home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


  Глава V

       Экскурсия

  Я не дышал на поверхности без противогаза ни разу.

  А здесь… я стою и дышу полной грудью, и даже вызывающий слезы едкий дым воспринимается как нектар богов. Мои ноздри жадно раздувались и ловили запахи этого мира.

  Влас повернулся к нам и сказал:

  -В общем, первое место куда мы заглянем – одно местечко в парке. Парк аттракционов называется. Место очень и очень стремное, так что, товарищи, пяткой в грудь почем зря не бьем и ведем себя предельно осторожно. Нужно забрать там одну вещичку, она нужна, если мы хотим уехать из этой дыры. Чтобы преодолеть очаги хватит и обычного фильтрующего противогаза. Димон вам их все только что выдал. Фильтры на них сменять не надо. А вот вторую опасность нужно самим определять и проскочить не получится. Это особо плотные сгустки этого дерьмового тумана. Как только вы туда встанете – пуф… и готов сталкер-гриль. Различить их сложно, но под ними земля прогорела как от воронки. Ну, и разумеется, братья наши меньшие размером с грузовик. На этой счастливой ноте я прерываю инструктаж и прошу следовать за мной.

  Влас развернулся в сторону парка и пошел к оградке, от которой остались огромные раскаленные лужи чугуна. Он не дошел до ближайшей лужи всего нескольких сантиметров и остановился. Провернулся и пошел вдоль оградки. Мы, как стадо баранов за пастухом, пошли за ним, Кукуцапль будто и не просыпался – дед счастливо храпел. Костер озирался по сторонам, в любой момент ожидая нападения какой-нибудь летяги или… этого мифического танкопса.

  Наемник шел мимо остывающих луж чугуна и продолжал разглагольствовать:

  -Значит так. Народ. Товарищи! Если я вот так руку подниму – значит надо слушать меня и приготовиться к небольшой разминке. Если махну двумя пальцами – огонь выборочно. Если вот так махну одним – огонь по указанной цели.

  Костер внимательно слушал Власа. Видимо, его научил горький опыт нескольких ранений. Внезапно наемник остановился, и я наехал ему на ноги тачкой с дедом. Наемник скорчил рожу:

  -По ногам как по бульвару. Господа знатоки, у меня вопрос из города Ногинска! Что прячется вон в том обугленном черном ящике? – и местный житель ткнул пальцем в какой-то обуглившийся колодец. Мы сразу наставили на него автоматы. У меня в районе спины пробежал холодок.

   Из колодца с противным визгом выскочил мелкий розовый комок и, не дав себя рассмотреть, скрылся в тумане.  

  Влас нравоучительно показал палец:

  -Эта прелесть называется бес. Встретите такую – ни за что не стреляйте, если он один. Заорет как резанный, и сбежится целая стая этих миленьких розовых комочков.

  Влас снова пошел вперед, а я тем временем подумал, что ему, кажется, доставляет удовольствие делиться своими знаниями и превращать ответственный поход в экскурсию по кунсткамере. Тут мне под ноги метнулось очередное черно-рыжее пятно и без всякого предупреждающего звука прокусило мне ботинок. Я вскрикнул и дал по твари очередь.

  Термит осел. Я осмотрел свой ботинок и заметил, что наемник, оказывается, дал мне обувь с железными заклепками на боках. Зачем только?

  Те временем мы вышли к основной городской массе. Были видны многоэтажки прямо напротив парка, а дороги стали разветвляться. Чугунные лужицы уже остыли, но по ним нам местный житель пройти не дал, объяснив, что нам только кажется, что они высохшие – и в подтверждение своих слов поднял с земли поленце и бросил его в лужу. Из-под деревяшки пошел пар.

  Пока мы дошли до ворот парка, Влас еще пару раз обращал наше внимание то на отдаленные крики летяг, то на пробегающих мимо бесов. Наемник начал раздражать меня. Костер вообще смотрел на него с нескрываемым бешенством. Но неожиданностью для всех стало то, что первым экскурсия достала Кукуцапля.

