home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ник

 

И все-таки, местные архитекторы распланировали центр неправильно. Все эти кривые улочки позволяли человеку с магическими способностями спокойно пробраться к зданиям администрации. Никаких дополнительных датчиков, что-либо контролирующих, я не заметил. Но, возможно, подобная планировка была выполнена без учета магии. Городок-то старый.

Я оглянулся на Карину. Все-таки, она еще недостаточно пришла в себя, хотя, сказать по правде, времени у нее на восстановление почти не было. Так что можно смело считать, что ее теперешнее состояние очень хорошее. Ладно, нефиг менять планы или сомневаться. Умник, или следы его пребывания — для меня сейчас самое главное. Да и подготовился я нормально.

Во-первых, худо-бедно восстановил свои возможности по управлению элементалями. К сожалению, без инфосети: программировать там без своего бадди-компа мне еще придется учиться. И с силенками проблема: орду "духов стихий" мне сейчас не удержать, но до десятка их за раз контролировать смогу достаточно длительный срок.

Во-вторых, поковырял свои трофеи. Шлем оказался очень интересным, только построенным на принципах уж никак не чародейских, скорее искусничьих. Плетения там были очень… эргономичными, что ли, красивыми, я бы даже выразился так: хорошо оптимизированными. Вот и вопрос: то ли здесь есть третья сила, создающая такие вещи, то ли местные маги очень сильно разнятся. Почему третья сила? Просто шлемы были ШТАМПОВАНЫ из какого-то металлизированного порошка и спокойно держали удар меча — я проверил, ни царапины не остается, а внутри хорошая амортизация, правда, несколько выбивающаяся из общего стиля — возможно, ее отдельно ставили. И вообще, шлем производил впечатление предмета высокотехнологичного производства. Кстати, если их выпускают все же искусники, то чародеи вполне могли или выкрасть или купить подобную амуницию через третьи руки — все-таки подходы у них несколько иные. Шлем кроме чисто механической защиты имел очень качественное плетение, показывающее все флюктуации энергий и излучения вокруг — то есть давал хорошую магическую картинку окружающего. Кроме того, там был сложный блок, формирующий какое-то поле, видимо, отвечающее за невидимость, но разобраться с ним я не успел, зато как активировать — разобрался. Брать я шлем не стал, но плетения все запомнил. Хоть отдельное магическое зрение мне не нужно, но реализация интересная. Стрелялка оказалась для меня бесполезной: зарядов в ней не осталось, и никаких плетений не было, только остатки структурированных аурных образований, да слегка повышенный магический фон. Карина с уверенностью определила чародейскую ловушку для удержания готовых конструктов.

М-да… надо обязательно разобраться, что это такое — чародейство. Сейчас для меня это больше смахивает на какое-то волшебство, чего просто не может быть. Развитая техника, магия, энергетика — все, что угодно, но не волшебство, потому что волшебство — это получение нужного результата без понимания механизмов, принципов функционирования того черного ящика, который "делает волшебство". И неважно, что это: волшебная палочка, лампа Аладдина, Золотая Рыбка или компьютер. Стоит только разобраться в их сущности, как волшебство превращается в науку.

Так, что-то меня не туда понесло. Остался еще нож, пробивший мою защиту. К сожалению, та же фигня: в нем ранее находился чародейский "конструкт", как называет их Карина, со свойствами пробивания преград, плюс ловушка, удерживавшая его внутри. В общем, одноразовая штука, требующая подзарядки. Карина, к сожалению, не могла воспроизвести этот конструкт, так как просто не знала, что это. Как она сказала, в создании конструктов общие только принципы, в них нет постоянства и точной структуры, все это зависит от опыта, знаний и мастерства чародея. В общем, мне достался очень хороший, сбалансированный обоюдоострый ножик, да и только. Уже по привычке я его укрепил, засунул туда плетение гидроудара (так и не опробовал его на живом человеке, но, надеюсь, и не придется) и пока остановился на этом. Об обновлении своего боевого арсенала надо размышлять вдумчиво, последовательно и, желательно, в спокойной обстановке.

