home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пленники Макового плато

Из Букараманги утром 15го их вертолётом перебросили в район мафиозного Кали. Растолкали ни свет, ни заря, нагло сдёрнув тёплые шерстяные пледы. Спасибо, угостили завтраком. Скромная уэвосперикос (яичница – болтунья с луком и помидорами), на заед – вчерашние кукурузные лепешки арепа.

Вылетели на рассвете, чтобы управиться до полудня, с посадкой для дозаправки в Медельине. Поражали бесцеремонность конвоя и дикая жара в вертушке. Начался сухой сезон, ближайшие полгода о дожде оставалось только мечтать. Голубое, безоблачное и бездонное небо бороздило одинокое неугомонное солнце. В разгар дня даже птицы не решались выбираться из прохладных ветвей.

ВВП внешне безучастно смотрел в иллюминатор на непривычно сочнозелёную то ли сельву, то ли местную тропическую глухомань. Кажется, это называется джунгли. Он ещё раз прокручивал в памяти обстоятельства вчерашнего захвата ТУ160…

…То ли ГЛОНАСС долбаный отказал, то ли командир машины чтото перепутал, но Венесуэла осталась под хвостом, а припёрлись в наркозависимую Колумбию. Оказалось вдруг, что их самолёт ведет диспетчер какойто, прости господи, Букараманги. Горючее – к нулю, разворачиваться в поисках Каракаса с его дурацкой ла Карлотой не на чем. Так что сели, куда привели с земли диспетчерыаборигены…

Не успели выбросить трап и осмотреться на скупо освещённой площадке у аэровокзала, как подкатили джипы с шоколаднолицыми молодчиками, экипированными не хуже наших омоновцев. Хохот, гортанные истеричные крики на непонятном настоящему русскому человеку языке, слепящие конусы света из мощных ручных фонарей и автомобильных фар не настраивали на дружелюбную беседу.

– Куда мы попали, Анатолий? Я что, похож на Кука?.. Надо срочно разворачиваться на взлёт! Командир, задраиваем люки и вверх, искать паршивца Уго!..

Командир Блэкджека успел заглушить движки, и стоял позади ВВП.

– Я же Вам докладывал, Владимир Владимирович, что горючее выработано. Если и взлетим, то дальше околицы не протянем… Кранты!..

Встречающие поняли беспокойство гостей и мигом приблизились к самолёту вплотную. Вот уже несколько человек ухватились за трап, не позволяя его втащить обратно.

– Вэлкам, вэлкам!.. – Хохоча, орали передние. На них напирали следующие. Толпа ликовала, торжествуя охотничью удачу. Закрыть люк осталось мечтой.

– Ну, что, – сказал ВВП Сердюкову и лётчикам, – надо выходить, пока они ещё в благодушном настроении. Будем надеяться, что нам дадут возможность связаться с послом и ихним президентом. Пошли, Анатолий, не тушуйся!.. Ребята, следуйте за нами…

Но стоило только ВВП, Сердюкову и лётчикам сойти на тёплый асфальт, как ВВП и его министра обороны тотчас нагло скрутили и швырнули в ближайший джип. Лётчиков вбросили в другую машину. Кейс Национального лидера грубо отобрал рослый гориллообразный мачо, убийственно смердящий 50процентным ромом и густым звериным потом. Джип без промедления рванул в темноту тропической ночи.

– Анатолий, ты меня слышишь? Они, похоже, понашему ни бумбум… Везут, как поросят на базар. Вряд ли эти субчики подчиняются своему правительству. Вспомнил! Это же Колумбия, империя наркомафии. Так что везут, будь уверен, не в столицу, а в свой партизанский анклав…

Очень плохая новость. Конечно, я могу раскидать этих троих мудаков, свернуть им бошки, и мы можем завладеть джипом и тремя автоматами, но ведь сзади ещё несколько машин… Да и куда потом ехать?.. Они здесь – дома, хозяева, а мы – никто!..

Анатолий Эдуардович молчал, тяжело переживая случившееся. Ему хотелось домой, в семью, спокойно поужинать, посмотреть по телику футбол или хоккей, а не, отгоняя ладонью назойливых кровососущих ночных двухмоторных разбойников комаров санкудос, трястись в полном мраке по ухабистой лесной дороге к чёрту на рога!..

Мрачные чащи, из которых то и дело раздавались крики незнакомых птиц и зверей, постепенно освещались рассветом и приобретали осмысленные и более мирные очертания.

Наконец, кавалькада машин въехала на небольшую поляну, где расположились неприметные издали и, наверное, из космоса постройки в виде простых одноэтажных домиков, крытых тростником и пальмовыми ветвями. Стены большинства жилищ были прочными, бетонными, но для экономии цемента стены оказались выложены из тысяч 1,5 и 2х литровых пивных бутылок, наполненных песком. Горлышки бутылок или их донышки составляли на фоне стен затейливые узоры, возможно, радующие глаз хозяину этих хоромов. Однако пленникам, а их бесцеремонно выволокли из джипов и усадили на неаккуратно подстриженный газон у дверей в “центральный офис” посёлка, эти неровно выложенные стены с узорами из навечно зацементированных пивных бутылок показались убогим творчеством бомжей.

