home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Суббота, 14е. Москва, Кремль. После полудня

– Да… – Задумчиво сказал ДАМ, отвернувшись к окну. – Бомбардировщиков мы наклепаем, а вот людей – жалко!.. И каких людей! Теперь ясно, что надо было вообще отменить полёт ТУ160, который подготовили мне. Да и Бортниковым можно было не жертвовать. То, что повёз он, могли и пилоты отвезти. Теперь оголили ФээСБэ… Но эта вечная спешка ВэВэПэ!..

И куда девался второй самолёт?.. Хотя бы Уго позвонил. Небось, спит ещё…

Шойгу и Шувалов сидели молча, обдумывая ситуацию. Ожидали ценных указаний от Первого лица. ДАМ тоже молчал, собираясь с мыслями. Известие о катастрофе того ТУ160, в котором, как понимал Дмитрий Антонович, летел настоящий Медведев, решительно меняла расстановку фигур на шахматной доске российской власти в его пользу. Онто готовился через пару дней, когда вернётся законный хозяин Кремля, повиниться, возвращая бразды, и обратить всё в шутку, в нелепое извинительное стечение обстоятельств, которое принесло только пользу, поскольку, мол, не образовалось пагубного вакуума власти и распада государства.

Хотя у него пока и не было ясности, как действовать дальше, как удержать порядок и, главное, как справиться с последствиями Кизнерской трагедии, но с участием Шойгу и Шувалова он, как битый жизнью бизнесмен, надеялся хотя бы немного разрулить смертельное нагромождение роковых обстоятельств, продержаться несколько дней. А там, дескать, думал он, успокоятся и вернутся ДАМ и ВВП, законные правители, и уже по должности доделают эксклюзивную работу по стабилизации страны.

Но теперь, узнав о том, что один из лидеров страны, повидимому, сгорел при взрыве Блэкджэка, а второй пока тоже не подтвердил своего прибытия в пункт назначения, что ничего хорошего не означало, ДАМ понял, какая ответственность выпала на его долю. Он понял, что обратного хода долго не будет, и нужно, если ты русский человек и желаешь спасти своих близких и свою страну, впрягаться всерьёз на неопределённый, но явно немалый срок. Любой ценой попытаться ликвидировать смертельную опасность, нависшую над страной. Ибо они теперь, ДАМ, Шойгу и Шувалов, волею случая уполномоченные мужики, не кто иные как ликвидаторы!..

Каждый человек уже с самых малых лет умеет играть немало самых разных, порой прямо противоположных, социальных ролей. Конечно, это умение предельно поверхностное, но его бывает вполне достаточно для начала исполнения новой роли в реале. А уж если дебютант встречается с такими же начинающими…

Вспомним, во что мы играли в детстве? “В папу и маму”, “В пациента и доктора”, “В разбойников, партизан, спецназ”, “В Золушку и Принцессу”. Всё это – ролевые игры. А уж ныне, в компьютерный век, Интернет набит сложнейшими играми, создающими стольвысокую степень правдоподобия жестокой реальности, что волосы по ночам у игрунов шевелятся. И хотя в виртуале можно такого набраться, что и до конца жизни признаться будет стыдно, однако игровое познание множества социальных ролей – в реальной жизни ой как пригодится. Так что результат – великолепен, и обычно детсадовского, а затем и виртуального игрового обучения на первый случай хватает при встрече с похожей ролью в реальной жизни. Включился и – сыграл. Сплошь и рядом – успешно!

Потомуто и заканчиваются счастливо вроде бы заведомо безнадёжные встречи. Шла девушка, а рядом вдруг принц возник на давно нечёсанном белом коне или патлатый рокер на HarleyDavidson. Положил глаз на Золушку, увёз в тридесятое царство и сделал царицей. И всё у бесприданницы в жизни сладилось…

Дарья Алексеевна встала и вышла. Вернувшись через пару минут, пригласила мужчин на обед.

Правда, спокойного обеда не получилось. Всё равно разговор вёлся, как у приговорённых к повешению.

– Ну и чем же, в конце концов, всё кончится? – Вздохнув, допивая чай, спросил Шувалов.

– Всё кончится трефовым интересом, – печально усмехнулся Шойгу. – Надо быть готовыми к быстрой эвакуации Москвы… В любой момент ветер может переменитья…

– А вся Европейская Россия? Бросить людей в такой беде?.. – Нахмурился ДАМ. – Ладно. Прекращаем лирику, пошли искать решение!..

Вернувшись к штабному столу, ликвидаторы снова склонились над картойсхемой химической катастрофы. Шойгу отвернулся на полоборота и стал названивать по своему космическому аппарату… Правда, ГЛОНАСС, как обычно, глючил, и Минчресит перешёл на привычный GPS.

Дарья Алексеевна подняла трубку и комуто коротко ответила. Затем обратилась к Президенту:

– Дмитрий Анатольевич! Звонит Наталья Тимакова. Она на работе, сидит, смотрит в окно и ждёт Ваших указаний.

– Скажи ей, пусть подготовит телевизионщиков и приезжает со съемочной группой к 16.00 сюда к нам. Я должен коротко выступить по телевидению. Пора сказать правду…

На президента снизошло вдохновение. Он продолжал во всё более напористой манере:

– Игорь Иванович! О вашем назначении я объявлю через пару часов. Но время не ждёт. Приступайте прямо сейчас. Что считаю первоочерёдным. Восстановить охрану Кремля, порядок на улицах, обеспечить охрану посольств… Так что езжайте и начните с Белого дома.

Шувалов встал, вытянувшись почти по стойке смирно. Сказалась многолетняя вышколенность аппаратчика. Сказал смиренно:

– Слушаюсь. Разрешите идти?..

– Идите! С богом! – Напутствовал его определённо не богобоязненный президент.

Шувалов вышел быстрым шагом, что, как он считал, должно было говорить о его государственной дисциплине, понимании долга в тяжкую для Родины годину…

Дарья Алексеевна вызвала какуюто рыжую девушку из офисного планктона референтуры и поручила ей сходить в пищеблок, взять какиенибудь судки с обедом и сходить к Спасской башне покормить Фёдора Фартовых, с утра беззаветно и бессменно охранявшему главный в сложившейся ситуации пост в стране.

Вернувшись, она опять включилась в обзванивание главных управляющих структур и собирание информации о том, кто ещё, изза притупленного чувства опасности, не успел убежать или у кого крыша поехала, и он по привычке приехал на службу.

Президент о чёмто тихо говорил с Шойгу, периодически понимающе кивая Минчреситу.

Резкий зуммер “главного” телефона нарушил короткую передышку в кабинете.

Дарья Алексеевна взяла трубку и тотчас перешла на fluent English.

– Yes, мистер президент. Доброе утро! Да, он рядом и берёт трубку. Я буду на линии для перевода сложных языковых конструкций. Come on!..

ДАМ понял, что звонит Обама, и тотчас включился в разговор на своём примитивном инглише.

– Хэлло, друг Барри! Как дела?.. У меня? У нас всё попрежнему. Вернее, облако ползёт на северовосток… Люди гибнут, кто не убежал… Just a moment!.. – ДАМ попростецки прикрыл трубку ладонью и обратился к Вроде Дарье. – Дарья Алексеевна, расскажи ему подробнее, что под угрозой несколько крупных городов, ну всё то, что нам утром докладывал Сергей Кужугетович, и что завтра по прогнозу погода переменится на сильные ветра…

– Да, мистер президент, я на линии. – Подключилась к разговору Дарья Алексеевна. – Ситуация крайне угрожающая. Завтра ветер разгонит облако по всей Европейской России и уже ничего предпринять будет невозможно…

Обама замолчал. Было слышно его тяжёлое, взволнованное дыхание. Там, на другом конце земного шара, ему ктото чтото пояснял и докладывал. Но вот Барак Обама снова заговорил.

– Димми, не плачь. Я попытаюсь тебе помочь. Америка понимает, что это общая угроза, и что у вас сейчас нет технических возможностей справиться с катастрофой в одиночку. Мы в состоянии помочь. У нас есть реагент для нейтрализации VXгаза. Мы в своё время эту тему основательно освоили. На подобное облако достаточно десяток ракет с головными частями, снаряжёнными таким реагентом и оснащёнными необходимыми устройствами для его взрывного разбрызгивания. Ты меня слышишь? Согласны ли вы на обстрел облака нашими средствами? Подумайте и подтвердите согласие. Времени на раздумья мало.

– Как скоро, Барри, вы можете произвести дегазацию? Завтра к полудню по Москве, то есть к 5 утра поВашему, получится?.. – спросила Дарья Алексеевна после молниеносного обмена мнениями с ДАМом.

– Вы шутите, ребята! У нас сейчас семь утра, и уже два часа, как соответствующий ракетный дивизион готов произвести залп. Димми, я практически не спал, потому что надо было решать множество нетипичных вопросов и отдать массу уникальных команд и распоряжений. Сейчас, в случае вашего согласия, через десять минут ракеты возьмут курс на Пермь. Через 27 минут они достигнут цели и сделают свою работу…

– Я потрясён, Барри, я не нахожу слов, – ответил президент России, – дай мне четверть часа и созвонимся снова…

На часах, висевших на противоположной стене, оказалось ровно 14 часов 15 минут.

