home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


  Глава VIII

         А я люблю дождь

Створки двери стояли на своем месте, основательно помятые, наполовину выбитые из проема, без стекол. Поверх них лежало штук сорок обугленных скелетов с остатками сумок, вещей, каких-то покупок. Над дверью на честном слове висела табличка с облезшей надписью «Торговый центр «Богородский»». Спасатель и Влас перешагнули скелеты и пошли по выщербленному коридору торгового центра. Почерневшие скелеты кучами набились в магазины. Спасатель увидел, с какой жалостью я смотрю на останки людей и бросил через плечо:

  -Люди думали, что смогут укрыться, если закрыть дверь магазина… скоро увидишь – часть из них не ошиблась.

  Мы неспешно прошли еще немного и попали к спуску в подвальный магазин. Спасатель уверенно повел нас вниз. Там оказался небольшой сюрприз. Посреди промежуточной лестничной площадки был от пола до потолка вставлен огромный стальной лист. В центре был вставлен шлюз, как от венткамеры, разве что немного побольше. Аркадий остановился на месте:

  -Влас, друган, дальше сами. Мне еще других раздолбаев спасать.

  Они с наемником пожали друг другу руки, и Спасатель прогулочным шагом пошел прочь, не оборачиваясь.

  Влас постучался в шлюз. Оттуда донеслось:

  -Пароль?

  -Да иди ты в задницу со своими паролями!

  Ответ из-за стены меня удивил:

  -Правильно. Можете проходить.

  С невыносимым скрежетом шлюз выехал чуть вперед и с резким хлопком открылся настежь. Перед нами в облаке белесого пара стоял человек в бронежилете поверх белой рубашки, брюках и строительной каске. В руках у него был обрез охотничьего ружья. Человек вышел чуть вперед, рассмотрел наемника и просиял:

  -Влас, сто лет не виделись! Как там наверху?

  -А что, разведчиков уже всех сожрали?

  -Да нет… просто толку от этой разведки? Туннель до Раша-Вегаса и канализация до Тухляка есть, а остальное приложится.

  -Ладно, бывай Вован.

  Облако пара развеялось и мы продолжили спуск. Когда группа прошла через ворота, я огляделся. Вокруг стояло еще несколько человек, одетых как Вован – в рубашках и бронежилетах. У всех было оружие, но по его состоянию можно было легко определить – им ни разу не пользовались.

  К двери шлюза шла длинная металлическая палка, напоминающая раскладную удочку. Другим концом эта палка присоединялась к непрерывно тарахтящей машинке. Правда, через пару минут один из людей в бронежилетах подошел и вырубил ее. Вдоль лестницы было выстроено нечто вроде военной базы – высокие жестяные платформы, по которым сновали охранники – как я назвал про себя людей в бронежилетах. Сами ступеньки лестницы были ровно забетонированы на манер гладкого спуска для колясок – по бокам все равно были оставлены ступеньки. По лестнице мы спустились донизу, а там нас встретило нечто совсем уж невероятное.

  Ровно у последней ступеньки стояла реалистичная статуя человека из склеенных вместе листов жести.  В одной руке он держал настоящую сумку из какого-то супермаркета с надписью «О`кей», а во второй – не менее настоящий калаш. Стоял он на большой бетонной плите с надписью на ребре.

  -Тэц. Самый большой город в Ногинске. – Пояснил Влас. Мы прошли дальше.

  В торговом павильоне в самом деле раскинулся настоящий большой город. Из чистых, не гнилых досок вокруг были собраны дома до потолка – где по два, где по три этажа. У стен стояли более компактные дома из кирпичей. У всех домов были и подъезды, и окна квартирок. В центре первого зала стояло штук пять бочек с водой, из которых по шлангам подавалась вода в самый настоящий фонтан! Выглядел он правда не слишком красиво – торчащая из кирпичной коробки железка, стреляющая водой под потолок.

