home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Среда, 18е. Москва. Утро, день, вечер

Прилетев из Горок, ДАМ и Дарья Алексеевна, как всегда, прошли вначале в малый кабинет в Сенатском дворце, затем, попив кофе, отправились в большой кабинет, ставший постепенно главным, потому что власть, восстанавливаясь вокруг президента, уверенно играла в “шире круг”.

Как всегда, пошли не двором, а сложной системой подземных переходов и туннелей. Совершенно не ориентируясь в незнакомом лабиринте, ДАМ тщательно придерживался первоначальной тактики, идя рядом с Дарьей и фривольно придерживая её под локоток. Если бы ему пришлось идти самому, возможно, он бы и запутался на поворотах.

Дарья Алексеевна не только терпеливо разрешала ему пользоваться локотком, но и порой ошарашивала президента ремарками вроде “Нам сюда!” или “Направо!”, чем весьма смущала высшее должностное лицо, хотя оно старалось и не подавать виду…

Утренняя дрессура в президентском кабинете 14го корпуса началась с краткой подготовки первого совещания.

Прежде всего Дарья Алексеевна напечатала и подписала у шефа Указ об амнистии господ Ходорковского и Лебедева.

Задуманный первой ночью в Горках6 указ о роспуске Государственной Думы пока остался в проекте. Президент решил обсудить детали с Шуваловым. Кроме того, со вчерашнего дня на разговор просился Грызлов, и ДАМ решил с ним, а заодно и с Мироновым подробно поговорить, чтобы и самому уяснить юридические тонкости задуманного, и дать выговориться главным действующим лицам, чьи амбиции и интересы будут затронуты указом.

Когда подъехал Шувалов и уселся, как всегда, прямо и гордо, как будто аршин проглотил, ДАМ так сразу и начал, без всякой подготовки, словно продолжая вчерашний разговор, хотя Шувалов вроде бы ничего о повороте в судьбе Думы не должен был знать. Однако невозмутимое спокойное молчание Игоря Ивановича на первые реплики президента показало, что Грызлов уже встречался с ним и озаботил своими страхами, а то и нашёл в лице Шувалова союзника в деле спасения Думы от разгона.

– Так вот. Я, как вы, Игорь Иванович, надеюсь, знаете, уже три дня обдумываю указ о роспуске бесполезной на данном этапе Думы и о переносе на следующий год декабрьских выборов в Думу, а вчера давал вам домашнее задание подумать, как это сделать лучше, – сам с собой продолжал беседовать президент. – Ну, если не секрет, Игорь Иванович, всётаки, как вам моя идея? Повторяюсь, что я уже десять минут пытаюсь узнать ваше мнение, а мне в ответ пока что непонятное молчание. Так “да” или “нет”?

– Дмитрий Анатольевич, да ради бога, не подумайте, что я против упрощения системы власти на данном этапе. Однако мировое сообщество может нас и не понять. Опятьтаки, куда мы пристроим освободившиеся политические силы?..

Президент не остался в долгу.

– Пристроим к делу! Надо же им както начинать честный хлеб зарабатывать. А мировое сообщество, не забывай, состоит из меня, Обамы и ещё двух десятков вполне вменяемых и периодически здравомыслящих джентльменов… С ними проблем не будет …

Председатель правительства согласно кивнул головой, но молча и довольно неуверенно.

Президент облегчённо рассмеялся:

– Отлично! Я знал, что получу от вас поддержку! Значит – разгон!.. Дарья Алексеевна, приглашайте народ, пора начинать!..

Народу в этот раз набралось человек двадцать. Кроме завсегдатаев Шувалова, Нарышкина, Шойгу, Кудрина, Нургалиева и, со вчерашнего дня, Суркова и Козака, можно было видеть скромных новичков – Лаврова, Голикову, Бордюжу, первых замов Минобороны, ФСБ и, на десерт, Грызлова с его постоянным зеркальным отражением Мироновым.