Комбинация из скрыта и трофейного плетения невидимости давала просто убойный эффект. Вдали прекрасно работает искусничья магия — никто ничего не заметит. А вблизи, спасибо гномам, взгляд возможного наблюдателя соскользнет в сторону и пропустит всякие несуразности, появляющиеся при движении. И дождь помог, разогнав с улиц большинство жителей. Так что мы без проблем добрались до рабочей резиденции местного начальника — коменданта.

Ну что сказать? Я насчитал три уровня средненькой защиты. Один — просто сигнальный контур, раскинувшийся вокруг здания, второй — с кучей датчиков ауры, каких-то еще детекторов и активных "излучателей" чего-то непонятного (я все запомнил, чтобы потом разобраться), по сути повторяющий контур сигналки. И третий, внутренний, плотно оплетающий здание, вроде последнего рубежа. Непонятно, зачем так тут накрутили. И сейчас, в общем-то, активирована была только сигналка. Остальные контуры хоть и не были отключены, но находились в пассивном режиме. Прикинув варианты, я выбрал самый вандальный и попросту "хакнул", чтобы она на нас не реагировала (там просто шла реакция на пересечение нитей). Еще один датчик проявил активность, когда я слишком быстро подошел — он отреагировал на наличие у меня меча. Пришлось, матерясь сквозь зубы, перехватывать готовый сорваться сигнал. Потом я подсмотрел, почему датчики не замечают оружие стражей у входа: металл детектируется только по внешнему периметру двора, а бравые вояки внутри него просто реагируют на сигналы и внимательно осматривают входящих. Но все эти действия я сделал, разумеется, заранее, когда разведывал пути подхода к резиденции. Сейчас же оставалось только проверить, не изменилось ли чего за прошедшее время, и спокойно ждать удобного момента.

Некоторое время мы с Кариной простояли рядом с КПП, ожидая, когда кто-нибудь войдет или выйдет. Как-то влиять на стражников я посчитал неразумным, даже несмотря на отсутствие у них магической защиты — в конце концов, просто может заявиться их командир для проверки, и неадекватное поведение подчиненных может его насторожить.

Служивые, спасаясь от дождя, столпились под небольшим козырьком. Мы укрылись под ним же: я на всякий случай убрал защитный полог, чтобы "лишний" сухой пятачок никого не смутил. Крепко прижав девушку к себе, я прислонился спиной к стене и с любопытством рассматривал охранников. Мы стояли так близко, что я чувствовал запах пота от ближайшего к нам. Наш громкий побег если и сказался на охране административных зданий, то не очень сильно. В принципе, логично: какой толк в повторном нападении? И никто не предполагал, что один из сбежавших решит вернуться в самое "логово" местного управления. Вооружение стражников составляли легкие мечи, небольшие панцири на груди и легкая металлическая юбочка. Для реального боя, может, и не подходяще, но вот для такого важного дела, как охрана здания — вполне. Особенно если учесть отдраенность панцирей до зеркального блеска.

По воякам вдруг прошла волна возбуждения: они вдруг подтянулись и замерли изваяниями — у входа остановилась повозка какого-то чиновника. Дождавшись, когда перед ним распахнут двери, мы с Кариной, отставая от того на какой-то шаг, вошли в здание. Народу тут тусовалось много, и мы простояли в уголке некоторое время, пока я не определился, куда нам надо: из беседы двух служащих я понял, что один из них сейчас понесет документы к коменданту. Хоть я и понимал основной смысл разговора, но на всякий случай Карина тоже держала ушки на макушке и как раз пихнула меня локтем в бок, кивнув на эту парочку.

Поднявшись за нашим невольным сопровождающим на второй этаж, я заметил, перед какой комнатой он остановился. У входа, что выглядело для меня несколько странно, прямо в коридоре стоял стол, за которым сидел молодой мужчина и, как я понял, выполнял обязанности секретаря. Взяв папку у пришедшего сотрудника, он мельком ознакомился с ее содержимым и вошел в кабинет. Принесший документы служащий ушел обратно. Карина вопросительно на меня посмотрела. Я покачал головой и увлек ее в угол. Надо было осмотреться и подумать.