– Ты слышал, Сергей Кужугетович? – Обратился к Шойгу президент. – Барак предлагает дезактивировать облако. Нам надо быстро определиться и разрешить акцию или отказаться… Ты как считаешь, мы сами в состоянии без их помощи каклибо уничтожить облако?..

Шойгу опустил голову, снял очки, которые почти постоянно носил последние месяцы при работе с бумагами, на заседаниях и совещаниях. Помолчал. Почесал переносицу.

– Мы даже не подступались к разработке химикатов для нейтрализации VXгаза. Зачем? Мы же не собирались уничтожать снаряжённые им боеприпасы. А после распада Союза на это уже ни охоты, ни денег не было…Ну, а потом, когда Россия ввязалась в эпопею уничтожения химоружия, всякий смысл разработки такого реагента испарился…

– Значит, мы обречены. Европейская часть страны, где сосредоточено 95 процентов народа и потенциала, будет потеряна. Да и вся Европа разбежится, как только пройдут первые дожди с этой пакостью… Поэтому… Поэтому я принимаю решение! И даю согласие.

Сергей Кужугетович, позвони, куда надо, и обеспечь открытое небо для пролёта американских ракет! Дарья Алексеевна, вызывай Обаму на разговор!

Шойгу сразу же стал кудато звонить через свой ГЛОНАССGPS и снимать с боевого дежурства какието части ПВО на Дальнем Востоке. Там, правда, давно уже никто не дежурил, а вторые сутки, как перед концом света, пили водку, закусывая икрой и крабами из раскуроченного соседнего гражданского магазина. Но чисто формально попросили назвать пароли и ещё раз всё подробно растолковать. Несмотря на упорядочение Россией часовых поясов, у них уже вступила в свои права ночь и ещё больше расслабила тамошних охранителей отечества. Какойто шутник отмочил, не боясь гнева Москвы:

– Да пусть летят, кто хочет! Никого сбивать не будем до понедельника, пока не опохмелимся, честное офицерское!..

Пока Шойгу разбирался с Дальним Востоком, Дарья Алексеевна наладила связь с Вашингтоном.

– Дмитрий Анатольевич, президент Барак Обама слушает!

ДАМ подключился к разговору.

– Да, от имени Российской Федерации подтверждаю согласие на дезактивацию американскими межконтинентальными баллистическими ракетами выброса газа VX в Поволжье, для чего нами уже задействован коридор безопасности с восточного направления до нуля часов GMT (по Гринвичу).

Обама поинтересовался, какова ширина коридора. Медведев наклонился к сидевшему рядом Шойгу, и тот чтото быстро шепнул ДАМу.

– Какова ширина? Мы открыли наш Дальний Восток и Сибирь полностью во избежание случайностей. Барри, май диэр фрэнд, не тяни резину, командуй старт. Дарья Алексеевна, уточни ему мои слова…

Разговор длился ещё несколько минут. Обама сообщил, что Китай не вмешается. Сказал, что председателя Ху он уже предупредил, и тот вроде обещал сохранять спокойствие… Было бы очень смешно, если бы Поднебесная восприняла приближение американских ракет к Камчатке, а затем их дефиле по Восточной и Западной Сибири как угрозу своей безопасности. Итак, старт!

Часы на стене показывали ровно 14 часов 30 минут. За окном еле слышно затенькали куранты Спасской башни.

– Бараку потребуется минут восемь – десять отдать необходимые команды. Затем ещё 27–30 минут на всё про всё!.. То есть, не более 40 минут, – тихо, почти шёпотом, произнёс ДАМ. – Дарья Алексеевна, принесика чайку, да покрепче!..

Вроде Дарья кивнула и молча удалилась. Забился в басистом нетерпении “президентский” телефон, тот, что в добрые старые времена называли “вертушкой”. ДАМ снял трубку.

Звонил Шувалов. Начал докладывать ситуацию в Правительстве. Практически весь аппарат на работе, отсутствуют лишь несколько первых лиц, начиная с Зубкова и далее по алфавиту… Но работа практически полностью восстановлена… Москва, как доложил Нургалиев, немного угомонилась. Но люди продолжают покидать столицу всеми видами транспорта и даже пешком. Конечно, движутся на запад и югозапад… Но хорошо, что метро и электрички продолжают работать…

– А как ситуация в регионах, особенно в Поволжье?.. – Перебил Шувалова ДАМ.

– Минниханова я пока не нашёл. По некоторым признакам, если не брешут, он в Люксембурге. Хотя на него это и не похоже. Казань и Набережные Челны разбежались к сегодняшнему утру полностью.

Уфа опустела вчера вечером… Что касается Хамитова, то его лично я тоже ещё не выловил, но вроде он улетел на Кипр. Оба – люди ответственные, и я уверен, что они найдутся, когда уляжется первый переполох…

Судьбу Уфы разделили Ижевск, ЙошкарОла, Чебоксары, Саранск, Самара, Саратов, Ульяновск. Эти крупные города Поволжья подверглись невиданному мародёрству… А все населённые пункты, над которыми проплыло облако, обречены.

– Какие проблемы наиболее значимы, Игорь Иванович?.. – Продолжал настырно спрашивать президент.

– Мне кажется, что самое больное для страны сейчас, кроме Кизнера, остановка Транссиба. Изза того, что станция Кизнер брошена персоналом и перестала функционировать, проходящие в сторону Казани сибирские поезда после Агрыза боятся входить в заражённую зону. Образовался затор на тысячи километров, то есть паралич главной дороги налицо… Якунин пытался сохранить пассажирское и грузовое движение основным, северным ходом через Пермь, Киров, Ярославль, но с заражением Кирова и угрозой Перми, население которой разбежалось, этот путь тоже оказался заблокированным.

Ну, и ещё вот что. Не хочется быть неправильно понятым, но, кажется, Аппарат Президента как бы не подаёт признаков жизни… Извините за вмешательство не в своё дело…

– Нетнет! Совершенно справедливое наблюдение. Но пока до них руки не доходят… Хочу тебе, Игорь Иванович, сообщить важную новость. Я договорился с Обамой, у них есть возможность дезактивировать кизнерское облако. Я дал согласие. Их баллистические уже стартовали. Через полчаса должны распылить над облаком специальный реагент… Пока всё!..

ДАМ погрузился в комп, пробегая в Интернете основные новостные ленты. Затем взглянул на Шойгу и спросил:

– Твои люди както мониторят облако или все отбежали за Волгу?..

– Ну что Вы, как можно? Мои орлы – люди военные, за жизнь не держатся, они служат отлично. Три вертолёта фланируют вдоль облака на безопасном расстоянии и снимают как само облако в динамике, так и населённые пункты, которые приоткрываются после проплывания облака, то есть, всю Зону поражения… Кроме того, я попросил Гисметео поднять пару Ан24, приспособленных к аэрофотосъемке, чтобы летать вдоль облака и фиксировать все его подвижки… Гарантирую, что Зона под нашим полным контролем!..

– Ну, хорошо, Сергей Кужугетович, но как мы узнаем о результате дезактивации? Уж не от ГЛОНАСС ли?

– Так ведь те же вертолёты зафиксируют все изменения облака и тотчас передадут мне… А ГЛОНАСС, извините, пока не помощник, выжить бы ему против GPS…

ДАМ посмотрел в правый нижний угол экрана своего монитора на часы. 15 часов 00 минут. За окном торжественно забухали куранты Спасской. С минуты на минуту Шойгу получит сообщение от своей службы мониторинга облака.

Голова уже отказывается соображать. Напряжение нервов доведено до нравственного и физиологического предела. Получится ли у американцев?..

Надо отвлечься. Подумать о чёмнибудь высоком, благородном… Но думается о сиюминутном, бренном, мерзком. Кстати, а действительно, где Аппарат президента, руководитель, замы? Почему не на работе?.. И где они сидят? В Кремле? Или на Старой?..

И кто там по штату в этот самый Аппарат входит? Кажется, слышал о Нарышкине и Суркове. Правда, ни имён, ни отчеств. Так дело не пойдёт. Ведь всё знает Гугл. Туда и надо зайти.

Великое дело – Паутина! Вот они все, голубчики. И Нарышкин Сергей Евгеньевич – он, оказывается, Руководитель Администрации, и Сурков Владислав Юрьевич, как Первый Зам!

Ну, а там дальше помощники Руководителя замелькали знакомые по зомбоящику – Дворкович Аркадий Владимирович, Приходько Сергей Эдуардович. Остальные, как говорится, первый раз слышу!