– Так, коллеги, прошу усесться поудобнее. Я не говорю “Добрый день!” потому что не скоро ещё у нас наступят дни добрые. Пока что находимся, знаете где. Начну с правительства. Игорь Иванович, доложите состояние дел по материальному обеспечению ликвидации последствий Кизнерской катастрофы, только самое существенное – кто, сколько, когда и Ваши оценки.

Шувалов встал, откашлялся и начал докладывать.

– Всего прибыло 10 бортов из Штатов, доставлено грузов и персонала более 1500 тонн. Мы предоставили 200 КамАЗов для доставки всего этого в Кизнер и далее по периметру эллипса зоны поражения.

Ночью сформировано и отправлено в зону поражения ещё 200 КамАЗов с подразделениями дезактивации и похоронными командами. Первые 10 тысяч гробов отгружено спецпоездом из Самары в Кизнер. Основные мероприятия по поиску жертв и захоронению считаю, что начаты сегодня утром. Жду первых донесений…

Президент слушал, не перебивая. Когда Шувалов закончил, ДАМ спросил:

– Какова ситуация в Казани, Уфе и Набережных Челнах, как наиболее крупных из покинутых городов?

– Принятыми силами МВД и МЧС мерами удалось прекратить грабежи и мародёрство. В Казани, в связи с прибытием американцев и воинского контингента, практически восстановлено жизнеобеспечение города, понемногу возвращается та часть населения, которая отбежала недалеко, в близлежащие города по Волге, – в Самару, Ульяновск, Саратов, Волгоград, Пензу…

– А где размещён штаб американских химических подразделений? Не забыли, что надо гостям не только постели чистые предоставить, но и организовать полноценное питание, да и отдых както надо бы предусмотреть…

Шувалов глубоко вздохнул, вытер пот со лба свежайшим носовым платком и продолжил:

– К счастью, большинство гостиниц, построенных к Универсиаде, уже сданы в эксплуатацию и не привлекли внимания мародёров. В этом плане гостиниц достаточно, а продовольственное и иное снабжение города, как я уже сказал, практически восстановлено…

– Давайте так. – Решил подытожить президент. – Прямо сейчас, после совещания, Шувалов и Шойгу летите в Казань с последующим пролётом в Кизнер и, по возможности, в наиболее пострадавшие места. А обратным ходом залетите в Уфу, посмотрите, как там и что. Завтра утром – ко мне. Доложите, как идут дела…

А теперь давайте послушайте внимательно, что я вам скажу. Я подготовил указ о помиловании известных вам господ Ходорковского и Лебедева. Конечно, будут разговоры, но это вполне естественно, учитывая, что многие годы общественное мнение обрабатывалось в направлении создать из этих персонажей исчадия ада.

Вопрос не только созрел, но и перезрел. Или нас всех, активную, деятельную прослойку России, надо упечь, как декабристов, в Забайкалье, или выпустить этих первопроходцев нашего, расейского, самогонного, скверно пахнущего бизнеса и закрыть тему. Над нами, над Россией смеются. Да, непростые ребята, да, и химичили, и оффшорили напропалую, но ведь выжили под непробиваемым отечественным бюрократом и создали конгломератный, устойчивый бизнес…

Я лично намерен извиниться перед этими двумя. Да и вернуть им всё, что ещё можно вернуть, надо почестному… Мужики свой ЮКОС пятнадцать лет наживали, да по семь отсидели…

Вопросы будут?

Миронов, как новичок, поднял руку.

– Прошу вас, Сергей Михайлович!

– Мы, в “Справедливой России”, с пониманием и нравственным облегчением воспринимаем Ваше решение. В сегодняшние тяжёлые времена сплочение всех слоёв общества для преодоления последствий катастрофы несомненно актуально!

Миронов с видимым облегчением, как человек, протянувший гружёный товарный вагон зубами за требуемую черту, сел, обведя победным взглядом коллег.

Президент переложил какието файлы слева направо, а потом в обратной последовательности справа – налево. Потом скрыл лицо за монитором, погрузившись в Интернет… Когда все молчат и нечего обсуждать, руководителя выручает имитация кипучей деятельности.