Небольшое исследование внутренней защиты, проведенное сквозь стену, ничего нового мне не открыло. Даже вмешиваться не пришлось. Ну, разве что аккуратно отцепить сигнальные линии от нескольких угрожающего вида плетений, размещенных по углам коридора. Подключив к работе биокомп, за десять минут распотрошил их. Оказалось, что незваных гостей ждет что-то вроде раскаленных воздушных нитей, разогревающихся под действием магической сети, которая перекрывает коридор и на которую подается большое магическое "напряжение". Забавная штучка. Потом еще был генератор-разрядник микроплетений, но каких именно, я определить, конечно, без дальнейшего исследования не мог. Жаль, но времени действительно не было заниматься этим делом. Больше ничего интересного я не заметил, а судя по тому, что данная защита слишком "тяжелая", то использоваться должна во время войны или захвата здания. Поэтому я особо и не обеспокоился. Пока суд да дело, я на всякий случай расположил тут кое-какие свои плетения, а подумав немного, подключил местную активную защиту к моей системе управления. Комендант находился внутри один — это было видно через открывающуюся периодически дверь, да и сканирование аурными щупами, которые я вытягивал в эти моменты внутрь, не показало ничего необычного. Просто работает человек.

Наконец началось какое-то движение. На столе у секретаря что-то брямкнуло, пару раз что-то мигнуло (в стене на пару секунд налилась магией тонкая нить), секретарь сорвался с места и скрылся у коменданта. Через несколько секунд из комнаты вышел мужчина в возрасте, с волевым лицом и седыми волосами. Комендант. Перепоясан он был широким кожаным ремнем, на боку висел кинжал. Брюки заправлены в мягкие сапожки. Никаких украшений. Быстрым шагом комендант покинул этаж, а секретарь остался у своего стола.

Этот момент я посчитал наилучшим для своего выхода на сцену. Не знаю, надолго ли ушел комендант, но такой возможности поковыряться в его кабинете может больше не представиться. "Оглушив" секретаря перемыканием нескольких точек ауры между собой, погрузил того в состояние, близкое к "грогги". Все-таки тут не обошлось без биокомпа: честно говоря, я как-то с трудом могу вспомнить, откуда я знаю, как именно надо поступать. Еще с Умником какие-то моменты изучали — это отлично помню, а вот то, что надо делать, чтобы ввести человека в подобное состояние — откуда это, не знаю. И даже моя уже, насколько я понимаю, абсолютная память, усиленная биокомпом, не давала ответа. Но заморачиваться я этими вопросами не стал — не время.

Пройдя мимо секретаря, который не обратил на нас никакого внимания — вернее, на открывшуюся дверь (мы-то так и оставались под пологами невидимости) — оказались внутри. Обстановка не отличалась какой-то изысканностью или роскошью: обычный рабочий кабинет. Даже стул у стола был не очень удобным, разве что его спинка имела анатомические изгибы.

— Так, Карина, — я отпустил девушку, которую продолжал держать за руку, — возьми один из стульев и переставь его в угол. Пока снимать с тебя невидимость я не буду — если комендант вдруг вернется, пусть тебя не видит. А тем временем… — я оглядел стол и радостно потер руки, — пока никого нет, глянь на бумаги и читай мне вслух хотя бы заголовки.

Интересно: нифига не понятно в бумажках, однако буковки кажутся знакомыми. Эх… где ты там, мой бадди-комп, плюс Умник, плюс фактограф…

Документы на столе оказались разложенными аккуратными небольшими кучками, и Карина стала поочередно брать бумажки из каждой.

— Добыча серебра за отчетный период… — послушно начала читать Карина, и, как мне показалось, с заметным интересом, — отчет о поступлениях в казну с продажи вина… Так… Результаты внутреннего расследования о злоупотреблениях своим положением перечисленными ниже десятниками стражи рынка… Краткий поименный список заключенных, проходящих по директиве императора за номером сто двадцать восемь за период с триста пятьдесят восьмого года эры Всеобщего Благоденствия (ох, уж эти кордосцы! — буркнула Карина) по триста восемьдесят девятый год… Предварительный отчет о расследовании происшествия от третьего числа сего года…

— Стоп! — воскликнул я, — Что там со списком заключенных?

Карина снова взяла отброшенный листок:

— Тут имена с кратким описанием… откуда прибыл, на какой срок. Похоже, эти заключенные практически все не местные.

— Искусники и чародеи?

— Не знаю… Ой! — вдруг воскликнула Карина и листок бумаги в ее руках задрожал.