Главарь автопробега рослый мачо, что отобрал у ВВП кейс с документами, подошёл к задержанным россиянам и, размахивая кейсом, чтото стал гневно выговаривать своим подручным. Шестёрки дружно бросились к своим жертвам и довольно умело сковали их наручниками попарно. ВВП с Сердюковым, командира корабля с вторым пилотом.

– Не имеете права! – Крикнул ВВП. – Мы граждане России. Я премьерминистр, это министр обороны и пилоты. Россия – постоянный член Совета Безопасности Объединённых наций. Вы понесёте серьёзную ответственность по международному праву. Это безобразное преступление!

Я требую немедленно отвезти нас в Боготу и обеспечить встречу с президентом Колумбии Урибе и нашим послом Трухановским!.. Наглые скоты!.. Раздолбаю вашу малину!..

Во время эмоциональной речи непрошеного гостя из далёкой дикой России досточтимый сеньор Горилла спокойно стоял рядом, курил сигару и чтото поручал одному из своих многочисленных, как лесные муравьи, соратников. Скорее всего, сеньор не понял ни единого слова из протеста заморского залётного гостя. Однако, оценив всю имевшуюся информацию, он послал помощника в правильном направлении, и вскоре тот вернулся, приведя с собой давно небритого, как все здесь, аборигена.

– Это ещё что за чмо? – Чертыхнулся в сердцах ВВП, но только вызвал взрыв молодецкого хохота в толпе местной элиты.

– Si! Chimo, chimo!.. – Грохотала толпа.

– Я чтото не то сказал? – Спросил ВВП Сердюкова, при этом случайно так резко дёрнув рукой, что сделал больно Анатолию Эдуардовичу, который ойкнул и скривился от боли.

– То и сказал, что и поихнему то же самое – чмо! – Вдруг порусски закудахтал местный бомж, оказалось, приглашённый для синхронного перевода. – Чмо, оно и в джунглях чмо!..

– Хахаха! – Облегчённо рассмеялся ВВП. – Ты кто такой, божий человек?..

– Ято что, я – Педро, здесь уже двадцать лет, как кантуюсь. Своим стал. Дома был, конечно, Пётр. А вы кто будете, товарищи начальники?..

– Я – Путин! Руководитель России. Скажи, дружочек, куда мы вляпались? Кто такие эти скоты? Только не темни, Педро, понял?.. По какому праву они с нами так? Наш самолёт ошибочно в Колумбии вместо Венесуэлы сел. Так вышло. Но ведь есть международное право!..

Бомж почесал затылок, подумал и изрёк:

– Тут самое пекло. Очччень крутые мужики! Чуть что – нажимают на спуск. Звери. Одно слово, бароны! Место дикое, глухомань непроходимая для техники. Всего одна неприметная дорога, по которой вас пригнали. И одна лишь вертолётная площадка, на которой вы щас зады греете…

– И что ты тут делаешь, чем живёшь?..

– Да уже привык почти. На местной женился, пацаны растут… Химик я, Менделеевку в Москве закончил как раз в 91м… А как Совок распался, захотелось мир посмотреть. Вот и досмотрелся…

ВВП зло посмотрел на смеющихся бандюков. Желваки на его щеках грозно бугрились. Он попросил Педро перевести сеньорам то, что уже один раз без толку высказал по приезду.

– Не имеют права! Мы граждане России. Я премьерминистр, со мной министр обороны и пилоты. Россия – постоянный член Совета Безопасности Объединённых наций. Вы понесёте уголовную ответственность по международному праву. Это тяжкое, гнусное преступление!

Требую немедленно отвезти нас в Боготу и обеспечить встречу с президентом Колумбии и послом России Трухановским!..

Педро старательно перевёл гневный спич на испанский. Горилла лениво выслушал, жуя какуюто гадость, потом сплюнул зеленоватую кашицу под ноги в траву и пнул ВВП ногой в тяжёлом армейском ботинке довольно больно в бок. Отдал какуюто отрывистую злую команду.

Соратники Гориллы подбежали к сидящим на траве пленникам и потащили их к домикам партизанской базы.

Горилла, сложный коричневый гибрид испанцев, индейцев и негров, довольно ухмыляясь, пошёл, размахивая кейсом Путина, в свою “штабквартиру”, чтобы разобраться после завтрака с содержимым чемоданчика, для чего велел Педро явиться к нему через часок для перевода документов с русского на испанский.

– Гады! Дайте по нужде сходить, а то как бы… – громко потребовал ВВП, а поскольку Педро всё ещё крутился около земляков, то он быстро и организовал всё, что надо, за ближайшими кустами.

ВВП и Сердюкова поместили отдельно от лётчиков.