– Значит, все понимают, что вопрос давно назрел. Дарья Алексеевна, прошу сегодня же передать Тимаковой указ по Ходорковскому и Лебедеву для широкого освещения в СМИ. Правительству обеспечить исполнение указа сегодня же до конца дня. Предупредить семьи помилованных об освобождении их родственников. Завтра же первыми рейсами доставить помилованных лиц в Москву. Исполнение доложить послезавтра в 10.00.

Перекур! Все – свободны…

Участники совещания потянулись в выходу, чтобы размять затёкшие члены. Ктото поспешил в туалет, ктото топтался в холле, действительно вынув сигареты. Однако Грызлов остался в кабинете, посматривая на президента, а тот усиленно подписывал бумаги, принесённые Вроде Дарьей. Подписывает и молчит, подписывает и молчит…

– Дмитрий Анатольевич, – тихонечко обратил на себя внимание Грызлов и для убедительности едва слышно кашлянул.

– Борис Вячеславович! Вы хотите чтото сказать?..

– Да, Дмитрий Анатольевич, если можно. Я ненадолго задержу Ваше внимание. Тогда, во время сумбурного ночного разговора, я погорячился и не смог привести Вам внятных объяснений, почему депутаты Думы так неорганизованно, без разрешения руководства страны, разъехались по избирательным округам. Ведь, вопервых, была всеобщая паника, вовторых, это их прямая обязанность бывать в своих округах и работать с избирателями…

ДАМ внимательно посмотрел на Грызлова, как на редкий экземпляр экзотической фауны в зоопарке. Медленно, подбирая слова, начал говорить.

– Не надо слов, не надо оправданий, Борис Вячеславович! Я ни вас, ни депутатов, ни в чём уже не обвиняю. Вчера разъехались, завтра – съехались. Дело житейское. Но моё решение остаётся в силе. В данной ситуации, вопервых, некомплектная Дума, скорее всего, не будет иметь кворума и не сможет принимать легитимных решений. Вовторых, декабрьские выборы практически сорваны. Разбежались не только муниципальные и региональные избирательные комиссии, но и в ЦИК нет необходимого кворума. Так что примите моё решение с пониманием. Да и вам, полагаю и уверен, подходящая работа, найдётся. Не хотите, по примеру Зурабова, попробовать силы на дипломатическом поприще?.. Хоть в Норвегии, хоть в Науру…

Грызлов молчал. Опыт чиновника говорил ему, что спорить бесполезно, а молчание как бы оставляет ход за ним. Поэтому надо смириться и ждать подходящего момента для реванша.

Между тем, президент продолжал развивать свою мысль. И, как всегда бывает при обдумывании сложных проблем и внимательном переборе вариантов, мысль часто поворачивает вспять. И тогда решение находится именно после разворота на 180 градусов.

– А скажите, Борис Вячеславович, есть ли в принципе возможность собрать Думу до 1го декабря хотя бы на одно заседание в полномочном составе? У меня появилась компромиссная идея… Может быть, разгон Думы и не понадобится… Рассчитываю на ваш государственный подход к улучшению структуры российской власти. Ну, так как, вы в состоянии обеспечить требуемую явку?..

Главный единоросс оживился:

– Да, разумеется, народ немного успокоился, и после того, как увидел, что Вы в Москве, начал активно слетаться. А что Вы предлагаете, собрать заседание?

– Ну, да, почему бы не собраться, если кворум вами просматривается… Я теперь вижу, что более солидно будет, если Дума сама определится, так сказать, самораспустится… Почему бы и нет? Народ у нас понятливый, одобрит…

– Как это, как это, Дмитрий Анатольевич? Немного не понял…

ДАМ рассмеялся. Ему стало весело от неожиданного поворота тяжёлого разговора в привычный жанр искромётной хохмы, изящного экспромта.

– Я выйду с изменениями в “Закон о выборах”, а может быть, и в Конституцию. Например, проходной процент нужно снизить до 3х процентов. Пусть будет представлен более широкий спектр общественных мнений и ожиданий. Почему нет? Или, скажем, восстановим выборы по одномандатным округам, чем это плохо? Пусть люди претендуют, рвутся, доказывают избирателю, что умнее их нет в России… Лучше прилюдный торг, чем гражданская война, не так ли?..