Да, разве что упоминаемая с утра Шуваловым и Дарьей Алексеевной – Тимакова! Вот и хорошо, надо запомнить её имяотчество – Тимакова Наталья Александровна, пресссекретарь Президента. Не забыть бы ещё и Ентальцеву Марину Валентиновну – руководителя протокола Президента… По логике, с этими дамами президент по целым дням чаи гоняет и, не подумайте плохого, конкретикой занимается…

– Дмитрий Анатольевич! – Вывел ДАМа из лабиринтов Паутины Сергей Шойгу, держа двумя руками, как драгоценный сосуд, свой неплохой спутниковый телефон Thuraya XT. – Мои докладывают, что двенадцать неизвестных ракет, предположительно Томагавков, взорвались на высоте примерно 1–2 километра над облаком и выбросили нечто на парашютах. Снижаясь к облаку, некие устройства выстреливали вокруг себя миникрылатые ракеты, из которых при полёте радиально рассеивалось неизвестное вещество. Буквально за полторыдве минуты облако оказалось накрыто новым облаком сиреневого цвета. А ещё через пару минут оба облака соединились и, стремительно сокращаясь, проливаются на землю сиреневым дождём. Наши службы попытаются взять пробы дождя на границе зоны заражения…

– Продолжайте мониторинг! Будем надеяться на успех!.. Готовьте санитарные поезда в Кизнер, Пермь, Уфу, куда там ещё… Каждые два часа буду заслушивать справку о ситуации в стране…

Дарья Алексеевна ответила комуто по телефону и поднялась, собираясь выйти. Заметив, что ДАМ посмотрел на неё вопросительно, сказала, улыбаясь:

– Наконецто Ваши феи объявились на работе… Только что доложились. Зайти боятся. Звать?..

– У меня феи? С каких пор? В штатном расписании новые должности?

– Я пошутила. Тогда докладываю по форме. Ваш Пресссекретарь Тимакова Наталья Александровна и Руководитель протокола Президента Ентальцева Марина Валентиновна в данный момент приступили к исполнению должностных обязанностей в своих кабинетах в 14м корпусе. Пока не звать? Или всё же позвать?..

Президент на миг задумался, вызвав на экран монитора сохранённое окно Гугла с составом Аппарата Президента РФ. Пробежав краем глаза списки сотрудников Аппарата, спокойно попросил Вроде Дарью:

– Хорошо. С минуты на минуту ведь должны объявится телевизионщики. Зови вначале Наталью Александровну!

Президент улыбнулся самому себе. Ведь если бы Дарья Алексеевна позвала обеих дам одновременно, было бы проблемой разобраться, кто есть ху… Поэтому надо привыкать к ним поодиночке…

Дарья Алексеевна выпорхнула в сторону референтуры и вот уже возвращается с миловидной бровастой молодой женщиной, слегка за тридцать, должной быть по пьесе Натальей Александровной.

Новенькая покаянно улыбнулась и начала оправдываться:

– Дмитрий Анатольевич, извините, так получилось. Эта всеобщая паника ужасное дело. Мои кровные тоже поддались, и пока я их не рассовала в безопасные места, не могла выехать на работу… Я больше не буду!..

ДАМ отвёл глаза, побоявшись прямого обмена взглядами, и сказал примирительно:

– Ну, не будем сегодня о грустном. Сумели приехать – это уже прекрасно! Столько дел, а не все на рабочих местах… Вот попросил бы выяснить, как с моим поручением о выступлении по основным каналам?..

– Первый канал уже за дверью. – Сказала Наталья Александровна. – Я с ними договорилась, что они поделятся дублями записи с “Вестями” и с другими центральными каналами… Вот текст Вашего выступления…

Президент взял листок с текстом, не читая, сложил вчетверо и положил в левый внутренний карман пиджака.

– Где будете говорить? Здесь или в студии?..

Итак, очередная ситуационная задача. ДАМ понял, что гдето здесь неподалёку должна быть небольшая студия, там все технические прибамбасы, выставлен свет, короче, заходи и общайся хоть со всем миром.

Но придти туда и проколоться на какойнибудь мелочи – недопустимо. Тогда так.

– Наталья Александровна, не будем сегодня демонстрировать всему миру самодеятельный кремлёвский театр. Всё такое потом, если сумеем выкрутиться. Невиданное несчастье обрушилось на Россию, а мы тут будем упражняться в красноречии… Давайте прямо на рабочем месте. Вот мы с Сергеем Кужугетовичем работаем с картойсхемой зоны заражения. Так и снимайте! Я скажу народу пару слов по сути дела…

– Отлично! – Восхитилась по должности Тимакова. – Я только позову ребят!..

Она вышла и тотчас вернулась с тремя пёстро одетыми то ли операторами, то ли какими другими, но, в общем, телевизионщиками, увешанными аппаратурой и тащившими всякие светильники, телекамеры и прочие свои громоздкие дела… Они поздоровались с присутствующими и привычно бросились к знакомым розеткам и разъёмам подсоединять аппаратуру и делать свет…

– Мы готовы! – Возникла вскоре Тимакова, устремив на Президента наполненный пионерским послушанием взгляд.

– Я тоже, – ответил ДАМ, улыбнувшись. Перед ним поставили микрофон и попросили одеть микронаушники для того, чтобы слышать возможные подсказки Тимаковой. Но не успел Президент поставить поудобнее микрофон, как к нему быстро подошла Дарья Алексеевна.

– Дмитрий Анатольевич! Так нельзя! Минуточку!.. – Она приблизилась к ДАМу так, что он ощутил тепло её ещё вполне спортивного тела в тёмнокрасной блузке. – Галстук скособочился. Что люди скажут?..

Она старательно, разве что не высовывая подетски язык, поправила и подтянула узел галстука и застегнула пиджак на среднюю пуговицу.

– Теперь можете выступать!..

– Спасибо!.. – ответил изумлённый её заботой ДАМ.

В наушниках появился фон, и Тимакова сказала чётким тоном учительницы во время диктанта: – Говорите! Мы на записи!.. Смотрите на меня, не отвлекайтесь!.. Достаньте текст из левого кармана пиджака!..

Президент вынул бумажку, положил её перед собой, отодвинув карту. Но говорить начал, не глядя в сочинение пресссекретаря.

– Дорогие соотечественники, граждане Российской Федерации! Вы уже знаете из разных источников, что вчера утром в Поволжье произошёл крупный террористический акт. Был взорван один из складов химического оружия в Кизнере, это в Удмуртии, неподалёку от Казани, Ижевска и Уфы.

Образовалось огромное облако крайне ядовитого газа, которое медленно движется на северовосток, приближаясь к Кирову, Перми, есть угроза Екатеринбургу, Челябинску, а если изменится метеообстановка, то может достаться и Москве.

К сожалению, паники не удалось избежать, и многие органы местной, да что скрывать, и центральной власти оказались не на высоте положения.

Однако такие государственно мыслящие люди, как министры Шойгу, Нургалиев, ряд других сохранили эффективную работу своих министерств и обеспечивают как общий порядок в столице и крупных городах, так и организацию помощи жителям регионов, попавших под смертоносное воздействие ядовитого взрыва и облака, образовавшегося в результате этого взрыва.

Прошу всех, сохранивших хладнокровие и выдержку, оказывать поддержку органам власти в помощи пострадавшим и поддержании общественного порядка.

В эти драматические минуты Россия получила неоценимую помощь от Соединённых Штатов Америки. Президент Обама по согласованию со мной направил на облако специально оснащённые ракеты, которые около получаса тому назад достигли цели и дезактивировали смертоносное облако. За что выражаю президенту Соединённых Штатов Америки Бараку Хусейну Обаме и в его лице народу Соединённых Штатов Америки сердечную благодарность. Уверен, что этот беспримерный шаг останется в истории американороссийских отношений на века.

Призываю всех граждан России не поддаваться панике, по возможности оставаться на рабочих местах, добросовестно выполняя свою работу, заботиться о детях и стариках. Вместе мы одолеем беду.

И последнее. Исходя из необходимости укрепления в этот крайне драматический период России эффективности работы Правительства и с учётом временного отсутствия Председателя Правительства в связи с зарубежной поездкой, я подписал Указ о назначении Шувалова Игоря Ивановича исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации. Прошу его не только любить и жаловать, но и беспрекословно поддерживать в реальной работе. Спасибо!..

Президент устало улыбнулся. Снял наушники. Взял со стола подсказку Тимаковой, сложил, как было, вчетверо и протянул подошедшей Наталье Александровне.

– Ну, Вы сегодня так великолепно выступили! – Сказала она, принимая листок. – Я – восхищена! Править совершенно нечего. Прекрасная дикция. Предельно ясное изложение. Разрешаете отвезти материал в студию и передать как прямой эфир? Отлично! Я отвезу сама и прослежу во время передачи!..

Телевизионщики проворно убрали аппаратуру, и в кабинете стало тихо и уютно. Дарья Алексеевна принесла поднос с чайником, чайничком и чашками. Потом ещё один с бутербродами и фруктами.

– Мужчины, наливайте сами! Я пока сделаю пару звонков, а то за государственными проблемами некогда и с семьёй пообщаться… Как они там, миленькие?!

Но ланча не получилось. Дарья Алексеевна расстроенно отвечала комуто:

– Конечно, на месте и, конечно, будет говорить, но где я возьму испаноязычного толмача? Что он, у меня в холодильнике прячется? Пусть сеньор Уго напряжёт свой инглиш, а уж мы тут какнибудь его поймём… Да, я владею пятью языками, Вас не обманули. Но в их числе, к сожалению, нет испанского… Конечно, я вас пойму, но поддержать разговор будет трудновато…

Дмитрий Анатольевич! Уго Чавес лично хочет Вам сказать нечто очень важное!..