— Что?

— Тут есть мое имя… — Карина как-то беспомощно посмотрела на меня и в ее глазах появились слезы.

— Ну и что ты расплакалась? — я протянул руку и вытер слезу с ее щеки. — А то ты не знала, что сидела в тюрьме! — я улыбнулся.

— Просто как-то неожиданно получилось. Я давно не видела своего имени на бумаге. Как будто привет из прошлого.

— А где твое имя стоит? И кстати, что там написано, за что тебя посадили? — я с легкой улыбкой глядел на нее.

Карина фыркнула:

— Мое имя стоит почти в конце, а посадили меня, как тут написано, за шпионаж в пользу Оробоса. Тут чуть ли не каждый третий сидит за это. По крайней мере по бумагам.

— А на самом деле?

Карина ничего не ответила.

— Что, там написано прям-таки твое настоящее имя?

Карина замялась.

— Нет, конечно, — наконец ответила, — Просто до перевода сюда контроль у них за чародейством заключенных был не настолько хорош, и иногда мне удавалось создавать подслушивающие конструкты. Слабенькие, но все же… Вот в одном разговоре я и услышала, как меня перед пересылкой сюда назвали.

— Ладно, там мое имя есть? — спросил я, сделав очень заинтересованный вид. Я даже подался вперед, пытаясь показать, как мне это важно.

— Так… — Карина уткнулась в листок, но было видно, что она еще под впечатлением. Перевернула страницу, и уже дойдя почти до конца вдруг остановилась, посмотрела на ухмыляющегося меня, задержала дыхание, а ноздри ее стали раздуваться от гнева.

— Ладно, ладно. Успокойся! — я поднял руки ладонями вперед. Отвлечение внимания от своих переживаний удалось на славу. Ну откуда в списке может быть мое имя, известное только мне и Карине? — Скажи просто, безымянные там есть?

Попыхтев немного, Карина успокоилась и снова взяла бумаги в руки.

— Нет, нету.

— А скажи, у вас как-нибудь обозначаются лица без имени? Ну, например, — поспешил я объяснить, видя непонимание Карины, — вот нашли человека без сознания, или он его потерял, а в бумагах надо его как-то обозначить. Ему дают какое-нибудь имя?

— Не знаю.

— Ладно, какое самое распространенное имя в Кордосе?

Карина задумалась.

— Трудно сказать, тут много разных народностей. Но если брать в расчет императора и его изначальную принадлежность, то наверно это будет Лу, возможно второе имя Парвин, дальше должны идти родовые имена. Лу Парвин — неаристократическое имя, как ты понимаешь.

— Есть такие в списке?

Карина снова посмотрела на документ и вдруг хмыкнула.

— Я немножко ошиблась. Есть Крен Парвин. Крен — тоже распространенное имя. Но тебе не подходит.

— Почему?

— Просто потому, что это имя в самом начале списка. Оно единственное, но этого человека привезли двадцать восемь лет назад. Если бы это был ты, то выглядел бы как старик… Хотя…

— Угу, сколько живут искусники и чародеи?

— М-да… Искусники — лет девяносто, максимум сто сорок. Мы, чародеи, подольше — сто двадцать, сто пятьдесят. Но все равно, — мотнула головой Карина, — Так молодо, как ты сейчас, можно выглядеть лет до семидесяти, а судя по твоему опыту в чародействе, тебе должно быть под сотню… Все равно нестыковка… Опыт большой, а выглядишь молодо… — она подозрительно посмотрела на меня. — Хотя кто знает вас, Повелителей, может вы и не такое можете…

— А что, точной информации о них нет? — удивился я.

— Понимаешь, я плохо знаю историю, — повинилась Карина, — Специально мне никто не говорил, а сравнивать имена исторические и современных Повелителей Чар я как-то не думала…

— Ладно, что там написано про этого… Парвина?

— Так, найден в лесу в двух километрах от деревушки Большие Моги ее жителями. Местный лекарь-целитель определил, что найденный — искусник или чародей и этого человека отправили в Маркос. Дополнительная информация находится в папке пятьсот три БР архива. Тут по всем заключенным есть такие ссылки, — пояснила Карина.

— Больше ничего интересного нет? — поинтересовался я. Девушка быстро просмотрела остальные документы и покачала головой.