– Но это же разрушит ведущую роль “Единой России”! – Всполошился Грызлов. Он даже побледнел, а со щёк исчез привычный дедморозовский румянец. Нос заострился, а ноздри раздулись в немалом волнении.

– Да не беспокойтесь вы так. Настоящая партия всегда сохранит авторитет в народе. Разве наши люди не разберутся, кто лучше защищает их интересы?.. – Продолжил лёгкую издевку президент. Ему легко шутить, у него власть и всё такое… – Кроме того, Дума до сих пор не определила дату президентских выборов 2012 года. По логике, это может быть 4 марта.

Вообще я хочу с 1 декабря активизировать избирательную кампанию по выборам президента.

Грызлов задумался. Но совладал с собой и довольно безразличным тоном спросил президента:

– Если не секрет, кто будет выдвигаться на должность Президента в этот раз?

– Это я у вас должен спросить. Не могу же я самовыдвигаться? Я уже не мальчик, даже не смельчак Богданов, меня мои коллеги по G8 не поймут… Правда, если ЕР не выдвинет меня, а будет ждать возвращения ВВП, то это её дело. Мне уже надоели намёки эсэров. Вот возьму и соглашусь выдвигаться от них…

Председатель Политсовета ЕР не мог не ответить на открытое сомнение Президента в политкорректности единороссов.

– Нетнет, Дмитрий Анатольевич, Вы наш кандидат. Я думаю, Владимир Владимирович уже не успеет до конца года решить проблему дурацкого плена. Хотя, честно сказать, если он вернётся до 1 января, то вполне может успеть обратиться к нашей партии за поддержкой… Ведь он наш лидер…

– Жизнь покажет. Надеюсь на скорое его освобождение. Всётаки, мы в тамошнее тропическое пекло Сечина десантировали. Надеюсь, Игорь Иванович не подведёт, разберётся с бандюганаминаркобаронами… Тем более, что он неоднократно у друга Уго бывал, ром пил, авокадами заедал. Вот так, товарищ дорогой…

– Разрешите идти?

– Конечно, до завтра вы свободны. Утром вам пришлют мои предложения. Определитесь с датой заседания. Но не позже 23го. Договорились?..

Борис Вячеславович ушёл в большой растерянности и задумчивости…

– Дарья Алексеевна, пусть зайдёт Миронов.

Когда Миронов, пытливо глядя на президента, приготовился к непредсказуемому разговору, ДАМ спросил его вполне миролюбиво:

– Я тут подумал на днях, а зачем нам сейчас каждодневный трёп в Госдуме в такието драматические дни? Хорошо бы Думу отправить на Канары или Мальдивы… Как правильно народ говорит, в Думе не место для дискуссий… Додискутировались вон до “Чистой воды”. Уже год, как Интернет животики надрывает от смеха…

– А Совет Федерации? – Не утерпел Миронов. – Что будет с Совфедом?..

– А вот Совфед, напротив, я собираюсь всячески укреплять в данных условиях. И надеюсь на вашу поддержку, равно как и на понимание “Справедливой России”…

Миронов на лету ухватил президентскую мысль и тотчас закивал, соглашаясь и поддакивая:

– Да, Дмитрий Анатольевич, я и сам другой раз задумывался о том, чтобы просить Вас крепче опираться на Совфед, ведь именно сегодня в нём наиболее компетентный и патриотически мыслящий состав, настоящие государственники, болеющие за Россию…

Президент тепло улыбнулся. В лице милейшего Сергея Михайловича он, как и ожидал, нашёл солидарного с ним собеседника.

– Ну, да, я всегда надеюсь на ваше глубокое понимание наших реалий, – задумчиво и предельно миролюбиво произнёс ДАМ. – Вот только не определился ещё и по наиболее тактичной форме прекращения работы Думы. Знаете, разгон – это както грубо, нецивилизованно, хотя и было бы оправдано чрезвычайной ситуацией в стране.

