home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

Был ли Бокий масоном?

В архиве Большого дома (Литейный, 4), где размещаются спецслужбы, я часто обращался за помощью к Анатолию Васильевичу Бриллиантову, ныне покойному. Он, ветеран Великой Отечественной войны, как разведчик забрасывался в тыл немецких войск. После окончания войны продолжал успешно служить в органах государственной безопасности. Перед выходом на пенсию с оперативной работы его перевели в ленинградский архив на должность заместителя начальника отдела. Уйдя в отставку, он продолжал там трудиться вплоть до своей кончины. Часто я делился с ним успехами и неудачами, как-то посетовал, что в ленинградском архиве скудные материалы на Бокия.

— А что тебя интересует? — спросил он.

— В открытой печати утверждается, мол, Бокий был масоном.

— Такие утверждения, мягко говоря, не соответствуют действительности, — ответил он.

— Больше того, — продолжал я, — есть мнение, будто он даже покровительствовал им. Так, в 1926 году он приезжал в Ленинград, когда здесь проходил процесс над группой масонов.

Он спросил:

— Ты ведь знаешь, чем я занимался? — Я кивнул головой. — Мне приходилось сталкиваться с темой масонов, особенно при пересмотре дел. Бокий по таким делам не проходил. Да и при его реабилитации обвинения в масонстве были исследованы и отвергнуты. Теперь о 1926 годе. Сам посмотри архивное дело того периода.

Я начал с поисков материалов, подтверждающих, что Бокий будто бы стал масоном в 1909 году. Доктор исторических наук Виталий Старцев пишет (см. журнал «Родина». 1989, № 9): «Утверждения черносотенцев двадцатых годов и современных правых в нашей стране о том, что большевики и их руководители-евреи все были масонами, — вымысел. И тем не менее; по крайней мере три большевика были в ложе «Великий Восток народов России» (Бокия в числе этих трех нет. — В. Б). По данным Берберовой («Люди и ложи»), князь Владимир Андреевич Оболенский (1869–1938) утверждал, что «». русское масонство появилось вновь зимой 1910–1911 годов, я также стал масоном.

В течение моих шесТи лет в масонстве только один партийный большевик был членом ложи, и он к тому же был так мало известен, что его членство не осталось у меня в памяти».

Еще один штрих о том, 1909, годе. Цитата из книги Берберовой: «…все регулярные русские ложи были усыплены еще в 1909 году… Истинной причиной было стремление очистить свои ряды от случайных и нежелательных элементов…». Как видим, «приема» в масонские ложи в тот год не было. Кое-кто утверждает; что в 1909 году Бокий в масонскую ложу вовлек Барченко. Такое мнение не выдерживает никакой критики, т. к. они впервые встретились лишь в 1924 году. Летом 1909 года Глеб Иванович Бокий вышел на свободу после почти двухгодичного сидения в одиночной камере Полтавской крепости и «Крестов». Он сразу столкнулся с трудностями: нужно содержать семью, а средств нет, поэтому учебу в Горном институте вынужден был совмещать с работой гидротехником министерства земледелия. Это были годы реакции, но Бокий с удвоенной силой продолжает подпольную политическую деятельность. И так продолжалось до очередного ареста… Ему было не до масонства. Вывод однозначен — в 1909 году Бокий не мог стать масоном.

Главным обвиняемым архивного дела за 1926 год, которое рекомендовал мне посмотреть А.В. Бриллиантов, был Борис Викторович Астромов-Кириченко, дворянин, юрист по образованию, без определенных занятий, несудимый, он занимал пост генерального секретаря масонской ложи «Астрея» Автономного русского масонства. В мае 1925 года Асгромов явился в ОГПУ и предложил свои услуги для освещения масонства в СССР, но там вскоре от его услуг отказались, так как он пытался использовать данный контакт в личных интересах (для выезда за границу). В первых числах января 1926 года Астромов обратился с письмом к Сталину, предлагая совместную деятельность коммунистов и масонов. «Тем более, — писал он, — соввласть уже взяла масонские символы: пятиконечную звезду, молоток и серп».

В частности, он писал: «Ни для кого не секрет, что Коминтерн (негласное московское правительство и штаб мировой революции, как его называют на Западе) является главным камнем преткновения для заключения соглашений с Англией, Францией и Америкой и, следовательно, задерживает экономическое возрождение СССР.

Между тем, если бы Коминтерн был переименован по образцу масонства, т. е. принял бы его внешние формы, ни Лига Наций, ни кто другой не осмелились бы возразить против его существования, как масонские организации.

Особенно Франция и Америка, где имеются целые ложи с социалистическим большинством и где правительство большой частью состоит из масонов… Каждая национальная секция его Коминтерна могла бы образовывать отдельную ложу…»

Результатом такой попытки вступить в «переписку» со Сталиным было следующее: 30 января 1926 года Астромов и его собратья по масонской ложе «Астрея» в количестве 21 человека были арестованы в Ленинграде. В констатирующей части обвинительного заключения, в частности, указывалось: «Наблюдением за мистическими обществами удалось установить внешнюю разницу проявлений себя и даже некоторую борьбу между отдельными течениями и что наибольшего внимания, как серьезная, необычайно законспирированная и недоступная группа, заслуживает масонство.

История масонства в России показывает, что оно всегда было на услужении того или иного капиталистического государства.