Лежать на плетённых из травы циновках, брошенных на бетонный пол, выстланный аляповатой керамической плиткой, было непереносимо неудобно и больно. Ладно бы ещё лечь посвободнее, но наручники, сковывавшие пленников попарно, не давали и шевельнуться без боли в кистях рук.

Поэтому первое время пленники сидели рядышком, опираясь спинами на шероховатые бетонные стены. Несколько открытых настежь окон вместо желанной прохлады впускали потоки иссушающей тропической жары, отнюдь не напоминавшую влажную сочинскую в разгар лета. Вентилятор под потолком без толку махал огромными, почти как у ветряной мельницы, крыльями, но прохлады произвести не мог, как ни старался.

– Что с нами теперь будет?.. – Дрожащим голосом спросил Путина Сердюков, стараясь не вертеться, чтобы не причинить страданий ни себе, ни шефу.

– Чёрт его знает что даже через минуту с нами будет! – Ответил ВВП. – Надо же было так жидко обделаться!.. На кой хрен я попёрся в эту Америку? Можно же было спокойно упорхнуть в Сардинию. Спокойно посоветоваться с Сильвио. Спокойно принять взвешенные решения…

– А вдруг они позвонят Трухановскому, и он всё уладит?.. Или ещё какнибудь утрясётся инцидент… А вообще, кто они такие, эти мордовороты?.. – Пробормотал Сердюков.

ВВП скосил глаз на потного министра. Назидательно, как первокласснику, растолковал:

– Это ведь ты мне должен объяснять, кто воюет в лесах Колумбии против законного правительства, а не я тебе. Или я министр обороны? Помнишь, когда в прошлом году я летал в Венесуэлу к Уго, то после мы с тобой подробно обсуждали военный аспект моего визита и состояние народноосвободительного движения в регионе. Эти тарзаны называют себя ФАРК, то есть Революционные вооруженные силы Колумбии… Альваро Урибе, бывший местный президент, готов был, помнится, даже пойти на обмен пленными с группировками ФАРК… И вроде даже неплохо их давил одно время. Амеры у него и баз наоткрывали, и помогали так и сяк … А вот нынешний Хуан Мануэль Сантос ещё себя никак не показал…

Чавес, правда, не тянет в нужном темпе. Я надеялся, что мы дадим ему 2–3 миллиарда виртуальных, мол, запишем за тобой, Уго, а ты на эту сумму наберёшь наших танков и самолётов с последующим расчётом. Как мы всегда последние 50 лет делали по всему миру.

Но Уго оказался опытным жуликом. Да ещё его Лукаш настропалил, за две недели до меня там поработавший… Пришлось мне давать Чавесу реальные деньги при пустом бюджете в России…

Сердюков собрался с силами и поинтересовался подробностями сиюминутной жизни:

– Интересно, когда у них здесь обед?..

ВВП прыснул, чертыхаясь. Сердюков его всегда умилял. Такой большой дядя, хорошо откормленный и великолепно устроенный в жизни, совершенно эту жизнь не знает и знать не хочет. Последние десять лет его открыто тащит за собой тесть. А за таким буксиром и Тихий океан не океан!..

– Ну, ты и барин, Анатолий! Обед! Ишь чего захотел! Ладно бы водички попить… Давай вставай, в дверь ногами колотить будем, воды требовать! Так, осторожненько, встаем!.. Теперь к двери! Лупи!..

На гупанье каблуками в дверь завизжал засов, и на пороге возникли два повстанца с автоматами наизготовку. К ним уже бежал Педро.

– Есть проблемы, товарищ Путин? – Забеспокоился земляк.

– Пить! Жара всё жарче… Да и пожевать бы чего не помешало… – ответил ВВП.

– Команданте Рауль велел вас ни в чём не ограничивать. Минералку сейчас только собирались принести. Кроме того, местные фрукты. Мясо в такую жару не советую. Хотя, если проголодались, я организую…

Путин воспользовался контактом с Педро и потребовал снять наручники. К его с Сердюковым удивлению, и это было выполнено.

– А куда вы отсюда денетесь? Бежать бессмысленно, вокруг болота и речки с пираньями и крокодилами, сельва с голодными ягуарами. А людей если и встретите, так это будут патриотынаркофермеры… Они, замечу, все вооружены и стреляют превосходно…

Вскоре под развесистым деревом поставили столик, на нём просторное деревянное ручной топорной работы блюдо с горой всевозможных тропических фруктов, между известными продвинутым российским пленникам манго, фейхоа, ананасами, апельсинами и папайей виднелись и невиданные экзотические плоды – запоте, луло, куруба, мамонкильо, учува, мами, гуама, борохо, помаросса, гуайябаманзана (гибрид между гуавой и яблоком), иначе называемая питахайя… Впрочем, эти непроизносимые названия сразу запомнить невозможно. А чтобы описать формы и вкус даров буйной местной природы, в русском языке нет подходящих нематерных слов!..