— Тут разбираться надо, но навскидку вроде ничего.

— Ладно, — я закинул ноги на стол, — посмотри еще документы, которые могут нас заинтересовать.

Еще некоторое время Карина перебирала бумаги, но больше ничего интересного не нашлось. Жаль… Или все-таки комендант не держит у себя в кабинете всю текущую информацию, или уже поработал с ней и отправил обратно туда, где хранится документация.

— Карина, — в коридоре сработали мои датчики, — ты отойди в уголок и постой тихо, пока я не скажу: кажется, к нам идут гости. — Ну что ж, если не получилось быстро найти то, что нужно, придется все-таки пообщаться с человеком, способным ответить на мои вопросы.

В комнату вошли двое: комендант и мужчина примерно такого же возраста, но одетый довольно занятно. Белая ряса с золотым шитьем, в руках посох. Не хватает только благообразной бороды и нимба над головой. Интересным оказалось то, что он был слабеньким магом, примерно пятой-шестой ступени по градации гномов. Так что ничего опасного я от него не ждал. Но вот посох неслабо эманировал энергией. Видимо, это был типичный представитель искусников со своим рабочим инструментом. А вот это уже опасно — с ходу определить, что заряжено в посохе я не мог, а, как показывает практика, даже у обычного "ботаника"-студента пистолет в руках стреляет и иногда попадает туда, куда надо.

— Здравствуйте! Проходите и чувствуйте себя как дома, — сказал я и удаленно закрыл дверь, запечатав ее силовыми нитями. По стенам и потолку пустил простую, но внешне угрожающую иллюзию решетки — мне надо немного подавить своим величием и силой пришедших, чтобы побоялись что-то делать. Однако, чтобы искусник не заметил подставы — каждая линия иллюзии спиралью оборачивалась сложными, но бестолковыми нитями-плетениями, придающими непонятный вид в магическом зрении. Авось, не станет рыпаться.

Пока мужчины таращились на меня, я резким выплеском трех нитей обвил посох искусника и дернул его к себе. Не ожидавший такой подляны, мужчина, разумеется, выпустил свой инструмент, который медленно планируя, опустился передо мной на стол. Касаться я его пока не стал — вполне возможна завязка на ауру хозяина, а также всякие гадости неосторожному вору…

Два стула сами пододвинулись к столу, я махнул на них рукой, приглашая присесть. Посмотрим, как отреагируют. Ножка одного двигающегося стула издала громкий скрежет, рука коменданта рефлекторно дернулась к висящему кинжалу, но остановилась на полпути. Запомним — кинжал не для декору, и бывший военный вполне может им воспользоваться. Секунду подумав и мельком глянув на своего спутника, комендант уселся на стул и спросил:

— Кто вы и что вам нужно?

Искусник немного поколебался и тоже уселся. Вот и хорошо. Никто необдуманных поступков не совершает, все спокойны и… доволен пока я, но надеюсь, и остальные в конце концов не будут обижены на меня. Я мельком глянул в угол, и с Карины спала невидимость. Присутствующие сначала вздрогнули, но потом с любопытством посмотрели на девушку. С невозмутимым видом чародейка произнесла:

— Я буду переводчиком Никоса, так как он плохо владеет языком империи Кордос. — Вот так, думайте, почему плохо, почему языком Кордоса и что все это значит. Вступление Карины мы обговорили заранее, и хотя я видел по ее ауре, что она волнуется, внешне девушка была сама Леди Невозмутимость.

— Я приношу свои извинения за неожиданное вторжение и вот это все. — Махнув рукой, я указал на магическую сетку на стенах. — Боюсь, что по-другому поговорить с вами, комендант, мне бы не удалось.

— Ну почему же, — комендант расслабился, откинулся на спинку стула и сквозь слегка прищуренные веки смотрел на меня. — Пришли бы в канцелярию, записались на прием — разве это так трудно?

Я ухмыльнулся. Несмотря на расслабленную позу коменданта и твердый голос, по его ауре я четко видел, что он испытывает легкий страх, готовность к действиям, возможно, побегу. А еще он постоянно бросал короткие взгляды на искусника, словно ища поддержки.