  Помещение было просто огромным – дворы и улочки Тэца разветвлялись и проходили еще по двум коридорам подземного города. Я тащил тачку с Кукуцаплем по городу, открыв рот. Толпа вокруг нас была прямо-таки гигантская – даже в Полисе, наверное, не было столько народу. Когда-то, судя по всему, стены у магазина вынесли, и это позволило создать настоящие улицы и бульвары, дворы и переулки. Все это освещалось фонарями, связанными сетью проводов на полу. Были здесь и целые скамейки, слегка проржавевшие мусорки, а детвора гоняла по городу на самых настоящих велосипедах!!! У меня буквально кружилась голова от обилия всего… этого… вокруг меня.

  Влас увидел, как я рассматриваю Тэц и по-дружески хлопнул меня по плечу:

  -Ладно, вижу, в метро такого в жизни не видел, а? Осматривайся. Я пока тут шопингом позанимаюсь… по патроны, в общем, схожу.

  Влас смылся вглубь дворов. А я тем временем пошел с Кукуцаплем по главной улице. Вокруг высились настоящие каменные дома, деревянные домишки, вдоль дороги шел немного неровный, но – бордюр... и ни одной ржавой или гнилой детали вокруг! Я прошел еще чуть и у меня затрепетало сердце. Старик в тачке выпучил глаза и зашелся кашлем.

  Чуть в сторону от главной дороги отходила тропинка, вымощенная плиткой, какой раньше выкладывали тропки на дачах. Тропинку окружали самые настоящие деревья! Они были не самые зеленые, даже так – грязно-желтые, низкие и корявые. Лампы над ними были немного другого цвета, светили более мягко и были направлены чуть вбок. Я подошел к дереву и с благоговением взял лист двумя пальцами. Мягкий, шершавый, хрупкий – с мелкими прожилками, такими приятными на ощупь. Я приблизил лист к носу и вдохнул его запах. Свежий, немного горьковатый… мне было даже обидно, что самый похожий запах на этот в метро – раритетные освежители воздуха. Люди в Тэце ходили мимо деревьев, будто это обычное дело, никакого чуда. Ну да. Обыкновенное чудо.

  Я пошел по парку вглубь, свернул куда-то не туда и оказался в темном дворе, над которым мигала только одна лампочка – на месте углового дома тарахтел генератор. Я уже собирался вернуться к деревьям, но дорогу мне преградила парочка молодых ребят. У одного из них было в руках охотничье ружье-двустволка, а у второго – пневматический пистолет. Первый прямо приставил мне ружье к груди, а второй подвел пистолет вплотную к глазу Кукуцаплю.

  -Мужик, не рыпайся и гони бабки. На пол клади. – Медленным, немного нервным голосом заговорил первый. Я выпучил глаза. Такой благополучный город… ни тебе мутантов, ни радиации, даже этот двор живет во много раз лучше некоторых станций метро. Я вспомнил небольшую мудрость своего дедушки – еще до катастрофы. Люди периодически должны воевать, а то мозги заплывают жиром, и молодые начинают страдать фигней. Прав был дедушка. К сожалению.

  -Пацаны, вы охренели.

  -Не борзей, урод. Последнее китайское предупреждение.

  В подтверждение его слов второй грабитель практически вдавил пистолет в глаз старику. Я стал быстро оценивать ситуацию… ударить по ружью, выбить ногой пистолет… нет, я грохнусь на землю, а второй поднимет ружье…

  Помощь пришла неожиданно. В затылки парням уткнулось по ПМ.

  -Опа! Семеныч, да это ж старые знакомые! Штырь, Патрон, да? Сами пройдете или как?

  Первый с гримасой отвращения бросил на пол ружье, а второй пистолет. Один из спасших нас людей под дулом пистолета повел грабителей куда-то. А второй остановился напротив. Я с удивлением отметил то, как он одет. Это ведь мент! Судя по «соплям» - лейтенант.

  Он скучающим взглядом окинул нас:

  -Теперь показания снимать… Тухляк?

  Я сперва не понял его, но через секунду до меня дошло – гражданство. А я, судя по всему, очень напоминаю обычного жителя Тухляка.

  -Нет, мы с метро. Московского.

  Лицо милиционера вытянулось.

  -Чего ж вы по трущобам шастаете? Вас к Нельсону надо!

  -А Нельсон – это… - уточнил я на всякий случай. Вдруг это палач какой?