В двух простых стеклянных кувшинах искрились чичас и кола. Конечно, местная кола мало похожа на широко известную кокаколу, потому что делается из натуральных компонентов, и приятнее на вкус… А уж пользы, надо думать, – безмерно!.. Но и чичас вовсе не столовский компот из сухофруктов!..

Когда принесли пластмассовые стульчаки, ВВП и Сердюков без приглашения присели к столу и без лишних слов выпили по стакану из каждого кувшина.

Два конвоира лениво расселись в тени огромного дерева у похожего столика и играли в карты.

Педро притащил себе табуретку и присел к столу пленников, ожидая какихлибо вопросов.

– Ну, как вам показались местные напитки? Вот в этом кувшине – чичас. На мой вкус, неплохая композиция из нескольких соков со льдом… А вот в другом – кола. Местная кола не такая сладкая, как в алюминиевой банке из супермаркета, но зато готовится из натуральных компонентов и поэтому очень полезная. Вот увидите, через полчаса у вас и сил прибавится, и оптимизма!.. Правда, ни то, ни другое вам здесь, похоже, не понадобится. Я советую молиться и приготовиться к нелёгким испытаниям…

Длинный день оказался таким жарким и бесссмысленым, что и врагу не пожелаешь. Полный информационный вакуум. Никто не интересовался пленниками, не допрашивал, не пытал, в конце концов…

На обед принесли по миске густого супа ахико из курицы с картофелем и юккой. Хлеба, в московском значении этого слова, здесь, говорит Педро, не водится. Зато выдали достаточно много, целое блюдо простых пресных и несолёных лепешек арепа из кукурузной муки, большую, одну на двоих, сковороду с бандехапайса из говядины, маниоки, риса, жареных бананов платано и красной фасоли – нечто в виде грандиозного ассорти. Спасибо, Педро раздобыл и ложки, и вилки.

И Путин, и Сердюков быстро расправились с достойной едой. Оказалось, что на сладкое будут, прости господи, охуэлас (жареные полоски из фруктового теста) и прохладные чичас и кола в заново наполненных знакомых кувшинах…

Два неизвестно откуда взявшихся неимоверно грязных поросёнка нахально рылись в траве у основания большого дерева с листьями, похожими на листья фикуса в кабинете Грызлова. Крупный тёмнозелёный попугай, это был краснобрюхий ара, нахально спикировал на стол, украл недоеденную лепёшкуарепу и взмыл в густую крону…

…Да, прошло всего сутки, а уже столько нелепого и злого успело произойти. ВВП открутил колпачок пластмассовой бутылки и отпил глоток мерзкой тёплой минералки. Во рту остался известковый привкус.

Сердюков молча смотрел в иллюминатор, как бы любуясь видами зеленоватожёлтых девственных пространств, то и дело рассечённых голубыми прожилками рек. Когда надоело молчать, поинтересовался у ВВП:

– Владим Владимыч, интересно, а откуда у наркобаронов новейший “Ми171”?..

Путин повернул к нему потное лицо.

– Загадка века! Оттуда, откуда и новенькие калаши у партизан… От паршивца Уго. Не сомневаюсь, что он их перепродал лесной братве по двойной цене!.. Надеется, что они свалят колумбийского недоноска Альваро Урибе… Хотя, похоже, пока что они хотят хорошо потрясти меня с тобой… А Урибе и валить не надо было. Его Хуан Мануэль одной левой сделал…

Ты заметил, что когда вчера мы неожиданно сели в какомто Мухосранске, к нашему самолёту сразу же подвалил ФАРК. Да ещё ночью.

А где же законные власти президента Хуана Мануэля?.. Крепко спали?.. И сегодня в Медельине всё типтоп – и заправили вертолёт, и выпустили, и пока летим, не сбили… Где же власть? Или их, как в прошлом году в Бишкеке, в колхоз капусту собирать отправили?..

Уже почти два часа после взлёта в Медельине “Ми171” упорно шёл на юговосток, придерживаясь высоты не более километра.

На пути вертолёта встретилась крупная река. Над ней машина сделала левый разворот и понеслась вдоль реки.

– Очень красивая и крупная река. Магдалена порусски, а у них здесь – Мадалена… Скоро прилетим… – Пояснил Педро пленникам.

Наконец, машина стала снижаться. В иллюминаторах замелькали весёлые домики города, окружённого зелёным редколесьем.

Когда, наконец, сели в Кали, конвоиры вывели всех четырёх пленников из раскалённого чрева вертолёта и опять затолкали в два джипа цвета хаки. Молча, без всяких объяснений, повезли за город. Педро, тоже вылезший вслед за пленными, поехал в третьей машине.

Спасибо, выдали по двухлитровой бутылке минеральной воды и сводили в кусты облегчить душу…

Через пару часов прибыли на такую же затерянную в сельве базу повстанцев, как и вчера. Пока то да сё, подъехал Горилла. Вызвал Педро и довольно долго говорил с ним в одном из домиков. Наконец, из домика прибежал посыльный и скомандовал конвоирам вести двух основных гостей на допрос. Лётчиков ещё раньше, по приезду, увели в один из дальних домиков.