— Не надо играть словами. Вы же прекрасно поняли, кто я. Поэтому на первую часть вашего вопроса "кто я", с вашего позволения, отвечать не буду. А вот прежде чем приступить ко второй части вопроса "что мне нужно", представьте вашего спутника. Если я не ошибаюсь, искусника…

Почему-то комендант удивленно посмотрел на мужика в белом. Что бы это значило? Помолчав некоторое время, Инжи произнес:

— Адамус. Мой знакомый. И все-таки, — он глянул на стены, расчерченные бордовыми нитями, на Адамуса, на стол с посохом, — что вам нужно?

— Позвольте мне начать издалека. — Я замолчал, заметив в нише рядом со шкафом какую-то бутылку. Вытянул руку в ее сторону, и она послушно прыгнула мне в ладонь. Хм… надо потренироваться — чуть не уронил, вот был бы конфуз — я тут пытаюсь произвести впечатление крутого и опасного, но вежливого мага, а сам роняю стеклотару.

Чудесный, слегка терпкий аромат защекотал мне обоняние, лишь только я вытянул пробку. — Раз уж я тут временно за главного, — я с иронией глянул на коменданта, — то позвольте угостить вас этим прекрасным вином.

— Откуда вы знаете, что оно прекрасно? — похоже, комендант принял условия игры и включился в вежливый разговор. Поза расслаблена, глаза не бегают, руки спокойно сцеплены в замок на колене закинутой за ногу ноги.

— Вряд ли у ВАС оно будет плохим, — польстил я. — Посуда есть?

— Если вызвать секретаря, то будет, — слегка улыбнулся комендант.

— Думаю, мы обойдемся своими силами, — я вернул улыбку. Так, быстренько разгоняем мыслительный аппарат, расщепляем его на два потока, одним контролируем обстановку, вторым вытаскиваем плетение, которым я баловался в темнице сырой — закручиванием силовых плоскостей моего любимого защитного купола в произвольную форму с последующим "овеществлением"… лирику долой, подключаем биокомп и модифицируем структуру… Отлично! То, что надо! Немного снижаем активность…

Внешне прошло лишь несколько секунд, но я уже был готов. От столешницы вверх медленно поползла легкая световая волна, оставляя после себя формы пузатеньких бокалов на высокой ножке. Настолько тонких, что об их наличии говорило лишь искажение света, проходящего сквозь них, да более мутные утолщения ножек. Я, конечно, выпендривался, усложняя себе работу такой визуализацией, но я ведь не просто так, а для дела: зрителей надо поразить. Взяв один из бокалов, я щелкнул по нему пальцем. Нет, тонкого и красивого звука как от хрусталя не получилось. Вышел лишь глухой, почти неслышимый щелчок, будто стучишь по камню. А жаль. Все же я добился своего: по вытаращенным глазам искусника было понятно, что он поражен до глубины души. Меня это позабавило. Комендант держался не в пример достойней — лишь еще сильнее прищурился.

Я разлил вино по бокалам и сделал легкий глоток из своего. Видя, что мои "гости" не спешат воспользоваться приглашением, аккуратно зацепил их бокалы нитями и "пролевитировал" к ним. Пришлось и им присоединиться ко мне.

— Мое почтение, — я посмотрел на коменданта, — вино изумительное. Кто я такой, как вы понимаете, рассказывать не буду. Скажу лишь, что в свое время проводил один довольно опасный эксперимент… ну и доэкспериментировался. Оказался в бессознательном состоянии в вашей империи. Особых претензий у меня к вам нет — хоть вы и засунули мою тушку в ваш маноотсосный агрегат вместо того, чтобы показать целителю. Ну да ладно, в конце концов, заботились обо мне, и то хорошо. Думаю, своей маной я вполне расплатился за гостеприимство. Но! — Я подался вперед, выделяя важную часть своего спича. — У меня с собой было два амулета. И они мне важны, ОЧЕНЬ ВАЖНЫ, скорее как память. Вам они в любом случае были бы бесполезны. И вот ради них, ради того, чтобы их вернуть, я способен не оставить от вас, от этого городишки, а если понадобится, то и от всей вашей империи камня на камне. И вам лучше поверить, что я не шучу. — Я откинулся на спинку стула и стал ждать ответа.


Карина | Беглец | Комендант