  -Великий человек. – С трепетом произнес мент и повел меня куда-то. Мы шли через город по главной улице и в итоге вышли к двухэтажному зданию с простенькой мозаикой над входом – в виде, наверное, герба Тэца. Щит, на нем сумка, из которой торчит автомат. Милиционер открыл двустворчатые двери и вошел внутрь. Там и тут раздавался стук по клавишам. Я с уже привычным удивлением подумал, что этот звук подозрительно похож на компьютеры. Мой спаситель привел нас с Кукуцаплем к дальней двери в конце коридора и жестом показал, чтобы мы входили.

  Я отворил дверь и прошел внутрь. Кабинет был тщательно выбелен. Причем ровно, а не как самодельный домик на Бауманской. Стол размером с Гренландию (а может и больше), в форме шестиконечной звезды. На столе стоял настоящий работающий компьютер! Правда, удивление быстро прошло.  К столу было придвинуто три мягких кожаных кресла – совсем не подпорченных. А в кресле сидел человек. У него было слегка кругловатое лицо, с намечающимся вторым подбородком. Прическа была, как мне почему-то подумалось, «Гитлеровская». Насколько я помню, нацистский вождь носил такую же. Под серыми, с красными прожилками  глазами были огромные мешки, будто человек не спал, по меньшей мере, пару недель. Одет он был в кинематографичный белый пиджак, с торчащим из грудного кармашка углом черного платка. Он жестом пригласил нас присаживаться. Я сам сел в кресло, а Кукуцапль с удовольствием перевалился на сиденье рядом.

  -Тухляк, продовольствие? – В лоб спросил он, даже не глянув на нас.

  -Нет, мы…

  -Раша-Вегас, ядерная боеголовка?

  -Да нет, мы…

  -Красная лента, удобрения?

  -Да мы из метро! – неожиданно резко вспылил Кукуцапль. Даже не зашелся кашлем.

  Человек оживился, поднял на нас взгляд.

  -Москва, Питер, Хельсинки, Самара?

  -Москва.

  Человек снова откинулся в кресле и расплылся в улыбке.

  -Полагаю, хотите получить ответы.

  Я кивнул, старик тоже. Я задал первый, самый волнующий вопрос:

  -Кто вы и как вы все это создали в подвале магазина?

  Человек хмыкнул:

  -Я то Александр Нельсон, так сказать, демиург этого города. А вот как создал… небольшой экскурс в историю, вы не против? Я рано открыл собственный ресторан. Точней, я просто заведовал столовой. Было это еще в восемьдесят девятом году. Через год путч, путаница, суматоха. В этом хаосе я кое-чего добился от директора банка, вложился в кое-какие предприятия и вскоре смог открыть целую сеть ресторанов. Со временем она только увеличивалась, у меня были грандиозные планы. По ресторану в каждом городе России и ближнего зарубежья! А там уже и дальнего, Европа, запад… но вот за день до ядерного удара приехал я в здешний отдел своей сети ресторанов. Были запарки с документацией, которые местный управляющий оказался не в состоянии решить. Находился мой ресторан прямо в этом торговом центре. И вот сирена, грохот, сыпется штукатурка с потолка, вдали вырастают грибовидные облака. Люди ломанулись в магазины, стали беспредельничать. Я понял, что так мы все скоро сдохнем. Мои телохранители заталкивали людей в подвальный магазин, а я выхватил у рекламщика на улице рупор и стал организовывать эту толпу неадекватов. За несколько секунд до удара моими стараниями мы успели снести все мало-мальски важное из магазинов в подвальные отделы. Мои телохранители угнали бетономешалку, мы вставили тут в проходе одну большую штуку, и ребята залили нас цементом. Жаль их, конечно. Но зато взрыв прошел гладко. Дальше через кровь, пот и слезы я начал строить этот город.