– С какой целью прилетели в Колумбию? – Спросил Горилла у ВВП через Педро.

Путин за мгновение задумался. Он сутки ожидал первого допроса и считал, что вполне всё продумал. Однако, колебался между полным молчанием и вариантом немного поговорить с бандитами с целью убедить их связаться с Боготой, Каракасом и Москвой. Но решил поговорить.

– Мы летели в Венесуэлу и попали в Колумбию в результате навигационной ошибки…

– Мы осмотрели твой самолёт и видим, что это военная машина, способная нести ядерные бомбы. Для нас интересен такой вариант…

– В каком смысле? – Спросил Путин.

– В самом простом, в житейском. Тебя ведь будут выкупать? Вот мы и поторгуемся. За парутройку водородных, сброшенных твоими летунами на Вашингтон, например…

– Исключено! Бред! Я понял, что вы бандиты, и с вами порядочный человек общаться не должен. Через денёк сюда придут танки Чавеса и посмотрим, что вы запоёте, засранцы!. Педро, переведи этому мудаку поточнее!..

Горилла спокойно засмеялся, щедро показав свои жёлтые, как у колхозного коня, нездоровые зубы. Разразился длинной тирадой.

– Педро, переведи ахинею! – Попросил ВВП.

– Команданте сказал, что открыл ваш кейс и разобрался, что там и к чему. Говорит, что за эти бумаги в Лондоне можно хорошие бабки срубить…

– Скотина! Выберусь из нынешней переделки, разбомбим гада, на молекулы расчленим!.. Этого не переводи! Скажи – просто ругаюсь, мол…

Но повстанец понял без перевода. Шагнул вперёд и наотмашь ударил ВВП по щеке. ВВП рванулся было вперёд, чтобы боднуть гада головой, но мгновенно среагировавшие конвоиры мёртвой хваткой вцепились в ВВП.

А команданте вдруг ответил почти порусски:

– Чё, пацаны, базар пустой, выходит, бля? Кого пошлём за водярой?.. Путина? Хахаха!..

Оказалось, что Горилла в своё время окончил Университет Дружбы народов имени Патриса Лумумбы в Москве и, немного помня и понимая русский, мог сносно контролировать своего Педро.

Выходит, разговор не удался, и пленников уволокли в предназначенную для них халупу.

В беспросветной тоске и невыносимой жаре прошла неделя. Пленники, несмотря на вполне калорийное, хотя и экзотическое питание, заметно похудели, обносились, загорели и обросли, как местные аборигены. У ВВП наметилась редковатая пегая бородка клинышком типа “кацап”, у Сердюкова – солидная жёсткая щетина, как у щётки для чистки ванны. Лётчиков ВВП и Сердюков видели редко, им во время прогулок не разрешали переговариваться. Командир корабля и второй пилот тоже изрядно обросли, их лица почернели от загара и переживаний.

Что переносилось наиболее тяжело, так это отсутствие какойлибо информации. Казалось, что повстанцы о них просто забыли. Не показывался и Педро.

Вторым неподъёмным испытанием была жара. Спасибо хозяевам – выдали белые футболки с головой Че Гевары на груди, лёгкие ношеные джинсы и стоптанные кожаные шлёпанцы на босу ногу без задников…На головах угнездились крестьянские соломенные шляпы…

Но однажды, ближе к обеду, по всем подсчётам в воскресенье 22го, загудел “Ми171”. Сделав полукруг над деревней, вертолёт приземлился в центре сельской площади. Пленники, все четверо, в это время находились на прогулке и прохлаждались в тени густых вековых деревьев на краю поляны.

Первыми из вертолёта выскочили два мордоворота с автоматами наизготовку, а затем выбрался главный Горилла с Педро. Ещё два автоматчика, потом ещё два местных без оружия, снова два аборигена, но при пёстрых попугайских галстуках на розовых рубашках с короткими рукавами, а на закуску тяжело спрыгнул на землю Игорь Сечин…

ВВП и Сердюков вскочили с пластмассовых стульчаков и побежали, подстраиваясь к натяжению наручников, навстречу Сечину, к вертолёту. За ними, матерясь, устремились и лётчики.

– !no se muevan! (Стоять!) – Крикнула охрана. И пришлось остановиться.

Сечин и Горилла быстро приближались.

– Игорь Иванович! Наконецто ты нарисовался… Нельзя было пошустрее разобраться с ситуацией?..

– Да вот толькотолько Уго сумел найти концы, где Вы находитесь…

Однако подбежавшие по знаку Гориллы боевики оттащили ВВП и Сердюкова от Сечина. Затем Игоря Ивановича увёл в свою контору Хозяин партизанской базы – Горилла. За ними поспешил и Педро. Наверное, вначале Горилла хотел сам выяснить у Сечина его полномочия и возможности выкупа пленников.