ДАМ рассказал Миронову о своём разговоре с Грызловым и намерении перенести выборы в Думу хотя бы на мартапрель следующего года, чтобы успеть подкорректировать и “Закон о выборах”, и, быть может, саму Конституцию, а до того Думу отправить на… На что? Прекратить досрочно полномочия, значит, разогнать, что нежелательно. Тогда как быть? Президент лукаво посмотрел на собеседника, давая ему возможность проявить инициативу и стать соавтором реконструкции Думы. Миронов не растерялся и стал торопливо излагать своё видение расправы с бестолковой Думой.

– А если не разгонять Думу, а просто изменить режим её работы? И вообще, сделать наоборот. Например, продлить указом сессию до апрелямая следующего года в связи с переносом выборов и корректировкой законодательства, что будет всем вполне понятно.

А саму Думу собирать не в форме регулярных пленарных заседаний, а в пульсирующем режиме, по мере надобности. Ну, там, утвердить то, заклеймить другое…

Президент облегчённо рассмеялся. Решение найдено. К тому же с помощью общественности… Так что одной проблемой меньше…

– Знаете, Сергей Михайлович, – продолжил он, – Грызлов затронул и тему президентских выборов. Сроки, оказывается, поджимают, и желательно в первой декаде декабря объявить стране ведущих кандидатов… ЕР, как я понял, вполне определилась в этом отношении. А ваша партия задумывалась о своих предпочтениях? Интересно знать ваше мнение…

Миронов не стал теоретизировать, а высказался с прямотой десантника:

– Нам и думать нечего, мы видим только Вас на этом ключевом посту!..

– Да, как я вас понимаю! – Ответил президент, улыбаясь. – Но ведь кандидатов может быть даже больше, чем в 2008 году… К тому же, мне жена ещё окончательное разрешение не дала. Однако, спасибо за откровенность! Вот одолеем последствия Кизнерской катастрофы, тогда сможем все силы бросить на укрепление российской государственности… Желаю вашей партии политической мудрости и укрепления рядов… Пока!..

Он вышел изза стола, прощаясь с интересным собеседником, как оказалось, единомышленником…

Дарья Алексеевна предложила президенту прерваться хотя бы на пятиминутный ланч. ДАМ не сопротивлялся. Они молча прошли в смежный с кабинетом внутренний президентский буфет, где стоя одолели по чашечке чая, потому что ДАМ последнее время в дневные часы кофе не признавал, чем очень удивил Вроде Дарью. Она, как человек прямой, спросила президента, почему после катастрофы такая перемена в привычках.

ДАМ подумал и ответил, что сам удивляется тому, что многие свои предпочтения и привычки резко поменял. Видимо, стресс последние дни был такой силы, что организм сам перестроился таким образом, как ему легче совладать с ситуацией…

– Да, давно хочу спросить, – продолжила тему Дарья Алексеевна, – почему Вы отдалили от себя некоторых основополагающих работников аппарата и приблизили меня, ведь до трагических событий Вы меня практически не замечали… Ну, и очень переживает Наталья Александровна, которая Тимакова… До того она ведь была Вашей правой рукой, а теперь Вы её, можно сказать, на порог не пускаете…

ДАМ насторожился и начал тщательно обдумывать ответ. Он давно уже ждал подобных вопросов, понимая, что наблюдательные сотрудники Администрации президента рано или поздно заметят изменение привычек и стиля работы Первого лица.

– Ой, Дарья, сам не знаю. Одно только могу сказать, хотя уже это, кажется, говорил, что я теперь совершенно другой человек. И то, что вы замечаете во внешних проявлениях как перемену некоторых привычек или галстук не по погоде, то это ещё мелочи. Главное, и это великолепно, перемены внутренние, чёткость и ясность в мировоззрении, в понимании проблем и страны, и мира, и горестей людских… Пошли, продолжим работу!..