– Давай, пусть говорит, я готов!.. Команданте Уго, хау ду ю ду? Как я оказался в Москве? Долго говорить, какнибудь при встрече. Что с нашими самолётами?..

Президент Чавес помолчал, видимо, собираясь с мыслями, а затем взволнованно рассказал о катастрофе одного ТУ160 и об исчезновении другого. Поведал, что лично вылетал на место гибели Блэкджека на вертолёте, вот только что вернулся. Там смотреть нечего. Всё, что могло сгореть, сгорело. Закончилось взрывом. Даже трупы экипажа практически собрать не удалось… И по второму самолёту. На ЛаКарлоту он не прибыл, но над Венесуэлой был запеленгован. Однако с экранов вскоре исчез. Направление? Вероятно, дотянул до Колумбии. Ну, ты же знаешь, компаньеро Дмитрий, какие у меня отношения с этими наркобаронами? Сейчас подключаю разведку, через наших людей в Боготе попробую уточнить ситуацию… У вас, говорят, жуткие дела?! Что, Барак помог?.. Удивительно! Надо же! Я от империалиста такого не ожидал!.. Ну, хорошо. Знаю, что вам сейчас не до нас. Завтра свяжемся. Успеха!..

– Вот так!.. – Сказала Дарья Алексеевна, собирая посуду на поднос. – Чай уже остыл. Давайте я схожу приготовлю снова…

– Только бутерброды оставьте, – скромно попросил Сергей Кужугетович.

– Да, пожалуй, что и я уже основательно проголодался, – признался и ДАМ. – Можно и перекусить.

– Ну, что вы перепугались, господа. Я забираю всё со стола, чтобы поправить и пополнить. Потерпите минуточку! Я мигом!..

Воскресенье, 15е. Божий день. Москва

Утренний завтрак в Кремле прошёл на скорую руку. Да, собственно, и сон был не сон, а так, одно верченье с боку на бок. На Кремлёвском дворе чтото всю ночь шуршало. Как бы какието голоса чтото комуто пытались втолковать… ДАМ рассказал свой дурацкий сон Шойге, но тот только рассмеялся.

– Это был не сон, Дмитрий Анатольевич, а восстановление власти. Президентский полк вернулся и занял свои исторические позиции. Я лично прошу Вас наградить того верного Фёдора, что Спасскую башню двое суток охранял, приличным орденом…

– Надо же! Чудеса да и только! Конечно, наградим, что за вопрос?.. Чегочего, а орденов в нашей стране в достатке…

Дарья Алексеевна посмотрела на ДАМа взглядом, предлагающим сообщить нечто важное.

– Ну, что там у вас? – Спросил президент.

– Звонил Нарышкин, он у себя в 14м корпусе, просит Ваших указаний, чем в первую очередь заняться…

– Класс! Чем заняться… Пусть идёт сюда и посидит полдня, послушает что к чему, может, и сам догадается… С минуты на минуту подъедут Шувалов и Нургалиев.

Президент посмотрел на Шойгу, который заулыбался, как колобок перед лисой. ДАМ не поддержал бессловесный призыв Сергея Кужугетовича посмеяться, а отвёл глаза кудато в левый нижний угол кабинета. Он пытался вспомнить, как Нарышкина по имениотчеству зватьвеличать. То, что Нарышкин не абы кто, а Руководитель Администрации Президента России, ДАМ узнал ещё вчера, когда знакомился с Тимаковой и Ентальцевой. Но в спешке не записал имени. Поэтому быстро повернулся к компу и набрал спасительный Гугл. Оказалось, что Нарышкин – Сергей Евгеньевич. Как Руководитель Администрации Президента России, он к нему, президенту, повседневно вхожий человек, с которым вполне допустимо на “ты”. Правда, на всякий случай надо общаться официально и, по возможности, немногословно. Даже если между президентом и руководителем его администрации и были в прошлом полутоварищеские отношения, то переход к строгости будет вполне объяснён драматизмом момента.

Первый канал уже который раз прогонял вчерашнее выступление Президента. ДАМ критически посматривал на экран, с удовлетворением отмечая, что сходство абсолютное. Главное, естественность. Не переиграть, не переусердствовать. Природа сотворила абсолютное сходство, даже в тембре голоса, в обычных движениях, улыбке.

Где можно проколоться, так это в информированности. Поэтому не впадать в глубокие рассуждения, не настораживать другим видением российской действительности. Лучшая тактика – вовремя промолчать и вовремя уйти от действия, в котором не уверен абсолютно.

В кармане завибрировал свой сотовый. ДАМ откинул крышку и с наслаждением стал слушать жалобы любимой жёнушки. Отошёл к окну, подальше от Дарьи Алексеевны и Шойгу, запихивавшего бумаги и карты в свой серебристый кейс. Сергей Кужугетович собирался слетать в Поволжье, о чём они договорились ещё с вечера.

– Не волнуйся, золотко, – прошептал ДАМ, – я не могу тебе пока звонить, потому что дней десять буду очень серьёзно занят. Нет, не забивай голову! Мариночка, я же не в том возрасте, чтобы тебе изменять… Потом расскажу, и ты меня расцелуешь… Говоришь, народ в Москву засобирался? Пожалуй!.. Вроде основная опасность миновала, облако дезактивировано и пролито дождём, но жить в Среднем Поволжье ещё не один год будет нельзя… Да, понимаю!.. С вашим решением открыть магазины “Роялиста” не согласен. Сообщи Кириллу, что не раньше, чем через пару недель. В Москве очень неспокойно и какая на фиг сейчас торговля. Сидите в Чехове и не рыпайтесь. Я скажу, когда. Да! Только когда я дам отбой. Поняла?.. Деткам привет! Да обоим. И Таньке, и Данилке. Пока! Целую!..

ДАМ спрятал телефон в карман и задумался. Если кремлёвские службы возвращаются к исполнению своих обязанностей, то звонить со своего сотового нельзя, так как наверняка и все прослушки приступили к мониторингу, и выход “неучтённого” сотового из недр Кремля точно не пропустят. Отсюда следует, что нужно сменить телефон. Тем более, что в нём уже кончается зарядка, а как здесь зарядить – пока загадка…

– Дарья Алексеевна! – Президент ласково посмотрел на свою мать Терезу. – Помоги! Мне нужен сегодня приличный сотовый. Народ будет подъезжать, совещаниязаседания, то да сё. Выбери на свой вкус.

– Да ради бога, этого же добра у нас – хоть по голубям кидай!.. А Вы вроде не знаете, где лежат… – Она подошла к одному из шкафов, выдвинула ящик и движением ладони пригласила ДАМа подойти.

Действительно, там красовались десятка два отличных телефонов и смартфонов.

– Ладно, не пыхти. Давай вот этот, в спокойных тонах. Не сильно старомодный?..

– Ну Вы скажете! Samsung S7220 Ultra b – это же последний писк!.. Симку перенесёте или новую поставить?..

– Будь так добра! Симку новую. Проверь зарядку аккумулятора и вбей основные мои контакты и нынешние телефоны семьи в Лондоне…

Новый телефон, куда Дарья Алексеевна вставила готовую симку Мегафона с досье ДАМа и старательно забила все необходимые номера, через час нетерпеливо завибрировал и запищал в кармане президента.

– Папа, привет! Сто лет тебя не видел. Как вы там, в Раше? Отбили облако?..

Президент понял, что надо очень быстро и, главное, правдоподобно ответить Лондону. И он непринуждённо, довольно громко, чтобы слышала Дарья Алексеевна, ответил Илюшке Медведеву:

– Привет! Ну, слава богу, сынок, объявился!.. Докладывай, а то у меня с утра запарка…

При этом ДАМ срочно кликнул по экрану монитора и развернул окошко Оперы, где Гугл отвечал на вопрос “состав семьи президента РФ”.

– А чего сказать? Мы с мамой здоровы и веселы. Днём гуляем по Ландону… Интересный таун, смешной только. Представь, через квартал от нас новенькая мечеть, и с неё каждые два часа неутомимый сэр возглашает славу аллаху. Да ещё через такие усилители, что и через тройные окна слышно, а местные джентльмены прямо уши прижимают. Думаю, децибелл пятьсот, не меньше!.. Ты если прилетишь в конце недели, я тебе покажу…

– Илья, прости, некогда даже позвонить, не то что прилететь. Тут у нас такие дела… Знаешь, наверное, из Интернета. Но так или иначе, решаем проблему… Ты там, однако, с мусульманами поаккуратнее, народ обидчивый…

– Па! Но смешно же! Старая, добрая Англия и – на тебе! – восточные сладости без заказа! У нас, конечно, на Тверской тоже кого только не увидишь, но чтобы рядом с храмом ХристаСпасителя мечеть и с неё 500 децибел божественного нонстоп рэпа – не представляю…

Президент нахмурился. Спич Ильи явно расстроил его, бывшего в молодости убеждённым интернационалистом.