С ВВП и Сердюкова сняли наручники, но зачемто заперли в домике, где они ночевали всю прошлую неделю.

Через час вывели на обед. А после обеда уже в домик не заводили, разрешили подышать свежим воздухом в тени деревьев.

Но вот появился Педро и приблизился к пленникам.

– Ну, что там?.. – Спросил ВВП.

– Разговор получился тяжёлый. Ваш парламентёр ни фига не хочет понимать. Лезет в бутылку, а надо быть дипломатом. А то ведь Хозяину может надоесть пустой трёп, и он бросит вас на корм чёрным кайманам. У него тут недалеко на берегу Магдалены есть ферма этих тварей, так Хозяин иногда развлекается тем, что кормит кайманов гостями…

ВВП прервал словоохотливого переводчика.

– Только не надо нас пугать. Передай своему боссу, что я требую немедленной встречи с Сечиным!..

Педро не стал спорить, а развернулся и ушёл…

Через небольшое время из здания штаба вышли Хозяин, Педро и Сечин. Охранники подвели к ним ВВП и Сердюкова, которых вновь вместе сковали наручниками. Педро стал говорить от имени Хозяина.

– Команданте Рауль разрешает вам пообщаться с парламентёром двадцать минут. Пройдёмте в ваш домик. Говорить будете в моём присутствии, потому что Хозяин хочет знать, о чём вы будете говорить.

Хочешьнехочешь, пришлось согласиться. В домик занесли нужное количество пластмассовых стульев и лёгкий, плетёный из лозы столик.

– Ну, чем вы, Игорь, там занимаетесь вместе со всей толпой бестолковых жлобов? Не можете сюда из Каракаса пару вертолётов с нашим спецназом организовать. Какихто сраных пятнадцать часов лёту из Москвы… Я сижу здесь уже неделю, теряюсь в догадках. Ни телевизора, ни газет, ни сотового… Какие там хоть новости на родине?..

Сечин растерянно и сочувственно смотрел на ВВП и Сердюкова, не решаясь на какиелибо дружественные или сочувственные жесты, так как конвоиры стояли на расстоянии вытянутой руки и их лица не обещали ничего хорошего в случае какихлибо его контактов с пленниками. Голос его дрожал.

– Владим Владимыч, у нас так много всего произошло. И если Вы были вовсе без информации, то я и не знаю, с чего начать. Вопервых, Медведев в Москве, он не полетел за Вами, а вылез из самолёта уже на взлёте и вернулся. Возможно, его вернул бог, потому что второй ТУ160 хотя и долетел до Венесуэлы, но разбился при заходе на посадку, шмякнулся прямо как в прошлом году Качиньский… Мы с Уго летали смотреть – ничего не осталось, один вторцветмет…

Потом, облако ядовитого газа удалось дезактивировать, причём помог неожиданно Обама, Америка всё сделала за полчаса, погасив его баллистическими ракетами со спецреагентом.

Ещё должен сказать, что Медведев очень переменился и ведёт совершенно неприемлемую политику по расшатыванию системы власти. Суркова, например, услал на Кавказ, а меня вот направил к Уго искать и спасать Вас…

По мере рассказа Сечина ВВП становился всё более сумрачным, его взгляд стал холодным и кинжальным. Махнув свободной рукой, он остановил Сечина.

– Значит, так! Как я понял, вы там занимаетесь хернёй и меряетесь приборами, вместо того, чтобы срочно вытащить меня из этой тропической клоаки. И на что я могу рассчитывать реально?..

Игорь Иванович приблизился, насколько позволяли обстоятельства, к ВВП и сказал очень тихо, так, чтобы Педро не расслышал:

– Меня Дмитрий Анатольевич как раз и послал с заданием без Вас не возвращаться!.. Сегоднязавтра к Венесуэле подойдёт АПЛ со спецназом на борту, и мы будем готовы по Вашей отмашке начать операцию по Вашему освобождению…

– А чего требуют эти бравые чегеваровцы? Может, дать им откупного и не терять дорогого времени?.. – Спросил ВВП.

– Вот к этому я и хочу перейти, Владим Владимыч!.. Мне показалось, что герильерос это психи, обкуренные и обколотые. Команданте Рауль, так он назвался, требует, чтобы мы произвели залп крылатыми ракетами с ядерными боеголовками по Ньюйорку и Вашингтону, чтобы освободить планету от глобалистской заразы, как он сказал… Он почемуто знает, что к их берегам приближается наша АПЛ…

ВВП рассеянно слушал, думая о чёмто своём, явно более глобальном.

