помощью кода наши преследователи его не откроют, все настройки сбились.

Гараж – обширный, занимающий почти весь цокольный этаж особняка, – был заполнен менее чем на треть. В идеале меня устроила бы бронемашина на колесном ходу. На худой конец – на гусеничном. Но с полными баками и с пушечно-пулеметным вооружением, чтобы без помех проехать к воротам, протаранить их и остудить пыл погони, если она за нами увяжется, а она непременно увяжется. И, разумеется, гипотетическая бронемашина должна была стоять незапертой…

Увы, ничего похожего не обнаружилось. Несколько мобилей, судя по номерам, принадлежавших офицерам. Хотя частные номера могли для конспирации украшать и оперативные машины ОКР. Ведомственный микроавтобус с затонированными стеклами. Еще один, ощетинившийся антеннами и наверняка напичканный всевозможной аппаратурой… Здоровенный, кабиной под потолок, агрегат – нечто вроде универсальной строительной машины, на которую можно навешивать самые разные приспособления. Судя по тому, что сейчас машину украшал бульдозерный нож и бак с надписью «ПЕСОК», в последний раз это чудо техники использовалось зимой, для очистки от снега прилегающей к особняку территории.

И ничего бронированного… Даже бронеджипа «Тайга», даже генеральского лимузина, степенью защиты не уступающего боевым машинам, не нашлось…

Выбор невелик. Собственно, выбора и нет: лишь снегоуборочный монстр способен протаранить ворота – и гаражные, и наружные, сохранив после того способность к передвижению.

Я вскарабкался в кабину. Аккумулятор оказался заряжен, приборный щиток исправно осветился, когда я на полоборота повернул красную, хорошо заметную рукоятку (ключ зажигания конструкция не предусматривала). Так, что тут у нас… Двигатель, судя по всему, дизельный, горючего четверть бака, это хорошо… А что плохо – у рычага коробки передач лишь три рабочих положения, две скорости и задний ход, надо полагать. Двигатель мощный, но особо не разгонишься, больше тридцати километров в час из монстра не выжать… Да и зачем? Никто не проектировал его для эффектных погонь.

Заведется или нет? Ключа нет, разъема для активирующего чипа тоже, но вполне может оказаться какая-нибудь самодельная секретка, какая-нибудь кнопочка, спрятанная под обивкой кабины… Я повернул рукоять еще на четверть оборота. Взвыл пускатель, затем мерно застучал дизель.

Неподалеку на стене была намалевана грозная надпись: «При закрытых воротах гаража двигатели не запускать!». Я злорадно усмехнулся. Можете влепить мне заочно четыре наряда вне очереди в дополнение к приговору трибунала.

Бульдозерный нож я поднял вверх, на уровень кабины – пусть послужит щитом, прикрывая водительское место от выстрелов спереди, а от любителей стрелять в спину прикроет бак с песком.

Сабитов тоже поднялся в кабину, явно намереваясь прокатиться пассажиром. Не получится, далеко не уедем…

– Справишься с управлением? – спросил я. – Не сложнее вертолета.

– Справлюсь… А ты?

Я быстро, в двух фразах, изложил план действий: надо разделиться, один таранит на снегоуборочном агрегате ворота и гаража, и КПП, заодно принимая на себя пули охранников. А второй едет следом, по проложенному пути, на самом скоростном из здешних мобилей. За наружными воротами оба садимся в мобиль и отрываемся от погони.

Судя по лицу вертолетчика, мой план представлялся ему полной авантюрой. Но ничего более надежного и продуманного лейтенант предложить не смог – вздохнул и пересел за штурвал.

– Разгоняйся и тарань! – напутствовал я. И добавил еще одну фразу – где и когда мы сможем встретиться, если за воротами все пойдет не по плану.

Он прибавил обороты, наполнив гараж сизым дымом. А я выпрыгнул из кабины и занялся стоявшей неподалеку «цикадой» – модель двухместная, достаточно скоростная, вполне подойдет для той фазы побега, когда главным козырем станет быстрота.

Под ударами рукояти «дыродела» боковое стекло покрылось сетью мелких трещин, затем вдавилось внутрь. Эта машина, понятное дело, без ключа и чипа не заводилась. Не беда, угонщики давно придумали, как можно обходиться без того и другого, и кое-каким их приемам меня обучили на специальных курсах… Даже практическое занятие, помнится, было: угнать мобиль с парковки перед гипермаркетом. Тогда справился, справлюсь и сейчас.

Я запустил руку под приборный щиток, нащупал нужный шлейф, рванул… Отлично, бортовой компьютер лишился питания, и все его противоугонные системы бесполезны. Теперь обесточить цепь, блокирующую пусковое реле электродвигателя…

Пока я колдовал над проводами, лейтенант Сабитов времени не терял: разогнался, насколько позволяли размеры гаража, и обрушил многотонную громадину снегоуборщика на ворота. Ворота выгнулись, но устояли. Лейтенант повторил попытку, ударив бульдозерным ножом не по центру, а в самый край ворот – и там возникла щель, позволяющая протиснуться худощавому человеку… Всё в порядке, еще пара ударов – и путь наружу будет открыт.

Тем временем мои манипуляции с проводкой продолжались: запитав пусковое реле от провода, идущего к двигателю стеклоочистителя, я получил способный худо-бедно передвигаться мобиль. Большинство систем без участия компьютера не работало – кондиционер не включить и сиденья не отрегулировать. Но мне нынче не до комфорта.