  Было непросто. Ради зданий пришлось выдумывать свои способы обжига кирпичей. Благо, мы выкопали в подсобке яму, где нашлось прямо таки очень много глины. Разбирали прилавки, сортировали вынесенные из магазина вещи. Сложнее всего было справиться с ментами, владельцами тиров и чудиком, который спер в охотничьем магазине винтовку. Кровь в голову ударила. В итоге я проявил чудеса болтовни. Они стали смирными гражданами. Не знаю уж, как мне удалось организовать толпу, как удалось собрать лампы дневного света и гермоворота из остатков бетономешалки… но все, что вы видите вокруг – плод моих непосильных стараний. Кстати, на нашей стеле изображен глава моей охраны – именно он угнал бетономешалку.

  Нельсон замолчал, выжидающе глядя на нас. В итоге я спросил:

  -А парк? Как вы это сделали?

  -Это не я. Здесь есть один такой гений – имени я его не знаю, его все зовут Стерлинг. Из всякой ерунды, которую притащили люди в подвал, типа блендеров, скороварок, напольных весов, он собирал для нас совсем другие вещи – отбойный молоток, электрогенератор, цепную пилу. Он и переделал обычную лампу под… блин, вот попробуй запомни, что он сказал! В общем, под лампу, которая дает нормальный для растений свет. Правда, из-за этого кое-где не хватает электроэнергии, но он трудится в поте лица. У нас же тут, как ни как, утопия.

  Мы посидели еще чуть-чуть и Кукуцапль подал голос:

  -А у вас нет ника-кхаких вопросов?

  Александр будто ждал этого вопроса. Он взмахнул руками.

  -Не-а. Вы просто не представляете, как помогает собственная радиостанция. Стерлинг явно гений – он покрыл термоустойчивым составом радарную тарелку, а мы взгромоздили ее на крышу. Ее уже несколько раз ломали летяги, но это не беда. Вы удивитесь. Сами посмотрите.

  Нельсон развернул монитор компьюетра к нам и открыл папку под названием «Каналы для связи». Мои глаза полезли из орбит. Сколько названий!

  В списке связи главы Тэца значились и Москва, и Питер, и Самара! Там были такие города как Нью-Йорк, Афины, Глазго, Киев! Новосибирск, Омск, Минск! Нижний Новгород! Стокгольм! Дели!

  Я пораженный крутил ролик компьютерной мышки (как же рука отвыкла от этого движения!) и читал все новые и новые названия городов, которые еще недавно считал вымершими. Лима, Токио, Берлин, Манчестер…

  -А вы что – говорите по-японски и по-индийски?

  Александр усмехнулся.

  -Нет конечно. Только по-немецки, по-английски, да по-украински. Но там у них людей, которые говорят на англицком – полные станции. Кстати, в Омске ужасная ситуация – метро еще не достроено было, а люди все равно прятались. В итоге станции заражены, а в туннелях и депо прячутся люди. Единственная обитаемая станция – Кристалл, там немцы что-то делают, фиг поймешь что, никто не знает, а…

  -И что, вот прямо сейчас можно связаться с любым городом? – с волнением спросил я, дрожащей рукой докручивая список (Салехард, Южно-Курильск, Анкоридж).

  Нельсон снисходительно глянул на меня и покровительственно пододвинул ко мне наушники с микрофоном. Я дрожащими руками одел на уши аппаратуру и дважды кликнул на городе, где жил дедушка. Питер.

  Открылось окно, запрыгал бегунок уровня звука, в наушниках зашипело. Затем прорезался четкий, ясный голос.

  -Прием, кто говорит?

  Я сглотнул и ответил, как учили на Партизанской, с небольшой коррективой:

  -Город Ногинск, город Тэц.

  -Принимает станция Технологический институт. Цель сеанса связи?

  В голове запрыгали мысли. Хотелось столько всего спросить – политическую ситуацию, кустарное оружие, судьбу памятников архитектуры. Но я спросил:

  -Знаете ли вы точное население метро, прием?

  -Да, конечно, все в базе данных.

  -Могли бы вы проверить – есть ли там человек по имени Стасюк Андрей Викторович, 1951 года рождения?

  -Сейчас, подождите.

  Некоторое время в эфире царила тишина, разве что хлопали двери, да доносился звук толпы. Я в очередной раз поразился качеству радиопередачи. И как только московское метро до сих пор не связалось хотя бы с Питерским? Или связалось?..