  -Слушай… балабол… закройся и веди нас в свой… парк…кхе-кхе… - старик зашелся кашлем, а местный житель все-таки соизволил заткнуться.

  Следующую фразу он сказал, когда мы прошли между двумя особенно большими лужами чугуна.

  -Что ж, уважаемые отдыхающие, мы ради поприветствовать вас в нашем городском парке! – сказал он и шутовски поклонился нам, шаркнув ногой. Костер сплюнул.

  Я огляделся. Вокруг были сотни, может даже тысячи поваленных стволов. Часть из них давно рассыпалась золой, другие были в таком состоянии, что дотронешься – и они взметнутся в воздух тучей мелких пылинок, как лопнувший мешок с мукой. Была и парочка довольно крепких обугленных стволов, но они были настолько огромными, что можно было предположить – эти деревья росли в парке чуть ли не со дня основания города.

  На ветках кое-где висели рассыпающиеся тряпки, в которых можно было угадать очертания чего-то.

  Влас увидел заинтересованность  в моих глазах и сказал:

  -Прямо перед тобой висят Винни Пух, Баба Яга и человек-паук. До удара здесь такие фигуры из ткани на деревьях висели. А теперь эвон чего от них осталось.

  Алексей шел прямо перед всеми (наемник ведь оставил его на подхвате). Внезапно он споткнулся обо что-то, вернулся назад и посмотрел на землю, разгреб ногой мусор.

  -Добрый ангел мира… - прочитал он, а Влас, уже вышедший вперед, усмехнулся.

  -Сейчас увидите, что осталось от этого ангелочка. Меня, когда я здесь еще жил, очень смешила эта надпись. Ну, вроде как добрый ангел мира – а что, бывают злые что ли? Злой ангел мира, ага?..

  На этот раз наемник вовремя заметил, как смотрит на него исподлобья Кукуцапль и закрылся самостоятельно.

  А мы тем временем вышли к небольшой круглой площади посреди дороги. Первым делом в глаза бросилась мраморная колонна, основательно покрытая копотью. Но не это было в колонне главное – сверху она вся была облита расплавленным золотом! У Алексея загорелись глаза.

Под колонной была такая же закопченная площадка, на которой, судя по всему, когда-то было несколько фонтанов. Теперь же остались лишь почерневшие скаты для воды, да основательно потрепанные временем ступеньки.

  Алексей подошел к небольшому мраморному стенду рядом и начал читать:

  -Город воинской славы… Нальчик, Москва… а они ведь не расплавились!

  -Их перед войной зачем-то термоустойчивым составом покрыли. Никто тогда не понимал, зачем оно надо, а оно вот как обернулось. Никто не забыт, понимашь, ничто не забыто. – Участливо подсказал наш экскурсовод. А потом подошел к площадке между лестницами и торжественно сказал:

  -А теперь демонстрирую скелеты в шкафу у доброго ангела мира! – и резким жестом открыл неприметную дверку в основании памятника (точнее, оставшейся от него лужи).

  Внутри площадки шел короткий туннельчик, в котором из стен торчали разнообразные вентили и ручки, шло несколько труб. А в центре коридорчика лежал человеческий скелет в выцветшей форме сантехника. Рядом стоял ящик с инструментами. Влас подошел к скелету, открыл ящичек и стал рыться в маленьких отсеках для саморезов, болтов и гаек. В итоге он извлек на свет ключ. Маленький, покрывшийся тонким слоем ржавчины ключ.  После чего наемник опустил ключик во внутренний карман плаща, вышел из технологического помещения и закрыл дверь.

  -Оставим его наедине с собой. – Улыбнулся он и пошел вперед – по дороге к основному парку аттракционов.

  Я шел спиной вперед, осматривая колонну с останками ангела мира. Где же ты был, ангел, когда мир так по-дурацки уничтожили твои подопечные?.. 