Масонство как течение выросло и развилось из усилий буржуазии притуплять противоречия борьбы классов, рождаемой капиталистическим развитием. Усилия буржуазии в этом направлении чрезвычайно разнообразны, и в маскировке массовых противоречий масонство занимает почетное место, создавая в обществе атмосферу незыблемости капиталистического строя. Политика буржуазии делается не только в парламентах и передовых газетных статьях. Буржуазия обволакивает сознание промежуточных слоев, вождей рабочих партий, отравляя мысль, парализуя волю, создавая на пути препятствия, могущественные и незаметные. История старейших капиталистических стран — Великобритании и Франции — показывает, какую громадную роль в укреплении государства буржуазии сыграли имеющие там права гражданства масонские ложи».

Постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 18 июня 1926 года Астромов признан виновным в том, что являлся руководителем масонских лож в Москве и Ленинграде, которые действовали в направлении оказания помощи международной буржуазии в свержении советской власти», и приговорен к заключению в концлагерь сроком на 5 лет, позже срок заменен 3 годами. 23 декабря 1927 года Астромов — Кириченко был амнистирован и выслан в Сибирь. В заключении Санкт-Петербургской прокуратуры, утвержденном заместителем прокурора И.И. Сыдоруком в марте 1996 года, говорится, что «постановление (Особого совещания. — В. Б.) является незаконным, т. к. в материалах уголовного дела не имеется доказательств, свидетельствующих об антисоветской деятельности (Астромова.) и руководимых им масонских лож и о их связях с зарубежными контрреволюционерами». Астромов был реабилитирован.

В материалах архивного дела не указан состав Особого совещания, выносившего приговор Астромову-Кириченко и его братьям по ленинградской ложе «Астрея» и московской — «Гармония», созданной тем же Астромовым. По этим архивным делам Бокий не проходит.

Напоследок о том, был ли он в 1926 году в Ленинграде. В том году серьезно заболел в Ленинграде его брат Борис, для встречи с которым и мог приезжать Бокий. В марте 1927 года Борис умер.

В январе 1928 года в Ленинграде были обнаружены масонские ложи с несколькими десятками членов, с магистрами и мастерами, с посвящениями, клятвами, подписанными кровью, уставом, заграничной перепиской и членскими взносами. Эти подпольные ложи именовались ложами «Пылающего льва», «Дельфина», «Золотого колоса», «Цветущей акации».

Глеб Иванович общался с некоторыми членами масонских лож. В их числе — адвокат Зарудный, защищавший его на процессе «44-х», доктор медицины Манухин, который лечил его от туберкулеза легких.

Со слов упоминавшегося выше Барченко к членам масонской ложи в Ленинграде принадлежал академик Ольденбург.

Сергей Федорович Ольденбург (1863–1934), крупный ученый-востоковед, с 1902 года академик, в июле-сентябре 1917 года — министр народного просвещения во Временном правительстве.

H.H. Берберова в книге «Люди и ложи» назвала Ольденбурга в числе других русских масонов XX столетия со ссылкой на М. Горького. Ольденбург был членом ЦК партии кадетов, в 1904–1929 годах — бессменный секретарь Академии наук. С 1930 года директор Института востоковедения. В 1919 году, когда обстановка в Петрограде обострилась в связи с мятежом на форте Красная Горка и наступлением генерала Юденича, начались аресты «бывших людей» и представителей различных политических организаций. Ольденбург был задержан 1 сентября по делу кадетов, но освобожден 19 сентября «за непричастность к задержанным в засаде 16–17 августа» с подпиской о явке в ЧК по первому требованию. Ольденбург умер в 1934 году в Ленинграде своей смертью. Соприкасался и был ли знаком Бокий с Ольденбургом, на этот счет точных сведений не имеется.

Бесспорно, Бокий как член Коллегии ВЧК-ОГПУ, но не как начальник Спецотдела, при принятии решений по уголовным делам на Коллегии мог иметь дело и с масонами. В частности, об этом свидетельствует такой факт. В сентябре 1930 года в Москве были арестованы члены так называемого «анархо-мистического «Ордена Света»», который ставил своей целью «борьбу с советской властью как властью Нальдобаофа (одного из воплощений сатаны) и установление анархического строя». Следует добавить, что параллельно с «Орденом Света» существовал еще один орден — «Храм искусства», созданный «с целью внедрения в советские артистические круги своей идеологии в противовес линии марксизма». Члены данных анархо-мистических организаций (орденов) были приговорены к различным срокам содержания в исправительно-трудовых лагерях. Приговор выносила Коллегия ОГПУ в составе С.А. Мессинга и Г.И. Бокия в отсутствие прокурора.

Итак, по тем делам на масонские ложи, которые пересмотрены, Бокий как соучастник не проходит, а те, кто в открытых публикациях утверждают, что он был масоном, документально этого не подтверждают.

В заключение необходимо отметить, что к началу Великой Отечественной войны масонство в СССР было ликвидировано. Но это ни в коем случае не означало, что подпольного масонства не могло существовать.

А «легальные» масоны, такие как Скворцов-Степанов умерли, некоторые были расстреляны, например — Н.К. фон Мекк.

Такие действия Советского правительства были встречены масонами на Западе не только враждебно, но и способствовали активизации политики поощрения Гитлера в идее военных походов на восток.

В конце войны советская армия в одном из замков захватила десятки важных архивов и, прежде всего, архивы западных стран. Эти документы давали представление о подрывной деятельности масонов во всем мире.


Глава девятая Масонство | Оккультисты Лубянки | Глава одиннадцатая Последний арест