  Тут в эфире раздался шум, будто радист сел на место:

  -Уважаемый, объект поиска найден в списке пропавших без вести за 2027 год. Род занятий – сталкер-поисковик с малой дальностью заброса. А зачем вам эта информация?

  Я, не веря в услышанное, пробормотал:

  -Близкий родственник. Спасибо. Отбой. – И закрыл окно связи.

  Дедушка. Пропавший без вести сталкер, да еще и поисковик. То есть ищет других сталкеров. Ему же было почти восемдесят лет! О чем он думал?! Тем не менее, уже привычная пустота от утраты близкого человека быстро заполнилась обычными чувствами. Наверное, свою лепту внесло двадцатилетнее расставание.

  Нельсон придвинулся ко мне:

  -А все-таки, зачем вы зашли?

  Я уже задумался, что же ответить, как в комнату, ударив дверью об стену, вошел Влас. Он сел на край стола Александра и кинул на меня взгляд:

  -Что, дал мужику пообщаться с Екатеринбургом? – Нельсон покачал голвой. Влас снова развернулся ко мне, - ну там и дурдом, конечно. Саша, а я по делу.

  Наемник достал из своего бездонного кармана тот самый листочек, который взял еще в парке аттракционов и бережно положил его на стол перед главой Тэца. Тот, в свою очередь, легким движением разогнул листок и стал читать. В его лице не дрогнул ни один мускул, когда он пододвинул тетрадный лист обратно наемнику.

  -Влас, дружище, садись, выпьем. Еще есть вино с восьмисотого года.

  Наемник оскалился:

  -Ура, ура!!! Вино!! А мне водочки.

  Из-под стола начальник достал две бутылки и два стакана и разлил напитки. Влас с Нельсоном чокнулись, но наемник водку пить не спешил. А Александр залпом осушил стакан, потряс головой и обратился к своему гостю:

  -Уф! Давно ее не пил. Двести лет стоит, я думал стухнет, ан нет. А пить то хочется. Ну-ка, отлей мне.

  Наемник неожиданно для всех встал на стол и принялся расстегивать ширинку.

  -Тебе прямо в стакан?

  Александр улыбнулся.

  -Все твои шуточки… да сядь! По делу… батареи сейчас в Раша-Вегасе.

  Вся шутливость Власа спала.

  -КАК В РАША-ВЕГАСЕ?!!! КАК?!!! Я Ж ТЕБЕ ДАЛ ХРАНИТЬ!!!

  -Соглашение по поводу ядерной бомбы было очень выгодное, а ты мне их дал пять лет назад, вот я и решил…

  -РЕШИЛ?!!! РЕШИЛ!! М-МАТЬ… - наемник слегка успокоился и сел обратно на угол стола. Из глаз у него в буквальном смысле летели искры. – Я тебе дал и что сказал? Сказал – храни пятнадцать лет. Ты глухой?

  -Ты просто не представляешь себе, какие суммы крутились на том торге! За те деньги, которые я выручил, мы смогли сделать такую машину, которая нам жилого пространства прокопает – на тридцать лет вперед хватит. Ты ее не видел, ее только собирают. Стерлинг и парочка ученых с других городов. Даже хрен с Техноложки в Питере приперся! Так что, все ради Тэца.

  -Мне надо вернуть аккумуляторы.

  -Хм.. есть в договоре одна лазейка, я ее специально подметил. Если ты уговоришь их отдать тебе аккумуляторы без официальных бумаг, но с большей ответственностью за передачу их стороны, то и деньги наши, и аккумуляторы твои.

  Влас выдохнул. Шумно.

  -Что ж, ладно. Вернусь я в это адское пекло. Но лучше уж в Красную ленту переть… чем так.

  А я тем временем разглядел на стене самодельную карту города. Точней, карта города была настоящей, но пометки были сделаны от руки, фломастером. Тухляк и Тэц были взяты в треугольник с еще одним городом. Я приблизился и прочитал. Раша-Вегас. Название говорит само за себя. Непонятно, почему города так близко. Безопасность, наверное, рядом с Тэцем. Вдалеке были еще города – какая-то Красная лента, Бункер наемников (Власа с Димоном), Железнодорожинск… и еще два или три дурацких названия.