  Мимо ангела пробежало сразу несколько розовых комочков и затаилось за поленьями. Я сообщил об этом местному жителю. Тот меланхолично пожал плечами:

  -И что? Мало ли их тут носится? Все равно пока стая сорок гадов не наберет, они на нас не бросятся.

  И тут мы вышли к новой площади, гораздо больше первой. То, что я увидел, поразило меня. Некогда миловидные детские аттракционы: паровозик с небольшим кругом рельс, миниатюрное колесо обозрения, «ветерок», все они уродливо оплыли и обвисли сосульками застывшего металла. Веселые рожицы на кабинках колеса обозрения поплыли вниз и превратились в охотничьи маски дикого африканского племени. На обычные горки вообще было страшно смотреть – некогда высокие и красивые, они поплыли еще больше и напоминали цветы-мутанты, в самом разгаре цветения. Странно было то, что чугунная оградка детского городка не расплавилась полностью, как та, основная.

  -Влас, а чего это тут не все расплавилось, как до этого?

  -Понимаешь, туман везде разный… чего я тут болтать буду, твой дед на меня подозрительно смотрит. Вкратце – где-то его больше и там все за 20 лет полностью расплавилось. Где-то меньше и свое дело он доделать уже давно не может. Понял?

  -Угу.

  -Молодец, медаль на грудь и флаг тебе в руки.

  С этими словами Влас прошел мимо аттракционов. Как только все карусели остались за его спиной, всюду начали шнырять эти розовые комки – бесы. Чего же нас ангел мира не охраняет?

  Над нами, клекоча, пролетела летяга, и движение прекратилось, сменившись многоэтажным матом Власа. Он перепрыгнул через невысокий забор «ветерка» и влез за решетку из слипшихся цепей карусели. Мы попытались перелезть за ним, но тачка с Кукуцаплем не влезла. Костер отчаянно жестикулировал, а наемник заорал:

  -В колесо обозрения прячься, придурок!!!

  Я простил ему придурка, так как сейчас было просто не до этого. Летяга метнулась к нам. Я перелез через край кабинки колеса обозрения, перевалил старика, схватил его на руки и затаился под скамейкой. Летяга ударилась об землю, засыпав нас даже издалека мусором. Я лежал и обливался потом под грязной лавочкой и чуть ли не закрывал собой Кукуцапля. Неожиданно для всех сверху метнулась игольчатая пасть, вонзилась в кусок пола прямо подо мной, вырвала его с мясом и утянула наверх.

  Монстр еще потоптался на площади некоторое время, а затем, недовольно урча, улетел.

  Я перелез обратно, вывалил старика в тачку и гневно обратился к местному жителю:

  -Что же ты своим воплем ее не отпугнул?!

  -Да ты идиот! Здесь же бесы! Если б я это выдал, они бы это восприняли как сигнал к атаке! Я тут подольше тебя живу и знаю, что делаю, Люся! – огрызнулся он и подошел к будке кассира. Внутри все еще можно было различить бумажку «Атт…ион «Ве…к» - 30 рублей».

  Влас засунул в замочную скважину тот самый маленький ключик и провернул. Раздался дикий скрип, а затем щелчок. Дверь сама по себе отворилась с предательским скрипом. Внутри лежал скелет в форме кассира, еще более выцветшей, чем сантехника. В руках у скелета была желтая бумажка в клеточку, свернутая трубкой. Наемник бережно достал ее из пальцев мертвеца и почти что с нежностью положил в тот карман, где недавно лежал ключ.

  Он развернулся и пошел обратно, к выходу из парка. А количество бесов за нами все увеличивалось. Они так и не давали себя увидеть, мотаясь из стороны в сторону, как безумные. Хотя, будто бывают разумные мутанты. Пусть они и новый виток эволюции.

  Мы уже вышли вперед, а за нами все еще шныряли эти розовые комки. Их были уже даже не десятки, за нами неслось больше сотни бесов! Но Влас до сих пор не обращал никакого внимания на тварей. Мы не задавали вопросов, ему видней.