Возвращаясь в кабинет, ДАМ ещё раз прогнал перед мысленным взором разговор с Дарьей Алексеевной, шедшей впереди. То, что она стала замечать некоторые несоответствия президента сегодняшнего президенту докатастрофному, вполне ожидаемое неприятное следствие тесного ежедневного общения. Но, кажется, она пока, хотя и отлично вышколенная кремлёвская сотрудница, не поспешила поделиться своими сомнениями с ФСО или ФСБ. Что есть хорошо. А дальше – дорога приведёт или к провалу, или к возможности хоть чтонибудь сделать для преображения России…

Ну, допустим, преображение России – громко сказано, хорошо бы хоть парутройку внутрироссийских и околороссийских проблем разгрести…

День продолжался устоявшимся веками кремлёвским порядком. Звонки, разносы, вызовы “на ковёр”… Кнут и пряник…

Учитывая подсказку Дарьи Алексеевны, после ланча президент вызвал Тимакову. Наталья Александровна прилетела, как на крыльях Аэрофлота. Весь его прежний жизненный опыт нашёптывал, что в случаях, когда влиятельный подчинённый начинает критическую атаку, нужно действовать быстро и постараться оглоушить новатора необычным, лучше невыполнимым поручением или перевести на другую тематику, лучше вообще в другой отдел.

– Дмитрий Анатольевич! Я вся – внимание! Чем нужно заняться в первую очередь?..

– Думаю, пора восстанавливать полноценные отношения с Грузией. Подготовьте мне перечень наиболее болезненных проблем между нашими странами для хирургического вмешательства с целью вскрытия нарыва…

Это надо было видеть! Наталья Александровна растерянно присела на краешек кресла.

– Для нас ведь мерзавца Саакашвили и его американских прихвостней не существует. С кем же там говорить?.. С Нино Бурджанадзе или Зурабом Ногаидели?.. Или с какимто Кобой Давиташвили?..

Президент бросил на Тимакову взгляд учителя, заведомо знающего ответ на задачку, но изнуряющего ученика глупыми требованиями задачку непременно решить самому двоечнику.

– Так ведь другого президента в Грузии сегодня нет. И, судя по всему, ещё года два не будет. Так что придётся заново знакомиться… И не только знакомиться, но и восстанавливать отношения… Вот возьму и пошлю вас в Грузию перевоспитывать Саакашвили в соответствии с Кодексом строителя коммунизма…

– Дмитрий Анатольевич, я Вас умоляю, отпустите меня в отпуск, я в этом году совершенно запустила детей и мужа, разрешите со следующего понедельника улететь куданибудь на Сейшелы, хотя бы на пару недель… Я уже и маму уговорила…

ДАМ улыбнулся. Женщины в тупиковых ситуациях всегда находят житейски логичные, трудно оспариваемые начальникамимужчинами решения.

– А что, в этом есть определённый резон. Вы правы, семью надо беречь и укреплять. Пишите заявление и оставьте Дарье Алексеевне. Считайте, что вы меня убедили. Но Ентальцеву я с вами на пару не отпущу. Все свои вопросы передайте Марине Валентиновне, как положено!..

– Вот спасибо, вот спасибо!.. – Закудахтала Наталья Александровна, всё ещё не веря в такое счастливое разрешение нелепого разговора с Президентом, которого сегодня явно мухацеце укусила…

А ДАМ тем временем перевёл своё внимание на Дарью Алексеевну. Она увлечённо работала с какимито документами. И, чтобы не забыть парадоксальную мысль о развороте отношений с Грузией в цивилизованное русло, решил не откладывать доброе дело.

– Дарья Алексеевна! Не в службу, а в дружбу! Организуйте звонок в Тбилиси к другу Мишико. Я буду говорить, лично. Всем пока не заходить, пусть погуляют полчаса…

Пока Дарья Алексеевна выясняла возможности прямой космической связи, ДАМ вошёл в Гугл и установил, что отчество Саакашвили – Николозович.

Как это часто бывает в жизни, экспромты легко пробивают себе дорогу через бестолковую серую толпу банальностей. Так было и в этот раз. Михаил Николозович оказался на месте и согласился на разговор с президентом России.