Третья попытка Сабитова привела к успеху – ворота гаража под напором бульдозерного ножа со страшным скрежетом поползли, все более расширяя возникшую щель, и рухнули куда-то в сторону.

– Газуй! – крикнул я.

Не уверен, что лейтенант услышал, но он и без того знал, что делать. Двигатель снегоуборщика взвыл на полных оборотах, и машина рванула вперед, на улицу. Тут же снаружи послышались выстрелы – одиночные хлопки «дыроделов» и автоматные очереди. Похоже, весь личный состав, находившийся на данный момент в особняке, высыпал сейчас наружу поупражняться в стрельбе. Ладно, хоть гранатомета ни у кого из них не нашлось…

Я выжидал, не торопясь подставляться под выстрелы. Пластикатовый корпус «цикады» ни от какой пули защитить не способен в принципе… Пусть уж лейтенант сначала расчистит путь. Шанс на успешный таран у него лишь один, повторить попытку едва ли позволят. Должно получиться, в отличие от гаража есть место для разгона, а скорость у снегоуборщика хоть и невелика, но, умноженная на многотонную массу, даст на выходе вполне приличную энергию удара…

Металлический грохот перекрыл выстрелы. Я вдавил педаль реостата, «цикада» покатила из гаража, плавно набирая скорость. Все-таки бензиновые двигатели, с их большей приемистостью, куда лучше в тех ситуациях, когда требуется резкий старт с места…

Осветительные приборы я не включал. Все внимание охраны сейчас приковано к Сабитову и его многотонному монстру, и правильно, нечего им отвлекаться на маленький двухместный мобильчик, мало ли кто и куда решил прокатиться ночью…

Лейтенант свою задачу выполнил с блеском. Сквозь сумрак белой ночи я отлично видел ограду – каменную, со стилизованными наконечниками не то пик, не то копий на гребне. Видел будку КПП на въезде. А ворот не было, и через их опустевший проем открывался вид на улицу Царского Села, огибавшую Екатерининский парк. По ней сейчас и катит Сабитов, надеюсь, лейтенант ничего не перепутал в горячке прорыва и свернул именно влево, как мы и договаривались… Выстрелы теперь доносились оттуда, из-за ограды. И здесь мой расчет сработал – неторопливо движущаяся громадина создавала иллюзию, что ее можно догнать на своих двоих, стоит лишь хорошенько поднажать. Но, естественно, человеку такое не под силу, разве что генаврам, созданным для быстрого бега.

Однако пришла пора и мне сматывать удочки. Путь открыт, охрана отвлеклась – вперед!

«Цикада» устремилась в серый полумрак питерской ночи.

Но тут открылось одно обстоятельство, поставившее жирный крест на моем простом, но эффективном плане. Обстоятельство именовалось замаскированной огневой точкой, оборудованной «молотком» и простреливающей подступы к особняку. Почему оттуда не стреляли по Сабитову, не знаю. Может быть, дежурство на этом посту не было постоянным, расчет заступал туда при тревоге и подбежал лишь сейчас. Или пулемет, по извечному российскому разгильдяйству, оказался не готов немедленно открыть огонь. Как бы то ни было, лейтенант проскочил, а «цикада» угодила под свинцовый град.

Менять планы поздно, и я вдавил педаль до упора, не жалея обмотки двигателей. Оставалась последняя надежда: пулеметчики здесь никуда не годные, не имеющие боевого опыта вообще и опыта стрельбы по быстро движущимся мишеням в частности.

Но уж если начинается полоса невезения, то не везет во всем… Не знаю, как остальные, но данный конкретный стрелок свое дело знал туго. Первая же очередь угодила в подъездную дорожку аккурат перед колесами «цикады». Красные светлячки трассеров красиво рикошетили от асфальта, позволяя пулеметчику вносить коррективы в стрельбу, и я понял – следующая очередь моя.

Резко затормозил, затем снова ускорился, пытаясь сбить прицел. Напрасная попытка, пули прошили оба правых колеса, мобиль пошел юзом, выскочил на газон… Пожалуй, я был прав в своих догадках – «цикада» принадлежит одному из офицеров, на оперативную машину наверняка поставили бы пулеустойчивую резину.

Я упрямо терзал реостат, пытаясь дотянуть до КПП. Оторваться от погони «цикада» уже неспособна, мне хотя бы оказаться снаружи, за оградой… А там, глядишь, что-нибудь да подвернется.

Но выпускать меня за ограду никто не собирался. Еще одна очередь, на сей раз по аккумуляторному отсеку. Вообще-то он куда менее страдает от стрельбы, чем двигатели на жидкотопливных машинах, не говоря уж об их бензобаках. У мобилей, если пуля пробивает одну из ячеек батареи Ллейтона, остальные продолжают работать в прежнем режиме, запас хода незначительно падает, а мощность и скорость остаются прежними…

Однако «цикада» катилась вперед, увлекаемая лишь инерцией. Электродвигатели не отзывались на движения педали, подсветка приборного щитка погасла. Скорее всего, шальная пуля перебила главную шину питания. И мобиль превратился в мертвую груду пластика и металла.

Отъездился…


11.  Следы невиданных зверей | Пылающий лед | 13.  Обыкновенная история