– Эту ахинею он и мне предлагал… Что с них взять? Вчера только с пальмы… Но на положительный результат както надо выходить… Я надеялся, что доложат таки местному президенту Хуану Мануэлю. Но у наркобаронов в Колумбии всё схвачено, и надежды на помощь из Боготы нет совершенно…

Однако до прибытия “Северодвинска” надо както продержаться и не спровоцировать их на эксцессы… Возможно, надо отказаться на деньдва от переговоров…

Скрипнула дверь, и появился посыльный с внешнего мира. Чтото спокойно сказал переводчику. Педро объяснил нашим:

– Команданте Рауль приказывает выйти из дома и ждать его прихода.

Выслушав приказ, ВВП кивнул Сечину и потянул ойкнувшего Сердюкова за тросик наручников. На траве, неподалёку от домика, конвой приказал остановиться. Педро тоже остановился, переминаясь с ноги на ногу. Вскоре из штабной хижины вышел Горилла в сопровождении охраны.

Подошёл к пленникам, усмехаясь. Сказал несколько определённо весёлых фраз, потому что широко улыбался. Педро старательно перевёл, глядя на ВВП.

– Команданте спрашивает, соглашаешься ли ты на его предложение отбомбиться по НьюЙорку и Вашингтону серией крылатых ракет с ядерными зарядами для уничтожения Обамы и его гнидника глобализма?.. Если да, то твоё освобождение он гарантирует через десять минут после получения подтверждения успеха акции от мировых информационных агентств… Согласен?

ВВП и Сечин переглянулись. Однако, надо отвечать. И Путин выбрал силовой вариант:

– Галиматью несёт ваш комендант… После того, что случилось в России, миру только и не хватает развлекательной ядерной войнушки… Я в таком плане с ним разговаривать не желаю. Какнибудь, решим проблему нашего преступного задержания своими, дедовскими методами…

Педро старательно перевёл слова Путина своему начальнику. Тот невозмутимо выслушал и вдруг сильным зелёным плевком плюнул в лицо ВВП. Но не рассчитал силы выдоха, и зелёная гадость попала всего лишь на героическое лицо Че Гевары, строго взиравшее с футболки ВВП на нетривиальный диалог представителей столь разных культур, обпаскудив революционеру правый глаз.

– Ну, сука, я тебе запомню эти штучки!.. – Огрызнулся ВВП, запоздало отворачиваясь от невоспитанного аборигена.

Местный товарищ, впрочем, отстать не отстал, а продолжал рассматривать пленных как некие экзотические экспонаты передвижного зоопарка. Вообще, латиноамериканцы люди хотя и темпераментные, но очень толерантные и спокойные. Чтобы вывести их из равновесия, нужно очень много усилий… Они просто так, как наши, по поводу и без повода не взрываются, не бьются в припадке буйного психоза… Через минуту Педро перевёл заключительную реплику Гориллы:

– Жарко… Поедем на Магдалену купаться…

Переводчик горестно развёл руками, как бы говоря, что против лома нет приёма, надо ехать.

В первый из трёх тотчас подъехавших джипов погрузили ВВП, Сердюкова, Сечина, Педро и двух автоматчиков. Один из охранников уселся за руль. В другую машину затолкали приведённых из дальнего домика лётчиков ТУ160. С ними, естественно, тоже села охрана и ещё фотограф с видеокамерой. В третьем джипе поехал Хозяин джунглей с помощниками и телохранителями. Машина Гориллы возглавила странный кортеж.

Через полчаса колонна достигла берега Магдалены. Едва заметная лесная дорога шла вдоль берега. В прогалинах между кустов и деревьев то и дело мелькала водная гладь. Наконец, достигли цели поездки. На берегу то ли старицы, то ли узкого бокового русла открылась поляна с несколькими одноэтажными постройками незатейливой местной архитектуры. Над самым солидным домом взмывали ввысь мощные антенны.

Часть водной поверхности с полоской берега была огорожена крепкими стальными сетками на железобетонных сваях. Получилось три квадрата примерно по сорок на сорок метров. В центр каждого квадрата вёл неширокий, метра два шириной, деревянный помост. Приехали на любимое детище команданте Рауля – ферму по разведению чёрных кайманов.

– Надеюсь, здесь, на природе, наш разговор сложится более результативно!.. – Перевёл Педро первую реплику гостепримного команданте.

ВВП посмотрел на стоящего в отдалении Сечина, как бы спрашивая совета, что делать. Игорь Иванович, а их разделяло дватри метра, понял вопрос и горестно покачал головой. Мол, переделка не из лёгких…

Путин взглянул прямо перед собой и вверх. В бездонной голубой жаре колумбийского неба солнце катилось уверенно и неотвратимо. Часы послеполуденной сиесты священны, и заниматься делами в такое время могут только очень целеустремлённые люди. А команданте Рауль относил себя именно к такой когорте, когорте настоящих революционеров.

– Ещё раз спрашиваю, штатовская подстилка, ты согласен на мои условия?.. – Спросил Горилла, покуривая ароматную сигару.