  В итоге Влас встал со стола, открыл дверь и сказал мне:

  -Пошли, Москвич. Продолжаем тур по местным достопримечательностям.

  Я и Кукуцапль пошли вперед. Мы шли по улицам города, а в моей голове одна важная мысль наползала на другую – то о городах Ногинска, то о других метро, то о Раша-Вегасе, но больше всего – о том, что все вокруг меня создано усилиями двух человек – Нельсона и Стерлинга.

  Влас по пути пояснял:

  -Наверху уже давно светло, так что идем под землей – Тэц соединен туннелем с Раша-Вегасом. Там воняет и орудует шпана с ножичками. А, еще карманы чистят и менты на лапу каждые два метра требуют. Так что…

  Договорить наемнику не дали. Из рупоров, которые, как оказалось, развешаны под потолком, грянуло:

  -Граждане Тэца! Важное объявление! На поверхности начался дождь! Тип: ливень! Продолжительность: от часа до двух! Все прописанные в Тэце граждане…

  Рупор заглушил восторженный гвалт толпы. Двери подъездов распахивались, оттуда вылетали кучами люди, улицы переполнились, детвора на велосипедах успешно лавировала, вскоре прибиваясь к сверстникам или родителям. Трех паспортных контролей на входе еле хватало – половину людей пропускали наверх вовсе без проверки. Охрана и сама хотела выбраться. Влас тоже просиял, на ходу крича нам через плечо:

  -Планы поменялись! Москвич! Ломись через охрану! Ты давно такого кайфа не ощущал!

Мы с наемником подбежали к паспортному контролю, врезались в толпу и на скорости вышли с другой стороны, как нож через масло. Влас при этом орал:

  -Разойдись, разойдись! Психованный мужик с тачкой!!! Ноги раздавит!!!

  Так мы прорвались через паспортный контроль и ринулись наверх. Наемник предупредил:

  -Ты только учти – в Раша-Вегасе придется радиацию выводить! Дождь крайне кислотный! И волосы старайся не подставлять.

  Мы выбежали из подвала и вышли на улицу.

  Небо заволокло тучами. Сверху сплошными струями лила вода, стекаясь внизу в лужи. Капли отпрыгивали от растрескавшегося асфальта, снова падали на него. Люди смеялись, дети радостно гоняли на велосипедах по главной площади города, будто не могли их сейчас схватить мутанты. Наемник будто угадав мои мысли, ответил на неслышный вопрос:

  -Мутанты тупые. У них день по внутренним часам. Они дрыхнут!

  Мы медленно шли по улице в сторону Раша-Вегаса, а вокруг все буквально преобразилось. На сломанных лавках снова сидели бабуськи и судачили. Возле фонтана, на возвышении, целовались парень и девушка. Детвора гоняла на велосипеде по площади. Малыши с невыразимым восхищением разглядывали небо и тыкали в него пальчиками. Кто-то гулял, кто-то разговаривал, кто-то сидел на скамейке. А город жил своей обычной жизнью. А дождь шел.

  -А я люблю дождь. – Сказал я.

  Влас будто очнулся ото сна.

  -Что?

  -А я люблю дождь. – Повторил я, с наслаждением упиваясь влажной прохладой. – Двадцать лет назад думал – ну дождь и дождь. Только хуже. С друзьями не погулять, в магазин по поручению мамы идти противно, балкон промокает. А теперь понял. Созрел я. Чтобы любить дождь, оказывается, надо уничтожить мир, а потом просидеть двадцать лет под землей.

  Мы прошли еще пару метров, вглядываясь в мрачное небо. Прогрохотал гром и Влас сказал:

  -А ты прав, философ. И знаешь… я тоже его люблю.

  Вдали сверкнула молния. И из тачки в моих руках донесся счастливый старческий голос, медленно смакующий слова, как сосательные конфеты:

  -А я люблю дождь.

  Дождь хлестал. Мир разрушен. Но люди живы. А мы идем к своей цели, но эта неожиданная мелочь сделала нас всех чуть-чуть счастливее.


 Глава VII | Прятки с Солнцем |  Глава IX