– Михаил Николозович, – сладчайшим голоском прощебетала Дарья Алексеевна после того, как её коллега в администрации Саакашвили передала трубку самому главному грузину, – с Вами будет говорить президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев!

ДАМ взял трубку у Дарьи Алексеевны и зачемто хукнул в девайс, как бы сдувая пыль. Возможно, сдувая виртуальную пыль нелепых непониманий и прямой вражды между нашими странами. Российский президент поднял очи горе, что посторонний наблюдатель мог ошибочно принять за набожность, однако в реале было надёжным пацанячьим способом сосредоточиться на трудной задаче.

– Михаил Николозович, день добрый, Медведев беспокоит, не сильно занят?..

– Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Чтонибудь случилось? Признаться, не ожидал Вашего звонка…

– Да я и сам, честно говоря, всего минут десять тому как принял нелёгкое решение возобновить наши отношения. Я не ошибся адресом? Вы в состоянии спокойно обменяться мнениями по нашим межгосударственным проблемам?..

Саакашвили молчал, но трубку не положил. Наконец, сформулировал ответ президенту России.

– Ну, что касается меня лично, то я всегда мечтал восстановить тысячелетнюю дружбу Грузии и России. Увы, равноправные соседские отношения в сегодняшнем мире большая редкость, можно сказать, раритет… Но у меня есть в числе прочих и такой крупный недостаток, как оптимизм. В принципе, почему бы не обсудить ситуацию… Я – за!.. Пользуясь случаем, от имени грузинского народа выражаю соболезнование родным и близким жертв кошмарного несчастья у вас на Урале… Хотелось бы хотя немного чемто помочь…

– Спасибо за соболезнование. Катастрофа в результате терракта в Кизнере в самом деле ужасна. Сейчас мы все здесь заняты ликвидацией последствий.

Но и наши отношения, пришёл я к выводу, не терпят дальнейших проволочек. Предлагаю в ближайшие дватри дня встретиться во взаимноприемлемом месте и провести прямые переговоры один на один. Надеюсь, что надо решиться начать разговор, а дальше дорога приведёт или к взаимоприемлемым решениям, или, не дай бог, ещё дальше в тупик. Как Вы считаете?..

Грузинский президент ответил не сразу. Он думал и анализировал услышанное от Медведева. С одной стороны, последние годы Россия завела отношения с Грузией в такое безнадёжное состояние, что даже ни ООН, ни ЕС, ни всякие СаркозиБерлускони не в состоянии разрулить ситуацию. С другой стороны, несчастья, обрушившиеся на Россию последние дни, возможно, помогли Медведеву взглянуть на Грузию более прагматично. С кем не бывает?..

Что ж, надо рисковать. Отторгнутые земли Грузии так или иначе нужно возвращать. И хорошо бы их вернуть без нового кровопролития, без войны…

– Я тоже много думал о наших странах. Такое горе, как в 2008м, врагу не пожелаешь… Мы в Тбилиси хотим цивилизованного возрождения родины.

Поэтому согласен немедленно встретиться и начать расчистку образовавшихся всевозможных завалов между нашими странами…

Да, хочу поблагодарить Россию за снятие погранзастав на нашей административной границе с Абхазской автономией. Искреннее спасибо!..

А встретиться мы могли бы, конечно, учитывая погоду в Москве, в Батуми. Или Вы, Дмитрий Анатольевич, пока не готовы прилететь в Грузию?..

Настала очередь задуматься президенту России. Лететь в логово врага?.. Даже если в результате переговоров враг превратится в добродушного соседа, но это ведь будет когданибудь потом и будет ли. Как говорится, бабушка надвое сказала… Тогда где встречаться?..

– Я понимаю, Михаил Николозович, сегодня наше взаимное доверие на нуле. Скорее всего, и Вы не решитесь прилететь в Сочи, например, или в Пятигорск… Надо, видимо, искать третью страну, где бы мы оба чувствовали себя комфортнее… Но я лично не хочу никаких посредников, ни Саркози, ни Берлускони, ни Меркель. Поэтому и не предлагаю ни Париж, ни Рим, ни Берлин. Надо чтонибудь понейтральнее, чтобы меньше лезло с советами. не навязывало свою европейскую бескорыстность…

Саакашвили рассмеялся.