– Илюша, прекрати неуместный сарказм. Согласен, проблема есть. Но это проблема, как ты выражаешься, местных джентльменов, а не гостей этой страны… Как вы там устроились?.. Жить можно?..

– Да, па… За нас не волнуйся, здесь вполне сносно. Как там в Горках, туи не осыпались, как в прошлом году?..

– Всё в порядке, вернётесь, сами увидите…

– Ну, ладно, па… Мама трубку вырывает. Давай вечером по Скайпу, О.К.?..

– Договорились! Хотя Скайп сегодня не гарантирую. Давай маму!..

– Привет! – Нейтрально, однако как можно теплее начал ДАМ.

– Дима, что там у вас происходит? Весь мир сошёл с ума? Сижу, как дура, смотрю телевизор, эти ужасные репортажи из Удмуртии. Кровь стынет в жилах… Реши же, наконец, эту проблему! Домой хочу! Илюша похудел даже, ты его не узнаешь…

– Света! Всё скоро наладится. Ты же в курсе, наверное, Барак помог… Самое страшное уже позади. Почему не звоню? Так ты не представляешь, какая здесь заваруха. Прям как на фронте. Даже сплю в Кремле, домой не езжу. Носовые платки? Что за вопрос. Здесь же в моих апартаментах всё есть, хоть на сто лет. Ну, не хнычь! Всё наладится за несколько недель. Смотрите Лондон, раз уж выпало свободное время. Целую! У меня люди, пока!..

В дверях, улыбаясь, возник вполне интеллигентный мужчина. Дарья Алексеевна не утерпела и дипломатично оповестила шефа, заставив его отвлечься от монитора:

– Сергей Евгеньевич! Как там во дворе? Снег ещё не пошёл?..

Она всегда подкалывала Нарышкина подобным вопросом, потому что знала его нелюбовь к закрытому переходу между корпусами, и привычку хоть сто шагов да пройти по свежему воздуху. Как будто сверхкондиционированный и обеззараженный в нескольких фильтрах воздух закрытых помещений Кремля не свеж!..

Сергей Евгеньевич приветливо махнул рукой референту, бросив мимоходом:

– Дарья, привет!..

– Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! – Негромко и душевно произнёс Нарышкин, подходя поближе.

– Привет! – ответил президент, приподнимаясь в кресле, чтобы пожать прохладную руку. – Присаживайся, сейчас народ подъедет, надо проанализировать ситуацию!.. А, вот и они! Заходите, господа!..

В президентский кабинет шумно вошли Шувалов и Нургалиев. Министр МВД козырнул, поскольку был в форме и в своей знаменитой фуражке, тулья которой имеет высоту трёхэтажного дома и площадь футбольного поля. Президент пожал их прохладные с улицы руки, хотя они, выбравшись из тёплых машин, всегото с десяток метров прошли по свежему воздуху и тотчас нырнули прямо в тепло Сенатского дворца. Когда же их руки остыли?.. Или это неполадки кровообращения изза нервного стресса?.. ДАМ приложил свои руки к щекам, проверяя температуру собственных верхних конечностей. Удовлетворённо улыбнулся, установив, что повода для беспокойства нет.

Гости прошли в угол и поздоровались с Шойгой.

– Присаживайтесь! Что день грядущий замышляет?.. Игорь Иванович, докладывайте первым!

Шувалов раскрыл свой служебный кейс и вытащил файл справки – плод творчества его референтуры. Косясь глазом в справку, начал ровным голосом докладывать обстановку в стране.

Президент подсматривал в похожую справку, но принесённую Дарьей Алексеевной и испечённую в референтуре президента, сверяя коекакие факты.

– Прежде всего, докладываю, что удалось собрать более половины правительства, озадачить моих замов и действующих министров. Большинство определяющих функционирование государства министерств восстановили свою работу. – Зарапортовал, как по написанному, Шувалов.

– Хорошо. Ситуация понятна. С Шойгу знакомы? – Улыбнулся ДАМ. – Тогда прошу работать с ним в режиме непрерывного обмена информацией.

– Да. Мы так и делаем. Но только после получения материалов съёмки и мониторинга заражённой местности можно будет конкретно определиться.

Шойгу поднял руку, прося слова.

– У меня немного прояснилась картина. Скоро подлетит вертолёт, он везёт то, что нам надо. Потерпите немного. Я пока отложил свой полёт. Надо основательнее разобраться, проанализировать материалы мониторинга заражённой местности…

Президент посмотрел в потолок, как бы ища поддержки светлых сил.

– Дада, я знаю, мы же говорили о мониторинге местности. Скажите лучше, помогают ли химические войска, что делают люди Сердюкова. Или у нас части подобного профиля давно сокращены?

Шойгу осторожно улыбнулся:

– За Сердюкова остался совершенно неуверенный в себе человек. Но остатки частей химзащиты нами разысканы и доставлены в район ЧеПэ. С учётом возможностей эМЧеэС, сколачиваем сводные подразделения и разворачиваем вокруг эллипса заражения. Две дивизии МВД разворачиваются для создания оцепления вокруг зоны бедствия. Также подтянулись и три армейские дивизии…

– Хорошо. Теперь вопрос к МИДу. Министр на месте? – Обратился ДАМ к Шувалову.

– Да, Дмитрий Анатольевич, Лавров в Москве. Но ведь сегодня воскресенье…

– В такие драматические для страны и людей дни чиновники блюдут Трудовой кодекс? Ладно бы простые смертные… Вы меня очень рассмешили. А может быть, режим чрезвычайного положения будет уместен?..

Все переглянулись. Никто не произнёс ни слова.

– Тогда будем считать, что решение принято единогласно, – подытожил ДАМ. – Дарья Алексеевна, прошу подготовить мой указ о введении с 6ти утра сегодняшнего дня чрезвычайного положения на территории Европейской России. Дада! С шести утра. То есть оно уже действует!

– А зачем объявлять чрезвычайное на всей Европейской части? – Запоздало забеспокоился Шувалов. – Ведь конкретно затронуты только три республики Поволжья, Кировская область и Пермский край…

– Вотвот! Тото и оно! – Засмеялся президент. – Уже и вопросы появились, достаточно было мне назвать параметры указа. Да, к счастью, не вся Европейская Россия оказалась под ударом. Но ведь народ из зоны поражения и окружающих местностей разбежался на юг и на запад вплоть до границ. Им надо крышу над головой, питание, многим тёплую одежду. Их надо пересчитать, зарегистрировать, пристроить к делу… Ещё есть идеи?..

Поднялась рука, и Шойгу получил слово.

– Я полагаю, что хотя бы на месяц нужно ввести комендантский час в Москве и городах Европейской России с 9 вечера до 6 утра. Во избежание разбоев и прочего разгуляя.

– Резонно! В рамках чрезвычайного положения комендатский час вполне логичен. – Поддержал ДАМ. – И, конечно, тем, кто убежал в одних трусах или не в состоянии заработать на кусок хлеба, хотя бы на первое время надо выдать единовременное пособие. Да ведь и зима на носу. Надо людей подкармливать хотя бы до весны… Дарья Алексеевна, Вы всё успели записать? Давайте наберите проект указа, мы ещё раз просмотрим, что и как.

– Теперь давайте обсудим не менее главный вопрос. – Продолжил ДАМ. – Самолёт с ВэВэПэ и Сердюковым пропал с экранов радаров, а самолёт, который полетел без меня с Бортниковым, потерпел катастрофу. Я почему поинтересовался МИДом? Нужно через них начать интенсивные контакты и со Штатами, и с Чавесом, а также любыми сопредельными с Венесуэлой государствами для организации официальных поисков и экстренного нашего вмешательства для розыска людей и самолётов!

– Прошу прощения, Дмитрий Анатольевич! – Включился Шувалов. – Я полагаю, туда надо отправить компетентного человека на солидном уровне.

– И кого мы можем сегодня безболезненно оторвать от нашей заварухи?

– Полагаю, что Сечин, если Вы не возражаете, вполне может слетать. Он не раз бывал в Венесуэле и вообще в Южной Америке, владеет местной ситуацией…

Президент согласно покачивал головой, напряжённо обдумывая вопрос. Заглянул в монитор, открыв Гугл. Поправил угол поворота монитора так, чтобы, не приведи господь, кто из присутствующих не увидел содержания экрана. Сделал запрос на “состав правительства рф”. Очень удивился, что Сечин полный тёзка с Шуваловым. Легко запомнить. Затем нарушил тишину:

– Да, пожалуй, Игорь Иванович Сечин – самое то, что надо в данном случае. Пригласите его, пожалуйста, ко мне через часок.

– Слушаюсь! – Принял задание к исполнению И. И. Шувалов.

Дарья Алексеевна вмешалась в медленное течение совещания.

– Извините, Дмитрий Анатольевич! Минуточку внимания! С президентом России просит связи президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев. Мы можем говорить?..

– Да! Давайте связь! – Поднял голову президент ДАМ, беря трубку правительственной связи. – Да, я на месте, Нурсултан Абишевич, рад вашему звонку!.. Конечно, конечно… Подумал, что лучше не паниковать, не убегать чёртте куда, а принять бой с таким всенародным горем на переднем рубеже… У вас в Казахстане всё спокойно? Нет испуга?..