ВВП знает подобные ситуации наизусть. Сейчас любое его, даже малозначащее слово потянет за собой другоетретье… А ведь главное оружие слабого против сильного – молчать и тянуть время. Ждать, кто кого переиграет психологически. А уж в этом отношении Путину нет равных в подлунном мире!.. И ВВП гордо отвернулся, не желая отвечать.

Однако Горилла не стал уговаривать ВВП. Он подозвал своих мордоворотов и чтото им приказал. Те, гогоча, подбежали к русским лётчикам и потащили их по помосту среднего огороженного сеткой квадрата в центр его водной акватории, где плескалось с десяток кайманов. Несколько крупных, в тричетыре метра, чудовищ, гревшихся на берегу, бросились в воду, торопясь к концу помоста. Возмущённый мат авиаторов всполошил карликовых мартышек, гроздьями свисавших с дерев и зачарованных непонятным действом.

Команданте махнул рубящим жестом руки оглянувшимся на него боевикам, и те столкнули лётчиков с помоста в тёплые воды огорожённой акватории. Дикие крики русских вознёслись в небо. Вода закипела на время пира кайманов и окрасилась в кумачовобурый цвет.

– Ну, а теперь что скажешь, русский начальник, согласен отбомбиться по Штатам?.. – Как ни в чём не бывало, улыбаясь, спросил команданте Рауль.

ВВП, хотя виду старался и не подавать, был ошарашен обыденностью происшедшей на его глазах дикарской расправы. Наркобандиты ФАРК, несомненно, настоящие революционеры, они не останавливаются перед лицемерными запретами буржуазной, эксплуататорской морали… Что есть неопровержимый аргумент!.. С такими придётся договариваться… И Путин подал голос:

– Я не могу дать команду на атомную бомбардировку Штатов, потому что я здесь без ядерного чемоданчика, а мои распоряжения, поданные по другим видам связи, никто не исполнит. Тем более, президент России на месте и знает, что я в плену. И он ни за что не подтвердит мою команду. Им в Москве легче пожертвовать мною, чем начать всемирную атомную войну…

Команданте Рауль перекатил сигару из одного уголка рта в другой и невозмутимо продолжил решать поставленную перед собой задачу.

– Наверное, так. Ты им уже не нужен. Но, к счастью, есть другой вариант. Мы тут, прости, покопались в твоём кейсе и обнаружили много интересных бумаг. Ты, оказывается, не бедный человек. Да и все права на заграничные государственные заначки России тоже в этом кейсе. Так что если финансово поддержишь наше революционное дело, я в долгу не останусь…

– Исключено, – ответил Путин, – это деньги российского народа. И с моей стороны было бы нечестно отдать их бандиту…

Команданте Рауль засмеялся.

– Народные? Я так и думал. Не в казино же выигранные!..

Он обернулся, ища глазами своих подручных. Приказал принести кувшин с охлаждённой колой. Сам налил полный, тотчас запотевший стакан и поднёс Сердюкову. Тот обрадованно выпил его махом и вернул стакан Горилле, утёршись ладонью свободной руки. ВВП и сам бы не отказался от прохладного напитка, но ему не предложили.

Команданте окружили боевики, явно ожидая оживления спектакля. Горилла их не разочаровал. Он выплюнул огрызок сигары, резким движением выхватил из кобуры Беретту М9, оттянул затвор и привычным движением всадил пулю в лоб Сердюкова, где образовалась аккуратная страшная дырка. Анатолий Эдуардович, не успев испугаться и чтолибо сообразить, упал кулём в жёсткую пыльную траву двора, потянув за собой тросиком наручников Путина.

ВВП сумел удержать равновесие, опустившись у тела министра на колени. Ктото из бойцов ФАРК подбежал к ВВП и отпер наручники, освободив ему руку, и даже помог встать на ноги. Хозяин джунглей подал знак, и тело Сердюкова уволокли на край помоста, где и бросили в воду. Кайманы продолжили своё пиршество…

Драматическая сцена доконала Путина. Привычная выдержка изменила ему.

– Сколько и когда? – Спросил Гориллу исходящий потом от жары и безнадёжной ситуации ВВП.

– Сто миллиардов зелёных. И сейчас… – Довольно улыбался команданте Рауль.

– Это невозможно. Я не доберусь домой живым…

– Доберёшься. Такие, как ты, живучие и сообразительные… Пошли в штаб, там вся необходимая аппаратура связи и дистанционого банкинга… А ты, парламентёр, – сказал команданте Сечину, обомлевшему от всех ужасов, увиденных им на каймановой ферме, – лети сейчас к Уго и скажи, что этот ваш молчун будет возвращён в Каракас сразу, как поступят деньги и как только мы благополучно снимем их со счетов… Надеюсь, что уже до следующего воскресенья вы там у Чавеса и свидетесь…

Когда Путин сел за стол в штабе ФАРК и вынул из кейса необходимые документы, над домом пророкотал вертолёт, уносящий Сечина в Каракас…


Театр на Лубянке. Формула спасения | Кремляндия | Воскресенье, 22е. Москва. Раздумья Совета безопасности