  Тут мы увидели целую вереницу трупов. Такие же оплавленные, как и тот, на дороге, они лежали, будто их построили в ряд и расстреляли на месте. Все они были по-разному одеты и были разных размеров (видимо, тут были и дети), но всех их объединял один признак. Ни у кого не было ни мяса, ни кожи, пусть и выгоревших.

  Наемник остановился. В его глазах читалась крайняя сосредоточенность.

  -Уважаемые экскурсанты. Сейчас вам предлагается аккуратнейшим образом переступить через отдыхающих. Если вы хоть кончиком штанины заденете один из трупаков, то в скором времени присоединитесь к ним.

  И Влас в самом деле заправил свой плащ в штаны, покрепче затянул шнурки на кроссовках. А затем аккуратно переступил через первый труп, встал перед вторым и поставил ногу невдалеке от его макушки. Эти действия за ним повторил Костер, а мне опять мешал Кукуцапль. Дед, почему же ты не остался на Партизанской или с ярмаркой не уехал?!

  Я вытащил деда из тачки, взял на руки и понес через трупы. Старик весил, как несколько мешков с грибами или очень упитанная свинья. Я мысленно проклинал себя за то, что не занимался своим прессом. А то так недолго и грыжу заработать. Наконец мне с горем пополам удалось перетащить Кукуцапля на ту сторону и отдать Власу. Он положил его рядом с трупами и дед, заелозив по земле, отполз подальше. Наемник хмыкнул.

  Внезапно меня посетило озарение. А толку мы их перешагиваем, если можно просто обойти? Я взял тачку и пошел в обход шеренги трупов. Местный житель заорал благим матом:

  -Стоять, скотина!!! Москвич, стоять!!! – я остановился скорее от неожиданности, чем от желания выполнять чьи-то приказы. И в тот же момент передо мной остановился один из метавшихся розовых комочков. Мне удалось впервые рассмотреть беса.

  Он был мне по пояс. С маленькими черными копытцами на месте ступней, но с вполне человеческими ногами. Руки походили на пухлые ручки младенца, с той лишь разницей, что они завершались короткими острыми коготками. Голова была широкая, будто приплюснутая. Рожки, как я и подозревал, были. Правда, довольно маленькие, по бокам от дырок-ушей. Рот вооружен треугольными зубами, а между ними висит тонкий язык, достающий твари до груди. Глазки были маленькие черные и замыленные, как у термита.

  И, что самое поганое, этот уродец пытался выдавить из себя пародию на улыбку! Рот раскрылся во всю голову, треугольные зубы сошлись друг с другом, зажав язык, который продолжал безвольно болтаться. Вот уж действительно богомерзкое создание. Атаковать оно, правда, не собиралось. Существо сделало приглашающий жест ручкой – мол, иди сюда. Я открыл рот и почувствовал, что у меня дергается щека.

  Влас нова заорал:

  -Только не иди к нему! Медленно отходи назад! И улыбайся!

  -Ты что – охренел?!!

  -От улыбки станет всем светлей – и танкопсу и даже маленькой летяге… знаешь такую песенку? Улыбайся, сволочь!!! И отходи!!!

  Я выдавил из себя улыбку. Бес улыбнулся еще шире и стал еще активнее приглашать меня подойти к нему. Я стал медленно пятится, хотя меня уже тошнило. В итоге бес расстроено перестал улыбаться, взвизгнул и снова стал носиться вокруг меня. Я счастливо выдохнул. Хоть в чем-то пронесло.

  Аккуратно перешагнув трупы, я снова погрузил деда в тачку. Влас обратился ко мне:

  -Понравилась экскурсия по парку?

  -Ага.

  -А мне по вашим туннелям экскурсия понравится?

  -Можешь не сомневаться. – Снова оскалился я.


  Глава IV | Прятки с Солнцем |  Глава VI