– Нет, Дмитрий Анатольевич, у нас в Астане, да и повсюду, спокойно. Народ трудится, я внимательно слежу за развитием ситуации у вас… Да! Вот ещё хотел спросить, вчерашние “аисты” из Штатов больше не понадобятся?

– Вроде, нет. Сидим вот с активом, анализируем. А ваши ПВО чётко среагировали? Прошу прощения, мы не успели предупредить…

– Хахаха! И что бы мы смогли предпринять? Надо дать выговор командованию ОДКБ, никто и не почесался, хотя бы после пролёта…

– Нурсултан Абишевич, какой ОДКБ? Забудь это мёртворожденное дитя. Сейчас, кроме кризиса, ещё последствия Кизнерской катастрофы много лет будут кровь пить… Прилетай какнибудь, почаёвничаем, поговорим без свидетелей… Обрати внимание, Китай чтото скромно молчит. Ху разок позвонил и уселся на горе наблюдать, как русский тигр будет выкручиваться из сетей судьбы… Жму руку!..

ДАМ зацокал клавиатурой компа, делая какието пометки в своём сетевом архиве. Нарышкин о чёмто тихонько переговаривался с Шуваловым. После недолгого обмена мнениями с коллегой, Шувалов встал, спросил у президента:

– Разрешите идти за Сечиным?..

– Ну, да, давайте, ищите его, время не ждёт…

– Извините, Дмитрий Анатольевич! – Вновь побеспокоила президента Вроде Дарья. – Просит соединить Украина.

– А кто там изъявил желание общаться?.. Не Янукович ли?..

– Вас просит Юлия Владимировна Тимошенко! Что ответить?..

– Если она, то только “да”. Я слушаю! Юлия Владимировна, день добрый! Я – Медведев.

– Дмитрий Анатольевич! Мы очень переживаем за Вас, за Россию. Чем мы, украинская интеллигенция, могли бы помочь?..

– Ой, спросите о чёмнибудь более простом. Хотя, если честно, давно хотел прямого разговора. За последний год столько всего накопилось. Увы, с Вашими хлопцами не всегда бывает возможно не то что договориться, а даже просто понять, о чём речь. Прилетайте какнибудь. Тогда и выговоримся…

– Вы очень любезны сегодня. Спасибо на добром слове. Так я и не буду откладывать. Прилечу в среду, 18го, с частным визитом. До встречи!.. Если, конечно, добрые люди в Киеве не помешают…

– В среду так в среду, ждём, Юлия Владимировна!.. – И, уже обращаясь к своей команде, добавил, вздыхая. – Нам, конечно, не до парадных встреч, но скромно, поделовому можем принять и пару часов выкроить на разговор…

Дарья Алексеевна! Готовьте всё, что надо!.. Вы всё записали? И вызовите завтра Зурабова. Пусть просветит меня о тонкостях киевского курса на сегодняшний день… Да, вот ещё что, едва не забыл. Где же Сечинто? Далеко идти, что ли?..

Но Сечин оказался лёгок на помине. Не прошло и минуты, как они с Шуваловым нарисовались в дверях.

– Наконецто! Игорь Иванович, двести метров за тридцать минут – хорошее время на паранормальной олимпиаде. Какиенибудь проблемы?.. Президент поморщился, пожимая руку Сечину. Он решил начать разговор с прессинга.

– Извините, Дмитрий Анатольевич, у меня сидел Кудрин, мы обсуждали, как обеспечить проплаты 4го квартала по Южному потоку…

– Вы теперь должны обсуждать только то, что согласовано со мной. Знаете, какое горе свалилось на страну? Потоки подождут, придётся отложить до лучших времён. Кстати, завтра утром хочу видеть Кудрина с подробным анализом наших финансовых возможностей! Придётся бюджет перекроить. Обстоятельства заставляют потуже затянуть пояса.

Теперь по сути. Я вас пригласил для того, чтобы лично дать важное поручение. Вы, полагаю, знаете, как член правительства, что Владимир Владимирович находится в отъезде. Он улетел в Венесуэлу с рабочим визитом. Но его ТУ160 на аэродром назначения не прибыл. По предположению Чавеса, произошла навигационная ошибка и самолёт приземлился в Колумбии. И, по данным Обамы, самолёт ВВП сел в Колумбии. Увы, у американцев есть и намёки на то, что самолёт и люди в нём захвачены наркобаронами, поведение которых непредсказуемо.

Итак, летите срочно к Чавесу. От него и с его помощью добирайтесь до места пленения ВВП и Сердюкова. Решайте вопрос их освобождения и доставки хотя бы в Штаты или Венесуэлу на любых условиях. Задание понятно?

– Да, я всё понял, Дмитрий Анатольевич! Когда убыть в командировку?

– Прямо сейчас. Позвоните жене или там тёще и скажите, что летите в Якутию далее везде со всеми остановками до Владивостока со срочным заданием проверить работу нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан… Как он там, ВээСТэО, или как? Не могу выговорить с непривычки…

Такая пусть будет легенда. Вообще, во время ваших странствий по Южной Америке будьте предприимчивы в хорошем смысле слова. Но запомните, что вернуться в Москву вы можете только с ВВП!..

– Понял. Всем до свиданья!..

Воскресенье, 15е. Вечер. Москва

– Дмитрий Анатольевич! Вы не устали спать на казённой постели? Быть может, сегодня разъедемся по домам?.. Всётаки острота проблемы сгладилась, власть устояла…

– А почему бы и нет? Всётаки, дома это дома!.. Мне будет на чём добраться?..

– А Вы куда хотите, как обычно, в Горки?..

– Естественно, – ответил, немного подумав, ДАМ, – хотя бы потому, что ехать по ночной Москве в такие сатанинские дни както не совсем приятно…

– Я подумала об этом. Вертолёт готов. Собирайтесь. Я позвонила на дачу. Ужин ждёт Вас…

Совершенно неожиданно ДАМу пришлось решать новый ребус с первой поездкой ДОМОЙ. Этот поворот сюжета ему в первые два дня даже не приходил в голову. Представить страшно, ведь там обслуга почти как члены семьи, всё о первых лицах знают. Да хотя бы первый контакт, ху из ху… Нет, самому туда заявляться – неминуемый провал. Получается, что вроде никуда без Вроде…

– Нетнет, Дарья Алексеевна! В такой драматический для Родины час уж, пожалуйста, потерпите и сопровождайте меня. Там и заночуете, место есть. А то, не дай бог, кто позвонит или какие новые проблемы, я останусь без помощи и без профессионального перевода… Отпустите свою машину и летим!..

Когда они с Дарьей Алексеевной вышли на крыльцо и им прощально козырнул часовой у двери, Вроде Дарья, покорно сказав президенту “Я щас!..”, подбежала к машине, ожидавшей неподалёку, и отпустила её.

ДАМ, положившись на совокупный интеллект двух крепких ребят, явно работников неинтеллигентного труда, возникших как бы из небытия, медленно пошёл с ними, интуитивно полагая, что они ведут его к вертолёту. Так и получилось. Президентский “Ми171” уже едва не подпрыгивал в нетерпении. У трапа их догнала запыхавшаяся Дарья Алексеевна. Ей пришлось, с учётом изменившейся ситуации, сбегать к своему рабочему столу и взять нетбук и прочие причиндалы для решения возможных проблем на даче в Горках. Президент галантно пропустил даму в вертолёт первой.

В принципе, за иллюминаторами уже была настоящая ночь. ДАМ раньше всего один раз в жизни летел вертолётом, понятно, что Мивосьмым, из Москвы в Калязин. Дело было лет десять тому, хотя и не ночью. Надо было прибыть на переговоры по закупке у местной швейной фабрики крупной партии джинсов “под Врангеля”. Бизнес его только набирал обороты, и Дмитрий старался быть пунктуальным. Ктото из друзей уговорил его не ехать по мерзкой осенней дороге машиной, а воспользоваться попутной вертушкой знакомых ребят, бывших афганцев, перегонявших как раз из Быково списанный вертолёт для продажи крутому грузину, державшему тогда Калязин и округу.

Летели долго, больше часа, тоже наобум, в плотной облачности, и, если честно, было так страшно, что Дмитрий поклялся себе больше вертолётами не пользоваться. Как потом рассказывали со смехом летуны, главным было не напороться на почти семидесятипятиметровую пятиярусную колокольню снесённого неуёмными большевиками Никольского собора, торчащую из волн Угличского моря прям у Калязинского берега. Понятно, что в те года никто никаких габаритных огней для предупреждения воздушных судов на колокольнях не устанавливал и не жёг…

Но вот, надо же, как повернулось. Влез так влез!.. Он вспомнил знаменитую самоуспокойку Суворова во время опасных атак – “Дрожишь, скелет? Ты ещё не так задрожишь, когда узнаешь, куда я тебя поведу!..”