– И я так думаю. Тогда, быть может, Ялта подойдёт? Люблю Ялту, если честно. Выйдешь с набережной на улочку Рузвельта и переносишься в мир и время наших дедов… Ялтинский воздух прямо располагает к мирному общению… Угадал?..

– Дада, Михаил Николозович, пожалуй, это самое то. Согласен. Завтра надо будет позвонить Януковичу. Надеюсь, я с ним обо всём по организации встречи и договорюсь. ОК! Созвонимся по конкретике послезавтра в такое же время. Пока!..

Закончив разговор, ДАМ воткнулся в монитор, делая какието записи, возможно, для последующих поручений на обговоренные с Саакашвили темы. Потом поднял голову и посмотрел на Вроде Дарью.

– Дарья Алексеевна, всё слышала? Как тебе мой разговор с Мишико?.. Я не наговорил глупостей?..

– Что Вы, Дмитрий Анатольевич! Я была приятно поражена взвешенностью и осторожностью Ваших формулировок. Думаю, Мишико сейчас тоже переживает исторический момент и дудлит боржоми прямо из горлышка…

– Ну, хорошо, тогда поехали дальше. Пригласите народ на продолжение разговора…

Дарья Алексеевна с удовольствием рассмеялась.

– Какое продолжение? Через полчаса привезут Юлию Владимировну. С ней как раз и пообедаете. Я все необходимые действия с Нарышкиным и Ентальцевой скоординировала. Марина Валентиновна уже встретила панну Тимошенко в Домодедово… Быть может, надо народ сегодня отпустить? Пусть поработают уровнем ниже, в Белом Доме.

– Отлично, отлично! – Обрадовался такому повороту дел ДАМ. – Отпусти мужиков, в самом деле, я выпустил из виду, что пообещал разговор Юлии Владимировне… Да и мне самому надо полчаса, чтобы привести свои мысли по Украине в порядок…

Действительно, Ентальцева привезла Юлию Тимошенко через полчаса. Конечно, никаких почётных караулов, оркестров и ковровых дорожек. Марина Владимировна попростому буднично провела гостью в малый президентский кабинет в Сенатском дворце, где ей навстречу радушно поднялся президент России.

Юлия Владимировна, небрежно сбросив на ходу тёмносерую жакетку, отороченную соболем, на руки подоспевшей Дарье Алексеевне, устремилась, мило улыбаясь, к Дмитрию Анатольевичу.

– Дмитрий Анатольевич, надежда наша! День добрый! – Прикоснулась Юлия Владимировна прохладной благоухающей приличными духами щекой к щеке ДАМ, дружески его приобняв.

– С прибытием! – Ответил ей в тон российский президент, приглашая присесть в кресло. – Ну, как там поживает наш европеец Янукович?.. Он мне теперь по ночам снится. А утром, когда бреюсь, Украина так и стоит перед глазами…

– Онто хорошо поживает, а вот остальным людям достаётся дырка от бублика и дым из труб кораблей Черноморского флота… Обидно, что титановую промышленность Виктор Фёдорович отдал Фирташу. Я ведь было её национализировала, но защитить от президентского рейдерства уже не смогла… А урановые рудники в Жёлтых Водах? Эти уроды ведь по миру Украину пустят… Как обидно, Дмитрий Анатольевич, что Россия профинансировала избирательную кампанию Янука через Фирташа. Пожалела я в позапрошлом году Фирташа, не добила Росукрэнерго, а он с помощью Вашего ВВП выжил и воспрянул змеиным духом… И Вы меня не поддержали, хотя надёжней, чем я, Вам не сыскать!..

– Юлия Владимировна! Не плачь! Пойдём пообедаем, а потом спокойно всё и обсудим. За обедом начнём, а за ужином и ясность наступит. Как, согласна? Пошли! Дарья Алексеевна, покажите нам дорогу к столу!..


Вторник, 17е. Москва. Вечер | Кремляндия | Четверг, 19е. Москва