С почти километровой высоты Москва выглядела обычно – оазис блеска, сытости и надменности. Золотые огни уличного освещения и чудные подсветки высотных зданий и театров на чёрном бархате ночи смотрелись сказочно. Как будто бы ничего и не случилось в Поволжье, как будто бы никто столицу никакими проблемами и не смущал. Но в то же время по курсу полёта можно было явственно различить три серьёзных пожара. Тушили ли их, жилые ли дома пострадали или магазины, было не разглядеть. Непонятно было и как там, внизу, действует чрезвычайное положение и комендантский час.

Салон президентского вертолёта поражал солидной, прямотаки кабинетной отделкой рационально переоборудованного тесного пространства. ДАМ вспомнил свой первый полёт на Ми8 и его грязное, обшарпанное нутро, половину которого занимал дополнительный бак для горючего и повсюду валялись какието тросы, пакеты, пластмассовые канистры, источавшие крепкую вонь…

ДАМ хотел было попросить пилотов снизиться до подходящей для разглядывания подробностей высоты, но передумал, сообразив, что в вечерней темноте особо не насмотришься, а попусту теребить командира вертолёта, занятого серьёзным государственным делом по доставке главного державного тела – не годится…

Пока Дарья Алексеевна поднимала себе упавшее настроение предвкушением хотя бы основательного ужина, пилоты привели гремящую воздушную колымагу к месту назначения, аккуратно опустив её на вертолётную площадку в резиденции Горки9.

К вертолёту уже бежали два встречающих охранника, а сопровождавшие ДАМа в полёте специалисты привычно выпрыгнули первыми, помогли выбросить лесенку и сойти Первому лицу, а затем и техническому персоналу в лице Дарьи Алексеевны. ДАМ пошёл гостеприимной лужайкой рядом с Дарьей Алексеевной, старательно предугадывая направление её движения.

Перед вылетом он успел пройтись по Интернету и выяснить, что на 80 гектарах резиденции выстроен целый комплекс отлично отремонтированных в 1998 году объектов, в числе которых не только жилая зона с просторным домом, но и здание для гостей и переговоров, фитнессцентр, гараж и теннисный корт. Само собой, здания охраны, вспомогательного персонала, центр космической связи и другие более или менее “хитрые” объекты… Между прочим, в гараже в числе других машин стоит и коллекционная “Победа”…

– Петровна, добрый вечер, сто лет вас не видела! – Обратилась Дарья Алексеевна к румяной толстушке, бросившейся навстречу, когда ДАМ и Дарья Алексеевна, одолев приятно освещённую парковую аллею, подошли крыльцу. Сопровождающие Президента молчуны испарились так же тихо и незаметно, как и возникли перед полётом.

– Ну, милые, вас дождаться, надо адское терпение иметь. Не могли раньше на полчасика прилететь, пирожки бы не остыли… Были бы, как говорится, с пылу да с жару!.. А вы, Дмитрий Анатольевич, себя не бережёте, совсем уставший вид. Проходите, руки мыть и в столовую – за стол. Ужин готов…

– Не беспокойтесь, мы не очень голодные. Дарья Алексеевна не даст с голоду помереть, – ответил как можно спокойнее и нейтральнее ДАМ. Он быстро окинул незаметным взглядом прихожую и определил, где туалет, где ванная. Снял пиджак, повесив тут же в прихожей, и закрылся в туалете, что было понято всеми без переводчика. Спустив воду в бачке, вышел на свободу. Перешёл в ванную и помыл руки. Через оставленную незакрытой дверь внимательно осмотрел прихожую, увидел девушку, напоминающую официантку, она профессионально пообщепитовски несла поднос с какимито блюдами, и сообразил податься за ней. Так и есть. Попал в столовую, где уже у стола стояла Дарья Алексеевна, дожидаясь шефа.

– Ну, где здесь мои любимые пирожки?.. – подомашнему спросил немного успокоившийся ДАМ.

Конечно, как он и предполагал, накормить за этим гостеприимным столом можно было по меньшей мере роту ДПС, изголодавшуюся после ночного дежурства в непогоду.

Когда плавно перешли к чаю, в недрах дачи завизжал спутниковый телефон.

ДАМ с улыбкой посмотрел на Дарью Алексеевну, она уже поднималась с места, чтобы побежать на сигнал и ответить.

– Спасибо! Всё такое вкусное, просто ел бы и ел… – поблагодарил президент, вставая и устремляясь следом за своим референтом. Таким образом, не сильно напрягая мысль и не будя ничьих сомнений, удалось попасть в рабочий кабинет Дмитрия Медведева.

Дарья Алексеевна сидела сбоку у просторного рабочего стола, уставленного дорогой компьютерной техникой и комуто нестрого пеняла за поздний звонок.

– Ну что вы, Борис Вячеславович, Дмитрий Анатольевич работает, какой сон при такихто обстоятельствах? Что же вы за три дня не нашли времени связаться? Хорошо, передаю трубку, скажите ему сами…

– Слушаю! – Сухо включился президент, усаживаясь в своё рабочее кресло.

– Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич! – Прорезался Грызлов. – Я крепко извиняюсь, но полагая, что Вы далеко от Москвы, позволил себе заняться спасением семьи… Мы вылетели в Лондон, а тут такая толчея, со всей Европы солидные люди. Цены на всё взлетели в разы. Просто кошмар!.. Но если надо, я завтра подлечу, самолёты пока летают. Быть может, созвать внеочередную сессию Думы, принять постановление по преодолению катастрофы, по внеочередному восстановлению народного хозяйства?.. Как Вы считаете?.. Тем более, через месяц выборы в Думу… “Единая Россия” в условиях такого всенародного бедствия может потерять много голосов…

Президент слушал соло Главного думца молча. Постепенно он мрачнел, на скулах появились почти что путинские желваки. Все нелицеприятные оценки думской имитации законодательной деятельности последних лет, каковые выработались в головах озабоченных судьбами России граждан, спрессовались у него в голове в короткий приговор. Если есть шанс такой политический приговор исполнить, то надо это сделать сейчас. И ДАМ сказал, буднично, жёстко и чётко, почти по слогам:

– Не надо беспокоить несчастных депутатов. Я завтра подпишу Указ об переносе выборов на следующий год и о роспуске Думы на этот период. Хватит имитировать кипучую деятельность. Всё! Дада, Вы меня правильно поняли, совместим выборы нового состава Думы с выборами президента…

Он спокойно передал аппарат Дарье Алексеевне, непроизвольно потирая руки.

– Но это же второй кизнерский взрыв!.. – Ахнула Вроде Дарья. – Жирика кондрашка хватит, едросы Грызлова и Морозова живьём съедят, зюгановцы в Страсбург подадутся… Надо же, разгон Думы… Сегодня спать не придётся!..

– Всё, Дарья, не гони волну, я сам очень расстроен! И за что только бедной нашей России такое наказание, почему во власти в ней всякий раз такие тараканы… Завтра начнём с указа о роспуске этого заказника словоблудов до нормализации жизни в стране!

В кабинет бесплотным ангелом беззвучно вплыла Петровна.

– Дарьюшка, в какой спальне тебе постелить, милая?

– Да где прошлый раз спала, там и постели. Не забыла ещё?..

– Хорошо. Дмитрий Анатольевич, я Вам, как обычно, рядом с кабинетом приготовила постельку. Не пора ли и отдохнуть от колготни государственной?.. Спокойной ночи!..

ДАМ вышел из кабинета и увидел, что одна из соседних дверей приоткрыта. Не утерпел и заглянул. Комната оказалось уютной спальней с приготовленной постелью, манившей приоткрытым уголком одеяла. На прикроватной тумбочке горела зеленоватожёлтая лампа, а на столике стоял расписной поднос. На хохломской затейливой лаковой глади подноса выпендривался приятно запотевший кувшин с чемто схожим с домашним компотом и хрустальный стакан.

Однако нетерпеливый сигнал спутникового телефона заставил в три прыжка вернуться в кабинет.

– Кто?.. – Спросил с порога ДАМ.

– Сергей… Шойгу…

– Наконецто. Давай! – Потянулся ДАМ к трубке. – Что удалось установить? Ты сам там был?..

– Ну, да! Сейчас лечу из Уфы. Сам город от облака не пострадал. Но разграблен напрочь после бегства жителей. Но долго рассказывать, легче будет прокрутить запись. Завтра утром сразу к Вам на доклад.

– Хорошо. Тогда хотя бы только главное – каков результат дегазации?

– Ой, не всё так просто. Облако укрощено, выпало дождём, однако дезактивацию надо продолжать уже на земле. Незначительные следы VXгаза встречаются и на крышах зданий, и на автомобилях и другой технике, и на трупах погибших людей. Пострадали десятки сёл, райцентров, городов регионального подчинения… Беда в том, что хотя коекакое оборудование для дезактивации у нас и у Минобороны есть, но химикатов необходимых – увы и ах!..

Президент многозначительно посмотрел на референта, как бы прося взаимопонимания. Она грустно улыбнулась.

– Какие города зацепило?.. – спросил ДАМ.

– К северовостоку от Кизнера почти до Перми – пустыня. Ижевск, Сарапул, Воткинск, практически до Кунгура. На этом пространстве все сёла и всё живое в лесах и на полях погибло…

– Понял что ничего не понял. Сергей Кужугетович, подремай в вертолёте, а доберёшься до Москвы, так утром, как штык, в Кремль. Жду!

Ну, что, референтура, дадут нам сегодня хоть немного поспать?..

– Вы оптимист, однако, Дмитрий Анатольевич! – засмеялась Вроде Дарья, засовывая в файл листок со своими пометками сути разговора.

Но, не давая им передышки, опять затребовал внимания телефон. На этот раз безапелляционно забасила вертушка правительственной связи, установленная на другом столе, у окна.

– Алло! Референт Президента Российской федерации слушает! Yes! It’s Moscow. Да, он на месте. Конечно, не спит. Миссис Хиллари? Мы рады вас слышать. Мистер Медведев на линии. Говорите!..

– День добрый и вам! – Взял у референта трубку ДАМ, а Дарья Алексеевна повисла на параллельной. – У нас уже ночь. Есть разговор?.. Чточто? Подошёл президент Обама? Отлично! Барри, ещё раз тебе спасибо за помощь. Россия этого не забудет!.. Буду счастлив поблагодарить тебя лично при первой же встрече. Дарья Алексеевна, переведи поточнее!

– Димми, я почему звоню? Твои специалисты наверное сказали, что надо провести на территории химического поражения ещё и чистовую дезактивацию. Не знаю, есть ли у тебя сейчас химические и технические ресурсы и обученные спецы для этой неотложной работы… Но я готов послать пару эскадрилий авиатехники и поставить необходимое количество оборудования и химикатов для быстрого купирования очага. Если ты согласен, то жду твоего подтверждения в ближайшие часы. Понял? Штаты готовы помочь!..

– Just a moment! – Попросил мгновенье на раздумье ДАМ. – Да, конечно, мы с благодарностью примем Вашу помощь. Я вполне определюсь с конкретикой за тричетыре часа.

– И вот ещё что, Димми, – продолжал президент Обама, – по нашим данным, самолёт с мистером Путиным вчера ошибочно приземлился в Колумбии, в городе Букараманга. Правда, по какомуто странному стечению обстоятельств команда и пассажиры самолёта были захвачены бандитами наркомафии и увезены в сельву. Подумай, каковы могут быть наши совместные действия. Массмедиа уже разнесли новость по миру. Думай!..

Президент России побледнел, однако твёрдость голоса сохранил:

– Мы тоже проверяем, где самолёт с премьером. Возможно, мне понадобится твоя помощь. До связи, дорогой Барри!..

– Ну вот, такие наши дела!.. – Вздохнул ДАМ, вставая изза стола. – А теперь – спать! Обсудим новости утром. Завтра, любезная Дарья Алексеевна, будет невероятно сложный день!..

– А то это первый такой день за время Вашего президентства?.. Спокойной ночи!

Когда референт ушла, улыбнувшись ему на прощанье, ДАМ снова сел к столу, включил компьютер и погрузился в мир новостей, дополняя сказанное Обамой новыми подробностями. Он поклялся себе, что пробежит только заголовки новостей, посидит минут так десятьпятнадцать.

Потом ему пришло на ум запросить в Гугле справку по резиденциям президента России. Справка сильно удивила ДАМа. Оказывается, в 14м корпусе Кремля, рядом со Спасскими воротами, оборудован второй рабочий кабинет президента. В корпусе находятся залы приемов, заседаний, парадные залы. К рабочей зоне корпуса примыкает Мраморный зал, в котором президент выступает с ежегодным посланием Федеральному Собранию. За фасадной зоной 14го корпуса располагается обширная рабочая зона, где размещается часть подразделений администрации президента, в том числе управления, канцелярия, референтура, прессслужба, работают помощники и советники, секретарь Совета Безопасности. В 14м корпусе находятся также подразделения Федеральной службы охраны, комендатура Московского Кремля…

Так вот где, выходит, обитают Тимакова и Ентальцева, а также основной блок референтуры… Нужно сегодня же наведаться в этот 14й корпус и планёрку хотя бы разок провести там…

Да, много интересного удалось узнать. Но, как всегда, прошло без малого два часа, пока он сумел заставить себя выключить комп и, посетив ещё коекакие места, наконец, добрался до спальни и с удовольствием упал в постель, сразу же уснув, как после после тяжёлой физической работы. Так засыпал он во времена студенческой молодости, когда приходилось иной раз по ночам подрабатывать на овощных базах, разгружая вагоны с капустой, картошкой или баржи в Южном порту с арбузами или помидорами…

Утром встали с тяжёлыми, не остывшими от негативной информации прошлых дней головами. Вероятно, президенту снился жуткий сон, как он отбивает ВВП в колумбийских джунглях от отпетых наркобаронов, хладнокровно строчит из “Максима”, аккуратно укладывая мерзавцев ряд за рядом в высокую траву… Но, к счастью, через минуту после пробуждения обрывки страшных сцен улетучились из головы. Новый день требовал внимания к себе. А день действительно предстоял нелёгкий…

ДАМ разобрался с ванными и туалетами, нашёл бритву и привёл себя в порядок. На душ, бритьё и все дела – 20 минут. На прикроватной вешалке его ждала свежая рубашка. Неплохой галстук классической “макаронной” раскраски он выбрал из полусотни отличных галстуков, обнаруженных в платяном шкафу. Повязал его одинарным узлом, несильно затягивая. Подумав, сменил и костюм, тщательно перегрузив всё содержимое карманов.

В столовой, разумеется, было чем позавтракать, но президент выбрал овсянку и сковородочку яичницы с беконом. Само собой, чашечку кофе с парой круасанов. Его помощница ограничилась кофе и половинкой банана.

Напрасно Петровна взывала к здравому смыслу и необходимости беречь здоровье в такието драматические времена, предлагая плотно поесть ввиду того, что всякое может быть. ДАМ и его сотрудница оказались с утра маловменяемыми. Ели вяло, их взгляды казались отрешёнными от утренней реальности.

ДАМ вышел на свежий воздух, перекрестился на красивую часовню, воздвигнутую меж могучих дерев, и стал прохаживаться по аллее, делая небольшую разминку, какую только может позволить костюм, и с наслаждением вдыхая холодный утренний воздух поздней, перегулявшей осени. Запах хвои и остатков листвы по бокам дорожки бодрил и умиротворял. Сквозь ветви лиственниц силилось пробиться холодное осеннее солнце. Разохотившись, ДАМ снял пиджак, положив его на садовую скамейку, и разошёлся вовсю, крутя всевозможные махи руками. Конечно, можно было бы посетить фитнессцентр, но ДАМ побоялся заплутать и решил не рисковать. Знакомство с новейшими тренажёрами и бассейном пришлось отложить до следующих посещений госдачи. Впрочем, и часовня, ненавязчиво манящая мятущиеся государственнические души невдалеке, тоже пока подождёт со своим инструктажем…

Вот и референт выбралась на порог. Она держала в руке телефон и уже прощалась с мужем, успев дать ему необходимые домашние поручения. Дарья Алексеевна торопливо убрала телефон в сумочку и доложила, что вертолёт готов и можно выходить.

Поодаль на аллее переминались, как говорится, с ноги на ногу, в ожидании работы, вчерашние охранники из Федеральной службы охраны, опять возникшие как бы из виртуального пространства между соснами.

В дверях показалась Петровна, неся плащ для ДАМа и вязаный шерстяной деревенский платок для Дарьи Алексеевны.

– А то ведь и простудиться можно, зима уже на подходе, бабье лето давно кончилось!.. – ворчала она, заставив подопечных одеться теплее.

Утро в самом деле выдалось прохладное, почти зимнее, вертолёт возвращался тем же маршрутом. Однако теперь город был виден во всех мыслимых подробностях. Кольца и радиусы московских проспектов и улиц наполнились жизнью.

Почти никаких признаков паники и беспорядка, разве что плотно забитые машинами дороги в сторону области, главным образом на запад и юг. Правда, в двух местах обильно дымили пожары. Возможно, догорали два объекта ночных несчастий. Выходит, один удалось полностью потушить. Или потушены все три, а пылают новые?..

Дарья Алексеевна читала какуюто книжку на своём нетбуке, а ДАМ не отводил взгляда от иллюминатора.

– Всё! Прибыли! – Объявил командир машины после посадки в Кремле, появившись в двери кабины. – Минуточку, товарищ Президент, подождите, пока установят трап. Тогда можно будет и выходить…

Первыми выпрыгнули сопровождающие “качки”, приняли и проверили трап, затем подали руки и ДАМу, и последовавшей за ним Дарье Алексеевне.

Блеснувшее было утром солнце затянула бесплотная облачность, и чувствовалось, что вотвот заморосит нудный осенний дождь.

Знакомый путь всегда короче, и ДАМ с верной Дарьей Алексеевной в два счёта оказались у парадных дверей Сенатского дворца, а там и до родного кабинета рукой подать.


Суббота, 14е. 9 утра Москвы, 1 час ночи Каракаса | Кремляндия | Воскресенье, 15е. 10 утра в Венесуэле